Маг-целитель исправляет мир

Размер шрифта:

Том 8. Глава 13 — Знак

Магмантир, дворец, ещё недавно принадлежавший султану Налару XII-му, теперь был обителью бога-императора Буллета Элдорана. Темнокожий мужчина крупной статуры прямо сейчас ел за столом, окружённый своими андрогинными мальчиками. Среди них был ещё один – рыжеволосый юноша. Буллет и Кир, герои пушки и исцеления соответственно. С недавних пор они начали обедать вместе. Всё для того, чтобы он мог похвастаться своими успехами на юго-западном фронте. Но не в этот раз. Один из ангелов, довольно беспокойных, надо заметить, нашептал канониру о результатах массированного наступления на Джеорал. А именно, о том, как его основные силы разбили героини меча и магии. О том, как меч Клехии разил драконов одним ударом, о том, как Флер высвободила на армию огромный барраж из белого пламени. Теперь бог-император наверняка подумает, что лишь они двое способны противостоять его чёрной силе. Ещё один пункт в многоступенчатом замысле Элен. Всё это стало такой неожиданностью для Буллета, что он аж брови нахмурил. И Кир не мог пропустить это мимо глаз.

— Ты дрожишь? Как неожиданно с твоей стороны? – заметил маг-целитель. Так он хотел заполучить больше информации. А заодно поддеть своего визави.

— Дрожу? Хм, а и правда. Это твои девочки, Кирюша. Я-то думал, что без тебя они ни на что не годные куклы. Хотя, нет, Норн! Норн – хороший кукловод. Да-а, озадачил ты меня, Кирюша, — произнёс герой пушки, постукивая по виску. Он нашёл ответ в воспоминаниях своего ученика, но много ли в этом толку, когда он делает неверные выводы.

— Элен – стратег, а не кукловод. Как и я. Даже без меня мои любимые могут за себя подумать и постоять. Они сильнее меня. Не то, что твои… вот эти вот, — заявил герой исцеления, с пренебрежением посматривая на рабов воли Буллета.

— Хм, а ведь мне даже нечего тебе ответить. Но это и не важно, так даже интереснее. Какая потеха в том, чтобы вести наступление без сопротивления? Когда я захвачу Джеорал, само мироздание склонится передо мной. Приближается последний раунд, пора и повеселиться, — выговорил бог-император, отбросив всякое беспокойство. Он был уверен в своей победе, ведь момент истины будет не на далёком поле боя, а здесь, в Магмантире.

— Ты бы не расслаблялся. А то тебе это выйдет боком, — язвительно предупредил маг-лекарь.

— Ты радуешь меня своим беспокойством, но я не расслабляюсь. Просто положение позволяет. Одна победа ещё не выиграет тебе войну, — совершил ответный выпад канонир. И с этим спорить было сложно, ведь с чёрной силой можно набирать подкрепления практически до бесконечности, пока есть разумные существа. Она позволяет приносить души в жертву чёрному божеству, получая взамен бессмертных солдат с частичкой его божественности. А незначительные потери можно с головой перекрыть обращением захваченных деревень, поселений и городов. Поэтому, сколько бы образин не погибло в белом пламени, пока не побеждён Буллет, ничего не кончено. Впрочем, заключение уже близко. Элен с Кастором позаботятся об этом.

— Кто знает? Возможно, это поражение лишь первое из многих на твоём счету? – заявил Кир, разведя руками и покачав головой в стороны.

— Жду не дождусь. Пусть твои девки покажут мне свою силу. Впрочем, позволь предупредить: чем больше ты сопротивляешься мне, тем хуже потом будет твоим дорогим игрушечкам. Рано или поздно ты примешь мои условия, не сомневайся, — проговорил Буллет, и он не блефовал. Он умел сломать человека, ас в стане разведчиков, он знал своё дело.

— Конечно, попытайся… Ну да ладно, потом любезностями обменяемся. Ты не собираешься провести меня к Сецуне? Всё-таки, мир с Джеоралом ты уже нарушил, и лишь она одна сдерживает меня на цепях? А то, знаешь ли, если с ней что-то случилась, никакая чёрная корка не спасёт тебя, — не менее серьёзно вымолвил Кир, не желая откатывать мир. Свой мир через смерть своей возлюбленной Евы.

— Ты, видимо, совсем не понимаешь своего положения? – хитро полюбопытствовал канонир, на что юноша ответил лишь широкой ухмылкой.

— О, нет, я всё понимаю. Ты не можешь меня убить, потому как тебе придётся жить в проклятом мире, который ты сам же и создал. Зато могу я. Ну, или, в крайнем случае, я смогу сбежать, и ты не угонишься за мной, ты же знаешь. А даже если ты как-то и поймаешь мою волчью тушу, я просто убью себя. И тогда мы возвращаемся к первому пункту, — произнёс молодой человек, ставя шах своему врагу. Ни наркотики, ни пытки, ни изменение сознания на Кира не подействуют. Именно поэтому богу-императору и приходилось строить свои планы «убеждения» на страданиях девушек героя. Потому что иначе шансов вновь повидаться со своим маленьким рыжеволосым спасителем с благоприятным для него исходом у мужчины не было.

— Ха-ха-ха-ха! Ты мне нравишься всё больше и больше, Кирюша! Будь по-твоему, я дам тебе повидаться со своей самой любимой рабыней. Но пока не докушаешь, мы никуда не пойдём. Мы приготовили это специально для тебя. Будет жаль оставлять вкусности на столе, — ухмыляясь до ушей, выдал бог-император, после чего герои принялись трапезничать. Но каким бы вкусным ни было первое в виде супа, думать Кир мог лишь об одном – о Сецуне. А разум переполняла надежда, что с ней всё хорошо.

После обеда, мага-целителя провели в удалённую тюремную башню. А сопровождал его никто иной, как Буллет со своими малолетними рабами. Были среди них как затронутые чёрной силой, так и чистые. Отличить их было несложно. И не только по крыльям, а ещё и по гордой осанке одержимых. Постройку со всех сторон, изнутри и снаружи, охраняли мальчики, на случай, если заключённая сбежит. Пока Кира держали в уютной светлице, Сецуна вынуждена была обходиться голыми мрачными стенами высокой темницы, этажи которой соединяла хрупкая на вид винтовая лестница. Но делать было нечего, кроме как подниматься по ней, ведь камера волчицы располагалась на четвёртом этаже. От вида других клеток, в которых из удобств лишь ведро для туалета, у юноши лицо скривилось. Уж слишком тюрьма напоминала ему о темнице Джеорала.

— Я понимаю, что она заложница, но не мог бы ты выделить ей расположение получше? – обвинительно спросил герой исцеления.

— Мог бы. Но слишком уж я ревную тебя к ней. Скажи спасибо, что я дал ей условия для выживания, — раздражённо ответил Буллет. Потому как, несмотря на все свои цели, он любил Кира. Страстно и ревностно. И пока мир не будет обращён вспять, он ничего не мог с собой поделать. По крайней мере, он так думал.

— О, ну спасибо, — съязвил молодой человек на подходе к заветной железной двери с окошком, через которое еле-еле, но проглядывалась она… Сецуна, прикованная правой рукой к потолку. Довольно тяжкое испытание для тела. Юноша волновался, кабы заключение не ослабило её, ан нет, напротив, воительница набрала мышечной массы. Хоть в чём-то он мог за неё порадоваться. Неизвестно, кормили ли её вкусно, но вот в питательности рациона можно было быть уверенным. Герой постучал в дверь, отчего девочка сначала неуверенно подняла взгляд, а затем радостно подбежала к двери, насколько позволяла её цепь.

— У тебя полминуты. Руки не распускать. Учинишь что-то странное, накажу. Нет, Кирюша, не тебя. Твою сученьку, — пригрозил канонир, после этого маг-лекарь с улыбкой поприветствовал охотницу поднятой рукой.

— Сецуна, ты как, держишься? – добродушно спросил Кир, стараясь держать себя в руках. Если бы не железо, он бы сразу обнял её, но увы…

— Угу, жить можно. Но скучно, — призналась воительница.

— Отлично. Я за тебя волновался, — улыбчиво произнёс целитель.

— Сецуна рада, что ты не забываешь меня, — ответила девочка, потянувшись рукой к животу.

— Ты моя дорогая, я бы всё отдал, чтобы заняться с тобой любовью, — абсолютно честно высказался герой. Но увы…

— Сецуна тоже хочет тебя, господин, — со слезами на глазах сказала охотница. Им обоим придётся лишь услаждать себя памятью о недолгой встрече. Ведь Буллет схватил юношу за плечо и бесцеремонно потянул к себе. Ужасное раздражение виднелось на его лице.

— Эй, Кирюша-а-а! Полминуты прошло! Прекращай, а то я выйду из себя! – злобно проговорил канонир, один взгляд на которого давал понять, насколько же много в нём ненависти, ревности и безумия, и с каким трудом он сдерживался от того, чтобы убить девочку на месте.

— Спасибо, что позволил мне повидаться с Сецуной, — благодарно высказался маг-целитель, вместе с богом-императором уходя вниз по винтовой лестнице.

— Пожалуйста, всё для тебя! Только не думай, что так будет постоянно. Ты знаешь мои условия, — уже более спокойно произнёс герой пушки.

— Да, я всё понимаю, — с напускной беззаботностью ответил ему Кир. Впрочем, в этой шараде больше не было смысла. Ведь проверка состояния Сецуны была лишь поводом дать ей знак. Нет, не обычный, который ветеран бы с лёгкостью распознал. А даже если и нет, он обязательно попытался бы жестоко выпытать это у волчицы. И здесь полезными оказывались обычные житейские разговоры. «Интересно, как там наши принцессы?», «Я хочу домой, в Джеорал», «Когда всё кончится, давай разыщем твоём племя» — и прочее, и прочее. «Я хочу заняться с тобой любовью» значило, что уже совсем скоро придёт час действовать, а Буллет так и не сможет распознать шифр, который они составили в долгой поездке. А ведь он и правда всем сердцем и душой хотел возлежать с Сецуной, даже протёк немного от своих же слов. Потому это и не знак даже был, а несомненная истина.

У Буллета, помимо его безумия, была лишь одна слабость – он считал, что всеми людьми можно манипулировать, в чём его богатый опыт в промывании мозгов через гипноз и вещества здорово помогал. Однако, есть в сердце ещё и нечто неприкосновенное, небольшая искорка, которая обязательно найдёт путь к свободе. Сецуна получила сигнал, а благодаря действиям Фреи и Клехии Кир теперь мог сосредоточиться на подготовке к последней битве. Вскоре и принц Кастор с союзниками начнёт изничтожать нечисть на своих землях. И когда над небом Магмантира прозвучат задорные фейерверки, маг-целитель начнёт действовать. И пленником окажется уже, так называемый, бог-император.

Маг-целитель исправляет мир

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии