Начало после конца

Размер шрифта:

Глава 339: Центральный доминион

Артур Лейвин

‒ Итак, ты все запомнил, что я тебе говорил? ‒ спросил меня Аларик уже в третий раз, несмотря на предыдущие два за это утро.

Старый алакриец стоял, засунув руки в карманы королевской пурпурной мантии, — одежде, более близкой к банным халатам моего предыдущего мира, нежели боевые мантии, которые обычно носили маги в этом -, которая была несколько натянутой на его животе.

‒ Да, дядюшка Ал, ‒ саркастически сказал я, потягивая за края простого дорожного костюма.

Даррин предлагал одолжить мне несколько дорогих нарядов, которые, по его словам, лучше бы подошли Центральному доминиону, но он значительно шире в груди и плечах, и не было времени что-либо менять.

‒ Знаешь, ‒ задумчиво ответил Аларик, ‒ даже не знаю, нравится мне или нет.

‒ Ради Верховного Владыки, мы идем или как?

Аларик, Даррин и я повернулись, посмотрев на Браяр, которая прислонилась к стене комнаты варп-телепортации Даррина. Она облачилась в белоснежную кожаную броню держа руку на рукояти своего тонкого клинка.

Несговорчивая молодая девушка решительно встретила наши взгляды.
‒ Я бы хотела вернуться в академию до того, как мне исполнится столько же лет, сколько вам троим.

‒ Принимая во внимание все силы зла, ополчившиеся против тебя, ‒торжественно произнес Реджис, ‒ кто бы мог подумать, что тебя убьет шестнадцатилетняя школьница.

Аларик расхохотался и сильно хлопнул Даррина по спине.
‒ Сколько бы Кровь Надир ни платила тебе, заставь их удвоить оплату, ‒ поддразнил он.

Девушка только хмыкнула, переводя взгляд на временный варп-портал, находившийся в центре приподнятой каменной платформы. Артефакт в форме наковальни был изготовлен из тускло-серого, покрытого оспинами металла и усыпан десятками рун.

Быстрым взглядом по линии рун я заметил их схожесть с теми, что покрывали врата телепортации в Дикатене, но эти гораздо более компактные и сложные.

‒ Насколько далеко он может достать? ‒ спросил я, изображая непринужденный интерес.

Даррин склонился над артефактом, стряхивая мелкую пыль с его поверхности.
‒ Он достаточно силен, чтобы добраться до западного побережья Сехз-Клар или сразу до южной границы Труасии, ‒ заметив, что я нахмурился, Даррин добавил ‒ Более чем достаточно, чтобы добраться до города Каргидан в Центральном доминионе.

‒ Даже не близко к тому, чтобы отправить меня домой в Дикатен, ‒ подумал я, подавляя свое разочарование. В любом случае, это глупая мысль. Как бы мне ни хотелось сказать сестре и матери, что я жив, возвращение в Дикатен сейчас может подвергнуть их еще большей опасности, по сравнению с той, в которой они находятся сейчас.

‒ Эй, у тебя все еще есть Камень Сталкера, ‒ сказал Реджис, как ему показалось, утешительным тоном.

‒ Извини, что? ‒ спросил я, и ход моих мыслей полностью сменился.

‒ Я решил, что “Сфера Сталкера Дальнего Действия” слишком длинно. А Камень Сталкера прямо слетает с языка, образно говоря.

Решительно отодвинув мысли Реджиса на задний план, мое внимание вернулось к Даррину, который начал настраивать временный варп-портал для путешествия.

‒ Я собираюсь отправить тебя в Библиотеку Владык, ‒ говорил Даррин. ‒ Браяр, можешь показать Грею…

‒ Офис студенческой администрации, да-да, ‒ когда Даррин приподнял бровь, глядя на девушку, она выпрямилась и сказала ‒ Я имею в виду, да, сэр.

Улыбнувшись про себя, Даррин закончил калибровку и отступил назад.
‒ Все готово к отправке.

Я протянул руку алакрийцу, и он пожал ее.
‒ Благодарю за гостеприимство и твою помощь, ‒ искренне сказал я.

Хоть я и мог в любой момент вырваться из тюремной камеры Гранбелей или из Высокого зала, однако скорее всего, это усложнило бы продвижение моих дел, или даже сделало невозможным, привлеки я внимание одной или двух Кос. Но благодаря Аларику и его другу — и Каэре — мне удалось всего этого избежать.

‒ То, с чем ты столкнулся — ужасная несправедливость, ‒ ответил он. ‒ Я рад, что мы смогли помочь.

‒ Ты у меня в большом долгу, малыш, ‒ криво усмехнулся Аларик, когда я тоже протянул ему руку.
‒ Даррин никогда не устанет повторять мне тоже самое, и лучше не вспоминать про все другие разы, когда я ему задолжал.

‒ Мой герой ‒ бесстрастно сказал я.

‒ Что ж, нам лучше рассчитаться, прежде чем ты уйдешь.

Посчитав, что он шутит, я показательно закатил глаза, но затем он вытащил из кармана мое старое, пустое пространственное кольцо и протянул его.
‒ Сорок процентов, я полагаю?

Браяр нахмурилась.
‒ Сорок процентов — грабеж.

Даррин сбитый с толку нахмурился, но оставил свое мнение о нашей сделке при себе.

‒ Плюс десять процентов за мои услуги юридической помощи, ‒ добавил он, подмигнув.

Я для вида надел кольцо на руку и “активировал” его, просматривая коллекцию наград, которые привез из реликтомб. Немногие из предметов представляли для меня интерес, так как оружие слишком быстро разрушалось бы при насыщении эфиром, также я не мог использовать ничего, что требует направления или использования маны.

Когда я вытащил первый предмет — серебряную корону, украшенную кроваво-красными драгоценными камнями, в которых находилось столько огненной маны, что та даже стала видна невооруженным глазом, — Аларик просиял от сдерживаемого ликования.

Один за другим, я начал передавать половину найденных сокровищ.

Яркие глаза Браяр становились все шире и шире, с каждым предметом, что выходил из моей пространственной руны хранения, и даже Даррин не смог скрыть своего удивления размером оплаты, состоящей из столь широкого спектра слегка магически-светящихся артефактов.

‒ Я думал, ты сказал, что у тебя нет никакого состояния? ‒ спросил Даррин в моем направлении, приподняв бровь.

‒ У меня нет. Есть лишь куча вещей. И до тех пор, пока я не получу шанс их продать, технически это не “состояние”, ‒ сказал я, вытаскивая еще одну награду из пространственной руны.

Аларик делал вид, будто осматривает каждую деталь, прежде чем спрятать их в свое собственное кольцо измерения, пытаясь сохранить невозмутимый вид, но к концу он практически пускал слюни, и его руки дрожали от волнения.

‒ Сделай мне одолжение и не упейся вусмерть с этим, ‒ сказал я, устремив на него строгий взгляд.

Старый восходящий взвесил кольцо так, будто мог почувствовать физический вес всех сокровищ, которое оно теперь содержало.
‒ Когда ты доберешься до Каргидана, местная Ассоциация Восходящих купит все, что у тебя есть, и внесет это прямо на твою рунную карту, ‒ рассеянно сказал он. ‒ А также теперь, когда ты завершил вступительный экзамен, они могут сделать тебе официальную идентификационную карточку.

‒ Ты получил все это во время своего вступительного восхождения? ‒ недоверчиво спросила Браяр, ее глаза перескакивали с меня на пространственное кольцо и обратно.

Даррин быстро ответил.
‒ Не питай больших надежд, Браяр. Это определенно не обычный улов для одного восхождения, или даже нескольких восхождений.

Я лишь пожал плечами, глядя на молодую девушку.
‒ Нам с моими спутниками повезло.

‒ Это уж точно, ‒ ответил Даррин. ‒ В любом случае, вам двоим лучше идти своей дорогой. Грей, Браяр поможет тебе сориентироваться.

Он посмотрел на свою ученицу и провел рукой по своим светлым волосам.
‒ И Браяр, не забывай, что Грей собирается стать профессором в академии. Может, ты и не в его классе, но я не могу себе представить, чтобы он остался благосклонен к дальнейшей грубости с твоей стороны.

Браяр медленно отвела от меня взгляд, прежде чем выйти на платформу рядом с временным варп-порталом, стоя с военной выправкой, пока ждала, когда я присоединюсь к ней.

‒ Увидимся, Грей, ‒ сказал Даррин, когда я присоединился к молодой девушке на платформе.

‒ Поторопись с обустройством, чтобы ты мог вернуться к заработку моих денег, ‒ хрипло добавил Аларик, крутя пространственное кольцо на мозолистом пальце.

‒ Пока, пока! ‒ раздался тоненький голосок от двери, когда Пен выглянула из-за нее, махая рукой.

Я помахал в ответ, затем особняк исчез, и я обнаружил, что стою на другой платформе, далеко от пригорода Сехз-Клар.

Переход оказался плавным, без какой-либо резкой тошноты или скручивания моих внутренностей. Платформа под моими ногами превратилась из голого камня в темное дерево, в то время как комната вокруг меня казалась пещерой и вызывала клаустрофобию.

Быстро оглядев ряды книжных полок, каждая из которых была заставлена томами в кожаных переплетах, я подумал об огромном количестве информации, содержащейся в этой библиотеке. Десятки тысяч книг на все мыслимые темы. Хотя, если она так же тщательно проверяется, как библиотека в Арамуре, то, вероятно, здесь нет ничего важного или полезного, подумал я, умеряя свои ожидания.

Тем не менее, мне не терпелось провести время в тишине, изучая Алакрию, Владык и реликтомбы. Все еще было слишком много того, чего я не знал, слишком много способов напортачить, даже не осознавая этого. Я надеялся, что в библиотеке найдутся ответы на некоторые вопросы.

Оторвав взгляд от книжных полок, я заметил Браяр, стоящую на отдельной небольшой платформе в нескольких футах слева от меня. Она внимательно наблюдала за мной, но ее отвлекли, когда подошел мужчина в темно-серой боевой мантии.

‒ Удостоверение личности? ‒ спросил он скучающим протяжным голосом, протягивая руку.

Браяр держала свое наготове, а мне пришлось вытащить свое из пространственной руны, делая вид, будто активирую свое бесполезное кольцо. Глаза охранника скользнули по ее идентификационной карточке, прежде чем безмолвно вернуть ее обратно.

Однако, когда он добрался до моей, он несколько долгих мгновений смотрел на нее, и глубоко нахмурился. Его глаза метнулись ко мне, потом обратно. Браяр снова хмыкнула, но он проигнорировал ее.

Наконец, он сосредоточил свое внимание на мне, внимательно осматривая, его взгляд задержался на моей простой одежде.
‒ Боюсь необходимо, чтобы вы пошли со мной, мистер Грей, чтобы мы могли проверить достоверность этого удостоверения личности, ‒ хоть слова охранника и были профессиональными, но его тон достаточно ясно сказал мне, что он думает о “законности” моего присутствия в Центральном доминионе.

Лениво скользнув по нему взглядом, я сказал:
‒ Хорошо, но я надеюсь, что вы готовы справиться с последствиями преследования профессора Центральной академии.

Несколько забавно, что охранник обратил свой неуверенный взгляд на Браяр, которая ткнула в меня большим пальцем и сказала:
‒ Не смотри на меня, приятель. Это он большая шишка.

‒ А, эм, профессор? ‒ спросил он, внезапно занервничав, снова взглянув на идентификационную карточку. ‒ Мне очень жаль, Восх… Профессор Грей, я не отдавал себе отчета…

Протянув руку, я выхватил свое удостоверение из его руки.
‒ Мудро, ‒ холодно сказал я, проходя мимо мужчины.

Он быстро отступил на шаг, нерешительно сказав, когда мы проходили мимо:
‒ Добро пожаловать в Библиотеку Владык, города Каргидан, Центрального Доминиона.

Браяр бросила на меня оценивающий взгляд не поворачивая головы.
‒ Возможно, ты все-таки приживешься в академии.

‒ Неплохо для деревенского мужлана, а? ‒ сказал я, подмигнув, после чего снова начал блуждать взглядом по зданию. Полы и стены были из ярко-белого мрамора, который резко контрастировал с темным деревом платформ, перил и полок.

Купол из серебристо-белого стекла сверху пропускал прохладный утренний свет в библиотеку, который отражался и переливался на мраморе, и в каждом темном углу были осветительные приборами, отчего весь интерьер здания, казалось, светился.

По сравнению с убогой маленькой библиотекой в Арамуре это место было дворцом. Люди, сидевшие в читальных уголках или слонявшиеся между полками, тоже, казалось, принадлежали к другому классу. Они богато одевались и держались непринужденно, без помпезности, которую я видел у Гранбелей, и казались из-за этого еще более состоятельными и могущественными.

В моей предыдущей жизни я встречал многих дворян со всей Земли, носивших сотни разных титулов. Я знал, что опасаться следует именно тех, кто чувствовал себя наиболее спокойно и комфортно в атрибутах своей власти, а люди вокруг меня в библиотеке выглядели крайнекомфортабельно.

Широкий проем белых стеклянных дверей вел на зеленый газон, за которым виднелась оживленная улица, заполненная людьми. Хоть здесь и было некоторое пешеходное движение, но казалось, что эти высшекровные предпочитали передвигаться в экипажах, несколько из которых проезжали мимо, пока я наблюдал, запряженные различными мана-зверьми. Кроваво-красные быки, которых я видел в реликтомбах — самые распространенные, но также заметил, как один экипаж тащила лошадь-рептилия, а другой — огромная птица.

‒ Пошли, профессор, ‒ сказала Браяр, уже быстро шагая по лужайке перед библиотекой.

Я последовал за ней, держась поближе, однако большая часть моего внимания уделялась городу вокруг меня.

Дороги выложены темно-серой каменной плиткой, резко контрастирующей с белым камнем большинства зданий, что сводились в арках, изгибались и устремлялись высоко в воздух шпилями, колоннами и башнями, яркими: красными, синими и зелеными цветами. Повсюду присутствовал жесткий черный металл, добавляющий прочности мириадам форм и цветов.

За всем этим, иногда мелькавшая в промежутках между зданиями, возвышалась гряда огромных гор, вонзающихся в небо, словно клыки какого-то пожирающего мир зверя.

Браяр шла целенаправленно, уводя нас от библиотеки на маршевой скорости.

‒ Кампус академии находится примерно в миле от библиотеки, ‒ сказала она через плечо, когда мы свернули с главной улицы в ряд переулков. ‒ Если идти, по Алее Владыки до Центральной, главной улицы, которая делит город пополам, то выйдет дольше.

‒ Ты, кажется, довольно хорошо ориентируешься, ‒ заметил я, мой взгляд скользил по зданиям вокруг нас. Переулки были чистыми, свободными как от мусора, так и от неторопливых людей, немногие другие пешеходы двигались целенаправленно, как и мы.

Через плечо она сказала:
‒ Это необходимость. Студенты, которые не могут быстро ориентироваться в городе, скорее всего, пропустят крайние сроки или провалят задания.

‒ Неужели учебная программа настолько интенсивна? ‒ спросил я с неподдельным интересом.

Браяр остановилась и повернулась, встретившись со мной взглядом.
‒ Центральная академия — одна из самых престижных академий в Алакрии, но вы уже должны это знать, профессор. Люди не становятся успешными восходящими, живя комфортной, легкой жизнью.

‒ Да, принцесса! ‒ прокричал Реджис. ‒ Хватиткомфортной, легкойжизниипорашевелиться.

‒ Я прошу прощения за то, что живу такой комфортной, свободной от испытаний жизнью, о великое и могущественное оружие асур, ‒ невозмутимо подумал я.

Вслух я сказал:
‒ Не все хорошо учатся под таким давлением.

Браяр сморщила нос.
‒ Студенты Центральной академии — не все. Мы — элита, даже среди названных кровей и высшекровных.

Не дожидаясь ответа, она развернулась, взметнув свои яркие волосы, и снова зашагала.

Мы шли в тишине еще несколько минут, прежде чем снова выйти на главную улицу. Улица была оживлена пешеходным движением и вдоль нее тянулись предприятия, которые, вероятно, обслуживали студентов академии: рестораны и таверны, оружейные склады, магазины элитной одежды и пара магазинов, которые утверждали, что покупают и продают награды.

‒ Вам нужны не они, ‒ сказала Браяр, когда я притормозил, чтобы прочитать вывеску снаружи “Награды Андвайла”. ‒ Все эти магазины сомнительны, и большинство людей, которые с ними торгуют, тоже. Отлично подойдут, если у вас есть украденная награда, от которой нужно спешно избавиться, но не для того, чтобы сохранить свою репутацию профессора Центральной академии. Если вы собираетесь продать то, что Аларик еще не утащил у вас, то отнесите их в Ассоциацию Восходящих. В любом случае, здание находится прямо у входа в кампус.

Словно для того, чтобы подчеркнуть ее точку зрения, дверь открылась, и из нее вышел мужчина с бегающими глазами в грязно-серой боевой мантии. Его внимание было приковано к стеклянному камню в его руке, так что он чуть не врезался в меня. Он вздрогнул, когда я появился в его поле зрения, бросил на меня подозрительный взгляд, затем натянул капюшон и затерялся в толпе прохожих.

Браяр бросил на меня взгляд, говорящий: “Видите? Я же говорила”.

Я начал отворачиваться, когда заметил движущееся изображение, играющее на поверхности какого-то кристалла, прикрепленного к стене здания черными скобами. Когда я подошел ближе, я понял, что на изображении движется разрушенный, опустошенный ландшафт.

Браяр ухмыльнулась.
‒ А вы и правда впервые в одном из больших городов, не так ли?

‒ Это какой-то артефакт проекции? ‒ спросил я, делая шаг ближе. ‒ Показывает записанные изображения?

Как только я оказался в нескольких футах от артефакта, сильный мужской голос заполнил мою голову.

‒ …поистине ужасающие изображения, снятые в самой восточной стране Дикатена, Эленуаре. Погибло неисчислимое количество людей, как коренных дикатенцев, известных как эльфы, так и тех храбрых алакрийцев, которые добровольно вызвались переселиться в отдаленные леса. Верховный Владыка Агрона говорит сохранять спокойствие и хочет, чтобы все алакрийцы знали, что нападение мерзких асур Эфеота не останется без ответа.

‒ Кроме того, мы все хотим выразить благодарность Верховному Владыке за то, что он продолжает защищать всех нас на своих…

Я сделал шаг назад, и голос оборвался.
‒ Удаленная телепатия? ‒ я посмотрел на Браяр в поисках подтверждения.

Она кивнула, сама отступая за пределы действия.
‒ Мои родители думали, что они поступили очень умно, догадавшись, что война заканчивается, и вместо этого сделали ставку на восхождения. Но видимо, война не совсем закончилась, как они думали.

‒ Разве тебя не пугает мысль о войне с существами, способными уничтожить целую страну? ‒ спросил я, слегка удивленный отсутствием у нее сочувствия или страха перед изображениями, все еще беззвучно воспроизводящимися на проекционном артефакте.

Браяр пожала плечами и снова зашагала. Лишь сказав через плечо:
‒ Вритра защищают Алакрию.

Я обратил внимание на других торговцев, выстроившихся вдоль Аллеи Владыки, но теперь не останавливался. Через несколько минут мы стояли между двумя высокими комплексами, и перед нами черные железные ворота преграждали вход в то, что могло быть только Центральной академией.

Несколько групп студентов направлялись к воротам. Одна группа девушек внезапно остановились, заметив Браяр и меня, и радостно закричали. Браяр усмехнулась и помахала в ответ.

‒ Несмотря на то, что было очень весело, здесь я вас оставлю, профессор, ‒ уже уходя, она сказала ‒ Надеюсь, вы сможете найти дорогу отсюда?

‒ Думаю, справлюсь, ‒ сказал я ей вслед.

Пытаясь выбросить алакрийскую девушку из головы, я повернулся, чтобы осмотреть здание Ассоциации Восходящих или, скорее, здания. Высокие белые здания по бокам от входа в Центральную академию соединялись несколькими арочными каменными переходами на разной высоте надо мной.

‒ Ах, Вритра мой, Браяр. Кто этот великолепный мужчина?

Несмотря на расстояние до группы, шум улицы и факт того, что я отвлекся, моего усиленного слуха оказалось достаточно, чтобы уловить весь разговор в группе девушек.

‒ Он твой парень? Ты сказала, что не можешь тусоваться, потому что тренировалась, Би! Но на самом деле ты отправилась развлекаться с…

‒ Он не мой парень, и ты можешь заткнуться прямо сейчас, Валери или я покажу тебе как усердно я тренировалась, ‒ сказала Браяр с низким рыком, что сделало улыбки других девушек только шире.

Я бросил осторожный взгляд в их сторону и обнаружил, что три девушки смотрят — гораздо менее осторожно — в мою сторону, в то время как Браяр уже направлялась к воротам академии. В отличие от Браяр в своей белой броне, остальная троица была одета в одинаковую черно-лазурную униформу.

Они задержались всего на мгновение, прежде чем последовать за ученицей Даррина, но не без пары любопытных взглядов в мою сторону.

‒ Знаешь, я немного удивлен, что они такие… нормальные, ‒ сказал я, наблюдая, как студенты выстраиваются в очередь у ворот академии. Воспоминание об Элли, играющей с другими девочками из Женской школы, всплыло в памяти и мой губы сами собой сложились в улыбку.

‒ Честно говоря, я больше удивлен, что у Браяр есть друзья, ‒ прокомментировал Реджис.

Ухмыляясь, мое внимание вернулось к зданиям Ассоциации Восходящих. Над входом справа от меня на черной металлической табличке было написано “Испытания & Телепортация”, в то время как над входом слева “Администрация & Помещения».

Выбрав левый вход, я прошел по короткой дорожке к двойным дверям — достаточно широким, чтобы через них могла проехать целая карета — и потянул за черную железную ручку. Дверь не открылась, но мгновение спустя маленькая панель на уровне лица открылась, с охранником в шлеме по ту сторону.

‒ Идентификационная карточка? ‒ сказал он скучающим протяжным голосом.

Я вытащил идентификационную карточку, полученную в Арамуре, и поднес ее к узкой щели. Мужчина выхватил ее у меня из рук, и панель снова закрылась, оставив нас с Реджисом ждать. Прошла минута или две, достаточно долго, чтобы двое других восходящих — оба невысокие, худые мужчины в мантиях в боевом стиле, любимых Заклинателями, — выстроились позади меня, ворчливо бормоча об ожидании.

Еще через минуту замок наконец с тяжелым щелчком открылся, и дверь распахнулась внутрь.

Мужчина в серебристой боевой мантии с эбонитовыми наплечниками, наручами и ботинками, которые ловили и отражали свет необычным, плавным образом, шагнул вперед. У него были короткие черные волосы и хорошо подстриженная борода, с намеком на седину в висках и у подбородка.

‒ Добро пожаловать в Зал Ассоциации Восходящих города Каргидан, Восходящий Грей. Мы уже достаточно наслышаны о вас.

 

Начало после конца

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии