Ранобэ | Фанфики

Мудрец, что называет себя Учеником Мудреца

Размер шрифта:

Глава 078 – Отныне и впредь…

Глава 078 – Отныне и впредь…
– Ну как, понравилось кататься на поезде? – спросил Соломон.

Когда они вошли в кабинет, Мира направилась прямиком к дивану и плюхнулась в его мягкие объятья, ну а Соломон уселся в своё рабочее кресло.

– Ага. Пока что скорость у поездов не слишком большая, но со временем будет ещё круче. И другие люди в пути тоже выглядели счастливыми, сразу видно, что мы на рубеже веков. Путешествовать очень здорово.

На пегасе летать гораздо быстрее, ведь с его помощью Мира могла добраться напрямую к нужному месту, зато поезд мог похвастаться комфортом передвижения. А ещё это ей очень напоминало путешествие на парящих островах, как раньше.

– Понятно. Рад, что тебе понравилось.

Прошло тридцать лет и мир вокруг полностью изменился. Вспомнив то, что было в прошлом, и видя как Мира наслаждается тем что было сейчас, Соломон невольно улыбнулся. И, хотя его голос по-прежнему был немного отчужденным, в нем мелькнули и нотки радости, когда он спросил:

– Но… тебе удалось достичь цели миссии?

Если на то пошло, то единственное что ему осталось — это защищать свой дом. Это было самое главное на сегодня. И не важно, шла здесь речь о лучших друзьях или же нет. В обмен на помощь Соломон мог дать всё, что им только было нужно.

– Да, получилось. Хотя выглядят они не так, как мне ожидалось.

И Мира прекрасно его понимала, поэтому была готова выполнить любую миссию.

Мира поднялась с дивана и сняла с пояса кожаный мешочек, положив его аккурат между стопками документов.

Соломон заглянул внутрь и достал кусочек древесной стружки, хоть и покрытой мхом, но выглядящей так свежо, будто ещё минуту назад она была частью дерева.

– Хм. Выглядят они определённо не так, как я ожидал. Будто только отрезали. Ну, дерево таки святое.

– Как думаешь, они будут полезны?

– Возможно. Мои учёные неплохо разбираются в своём деле, – ответил Соломон с лёгкой гордостью.

После чего вернул стружку обратно в сумочку и закрыл ее.

Как бы там ни было, а Мира выполнила свою часть сделки.

– А, кстати говоря. Раз уж я отправилась в такие дали, то решила захватить с собой пару подарков.

– О, серьёзно? Ну-ка, ну-ка, показывай.

Быстро подбив результаты миссии, они вернулись к разговору по душам. Места на рабочем столе не оставалось, поэтому Мира выложила всё купленное на маленький столик перед диваном.

Соломон выглядел очарованным появившейся перед ним картиной.

– Белые персики, мм. Главный продукт Арисфарии. Немало ты всего набрала.

Вместе с персиками лежали белоснежные печенья и джем, конфеты, сок, пирожки, пироги, и много разных видов варенья.

Но Мира купила не только съедобные гостинцы. Она достала из инвентаря ещё один предмет и протянула его Соломону:

– Вот, это тебе.

– Хе-хе. Значит, даже такое продают в качестве сувениров. Спасибо, я о нём позабочусь.

Это был Магический Бонсай (Гримуар-Бонсай), крохотная разновидность священного дерева Арисфарии. Соломон взял горшок и повертел его, разглядывая ветви со всех сторон.

– Они много разных видов продавали, но только два мне понравились.

На этих словах она достала ещё один бонсай и торжественно поставила его на стол, взглянув на маленькое деревце тем же взглядом, что и Соломон. Они продолжили разговаривать на эту тему ещё некоторое время.

Говорили, что каждый горшок превращался в собственный маленький мир. Они ещё давно интересовались бонсаем и временами размышляли над этим, не замечая, как пролетает время. Соломон с ностальгией вспомнил давно ушедшие времена.

Из-за постоянной загруженности у него не было времени на подобное, и вот Мира появилась с этим маленьким кусочком их общего прошлого.

– Можешь раздать сладости всем людям, которые работали над моим платьем?

– О, а я-то думал, зачем ты так много накупила. Что ж, это без проблем, но им будет приятнее, если ты подаришь сладости сама.

– Хмм, вот как…

– Если пойдёшь в комнату горничных, то сможешь захватить всех, кто работал над твоей одеждой.

– … Как-то жутко ты выразился, но ладно, ты прав. Отдам подарки сама.

Комната горничных была запретным садом, в который могли войти лишь женщины. Мира уже начинала привыкать… к привилегиям своего тела, поэтому довольно быстро согласилась на предложение Соломона.

– Но, эм, раз я тоже участвовал, мне можно взять что-нибудь, да? – спросил Соломон и тут же откусил кусочек булочки с персиковым вареньем. Всё же, все расходы на материалы оплатил он и Люминария.

– Кстати о подарках, была ещё одна история, которую я хотела рассказать.

– Ещё одна? Во время миссии?

– Вроде того, да.

Она вспомнила одну женщину, с которой встретилась в пути, после чего тоже взяла булочку и села с ним на диван.

– Я встретила твою фанатку в одной из гостиниц, в которой останавливалась.

– Фанатку? Вот это приятно. Девушка?

– Ага. И с довольно приличными формами.

– Хм. Здорово же быть популярным!

Мира начала вспоминать ту встречу, но первым делом ей вспомнились те два внушительных полнолуния. Символ материнства, перед которым не мог устоять ни один мужчина.

Не важно, большие они или маленькие, их все объединяла одна цель. Они с Соломоном разделяли эти взгляды – женская грудь была мечтой, несмотря на размер. А если в разговоре участвовала ещё и Люминария, то он превращался в спор из-за разницы философий.

– Кажется, её звали Аселия. Она сказала, что именно на твоём примере решила стать святым рыцарем.

– Хе-хе, вот это честь, – радостно сказал Соломон, сев на диван рядом с Мирой и потянувшись к коробке за следующей булочкой.

– Но была небольшая проблема. Она всё время пыталась имитировать твой нынешний стиль и поэтому не справлялась.

– Мой нынешний… Ну да, это та ещё проблема. Странно так говорить о себе, но я реально плохой пример святого рыцаря.

– Я тоже так думаю. Поэтому рассказала ей о том, как ты начинал свои похождения и она, кажется, поняла. По крайней мере, выглядела довольно радостной, когда говорила как хочет научиться пользоваться щитом.

– Понятно. Спасибо тебе. Не думал, что в моей жизни настанет момент, когда я стану привлекать женщин. Недурно, я бы сказал.

Они продолжили есть булочки. Те были идеального размера, как раз одна помещалась в рот и радовала не только своей упругостью, но и сладким персиковым вареньем, с кусочками тающими во рту. Можно было съесть сотню и не заметить.

Но в этот момент постучали.

– Войдите, – сказал Соломон, отряхивая руки.

Вошли Сулейман и Люминария.

– Быстро вы. Что случилось?

– Они сами всё выложили. Те двое в чёрном оказались не слишком одарёнными чувством долга, так что рассказали буквально всё связанное с нападением на Миру.

Сулейман быстро поклонился и рассказал всю полученную информацию.

Кэйрос признал, что это всё было из-за обиды на результаты Миры во время экзамена, но главная проблема заключалась в том, насколько ситуация вышла из под контроля. Главой семьи Берли, пока маркиз Альфонс занимался расследованием в каком-то далёком месте, была его жена. Женщина, которая очень любила своего сына и исполняла любые его прихоти.

Альфонс был благоразумнее, но он уехал и потому не мог остановить своего сына раньше, чем тот перешёл черту.

– А запечатывающий барьер был украден со склада Армии Чародеев. Устройство осталось там, где они напали, поэтому мы уже отправили группу его забрать.

Сулейман закончил рассказывать итоги и Соломон поблагодарил его, после чего посмотрел на булочки и прочистил горло. Теперь, когда его видел один из подчинённых, он не мог позволить себе поведение обычного человека.

– Получается, его сделали здесь? – удивилась Мира. – Я и не знала, что вы делаете такие классные вещи.

Её образ не заботил, поэтому она взяла ещё одну булочку и закинула в рот. Тщательно прожевав, Мира запила белым персиковым соком. Её щёки налились краской от кислого привкуса.

Соломон взглянул на неё искоса, после чего посмотрел на Сулеймана, стоявшего со спиной прямой как стрела. Он напоминал ему учителя наблюдающего за учениками во время экзамена.

– Ну, если честно, это планировалось как некая гарантия на будущее. Мы всё же страна чародеев, поэтому запечатывать заклинания нам точно нельзя. Зато изучив принципы формирования таких барьеров можно придумать и контрмеры. Тот прототип использовался как раз для этих целей.

Король Соломон поднялся и отошёл, чтобы было проще сопротивляться притяжению вкусных булочек, после чего сел на своё кресло. Гостинцев ещё оставалось немало, поэтому он решил заняться ими, когда освободиться.

– Это мудро, – пробормотала Мира, жуя очередную булку. – Ты тут уже всё продумал.

– Ну, как бы я не выглядел, я всё же король.

Сулейман тут же посмотрел на него порицающим взглядом. По его мнению, король не должен был произносить таких самоуничижительных речей, даже в кругу друзей.

– Кстати, а что насчёт снаряжения духов? – сменил тему Соломон, пытаясь сделать вид, что не замечает взгляд Сулеймана.

– Оказалось, что всё за них купила мать Кэйроса, – ответил Сулейман, – они сами не обладают никакой информацией.

– Хмм, точно?

– Люминария допрашивала с пристрастием, поэтому я уверен, что они ничего не скрыли.

Соломон не сомневался, что они узнали всё возможное, в то время как Мире стало интересно, что же эти двое сделали с допрашиваемыми.

Люминария вдруг оказалась рядом с Мирой и взяла одну из булочек таким естественным движением, будто сама их купила. Ей, как и Соломону, приходилось вести себя подобающе на публике, но строгий взгляд Сулеймана был снисходительнее к ней.

– В таком случае, нужно поговорить с женой маркиза, – сказал Соломон. – Сулейман, отправь ей письмо, чтобы пришла к обеду.

– Конечно.

– И ещё кое-что. Вот древесная стружка, о которой я говорил. Отнеси её исследователям.

Соломон протянул мешочек и Сулейман взял его обеими руками.

– Похоже, задача будет трудной, – сказал он, взглянув на стружку покрытую мхом с одной стороны и совершенно нетронутую временем с другой. – Я займусь этим немедленно.

Несмотря на слова, его голос выдавал жажду решения новой загадки.

– Если позволите, я пойду, – сказал Сулейман, покидая кабинет.

– Эх, какая печаль, – сказала Люминария, взяв бутылочку персикового сока со стола. – Он был довольно наглым пареньком, но талантливым. Заметила бы я раньше, насколько плохо обстоят дела.

Мира понимала, что дерзость благородного парня обучающегося вместе с простолюдинами была неизбежна, но Кэйрос использовал свой статус даже против преподавателей. Люминария быстро исправила бы ситуацию, узнай она об этом раньше.

– Что ж, я передала все обязанности связанные с академией прошлому ассистенту… – Люминария взяла очередную булочку и добавила слегка недовольным тоном: – Но он думает только об исследованиях…

В отсутствие Мудрецов именно их ассистенты, такие как Креос, стали управлять башнями. Поэтому они же управляли академией, следили за экзаменами и успехами учеников. Башня Магии стала единственным исключением, ведь Мудрец Люминария была на месте, но в таком случае её участие могло создать дисбаланс между башнями. В итоге ей пришлось отказаться от своего положения – хоть и не официально, но на деле все всё понимали.

Однако ассистент, на которого она оставила все дела башни, в душе оказался исключительно исследователем. Поэтому, хотя он должен был заботиться о Факультете Магии, вряд ли смог бы назвать имя хоть одного ученика.

В результате, благодаря его успехам в исследованиях, способности учеников этого факультета росли значительно быстрее, чем в остальных, но из-за отсутствия надзора появлялись такие дерзкие случаи как Кэйрос.

– Креос часто посещал академию. Когда я была там, студенты-призыватели выглядели очень дружно и поддерживали своих товарищей. Может, даже если не брать всю работу на себя, будешь просто иногда посещать свой факультет?

Мира вспомнила свою экскурсию по академии с Креосом, Хинатой, и Амаранте. Она помнила, с какой радостной завистью они смотрели на неё. Ученики с большим уважением относились к тем, кому удалось достичь силы, о которой они ещё только мечтали. Мудрецы могли очень легко помочь им с мотивацией. Мира помнила схожий случай в собственную бытность студентом, но говорила при этом родительским тоном.

– Что ж, как бы там ни было, самое ужасное уже случилось. Но я навещу их, раз ты так говоришь.

– «Буду навещать регулярно», ты хотела сказать.

Прожевав очередную булочку, Люминария недовольно пробормотала: «Да знаю я, знаю».

Всё это происходило перед Королём Соломоном, который был рад видеть, что они думают о будущем.

– Хмм, я академию знаю только из докладов. Может сходить с вами? – предложил Соломон, потянувшись за булочкой.

– Хорошая идея. Многое можно узнать только увидев лично, – кивнула Мира, снова задумавшись о своём визите в академию.

Но от неё ускользнуло, какую шумиху поднимет в академии одновременный визит лично Короля и Мудреца.

– Кстати об этом, а зачем вообще нужен тот экзамен? – спросила Мира. – Я увидела лишь пару заклинаний реально полезных в бою.

Как она не прокручивала те события у себя в голове, реально полезных в бою с монстрами заклинаний практически не было. Она предположила, что таков новый стиль чародеев, но Соломон и Люминария переглянулись и опустили плечи.

– Когда экзамены только появились и стали развиваться, мы в этом не участвовали, – сказал Соломон. – А инструкторы начали отвечать на требования влиятельных людей, которые не имели никакого отношения к реальным заклинаниям.

– Ну, прошло много лет, прежде чем они стали такими, – добавила Люминария. – Изначальной целью было научить учеников адаптивности, чтобы они были готовы к разных ситуациям. Но постепенно всю работу переложили на инструкторов, а помощники Мудрецов решили не вмешиваться в нормальный ход вещей. Вот так всё и получилось.

Первые экзамены были не слишком важны в академии, но время шло, о них узнавало всё больше людей, и постепенно сравнение результатов факультетов превратилось в шоу и состязание.

– Вот как, – сказала Мира.

Даже если бы айфри дом помощники Мудрецов оставались главными, процесс обучения всё равно зависел от инструкторов. А те подчинились требованиям публики, для которых важнее всего была зрелищность.

– В любом случае, мне кажется, что в последние годы они перебарщивают. По крайней мере, сегодняшний инцидент определённо это показал. Всем. Нужно дать им время и всё вернётся в норму, – сказала Люминария, открывая следующую коробку с персиковыми булочками.

Соломон уже смотрел на неё с нетерпением, потому что открывала она слишком медленно на его взгляд. Мира только улыбнулась, ей было очень приятно, что им так понравился этот гостинец. Хотя первую булочку урвала сама.

– А, точно. Это тебе, – сказала Мира и выкопала из под подарков на столе статуэтку богини любви.

– О, спасибо, – приняла подарок Люминария и начала вертеть статуэтку в руках, разглядывая со всех сторон. – Неожиданно, если честно. Они сильно преуспели в технологиях производства, так много деталей… хм, белые…

Взгляды девушек встретились и они одновременно кивнули.

– Кстати, – поднялся Соломон, – Лайонел просил передать, что нашёл довольно интересную информацию.

– О-о-о, и что там?

Он прошёл за свой стол и достал пару бумажек из стопки.

– Говорит, что нашёл группу искателей приключений связанную с «Химера Клозен». После наблюдения за ними он обнаружил подозрительные черты, – сообщил Соломон, пройдясь взглядом по бумагам, чтобы убедиться в точности собственных слов.

Лайонел, как лидер Союза Чародеев, мог довольно легко найти искателей приключений связанных с теми или иными группировками, хотя такое вполне могло сойти за злоупотребление властью.

– И что это за черты?

– Эти искатели приключений запрашивали пропуски в одни и те же данжи в определённые дни месяца. Всего три штуки: «Крепость Весов», «Укрытая Библиотека», и «Лабиринт Миражей».

– Хмм, я пару раз была в каждом. Насколько помню, их между собой ничего не связывает.

Каждый из названных Соломоном данжей был очень высокого уровня и Мира посещала в прошлом их все, по разным причинам. Но не могла вспомнить ни одной общей черты между ними.

Можно было подумать, что это охотничьи угодья Химера Клозен, но там даже духи рядом не обитали.

– Ну, историю мира ты никогда не изучала, – улыбнулся Соломон. – На самом деле у них общее прошлое. Хотя я и сам узнал об этом только из доклада Лайонела, потому что он тщательно изучил все три данжа. Похоже, то, что ты зашла вперёд, вызвало в нём соревновательный дух.

С одной стороны, Соломон остался тем же молодым парнем, что и раньше, но теперь в нём появилась более взрослая и задумчивая грань. Он был доволен результатами Лайонела как отец радующийся за успехи сына.

– Так в чём связь? – фыркнула Мира, заметив обычную для лица Соломона ехидную улыбку.

Люминария, тем временем, изучала гору подарков привезённую Мирой.

– Во-первых: Крепость Весов. Ты знала, что именно там древние сразились с королём монстров?

– Не помню когда это произошло, но я что-то такое слышала.

– По некоторым сведениям, духи одолжили свою силу древним в этом сражении.

– А, вот и связь с духами.

Древние записи были разбросаны по всему миру. Она никогда не думала о них, как о следах истории мира, но скорее как о чертах, которые раскрашивали мир её настоящего.

– Говорится, что духом повёдшим остальных за собой в этой битве был лично Король Духов Симбиосанкций. Он явился там и командовал битвой в Крепости Весов.

– Король Духов? Вот это реально важная персона.

По истории та битва закончилась победой древних, однако про Короля Духов она не слышала никогда.

– Затем Укрытая Библиотека. Там хранится множество книг и других документов древних, включая связанные с той битвой.

– Хмм, понятно. Думаю, там можно найти что угодно.

Скрытая Библиотека – это данж чудовищных размеров, находящийся глубоко под землёй.

Подземелье было заполнено бродящими стражами, которые защищали хранящиеся внутри книги. Считалось, что в них записана вся история мира вплоть до исчезновения древних. Хотя там хранилась не только история, очевидно, но и прочие книги. Однако сами архивы и подземелье находились в разных местах и для архивов требовался особый пропуск.

– И последнее, Лабиринт Миражей. Вряд ли им интересен сам данж, скорее его прошлое.

– Прошлое? Как же там было… помню что-то связанное с каменным кругом, да? – попыталась вспомнить Мира, но на ум пришли только каменные башни поставленные в круг.

– Ты хотела сказать «Древние Кольцевые Врата». Это место соединяется с Дворцом Духов.

– Ты серьёзно?

Мира была там по заданию подавления Пожирателей Элементов, которые устроили гнездо в этом месте. Теперь она поняла, почему существа питающиеся духами выбрали его.

– Поэтому Лайонел пришёл к довольно интригующему выводу, – сказал Соломон, возвращая бумаги на место. Взгляд его стал суровым. – Следующая цель Химеры Клозен — это Король Духов.

Мудрец, что называет себя Учеником Мудреца

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии