Монах который хотел отказаться от аскетизма

Размер шрифта:

Глава 540. Позёрство Вызывает Удары Молнии

Чем больше Гуань Сянфэн слушал, тем больше расстраивался. Ублюдочный дуэт мастера и ученика действительно уничтожал небесные сокровища! Карабкаясь по стене, он услышал как что-то треснуло. Было ясно что Морозный Бамбук рубили мачете! Он почувствовал как в нём поднимается ярость, и как раз в тот момент когда он собирался снова крикнуть им чтобы они остановились…

Он увидел, что монах обхватил рукой уже не рукоять, а клинок. В другой руке он держал кусочек Морозного бамбука, а его глаза были полностью сфокусированы. Его сосредоточенность и суровое выражение лица были заразительны. Гуань проглотил слова которые собирался сказать, потому что понял что этот взгляд монаха был ему очень знаком! Его учитель Цзян Чжоу входил в такое сосредоточенное состояние, перед тем как начинал вырезать. Единственное, что остаётся в его глазах — это предмет, который он собирается вырезать! Он даже забывал о клинке, потому что это продолжение его руки!

— «Как… Как это возможно? Не может быть чтобы этот монах действительно был способным резчиком, верно?» — Гуань Сянфэн сглотнул слюну и пробормотал про себя, не веря своим глазам. Тем временем он продолжал твердить себе: — «Это невозможно. Он всего лишь отшельник. Вряд ли он что-нибудь знает о резьбе по бамбуку. Наверное он пытается нагнать таинственность…».

Не успел он закончить свою мысль как Фанчжэн начал вырезать. Клинок в его руке порхал как бабочка на клумбе. Он свободно скользил по лезвию чтобы варьировать его длину. Лезвие и кончик падали на Морозный Бамбук под разными углами. Изогнутый бамбук вскоре превратился в плоскую доску! Это было возможно только с Морозным Бамбуком благодаря его плотной и жёсткой мякоти.

Непрофессионалы просто наблюдали за процессом: Бельчонок, Одинокий Волк, Шимпанзе и Рыжий Мальчик просто чувствовали что действия монаха были ловкими. Морозный бамбук в мгновение ока был легко превращён в доску! Кроме того на нём были чёткие естественные узоры. Это было похоже на великолепную нефритовую пластину, замысловатую и красивую!

Однако Гуань Сянфэн не был дилетантом. Он был ошеломлён, как только Фанчжэн начал действовать! Хотя он никогда не видел большинство техник которые использовал монах, он всё ещё знал о некоторых. Однако по сравнению с мастерством аббата он практически был калекой! Даже его учитель был несравним с монахом!

Цзян Чжоу работал не спеша, но он делал всё неуклонно как машина. Делая это осторожно он стремился к совершенству. Обычно на каждую резьбу он тратил много времени. Если бы он немного поспешил, то это заняло бы несколько месяцев, но его произведения естественно были бы самого высокого качества.

Однако монах перед ним… Он был не только быстр, но и столь же аккуратен! Хотя всё что он сделал — спальную доску, её грани были великолепны и без каких-либо повреждений. Узоры на бамбуке были очень чёткими и красивыми! Весь он излучал природное чувство таинственности.

Гуань Сянфэн уже не находил слов. В конце концов он ошеломлённо выпалил:

— «Какое изумительное мастерство!»

— «Кто там?!» — Одинокий Волк вдруг поднял голову и крикнул.

— «Охренеть! Говорящий волк!» — От испуга у Гуань разжались руки и он упал со стены прямо на землю. Он тут же побежал, не обращая внимания на свою болящую задницу… У него больше не было никаких мыслей о бамбуковых техниках или Морозном Бамбуке. Всё чего он хотел — как можно быстрее убежать.

Не успел он убежать далеко, как его остановила Дун Сун:

— «Почему ты так отчаянно бежишь? Ты видел привидение?»

Дун тоже был шокирован, когда увидел выражение его лица. У того был такой расстроенный вид, словно он готов был сброситься с обрыва лишь бы сбежать с горы.

Гуань Сянфэн повернул голову и рыдающим тоном указал на монастырь. — «Волк… Волк…»

— «Я знаю этого волка. Он похож на глупого хаски и довольно симпатичный.»

— «Нет, этот волк — демонический дух. Он разговаривает!» — с тревогой воскликнул Гуань.

— «Ты понимаешь язык собак? Расскажи кто ты на самом деле?» — пошутил Дун.

— «Нет, он говорил на человеческом языке!».

Дун Сун был ошеломлён, а затем закатил глаза:

— «Ха! Тебе что-то почудилось? Я знаю что этот волк долго пробыл на этой горе. Он понимает людей и очень умён, но чтобы он говорил на человеческом языке? Ты всё ещё спишь? Или у тебя начались галлюцинации из-за теплового удара?».

После того как Гуань Сянфэн увидел серьёзность Дун Сун, его бешеное сердце постепенно успокоилось. Вспоминая своё прежнее состояние ума, его разум блуждал из-за шокирующих приёмов монаха. Возможно ему просто померещилось.

— «Ладно. Раз ты так себя ведёшь, вряд ли тебе удастся заполучить хоть кусочек морозного бамбука.» — Дун Сун покачал головой и просто пошёл вниз с горы.

Гуань обернулся, чтобы посмотреть на пышный зелёный бамбук и ему не хотелось с ним расставаться! Однако он немного боялся возвращаться в Монастырь Одного Пальца. Поэтому он догнал Дун и сказал:

— «Брат Дун, я готов научить Хромого Ма резьбе. Может попросишь для меня кусочек Морозного бамбука?» — Мысль Гуань Сянфэн была очень проста. Если бы деревенские жители знали что монах на горе такой великолепный резчик, нуждались бы они в помощи Гуань? Когда они узнают, он останется ни с чем. Он должен был действовать быстро, чтобы извлечь их этого любую выгоду пока не стало слишком поздно.

Услышав его просьбу, Дун Сун обернулся и бросил на него насмешливый взгляд:

— «Уже не нужно».

— «Почему? Ваш Морозный бамбук действительно хорош, но с вашими навыками в резьбе вы никогда не сможете дорого продать свои изделия» — воскликнул Гуань Сянфэн.

— «Думаешь только ты хороший резчик?» — усмехнулся Дун.

— «Что ты имеешь виду?» — Гуань почувствовал что его сердце дрогнуло. Может быть он тоже видел мастерство монаха?

— «Ничего такого. Но неужели ты думаешь что только потому что ты умеешь лазить по стенам, я не могу заглянуть под дверь? Ха-ха! Я не ожидал, что аббат Фанчжэн будет таким потрясающим. К черту тебя, зачем мне просить твоей помощи? С таким посредственным мастерством как у тебя, ты даже не достоин подносить обувь аббату! Да, завтра я приведу сюда Хромого Ма чтобы он поучился у Монаха. Ха-ха-ха!» — Дун Сун сиял от счастья, но он испытывал смешанные чувства. Фанчжэн был Настоятелем. Неужели он действительно будет учить других резьбе по бамбуку? Это было проблемой.

Когда Гуань Сянфэн услышал это, то понял что Дун тоже всё это время был там. Если он не услышал как Одинокий Волк разговаривал, то похоже ему что-то почудилось. Поэтому он испытал полное облегчение. Однако думая о Морозном Бамбуке он был подавлен.

Дун Сун проигнорировал грусть Гуань. Он просил его о помощи, но тот не воспользовался случаем так кто же теперь виноват? Теперь когда есть лучший мастер, у которого можно учиться зачем ему тратить своё время на Гуань?

Дун счастливо спускался с горы, а Гуань Сянфэн мрачно опустил голову. Он был полон сожаления. Если бы он так не выпендривался и решил чему-нибудь научить Хромого Ма, то разве он не получил бы всё что хотел? Как жаль! В мире не было лекарства от сожаления. Никакое негодование не могло ничего изменить.

Гуань Сянфэн вздыхал на ходу, постоянно думая: «я чёртов идиот! Ааах… Действительно, всегда найдётся кто-то лучше тебя. Позёрство только вызывает удары молнии. Аааах.».

Спустившись с горы, они вдвоём отправились к Ван Югуй.

Гуань хотел разыскать Ван Югуй чтобы узнать, есть ли ещё какие-нибудь способы заполучить в свои руки немного Морозного Бамбука. Ему было достаточно хоть небольшого сегмента!

Монах который хотел отказаться от аскетизма

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии