Ранобэ | Фанфики

Наблюдения жениха за самопровозглашённой злодейкой

Размер шрифта:

Экстра

«Вааа-аа! Вааа-аа!»

Первый крик ребенка достиг моих ушей, пока я ожидал в соседней комнате, небо уже посветлело.

 

Говорили что первые роды займут довольно много времени – уже середина ночи.

Тем временем я слышал болезненные стоны моей жены, доносящиеся из соседней комнаты: «Стой! Этого не может быть!! Что это за боль!!», «Это больно, это очень больно!!!», «Д-детка, сделай все возможное и, пожалуйста, выходи быстрее!», «Ты ребенок Сесила, поэтому ты можешь сделать это, постарайся! Мать тоже будет усердно работать!! Поэтому давай сделаем все возможное вместе… Как и ожидалось — это больно!!»

Я продолжал слышать бессмысленные выкрики энергичным голосом.

Бертия, я, конечно, был умен не по годам, но для еще даже не рождённого ребенка, немыслимо беспокоясь о свой матери родиться быстрее.

Даже если это мой ребенок, это невозможно, неважно как смотреть на происходящее. Подумав так, я рассмеялся.

Говоря об этом, мой свекор, чье лицо было очень бледным, стоило ему услышать выкрики Тии прокомментировал: «Бертия, к сожалению, у этого ребенка половина твоей крови!! Неважно что он ребёнок Его Королевского Высочества, жалко ожидать от него многого!».

Хмм… Интересно я единственный, кто считает что это не проблема?

Прямо сейчас рядом с маркизом Ночесс была Куро, которая шипела, а ее хвост распушился. Возможно, она не понимала концепцию родов, а, возможно, реагирует так на болезненные крики Бертии.

Вероятно, она хочет устранить то, что причиняет боль Тии, но в это случае боль ей причинял мой ребенок, который должен вот-вот родиться. Так что я сказал Зено остановить ее, используя все свои силы.

Наконец, после того как эта трудная ночь миновала, я увидел своего ребенка, из-за которого я ощутил напряжение, впервые в жизни.

— Сесил, я сделала это! Это милый, милый маленький мальчик!

Радостно сказала мне Бертия, она выглядела изможденной и растрепанной: лицо было в поту и слезах. В ее руках был маленький, очень маленький, ребенок уже обернутый в пеленку.

В тот момент, когда я увидел его лицо… У меня появилось предчувствие, мне хотелось плакать.

… Этот ребенок «такой же» как и я.

— Посмотри! Его волосы смесь моих волос и твоих – он клубничный блондин! Но его лицо такое же как у тебя!

Он только родился и его черты нельзя было точно рассмотреть, лицо было еще немного морщинистым, но… он конечно был похож на меня.

Когда он немного подрастет и черты лица проявятся, будет очевидно что он «мой ребенок».

— Этот ребенок точно вырастет таким же умным как Сесил! Даже если это не так, он ведь такой милый, и точно вырастет принцем которого все будут любить!!

— … Да. Это так.

Я посмотрел на Тию, которая счастливо обнимала нашего ребенка, и решил отложить этот вопрос.

Словно чувствуя настроение, наш ребенок улыбнулся, когда Тия прижалась к нему. Тут дело не в том, что я не беспокоюсь о его будущем, но… думаю все будет хорошо.

Все-таки, все уже случилось, а его мать – Бертия.

Его детство наверняка не будет таким скучным как мое.

В будущем, чтобы мы с этим ребенком не боролись за Бертию, надо бы поискать его судьбу, и поскорее.

… Даже если это мой милый ребенок, я ни за что не отдам ему свою милую Бертию.

Пусть он делает то, что ему нравится, было бы хорошо расширить его круг интересов.

Если у вас много того, что вы хотите сделать, нет необходимости держаться только за одну вещь, так ваша жизнь будет яркой и красочной.

В королевской семье никогда не было прецедента рождения «особого» ребёнка в двух поколениях подряд, но если посмотреть на это с другой стороны, я смогу позаботиться о нем, используя свой собственный опыт, так что думаю это даже хорошо.

— Сесил! Давай подарим этому ребенку нашу любовь и нежность! Сделаем его счастливым! Я буду усердно работать как мать!!

— Да. Этот ребенок… давай сделаем его счастливым.

В ответ Бертии, которая невинно улыбалась, полная восторга от рождения ребенка, я нежно улыбнулся, укрепляя решительность в своем сердце.

Я заправил ей за ухо прядь волос, которая прилипла к ее потному лицу, нежно погладил по щеке.

— Тия, спасибо, что увеличила количество моих сокровищ. Я буду продолжать усердно работать ради моего заветного ребенка и тебя.

Сказал я, мягко лаская щеку Тии левой рукой, и щеку своего ребенка правой. Бертия кивнула с улыбкой на лице и сияющими счастьем глазами, которые были немного покрасневшими от слез.

 

***

 

— Мама!!! Прошу, посмотри на этот цветок!!

Айнзарт Гло Альфастер, мой пятилетний сын бежал к Бертии и ко мне. В это время мы пили чай, отдыхая от наших официальных обязанностей.

Синяя лилия росла в горшке, который он нес в своих руках.

Эта сцена выглядела так, будто маленький ребенок, изо всех сил старается нести тяжелый горшок. Но магия ветра Зено поддерживала этот горшок, поэтому на самом деле у горшка не было веса.

Это он просто пытался показать «я делаю все возможное!».

Личность у моего сына такая же, как и у меня.

Вот только, поскольку он вырос наблюдая за своей матерью, которая, возможно, немного глупая, но ее все очень любят, потому что она старается изо всех сил, он осознал что реакция окружающих лучше, когда он добьется цели «сделав все возможное», а не когда он «просто выдал превосходный результат».

Как итог он прекрасно маскировался, скрывая свои способности, он был даже хитрее меня, когда я был ребенком.

— Ох, Айнзарт, какой красивый колокольчик.

Стоило Бертии в спешке броситься вперед чтобы забрать тяжелый горшок, я перехватил Айнзарта, который приближался вместе с этим растением. Она совершенно не понимала, какое черное сердце у ее очаровательного сына.

«…Тск»

Поскольку наш сын все еще показывал свою ангельскую улыбку, он слегка щелкнул языком, так чтобы расслышать мог только я.

Хотя я прекрасно слышал этот звук, я с улыбкой его проигнорировал.

Бертия сейчас на пятом месяце второй беременности.

Она никак не может взять такой большой и тяжелый горшок с растением.

Даже если Айнзарт понимал это, он вел себя как избалованный ребенок и пытался заставить сделать ее невозможное таким образом.

Как я и предсказывал, мой сын эмоционально привязался к своей матери, его любовь была почти одержимостью. И сейчас он был недоволен тем, что может появиться брат, который будет в том же положении что и он.

Это не доходит до уровня, когда он мог бы навредить ребенку, но он иногда пытается заставить беременную Бертию делать трудные вещи, как только что.

Он хотел оценить насколько она дорожит им.

Бертия, вероятно, совершенно не подозревала о намерениях своего сына, но, поскольку она без ума от него, она всегда неосознанно отвечала великолепно, успокаивая Айнзарта.

Тот факт то Айнзарт так чрезмерно любит свою мать неприятен.

— Мама, это не колокольчик…

Айнзарт, чья атака на Бертию провалилась, взял себя в руки продемонстрировал Тии растение, которое он только что притащил, приподняв горшок повыше.

Охранники, которые не знали, что горшок поддерживается магией Зено, открыли рты, для них это выглядело «Айнзарт продемонстрировал нечеловеческую силу». Но сам Айназарт не обращал на это внимание.

— Ох, это так? Тогда что это за цветок?

Бертия, не чувствуя странности в том что Айнзарт мог поднять этот огромный горшок с цветком, с его нынешней физической силой, она наклонила голову, смотря на растение с улыбкой.

Тем не менее, почему когда Тия увидела этот цветок, она подумала что это колокольчик?

Неважно, как на это смотреть – это лилия.

Ну, ее цвет немного необычный, хотя.

— Это лилия, мама! Я пытался вырастить любимую синюю лилию для матери!

— Э?! Синяя лилия?! Э?! Ты вырастил ее? Ты сделал это?!

Бертия широко распахнула глаза, смотря на Айнзарта, который широко улыбался.

— Да! Потому что мама любит синий, я решил сделать как отец и вырастил голубую лилию!

Я рефлекторно горько улыбнулся на эти слова, пока мой сын гордо улыбался, находясь у меня на коленях.

В этом мире не было синих лилий.

Поэтому некоторое время назад, после того как я вырастил синюю розу для Бертии, многие ботаники изучали способ создания синей лилии, но… этот вопрос уже решен моим сыном.

И причина, по которой он это сделал, желание угодить матери и посоревноваться со мной.

Я думал увеличить интересы моего сына, поэтому я тоже в ответе за это. Ведь именно я рассказал ему о моем подарке Бертии и об исследованиях ботаников, я словно специально подстрекал его. Тем не менее, немного жаль, что я украл веселье у ботаников.

Должен ли я предложить несколько интересных заданий для них в следующий раз?

Думаю, это было бы искуплением, ведь мы совершили грех господства над ботаниками в течение двух поколений.

— Сесил, что нам делать?! Наш ребенок гений!!

— Это хорошо. Но, даже если это утверждение правда, тебя все равно будут считать матерью которая слишком превозносит своего сына, если ты скажешь об этом публично. Так что давай не будем говорить об этом, хорошо?

С улыбкой ответил я растерянной Тии, которая обратилась ко мне за помощью.

Тем временем я взял горшок из рук Айнзарта и поставил его на стол.

В тот момент, когда горшок оказался на Айф_ридом_су столе, Зено убрал свою магию и стол немного заскрипел.

Реагируя на этот звук, черная лиса под столом, Куро медленно вышла и запрыгнула на колени Бертии, постаравшись удобнее устроиться.

— Ах, Куро! Я всегда говорю тебе не сидеть на полу, там холодно!!

В своем неустойчивом состоянии Куро, которая прыгнула на колени Бертии, оказалась в руках Зено.

Куро недовольно взмахнула хвостом, словно Зено ей надоел.

Ее живот был таким же пухлым как у Бертии.

— Почему бы тебе просто не оставаться в своей комнате?!

Зено, который с серьезным лицом ругал черную лису, выглядел очень трогательно: словно владелец питомца разговаривает со своим любимцем. Вот только для Зено все было не так, его беременная жена лежала на холодном полу и ее могли случайно пнуть.

Будь я на его месте, я бы читал лекцию Бертии около часа, а то и больше.

Что ж, несмотря на то что Куро находилась в своем положении в таком месте, из-за особых обстоятельств духов, Зено должен был читать лекцию не упоминая определенные моменты.

Понятие «брак» у духов было гораздо более неоднозначным. Но у этих двоих отношения стали подобными отношениям супружеской пары в год рождения Айнзарта.

И теперь ребенок Зено находится в утробе Куро.

Ох, это может показаться неоправданным, однако Зено не наложил руку на маленькую девочку, хорошо?

Я не знал об этом, пока не женился на Бертии, но видимо сила Куро немного ослабевает в дневное время, когда сильна сила света, все-таки она дух тьмы. Она также маскируется в дневное время, но чтобы уменьшить потребление энергии она превращается в ребенка.

Ее сила растет ночью, поэтому тогда она превращается в свою взрослую форму. Тем не менее, следуя примеру ориентированной на здоровый образ жизни Бертии, которая рано ложится и рано встает, я понятия не имел о ее возможности принимать взрослую форму.

Будучи тоже духом Зено очевидно знал об этом, и казалось, были случаи когда взрослая Куро отправлялась играть с Зено посреди ночи.

Так их любовь постепенно выросла, и было бы хорошо пожениться. Но как Зено может объявить что женится на Куро, которая выглядела как ребенок днем, лишь несколько людей знали правду и их обстоятельства.

Хотя Куро забеременела примерно в то же время что и Бертия, она совершенно не могла показаться в своем детском виде и животом, и не могла принять взрослую форму – ее потребление энергии стало еще больше из-за ребенка. В конце концов, Куро стала проводить свои дни в режиме черной лисы, чтобы снизить потребление энергии и нагрузку на свое тело.

Однако, даже если она была в таком положении, и несмотря на то, что Зено постоянно просил ее быть послушной, Куро, которая очень любила Бертию, не могла принять необходимость быть далеко от нее. Поэтому она скрытно сбегала из своей комнаты и неторопливо проводила время с Бертией.

В последнее время, я часто вижу как бледный Зено носится по королевскому дворцу, но на мой взгляд, не думаю что ему нужно так чрезмерно защищать Куро, которая и так является мастером защиты благодаря своей темной магии.

И, это возможно на мой взгляд, Куро весело проводит время, наблюдая за взволнованной фигурой Зено, когда тот ее ищет. Ей быстро надоедает или она становиться подавленной если Зено ее не ищет, и возвращается в свою комнату.

— Отец, я хочу сидеть на коленях у матери.

Удерживаемый на моих коленях Айнзарт обратился ко мне, смотря при этом важными глазами.

Несмотря на то, что его лицо выглядело также как мое, такое выражение лица очень напоминало Тию.

Думаю, это результат его ежедневных наблюдений за ней.

Я чувствовал зловещее предчувствие, хотя это мой сын.

— В животе твоей матери ребенок, ты не можешь.

— Я постараюсь не давить на ребенка! Я хочу услышать сердцебиение ребенка!

Он пристально смотрел на меня, апеллируя, но… я знал. На самом деле, он пытался воздействовать на Бертию: «Я хочу быть избалованным мамой.» чтобы она любила его сильней!

В настоящее время на Бертию, возможно, было произведено впечатление: ее восхитительный, чистый, невинный (по крайней мере выглядит) ребенок, хочет ее внимания – ее глаза стали влажными.

— Боже мой, ничего не поделаешь.

— Отец!!

Глаза Айнзарта ярко засияли.

Так же как у Бертии, когда ей дают сладости.

Я неохотно спустил сына со своих колен, и прежде, чем Айнзарт обнял Бертию… Поднял ее и посадил на свои колени.

— Подожди, Сесил!! Почему я на коленях у Сесила?

— Отец!!

Когда меня упрекнула Бертия, чье лицо стало ярко-красным, и Айнзарт, чье лицо было преисполнено недовольством, я притворился, что слегка удручен и прижался щекой к волосам Тии.

— Айнзарт отказался от моих объятий, когда был у меня на коленях, поэтому я чувствую себя одиноко. Тия, успокой меня.

— Х-хорошо!! Это так?!

Глаза Бертии, которые ранее были направлены только на Айнзарта, теперь смотрели на меня. Того кто чувствовал себя подавленным, потому что сын не хотел составлять ему компанию.

— Все хорошо! Айнзарт, любит Сесила! Вы двое ведь часто учитесь и играете вместе, разве нет?

Это так, я полагаю, мы оба похожи, поэтому можем легко поддерживать беседу.

С другой стороны, в случае с Айнзартом, ему совершенно не нравится уровень частных репетиторов, которые не могли сравниться со мной.

Но знаешь ли, Тия? Есть еще одна причина. Мы часто вместе, для того чтобы не позволять друг другу забрать тебя.

Ах, кажется, она совершенно не замечает ситуацию.

Иногда… Иногда мне хочется увидеть, как мы, отец и сын, выглядим в ее глазах.

— Отец, это несправедливо!

Глядя на то, как Бертия изо всех сил старается подбодрить меня, Айназрт надул щеки, было легко увидеть что он надулся специально.

Потому что выражение лица не соответствовало его взгляду, преисполненному жажды крови, который появлялся когда Бертия смотрела на меня. Сейчас он притворялся что обиделся, но у него не выходит, потому что он очень зол.

— Айнзарт, ты ревнуешь к своему отцу?

Бертия рассмеялась, и ткнула в щеку Айнзарта, который был в ее объятиях.

Атмосфера была очень гармоничной, но в нашей семье, только Бертия думала что это так.

— Айнзарт, не обнимай мать слишком сильно, хорошо? Это причинит боль ребёнку, понимаешь?

— …! Я понимаю, отец, прошу передай мне мать побыстрее.

В отличии от меня, который обнимает Бертию сзади, чтобы не мешать ребенку в животе, Айнзарт должен сдерживать свою силу, поэтому он был немного отдален от нее.

Ему это, наверное, не нравилось, поэтому Айнзарт сильно сжал юбку платья Бертии, когда его восхитительное лицо скуксилось.

— Прости, но я не могу передать ее тебе. Ты когда-нибудь найдешь свою «предназначенную судьбой», так что обнимай ее.

Улыбнулся я спокойной улыбкой.

Пусть мой тон был спокойным, но это был вопрос, который стоило срочно решить.

Недавно Айнзарт стал умнее, он отполировал свои навыки вырывания у меня Бертии.

Он мой сын, и я, очевидно, чувствую что он восхитителен, и мне хочется баловать его, но из-за того что я такой же как он, я не собираюсь потакать его привязанности.

Это будет не смешно, если отец и сын будут конфликтовать из-за жены и матери, более того, я не позволю забрать у меня Бертию.

— Мой особенный человек — мама!

— Айнзарт, ты такой милый!

Не понимая ужаса этих слов Бертия обняла Айнзарта. Наблюдая за ними, я ласкал голову Бертии и гладил голову сына, пока Айнзарт был в объятиях матери.

— Я хочу монополизировать мать!

Будучи все еще в объятиях Бертии, Айнзарт прижался к ней немножко сильнее, жалуясь со слезами на глазах как избалованный ребенок.

Только если вы отведете взгляд от темной ауры у него за спиной, он может показаться вам очаровательным.

Хмм. Если у этого ребенка будет еще один или два особенных человека, его привязанность будет разделена, и я смогу избавиться от проблем.

— Ты не можешь, Айнзарт. В конце концов, мать принадлежит отцу.

Я продолжил гладить голову сына, давая отчетливое заявление о том кто владелец, поцеловав Бертию в щеку.

Для него невозможно монополизировать Бертию.

Тем не менее, я чувствую что он жалкий, потому что у него нет «особенного человека», которого он бы мог монополизировать.

… Тем более, я понимаю важность наличия такого человека в жизни.

— Отец.

Когда я показал ему пугающую улыбку, прямо заявляя: «я не отдам ее». Мой сын, смотрящий на меня с горьким выражением лица, стал мрачным: его губы сжались в тонкую линию.

Мой сын – это мой сын, у меня есть часть, которая хочет проявлять к нему заботу, как к моему ребенку, даже если я недоволен, я не прибегаю к каким бы то ни было жестким мерам.

Мы можем сражаться друг с другом и просто разойтись, даже если будем обижены из-за проигрыша.

Возможно, у нас, отца и сына, этот процесс борьбы за Бертию стал частью обыденного взаимодействия.

— Для Айназрта будет замечательно как можно скорее найти для себя особенного человека.

— Вот почему, отдай мать…

— Это невозможно.

— Ах, за меня сражаются мой муж и сын!!!

Когда мы посмотрели на Бертию, которая счастливо смеялась, с ярко-красным лицом сидя между нами, я переглянулся с Айнзартом – мы оба рассмеялись.

Потом мы оценивали синюю лилию, которую вырастил Айнзарт. Это время мы трое провели в спокойствии как семья.

За кулисами, Куро, которая была сыта по горло чрезмерной заботой Зено, поцарапала его щеку, но это можно бы все равно назвать одной из счастливых сцен.

 

 

 

***

 

 — Отец, этот ребенок – мой «особенный человек»!!

Битва за Бертию между мной и моим сыном была полностью перевернута, когда Бертия, которая была беременна более десяти месяцев…

 

Когда прошло десять месяцев беременности – родился мой второй ребенок.

— Вааа! ВААА!…

Раздался яркий живой голос моего второго ребенка — это была девочка похожая на Бертию.

Ее плачь, в момент рождения, был намного громче чем тот который был у Айнзарта, и куда живее.

Ее волосы были более красными, чем у Бертии, а глаза были гетерохроматического янтарного и синего цвета.

Форма ее глаз был слегка раскосая, кошачья, как у Тии.

Если бы цвет одного ее глаза не был синим, мне было бы интересно, куда делась моя кровь.

Как только она родилась, это произошло, в момент ее знакомства с Айнзартом.

— Айнзарт, этот ребенок – твоя младшая сестра!

С устатым лицом после родов, но с счастливой улыбкой на лице Бертия показала Айнзарту нашего второго ребенка, который плакал на ее руках, пока ее спина была прислонена к подушке.

В это время Айнзарт был очень угрюм.

В обычных обстоятельствах, ему приходилось бороться со мной за мать, а теперь у него появился новый противник.

Более того, так как это только что рожденный ребенок, уровень заботы о нем со стороны Бертии будет более высоким.

Сын, умен как и я, он мог легко предсказать развитие событий в будущем. Он очень хотел заявить о своем неудовольствии… он очень хотел, но потому что он был умен, он не мог показать свое недовольство, и поэтому он улыбнулся, хотя чувствовал себя ужасно.

Таким образом, когда я увидел вынужденную улыбку своего сына, я подумал, что наверняка заставил своего отца сильно переживать, до того, как я встретил Бертию.

В то время, я тоже выбирал лучший курс действий, основываясь на том, чего ожидали люди. Тем не менее, с точки зрения родителей, которые могли почувствовать эмоцию своего ребенка, им не нравилась эта замкнутость и сдержанность.

Они чувствуют:  вместо того, чтобы быть умным и способным, лучше, чтобы их ребёнок мог выражать свои эмоции и быть счастливым. И даже если это невозможно, они точно задумывались, о том можно ли что-то сделать.

— Моя младшая сестра… как мило.

Глядя на ребенка, который плакал на руках у его матери, через силу Айнзарт выдавил эти слова.

Несмотря на то, что Тия почувствовала странность, она решила что нынешнее состояние ее сына вызвано смущением, ведь он в первый раз встретился со своей сестрой – она совершенно неправильно поняла ситуацию.

Ребенок на ее руках продолжал плакать, не замечая происходящего вокруг, совершенно не чувствуя атмосферу.

Ее неспособность читать атмосферу, она унаследовала ее от матери?

— Подойди Айназрт. Погладь свою сестру!

Мать, которая не могла читать атмосферу, показала Айнзарту дочь, которая плакала. Она не выглядела так словно с ней можно взаимодействовать, неважно как вы на это смотрите.

Возможно, потому что он не понимал что ему делать, улыбка Айнзарта стала жесткой.

Тем не менее, Бертия была не намерена отступать.

Думая, что ее сын стесняется, она схватила его руку и заставила коснуться щеки малышки.

В этот момент наша дочь перестала плакать.

Наоборот, она схватила руку Айназрта, пока тот все еще жестко улыбался, и засунув ее в рот стала грызть.

Это было довольно безжалостно, до такой степени, что вся его рука была в слюнях.

— О боже, боже, это не закуска, понимаешь? Это рука твоего старшего брата.

Когда Бертия с горькой улыбкой, попыталась вытащить руку Айнзарта…

— Вааа!!!!!

Девочка начала громко плакать.

В этот момент Айнзарт неожиданно вернул свою руку младшей сестре, и та снова стала ее грызть, с опьянённым выражением лица, словно она ела сушенное мясо.

Возможно, он нашел ее поведение интересным, и на лице Айнарта, на котором сначала отразилось удивление, постепенно появилась настоящая улыбка.

Чтобы описать эту улыбку достаточно одного слова: «Интересно».

Далее события развивались мгновенно.

Он позвал Зено и когда магия ветра уменьшила вес его сестры, Айнзарт взял ее из рук Бертии и крепко обнял.

Он выглядел очень счастливым, по его лицу было видно что ему очень весело.

После чего он сказал.

— Отец, этот ребёнок – мой «судьбоносный партнер»!!

— … Ты полюбил свою младшую сестру?

— Конечно! Она интерес…очаровательная, живая… нет никого похожего на нее. На этот раз, я полностью монополизирую ее! Я дам ей много-много любви!!

Глядя на Айнзарта, который крепко обнимал свою младшую сестру, словно заявляя что никогда ее не отпустит, я размышлял: что мне теперь делать?

Я рад что у Айнзарта появился еще один интересный человек, кроме Бертии, но поскольку другая сторона моя дочь, меня начинало беспокоить будущее дочери.

Несомненно, у нее будут серьёзные проблемы с браком, и если я буду небрежным, она, вероятно, никогда не сможет выйти замуж…

Я представил такое будущем.

… Хм, оно неожиданно мне нравится.

Я посмотрел на заинтересованное лицо, мою дочь: в данный момент, несмотря на то, что Айнзарт ее крепко обнимает, а ее лоб и щеки поцеловали, она совершенно не волновалась начав засыпать.

Если она найдет кого-то, кого по-настоящему полюбит, то эта, кажется, смелая дочь, несомненно сможет что-то сделать своими силами, чтобы пойти против своего брата.

И, прежде всего, я тоже хочу держать мою очаровательную дочь, так похожую на Бертию, как можно ближе к моей руке.

Если ее партнер не сможет справиться с препятствием в виде Айнзарта, я не соглашусь отдать ему мою очаровательную дочь.

Обдумав все. Я решил…

— Айнзарт, пожалуйста, люби этого ребенка и защити ее.

— Да!!

— Ох! Я так рада, что у вас такие хорошие отношения!

Посмотрев на своих детей, счастливо рассмеялась Бертия.

… Интересно, когда она поймет истинную природу своего сына?

Я мне кажется, она не увидит истину всю свою жизнь.

Таким образом, моя новорожденная дочь привлекла своего старшего брата, у которого потенциально будет комплекс сестры. Мы назвали ее Айнкис, она стала принцессой которую все любили.

 

***

 

 — Брат!!! Не вставай на пути моего брака снова!

— Айнкис, это ведь здорово, что ты всегда рядом со мной и развлекаешь меня. Тебе не нужно вступать в брак.

— Я хочу выйти замуж! Я хочу, чтобы меня любил джентльмен!

— Разве тебя уже не любит твой старший брат?

— Я не имею в виду любовь брата и сестры, я хочу романтическую любовь!!

— Если есть кто-то, кто хочет сделать тебя своей невестой, он должен победить меня, как минимум…

— Нет никого, кто бы соответствовал этим требованиям кроме папы!!

 

— Айнзарт и Айнкис сегодня тоже хорошо ладят, верно?

… Как обычно, только Тия способна видеть эту ситуацию так.

Прошло десять лет, и сейчас подобные разговоры звучали в королевском дворце очень частно.

 

Наблюдения жениха за самопровозглашённой злодейкой

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии