Глава 1239. Правда о водном источнике.

Мо Фаню больше не было смысла стоять перед Юй Шиши, так как выудить из нее информацию не получалось.

Ситуация все больше усугублялась.

— Все возвращаемся, нужно отдохнуть. Сидеть здесь дальше нет смысла, — сказал всем Мо Фань.

Уже наступила ночь, и все отправились отдыхать.

Только выйдя из больницы, подбежала Цао Циньцинь: «Учитель, учитель! Бай Хунфэй очнулся!»

— Правда?! – удивился Мо Фань.

Он поспешил в палату и увидел, что студент действительно очнулся, а лицо его при этом выглядело обыденно.

— Учитель, извините, что заставил вас всех беспокоиться, — сожалел Бай Хунфэй.

— Ничего страшного. Да, кстати, что такого ты увидел на озере Цин И? – спросил Мо Фань.

— Очень много мотыльков, все они толпились над водной гладью, препятствуя всякому движению воды, — произнес парень.

— Вот оно что! – Мо Фаня явно осенило.

Мотыльки скапливаются над водой, и таким образом не дают ей циркулировать! Когда они поднимались на гору, то мотыльки разлетелись, поэтому ничего странного тогда они не заметили.

— Значит, это и правда все сделала Юй Шиши, сейчас нужно отправиться к ручью и следить за тем, чтобы он нормально протекал, тогда все наладится! – сказал Мо Фань.

— Хорошо! Мы обо всем отчитаемся!

— Ага, Бай Хунфэй, молодчина!

Бай Хунфэй заулыбался, только услышав, что Юй Шиши была задержана, улыбка его перестала быть естественной.

Мо Фань вместе со студентами отправился на гору, чтобы восстановить поток двух ручьев.

Цао Циньцинь не пошла вместе с ними, а осталась в больнице приглядывать за Бай Хунфеем.

Он не смог смотреть на то, как она без сна сидит у его кровати, поэтому сказал ей: «Ты тоже должна пойти и отдохнуть, тем более что чувствую я себя более чем прекрасно».

— Но учитель сказал мне следить за тобой, — ответила Цао Циньцинь.

— Если я просто посплю немного, ничего не случится. Только вот я все думаю о том, что эта женщина-мотылек не думала убивать меня, ведь тогда она могла бы просто оставить меня в безлюдном месте, где меня бы моментально съели магические звери, не так ли? – произнес Бай Хунфэй.

— Верно, но все говорят, что она ведьма, которая пожирает людей, — ответила Цао Циньцинь.

— Иди и поспи, а я побуду здесь. Вы с учителем искали меня так долго, поэтому уже два дня на ногах, посмотри на себя, у тебя уже черные круги под глазами появились, — сказал Бай Хунфэй.

— Правда? Только учитель сказал мне не спускать с тебя глаз, — произнесла девушка.

— Ничего страшного, иди. Можешь поспать в соседней палате, нельзя всю ночь бодрствовать, — возразил Бай Хунфэй.

— Хорошо.

Выпроводив Цао Циньцинь, студент начал прокручивать в голове случившееся с Юй Шиши.

Удостоверившись, что Циньцинь заснула, Бай Хунфэй оделся и прямиком направился к административному зданию.

Там была выставлена охрана, однако студент, показав свои документы, спокойно прошел дальше.

Городские охотники не рисковали силой выбивать из Юй Шиши сведения, поэтому понадеялись, что хоть Бай Хунфэю удастся хоть что-то разузнать.

— Это ты, — произнесла Юй Шиши, увидев парнишку.

Юй Шиши смогла произвести на него хорошее впечатление, и Бай Хунфэй никак не хотел верить в то, что она ведьма, какой ее описывал Мо Фань.

— Дело с коматозным состоянием детей имеет непосредственное отношение к тебе, не так ли? И я смог проснуться только из-за этого? – спросил студент.

Юй Шиши опустила голову, прикусив губу.

Увидев ее такой, Бай Хунфэй смутился еще больше.

— Если ты веришь мне, то расскажи все как есть. Эти дети находятся в ужасном состоянии, ты же не хочешь, чтобы они все умерли? – произнес Бай Хунфэй.

— Я не хотела никого ранить, — ответила Юй Шиши.

— Тогда расскажи мне, почему они все внезапно потеряли сознание? И еще, почему ты остановила циркуляцию воды, неужели хотела навредить селянам? – вновь спросил парень.

Юй Шиши смотрела на него, ее взгляд начал меняться.

— Спасибо тебе. Остальные винят меня, называют ведьмой. Я одурманила тебя, а ты все еще веришь мне, — прошептала девушка.

— Расскажи мне все, не бойся, я сделаю все, чтобы помочь тебе, — улыбнулся студент.

— Все эти дети потеряли сознание из-за воды. У источника воды обитает агатовый паук, даже на поверхности тела которого имеются ядовитые токсины. Один раз мне удалось увидеть, как он выпрыскивает свой яд в источник воды. Этот яд настолько силен, что, даже пройдя долгий путь в виде ручья, он сохраняет свои токсические свойства. Жители деревни Цин все пьют эту воду, и через какое-то время их организмы заметно ослабевают. Маленькие дети еще слабее, поэтому у них основным симптомом является потеря сознания.

— Ты хочешь сказать, что все жители деревни Цин находятся под воздействием токсинов? И только из-за того, что взрослые намного сильнее детей, они не теряют сознание? – удивленно спросил Бай Хунфэй.

— Да. Этот агатовый паук является моим природным врагом, и я думала о том, как одолеть его, только вот он закрыл все в лесу своей паутиной, и мои мотыльки не могут пробиться сквозь нее, но даже так я смогла нанести ему ущерб… — молвила Юй Шиши.

— Получается, что директор Сяо, отправив нас наладить циркуляцию воды, невольно поспособствовал массовому отравлению детей? Об этом нужно срочно доложить учителю, — сказал Бай Хунфэй.

Студент и сам не предполагал, что ситуация окажется настолько серьезной. Хорошо еще, что он сам поспешил расспросить обо всем Юй Шиши.

— А почему же ты не рассказала об этом моему учителю? – спросил студент.

— Он не похож на надежного человека, к тому же я являюсь женщиной-мотыльком, тогда как все считают меня ведьмой, кто же поверит моим словам? А эти деревенские тетки постоянно следили за мной, и если я бы сказала, что дело в воде, они тут же повесили бы всю вину на меня, — выдохнула Юй Шиши.

— Тоже верно. Тогда я сейчас же пойду и сообщу обо всем директору Сяо…

Юй Шиши отрицательно закивала головой: «Я очень рада, что ты мне веришь, только я думаю, что за неимением доказательств они откажутся мне поверить, а затем согласятся обвинить во всем меня. Однако ты сам прибежал сюда, и теперь я переживаю, что с детьми действительно может произойти страшное».

— Что же мне тогда делать? – спросил Бай Хунфэй.

— Ты сейчас должен отправиться на гору. Пройдешь в северном направлении и увидишь лес темно-кровавого цвета, этот лес полностью покрыт паутиной. Ты лишь должен убрать всю эту паутину, а я затем смогу направить своих мотыльков, чтобы они убили этого агатового паука, — произнесла Юй Шиши.

— Но разве агатовый паук не является вашим природным врагом? Ведь мотыльки тоже могут погибнуть!

— Неважно, сначала нужно убрать всю эту паутину.

Бай Хунфэй смотрел на измученное лицо девушки: «Жители так жестоко обращаются с тобой, и только мотыльки остаются твоими верными помощниками».

Юй Шиши лишь склонила голову, ничего не ответив.

— Да, еще! Ни за что нельзя допустить, чтобы вода вновь достигла селений! – предупредила девушка.

— Понял… я спасу тебя, — ответил Бай Хунфэй.

Юй Шиши вновь отрицательно кивнула головой: «Если ты придешь спасать меня, то все сразу же подумают, что я и правда являюсь главной виновницей всего. Ты должен лишь разобраться с паутиной в лесу, и тогда все само по себе разрешится. Я не сбегу, все это время я буду здесь. Даже если все меня ненавидят, здесь мой дом, и я лишь оберегаю его».

Бай Хунфэй лишний раз убедился в том, что лишь он может помочь этой бедной девушке.

— Я помогу тебе.

— Спасибо тебе….

Студент тут же помчался в гору в том направлении, которое указала Юй Шиши.

Как она и сказала, он увидел темно-кровавый лес, войдя в который, он что-то почувствовал у себя на лице.

Проведя рукой по лицу, он понял, что это паутина!

Юй Шиши его действительно не обманула!

Он сделал еще несколько шагов вперед и обнаружил, что в паутине полно застрявших мотыльков зеленого цвета!

От этой картины сердце парня начало обливаться кровью!

Скорее всего, это именно те мотыльки, которых направила Юй Шиши, чтобы убить агатового паука!

— Чертов паук! Сегодня я тебя уничтожу! – Бай Хунфэй сверкнул глазами.

От мотыльков в паутине не было толку, и студент не хотел разочаровывать Юй Шиши, сообщая ей, что столько насекомых пожертвовали собой, поэтому он решил самостоятельно убить этого паука!

Конечно же, он помнил, что сначала нужно убрать всю паутину, чтобы мотыльки могли спокойно пролететь и заблокировать источник воды.
…………

Облокотившийся на дерево Мо Фань думал о том, что его не покидает какое-то странное предчувствие.

— Учитель, учитель! Бай Хунфэй пропал! – раздался в телефонной трубке голос студентки.

— Черт, этот балбес не может даже спокойно посидеть несколько минут! – выругался Мо Фань.

— Я боюсь, что он сбежал, так как оставил здесь свой фиксирующий аппарат. Думаю, он побежал в лес! – сказала Цао Циньцинь.

— Верно мыслишь, я все проверю. – ответил Мо Фань.

Оставить комментарий