Маг-целитель исправляет мир

Размер шрифта:

Том 8. Глава 7 — Откровения божественной птицы

Огромный магический круг вознёсся ввысь, и бурные ветра возвестили о прибытии вестника чумы. Внутренний двор замка Кинакрита, обители королевы демонов, озарила фигура огромной белой птицы, коронованной чистым золотом. Грудь, хвост и брюхо тоже украшали сияющие облачения, но уже с изумрудами и аметистовым златом. Красивое, элегантное создание не от этого мира одним лишь своим видом умиротворяло и завораживало.

— Впервые меня столь часто призывают. Хм, видимо, моё явление отныне не столь сильно угрожает твоей жизни. Это хорошо, тягостно было бы потерять первую хозяйку за столь много эпох, — вымолвила вестница чумы, подметив благотворное влияние Чёрного трона. Да и сама владелица последнего гордо выпрямилась в ответ на похвалу.

— Я уже не та девочка, которая упадёт без чувств от одного только призыва! Давно не виделись, Каладрий, — улыбчиво поприветствовала приземлившееся перед ними божество королева.

— Пожалуй. Так почто же вы меня призвали? А-а, теперь понятно. Я чую вонь от твоего супруга. Врата ещё не распахнуты, но смрад ширится. Кто-то отворяет ход, — заявила божественная птица, приблизив клюв к голове мага-целителя. У последнего аж невольно запали щёки от удивления. «Вот так сразу?» — пронеслось в голове юноши. Ещё одно подтверждение тому, что выяснил Хакуо.

— Рад, что нам не придётся тратиться на объяснения. Госпожа Каладрий, мы… — только герой хотел начать переговоры, как из его рубахи вылезла рыжая мордочка.

— НЕТ! Не говорите ему ничего! Это против сводов закона! – выкрикнула лисичка, отчего Киргот разозлено нахмурился. Только он думал, как они пришли к взаимопониманию, как теперь она мешала ему.

— Эй, это… Создатель милостивый, столько негатива… Ай, хозяин! Не смей! НЕТ! БОЛЬНО! – возопила Алла, стоило лишь молодому человеку вытащить её за шкирку и начать наказывать шлепками. Правда вот… — А ну… ОТПУСТИЛ МЕНЯ!!! — …она вырвалась, болезненно обжигая руку целителя своим чёрным пламенем.

— Алла, ты мне мешать вздумала? – холодно спросил герой, наклоняясь к ушастой бестии. Ну а рука – она и так зажила за миг.

— Ты лучше всех знаешь, что бывает, когда божества заикаются не о том! Хочешь её угробить?! – воскликнула Алла, тыча лапой в сторону своей матери.

— Достаточно, Алла. Если что, не забывай, почему ты ещё жива, — ответил герой, подмечая на себе обеспокоенный прищур Евы и любопытный взгляд Каладрия.

— Так это и есть то, что вылупилось из яйца? Я опасалась увидеть нечто злое, но это… на удивление не могу сказать, что это дитя так уж ненормально, — вымолвила божественная птица, встретив в ответ два недовольных взгляда. Киргот воспринял её слова не слишком благоприятно, и всё же…

— Я не единственный, кто питал её, хотя именно мои эмоции и мана её пробудила. В любом случае, с чего бы ей быть чем-то эдаким? – …в своём дальнейшем вопросе он враждебности не высказывал.

— Как… скажешь, малютка, — уклончиво ответила Каладрий, отводя взгляд от мага-лекаря. А вот от кого ей и правда придётся наслушаться…

— Эй, бабуля! Я – милая и хорошая, а ещё честная! Как ты смеешь во мне сомневаться?! – …так это Алла. Периодически у неё проглядывался весьма скверный характер, доставшийся ей от Киргота.

— Так вот оно в чём дело? Характер… Бабуля… Ха-ха-ха, и правда, столько лет живу, и… бабуля… Ха, первый раз меня так называют. Я сожру тебя, засранка! – взбесилась птица, широко раскрыв клюв.

— А-а-а! Это… Я пошутила, это шутка! Так, собачусь! Простите! – извинилась богиня, запрыгнув на плечо своего хозяина, хвостом к матери. Киргот уже думал, как ему выбираться из этой передряги, рука невольно потянулась к сабле, но…

— Простите мне мою несдержанность, — божество проявило рассудительность и зрелость, успокоив наплыв своих эмоций. – Этот лисёнок, однако, говорит правду. Мы, божественные звери, имеем своё место и роль в мире, и нам известно многое. Слишком многое. И чтобы запретные знания не просочились в мир, мы связаны обетами, — поведала Каладрий, искоса поглядывая на Аллу, которая успела повернуться к ней мордочкой.

— То есть, о чёрной силе вы мне так и не расскажете? – уточнил Киргот, успокаивающе поглаживая испуганную богиню под подбородком. Та кусалась, но не сильно. Скорее от своей лисьей природы и беспокойства.

— Расскажу. Но лишь то, что мне позволено, — ответила вестница чумы.

— Тогда не будем ходить вокруг да около, откуда произрастают чёрные мерзости? – ухмыльнувшись, спросил маг-целитель. Он уже знал ответ, знала его и Каладрий. Впрочем…

— Не могу. Тебе не дозволено, — …раскрыть некоторую правду она была попросту не способна.

— Из чёрного божества, это воплощение его силы, — заявил герой, безразлично взирая на еле заметно опешившую божественную птицу. Рука его так и не прекратила играться с лисичкой.

— Зачем же ты вопрошал меня об этом? – раздражённо поинтересовалось ослепительно-белое создание, обратив две свои пары глаз на Киргота.

— Чтобы понять границы дозволенного. С происхождением мы разобрались, так как же нам убивать её? Есть Алла, но её силы весьма ограниченны, есть я, но божественность убивает моё тело. Есть какой-то третий путь? Вы можете поведать нам о нём? – спросил юноша, посадив богиню к себе в складки рубахи, откуда теперь торчала лишь её мордочка.

— Ха-ха-ха, а ты не глуп. Я тебя с самого начала приметила. Да, я могу ответить тебе, как повергать чёрную силу – убивать раз за разом, — поведала Каладрий, чем немало так озадачило героя-целителя. Так как…

— Это мы уже пробовали. Клехия их резала на куски, Фрея насаживала на пики, я испепелял – всё без толку, — …это вело лишь в тупик.

— А я и не об одном разе. Бессмертие этих «чёрных мерзостей», как ты их называешь, берёт свою силу из души. Убивай, убивай, убивай, пока она не иссякнет, — рассказала вестница чумы, в чьём голосе маг-лекарь уловил еле заметную издёвку.

— Предположим, они беззащитны в момент возрождения. Но о чьей душе мы ведём разговор? Человека? Или бога? И сколько раз нам их убивать? Десять? Сто? Тысячу? А ведь их там не один и не два. Ладно, всё равно, спасибо за информацию, но можно как-нибудь попроще? – полюбопытствовал Киргот, разводя руками. Можно было рассказать другим странам об этом методе, хоть какая-то надежда у солдат будет. Какая-то… призначная.

— Есть и такая возможность. Сила произрастает из другого мира, а потому можно закрыть проход, — дала новое откровение божественная птица, встряхнув крылом.

— Как? Люди так могут? Потому что если только мы втроём на это способны, смысла попросту нет. Сколько уже одержимых? Сотни? Тысячи? – риторическими вопросами Киргот пытался пробиться к главному ответу.

— Можете. Этой силе не место в материальном плане, само мироздание её отрицает. Потому-то и существует герб для противодействия тьме, — вымолвила Каладрий, отчего у молодого человека аж глаза округлились. Вот оно!

— Вы можете поделиться им с нами? – осторожно спросил юноша, подумывая о новых методах борьбы с немёртвой армией Буллета.

— Это возможно, — ответила божественная птица, расправив крылья, чтобы извергнуть из них магию.

— Эй, какого хрена? Это ж против правил! Я бы давно ему рассказала, если бы не кара, — в разговор снова встряла лисица. Она знала, но так ничего и не сказала. Героя это, с одной стороны, ужасно бесило, а с другой, одного только воспоминания о её распадающемся теле было достаточно, чтобы понять причину её молчания.

— Да, наказание настигнет и меня. Однако его недостаточно, чтобы стереть меня из этого мира, — проговорила Каладрий, дав понять, что за подобные знания нужно платить. И в этот раз цену придётся заплатить ей.

— Так, вы готовы принести жертву ради спасения человечества? Зачем? – спросил юноша, ощутив на своём теле дрожь Аллы.

— Дабы вы не вымерли. Вы: люди, демоны и нелюди – для меня лишь поле для разведения хвори, плоды с которого я и пожираю, — поделилась неожиданной причиной вестница чумы. Впрочем, о ней герой уже догадывался, ведь его питомица, спутница и любимая, даже после вылупления продолжала поглощать ману и витающие эмоции. Он видел это, стоило лишь окрасить правый глаз нефритом.

— В общем, вы, боги, в том числе и чёрный, без нас не можете. Неужели вы, создания из астрального плана не способны жить тут, не питаясь от обитателей материального мира? – смело поинтересовался Киргот, ожидая что угодно: раздражение, злобу, угрозы. Да и…

— Хозяин, лучше не вдавайся в эту тему, — …Алла решила его предостеречь. Но Каладрий даже не вздрогнула.

— На этот вопрос я не отвечу ни положительно, ни отрицательно. Пусть же моим словом служит герб, что принесёт мне несравненную кару, — решительно вымолвило божество, обратив свой взор к ближайшей стене.

— Ясно. И как же он выглядит? – полюбопытствовал герой, ведь они только говорили и говорили об этом образе, но вестница чумы так ни разу его не показала. До сего момента.

— Взирайте, — сказала белая птица, всеми своими четырьмя глазами буквально прожигая в стене причудливый узор в виде обтекаемого оружия, которое можно было бы пустить против врага. Что-то похожее на двухсторонний кинжал с квадратной полой рукоятью.

— Неплохо, — улыбчиво выдал маг-целитель. Он понимал, что стоило лишь начертить такое на клинке, как тот сразу получал свойства белого пламени. Хоть сейчас начинай массовое производство копий, стрел и пуль, да раздавай их всему миру. Впрочем, его от размышлений живо вырвала дрожь. Не его, тело вестницы чумы покрылось судорогами. Он взглянул на неё нефритовым глазом, и узрел, как из птицы пропало нечто… неописуемое. Кусочек души. Добровольная жертва, которую она принесла, и которую герой решил уважить, не влезая со своей непрошенной помощью. – Благодарю тебя, госпожа Каладрий! – лишь почтительно вымолвил он.

— Не трать его понапрасну, а не то я сама одарю тебя хворью. И ещё, внемли моему предупреждению: ты им закроешь врата лишь для одержимых. Того же, кто их открывает, он не затронет, — предупредила вестница чумы, восстановив свой непоколебимый вид. Что же до Аллы, то в её глазах всё было гораздо более ужасно.

— Значит, убить так можно лишь его подручных? Я понял, пора заняться уборкой, — высказался герой, изо всех сил пытаясь вбить себе в голову бесценный герб.

— Засим мне лучше откланяться. Хозяйка уже на пределе, — подметила Каладрий, вынудив героя обратить взгляд на рядом стоявшую Еву, что всё это время так и не вымолвила ни слова. Юноша думал, что королеве просто нечего было сказать, но нет. Как оказалось, у неё на разговоры банально не было сил. Реки пота, бледное лицо – первые признаки магической недостачи. Ещё бы, поддерживать её присутствие без отдачи жизни требовало непомерных затрат маны, и даже королева демонов имела силы лишь для нескольких минут такого.

— Прости, Киргот, я… больше не могу, — устало выговорила монархиня, падая в объятия своего лорда-протектора.

— Больше и не надо. Спасибо, Ева, — радостно поблагодарил чернокрылую молодой человек, подхватив её под руки. Алле аж пришлось залезть на голову хозяину, чтобы не мешать ему.

— Не за что. Всё-таки… я люблю тебя. Это наименьшее, что я могу сделать… Каладрий, прими… и мою благодарность, — произнесла девушка, отпуская связь между ними, отчего божественная птица начала стремительно растворяться в воздухе.

— Мне уже пора… Хозяйка… Ева, вскоре вам всем предстоит тяжёлый бой. Внемли моему пожеланию: не умри, я не желаю снова остаться в одиночестве, утратив тебя, — вымолвило божество.

— Я не собираюсь умирать. Я только… начинаю жить, — совершенно несвойственно истощённой, выдала девушка, оставив Киргота с мыслью: «каким же далёким она видит для себя будущее?». Каладрий же улыбнулась, насколько позволял это её клюв, и пропала окончательно.

— Всё, нужную информацию я получил. Теперь только надо понять, что с этим делать, — произнёс вслух свои мысли маг-лекарь. Его вёл соблазн сразу же обратить войну в свою пользу, но интуиция подсказывала сперва пообщаться с Элен. К тому же, в этом случае так и не удастся подобраться к Буллету в качестве жертвы.

— Киргот, ты уже возвращаешься? – спросила Ева, которую Киргот, незаметно для себя, понёс в тронный зал, где обсидиановый престол придаст ей сил.

— Угу, есть такие замыслы, — ответил юноша, стараясь не замечать свою лисью шапку.

— А мне можно с тобой? – поинтересовалась крылатая королева, которая игнорировать одновременно нелепый и милый головной убор не могла, ему она улыбалась.

— Нет. У тебя есть дела здесь. Ты должна собрать для меня подкрепления, чтобы перебросить их в Джеорал. К тому же, ты всё ещё нужна здесь как правитель, — однозначно заявил Киргот, но не в этом была основная причина.

— Хорошо. Только, когда я всё тут закончу, я прилечу к тебе, — энергично заявила девушка. Силы уже вернулись к ней, можно идти самой, но от возможности хоть немного подольше побыть на руках любимого она отказываться не собиралась.

— А это ещё зачем? – осудительным тоном спросил герой исцеления.

— Возможно, тебе пригодится моя сила, — выговорила чернокрылая. А ведь и правда, за королевой демонов стоял огромный боевой потенциал, и держать её рядом с собой было отличной идеей. Чуть что пойдёт не так – вырви сердце из её груди, вернись назад во времени, и всё будет хорошо.

— Вряд ли. Поверь, Ева, со мной всё будет в порядке. Просто жди меня, — и всё же, Киргот решил ей не жертвовать. Победить можно было и другими методами. В сплошной тьме наконец-то начал проглядываться лучик света.

Маг-целитель исправляет мир

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии