Глава 1378. Почему я не могу уйти.

Раз уж этот человек появился, он не мог ничего не сделать.

Мо Фань был уверен, что у него есть ответный план!

— Да какой еще план! Нужно быстрей убираться отсюда. Неужели вы думаете, что несколько человек смогут противостоять пирамиде Хеопса? Это нереально! Я конечно не против стать героем, но сейчас мы обречены! — сказал Чжао Мань Янь.

Слушая бесконечные вопли Чжао Мань Яня, Мо Фань оставался спокойным. Он искоса взглянул на друга: — Старина Чжао, успокойся.

— Да к черту! Ты сам говорил, что мы сделаем все, что в наших силах, и даже если итог будет плохим, по крайней мере не о чем будет жалеть. Разве мы уже не сделали все, что могли??

Разве мы сможем выстоять дальше? Вся армия севера не придет, чтобы противостоять этому, а ты хочешь, чтобы пошли несколько человек… Разве ты не слышал, что сказал провидец? Власти уже издали указ о эвакуации. Разве не глупо нам оставаться здесь? — прорычал Чжао Мань Янь.

— Брат, послушай сначала план провидца. Если ты посчитаешь его больным на голову, то можешь уйти, не раздумывая, — сказал Мо Фань.

— Ладно, ладно. Давайте послушаем, какой у вас план. Перед лицом такой силы, любые планы бессмысленны. Я конечно выслушаю вас, но после этого уйду. Если вы не пойдете, я изобью вас до смерти и утащу с собой!! — гневно ответил Чжао Мань Янь.

— Побьешь меня? — Мо Фань поднял брови.

— Вот увидишь!!!!

…………

Заметив, что все уставились на него, провидец понимал их чувства в эту минуту. Но то, что все они оставались в здравом уме и не поддались отчаянию, говорило о их высокой силе духа и выдержке.

— Прежде всего, появление пирамиды Хеопса — это подтвержденный факт, с которым мы уже ничего не можем сделать. Как и сказал Мо Фань, лягушка-полководец появился не в одном месте. Если мы не обнаружим местонахождение черноцерковников, и не предотвратим их действия, то лягушки будут появляться снова, а пирамида так и будет существовать между пространствами, — сказал человек в серо-белых одеждах.

— Во-вторых, силы черной церкви намного превосходят те силы, которые имеются у нас в распоряжении, продолжил провидец.

Чжао Мань Янь хотел что-то сказать, но в этот момент Мо Фань злобно посмотрел на него, он держался из последних сил, чтобы не выругаться.

— Это факты, которые мы не можем изменить. Красный кардинал Лэн Цзюэ очень долго готовил этот план. Он даже позволил нам узнать заранее о своем замысле. Он уверен, что никто не сможет противостоять ему. Нельзя не признать, что в таких делах он ничуть не уступает Салан. К большому несчастью, эти двое выбрали нашу страну в качестве жертвы… — продолжал провидец.

Лэн Цзюэ готовился к этому очень давно. Когда он украл из Храма Свободы главную деталь артефакта еще стояла весна.

Он мог выбрать любую страну мира, но выбрал Китай…

По большей части это заслуга Салан.

— Можно по существу? Что нам делать? — не выдержал Чжао Мань Янь.

— Лэн Цзюэ, как и другие красные кардиналы, имеет свой образ мыслей и свои принципы. Его философия основана на силе веры, на негативных человеческих эмоциях и на их пороках. Если он ненавидит какого-то человека, он не будет убивать его, он убьет всех людей, которые ему дороги. Так он получит гнев и ненависть от этого человека, и получит силу веры. Поэтому, несмотря на то, что он имеет примерно такое же количество подчиненных как Салан, и они также распространены повсюду, этот парень внушает всем гораздо больший страх. Этот парень настоящий псих, очень жаль, что в его руках столько власти… — провидец не обращал внимания на нервные замечания Чжао Мань Яня.

— Мо Фань, тебе удалось найти какие-нибудь зацепки? Если мы не можем предотвратить все это, я согласен заплатить любу цену, лишь бы уничтожить этого красного кардинала. Он должен понять, что любой, кто посмеет устроить смуту в нашей стране, поквитается за это! — гневно сказал Е Хун.

— Я уже все ближе, но пока не удалось добраться до главного, — сказал Мо Фань.

— Мо Фань, не уходи. Неужели ты хочешь убить Лэн Цзюэ? — Лин Лин догадалась о замысле Мо Фаня.

Мо Фань разрыл рот от удивления.

Он не ожидал, что Лин Лин догадается от его плане.

— Брат Фань, это правда? — спросил Чжан Сяо Хоу.

Мо Фань колебался некоторое время и кивнул.

— Да, глава проводников далеко отсюда. Мы не сможем добыть список всех членов черной церкви. Чтобы мы не смогли нарушить его план, Лэн Цзюэ отправил множество групп для призыва лягушки-полководца.  То, что я устранил одну-две не принесло никакого эффекта. Поэтому я хочу дождаться их торжественной церемонии и найти Лэн Цзюэ!

— Твою мать, как я мог не догадаться? Ты в любом деле идешь до конца. Попав в сборную, мы думали, что будем наслаждаться жизнью и праздно проводить время. А в итоге положили все силы, чтобы отстоять честь страны. Сейчас ты хотел откопать улики против черной церкви. Ты их достал, но теперь хочешь убить красного кардинала! Бл*дь!! Да это же красный кардинал! Даже магическая ассоциация пяти континентов не может их поймать! А ты хочешь убить его! — Чжао Мань Янь уже не мог себя контролировать.

— Чтобы не делали красные кардиналы, никто не может противостоять им. Он организовал такое огромное происшествие, значит и сам скоро объявиться. Если мы не воспользуемся этим шансом, чтобы устранить его и дождемся пока он, как и Салан, воспользуется заслуженной славой и уйдет в тень, то мы никогда не сможем разоблачить его. Поэтому… — сказал Мо Фань.

— Поэтому что? Поэтому тебе нужно ввязаться в это безнадежное дело? За кого ты себя принимаешь, за непобедимого? — ругался Чжао Мань Янь.

— Они подавили нас за такое короткое время!! Красные кардиналы устраивают кровавые бойни, убивают людей лишь по одной своей прихоти. Они уничтожают поколения и города, словно они боги. Они свободно себя чувствуют и получают веру людей. Многие даже подражают им. У нас вообще осталась хоть какой-то авторитет? — произнес Е Хун.

— Что важнее, авторитет или жизнь? Во время бедствия в Сиане, если люди, прятавшиеся за городскими стенами, думали бы как ты, думали об авторитете, и кинулись бы сражаться с нечистью не жалея своих жизней, тогда бы ни одного очевидца не осталось.

— Мо Фань, мы правда сделали все, что в наших силах. Пойдем. Почему ты не можешь отказаться от своего плана? Если ты пойдешь убивать Лэн Цзюэ, ты тоже не выживешь, — Лин Лин потянула Мо Фаня за рукав.

Мо Фань покачал головой и безысходно ответил: — Я вовсе не хочу показаться героем. Но иногда обстоятельства так складываются, что есть только один выбор. Сейчас мне удалось ближе всех подобраться к красному кардиналу Лэн Цзюэ. Если я брошу это, то разве не стану соучастником становления второй Салан? Вы разве забыли, когда мы столкнулись с личинкой-паразитом и черным морским драконом,  мы отправились в глубокие воды, чтобы уничтожить ее… Потому что мы знали, какими ужасными могут быть последствия, если мы не сделаем этого. И все последующее зло, которое она могла сделать, легло бы тяжким бременем на наши души. Я изо всех сил старался изменить себя, чтобы быть равнодушным человеком, свободно жить ради себя и не чувствовать угрызений совести, но потом понял, что никогда таким не стану. Если после торжественной церемонии Лэн Цзюэ останется жив, то все злодеяния его последователей, даже если я их не знаю, окажутся для меня тяжкой ношей. А каково мне будет, если это коснется тех, кто мне дорог? Если, например, ты пострадаешь? Я буду обнимать тебя, лишенную жизни и улыбки. Что я буду делать? буду страдать и плакать в углу, а потом забуду о случившемся, или же сделаю все, чтобы разорвать этого Лэн Цзюэ на части?

Лин Лин долгое время смотрела темные глаза Мо Фаня, не зная, что ответить.

— Черная церковь всегда рядом. Однажды настанет тот день, когда они доберутся до дорогих нам людей. У меня есть силы защищать каждого из вас, но я не смогу всегда быть рядом. не всегда смогу догадываться о коварных планах черноцерковников. Катастрофа в городе Бо, бедствие в Сиане, теперь еще и этот ужас в Северной долине. Каждый раз я и близкие мне люди были так близки к смерти. Даже если я привяжу вас к себе, в следующий раз, когда придет очередная катастрофа, даже моих сил может не хватить… — сказал Мо Фань.

После его слов у всех присутствующих участилось сердцебиение.

— Именно поэтому я не могу сейчас уйти, — Мо Фань погладил Лин Лин по голове и слабо улыбнулся.

Лин Лин подняла голову и посмотрела на кривую улыбку Мо Фаня на изуродованном шрамами лице.

— Болваны!! Вы все болваны! Вы все говорите о великой истине которой трудно противоречить. Отец говорил так, сестра говорила, а теперь и ты!! — с ее умственными способностями, как она могла не согласиться с этими доводами? Она крепко обхватила Мо Фаня, притворное хладнокровие исчезло без следа, и она снова превратилась в маленькую девочку.

Мо Фань улыбнулся. Если бы вокруг было побольше таких людей, было бы гораздо спокойней.

— Брать Фань, если бы старшина услышал твои слова, он был бы горд, — взволнованно сказал Чжан Сяо Хоу.

— Это его вина. Он не учил нас быть слабыми, — сказал Мо Фань.

…………

— Мо Фань, если ты твердо намерен убить Лэн Цзюэ, то мы должны действовать в двух направлениях, — сказал провидец.

— Бинь Вэй, ты преемница крепости Чжэньбэй, верно? — спросил провидец.

— Да, — девушка кивнула.

— В северной равнине существует очень древний магический оборонительный рубеж. Он очень длинный. Возможно он поможет северянам выиграть время для эвакуации.

Оставить комментарий