Монах который хотел отказаться от аскетизма

Размер шрифта:

Глава 541. Разница Между Людьми

Дун Сун хотел найти Ван Югуй, чтобы рассказать свою идею. Он знал что Фанчжэн был их тех кто не любит когда его беспокоят понапрасну. Дун не обладал достаточно высоким положением, чтобы заставить аббата потратить время и усилия на обучение жителей деревни резьбе по бамбуку. Поэтому он решил заручиться поддержкой кого-то более важного.

Они оба со своими идеями отправились домой к Ван. Войдя они увидели что Ван поставил стулья в тени дерева. Напротив него сидел Цзян Чжоу и они играли в китайские шахматы. Цю Сяойе и Фань Цин либо посматривали на них либо играли в свои мобильные телефоны. Похоже все были расслаблены.

Цзян сказал что-то и Ван Югуй рассмеялся.

— «Староста деревни, о чём разговариваете? Похоже вы оба хорошо проводите время.» — Усмехнулся Дун Сун.

— «Ничего особенного. Просто непринуждённая беседа. Как всё прошло?» — Ван знал что Гуань Сянфэн хочет застать своего учителя врасплох, поэтому не стал его разоблачать.

Но Дун покачал головой:

— «Айй… В этом мире есть человек, который не может удовлетворить свою жадность. Такие люди хотят только приносить пользу себе, ничем не жертвуя. Ага, и они не знают своё положение в великой схеме вещей! Это довольно забавно когда они в конце оказываются ни с чем…».

Гуань покраснел и сердито сказал:

— «Разве я виноват? Откуда я знал что этот монах…».

— «Гуань Сянфэн, о чём ты говоришь?» — из любопытства спросил Цзян Чжоу.

Гуань не хотел вдаваться в подробности, но Дун Сун не собирался скрывать правду. Он рассказал о том что произошло на горе, на что Цзян недовольно нахмурился:

— «Гуань, чему я тебя все это время учил?».

Тот опустил голову и возразил:

— «Мастер, вы даже не представляете насколько там классный бамбук. Я не знал что монах действительно хорош в резьбе по дереву. С самого начала и до конца он использовал только мачете. Если бы вы это увидели то тоже встревожились, ведь так?».

— «Не говори глупостей. Разве мастер такой человек? Где он только ни был, каких только хороших материалов он не видел? Это всего лишь бамбук. Учитель бы не опустился до того чтобы выйти из себя» — сказала Фань Цин.

— «Ты нихрена не знаешь! Это первоклассный бамбук. Если вы мне не верите, спросите Дун Сун и старосту деревни.» — Гуань Сянфэн знал, что одних его слов мало. Он тут же попросил их подтвердить то что он сказал.

Однако Дун Сун заложил руки за спину и опустил голову… Он не потрудился помочь Гуань. Очевидно, он всё ещё был недоволен конфликтом между Гуань Сянфэн и Хромым Ма.

Будучи старостой деревни, Ван Югуй не хотел себя нахваливать. Поэтому он неловко улыбнулся:

— «Бамбук нашей деревни в порядке.».

Услышав это, Гуань чуть не заплакал. Это был обман!

— «Гуань Сянфэн, учитель плохо себя чувствует. Я мог бы проигнорировать что ты о нём не заботишься, но ты даже создал проблемы» — презрительно сказал Фань Цин. Фань вырос в деревне и поэтому он ненавидел детей богачей, таких как Гуань. Богатства давали ему всевозможные преимущества и он во многом был лучше чем Фань. Единственное в чём Фань Цин превосходил Гуань Сянфэн» — он постоянно усердно трудился.

Гуань тоже был невысокого мнения о Фань Цин. Они были соперниками и хотели немного унизить друг друга. Он холодно хмыкнул:

— «Кто ты такой чтобы мне указывать. Я знаю что делаю. Мастер, этот Морозный бамбук лучший из лучших. Если не верите, можете сами убедиться.».

— «О? И где этот Морозный Бамбук?» — Цзян Чжоу очень хорошо знал Гуань Сянфэн. Хотя этот парень был богат и немного высокомерен, он определённо не стал бы в этом лгать. Даже если он презирал других, он ни над кем жестоко не издевался. У него был довольно стойкий характер.

— «На той горе! На вершине храм, а за ним лес полный бамбука высшего сорта! Учитель если бы вы могли получить хоть кусочек и вырезать из него что-то, то на конкурсе мастеров резьбы вы бы показали чрезвычайные результаты!» — сказал Гуань Сянфэн.

Услышав про конкурс Цзян Чжоу испытал искушение. Однако у него так и не восстановилась нога, так как же ему подняться на гору? Всё что он мог сделать — это посмотреть на Ван Югуй.

Ван сказал:

— «Это Гора Одного Пальца. Бамбук на вершине действительно в сто раз лучше чем тот что у подножия. Это лучший бамбук в нашей деревне. Но он принадлежит настоятелю Монастыря Одного Пальца Фанчжэн.».

У Цзян тут же загорелись глаза:

— «Значит на той горе живёт мой благодетель. Когда мои ноги восстановятся, я обязательно поднимусь на гору чтобы его поблагодарить. И ещё помогли его белый волк и тот умный шимпанзе…».

Когда Гуань Сянфэн услышал это, он понял что разговор отклоняется от темы! Разве они не должны были обсуждать Морозный Бамбук? Как это превратилось в выражение благодарности? Однако судя по тому как вёл себя Цзян Чжоу, для него важнее всего была благодарность к Фанчжэн. Поэтому он послушно замолк. Гуань размышлял как выйти из тупика. Скоро выпускной экзамен и ему нужен был лучший материал, чтобы увеличить свои шансы! Иначе его определённо победит Фань Цин.…

Ночь прошла спокойно, Гуань украдкой пришёл к Ван Югуй чтобы кое-что обсудить. Наконец Ван кивнул в знак согласия.

Гуань удивился:

— «Староста деревни, вы просто так согласились на мою просьбу?».

— «А почему бы и нет? Это просто обычный кусок бамбука. В этом вопросе у меня всё ещё есть полномочия. Выбери тот который тебе нравится, и отрежь».

Дун и Ван уже обсудили это, Ван знал что делать. Раз в их деревне был превосходный мастер, то зачем им теперь умолять Гуань Сянфэн? И нужно ли расстраиваться только из-за кусочка бамбука?

Гуань потёр нос и смотрел вслед удаляющемуся Ван Югуй, он словно в оцепенении пробормотал он про себя: — «Так великодушно?» — Но он чувствовал тепло внутри. Внезапно он подумал что-то как он обошёлся с Хромым Ма — это было немного чересчур.

Бам! Бам!

Послышался звук сцепляющихся друг с другом досок. Фанчжэн наконец соединил вместе основные доски и получилась кровать полтора на 2 метра! Затем он достал кусок бамбука и быстро вырезал изголовье и основание кровати. Простая бамбуковая кровать была готова. Т.к. она сделана из Морозного Бамбука, то была покрыта необычайно красивыми узорами. Они выглядели более величественными чем любая искусственная резьба.

Когда Рыжий Мальчик увидел кровать, он тут же прыгнул на неё и закричал:

— «Она моя! Мне всё равно, она моя!».

Лязг! Фанчжэн рубанул его мачете по голове, послышался металлический лязг. Аббат уже давно проверял голову мальчика и было непонятно из чего она сделана. Против рыжего мальчика физические атаки были совершенно бесполезны, и они вызывали лишь шумный лязг. Поэтому монах небрежно его избивал. Он использовал всё что попадётся под руку… Иногда ему это доставляло удовольствие, и он даже отбивал ритм.

Тот схватился за голову и обиженно сказал:

— «Учитель, что ты делаешь?».

— «Ничего. Эта кровать не для тебя. Это для Цзинчжэнь».

Монах который хотел отказаться от аскетизма

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии