Начало после конца

Размер шрифта:

Глава 344: Закрывая глаза

Примечание автора: Еще немного проработкидеталей мира и уточнений некоторых вещей в рамках подготовки к остальной части арки академии, которые, честное слово, добавлю не просто так. Взамен я сделал эту главу немного длиннее, набрав почти 4 тысячи слов, так что наслаждайтесь главой этой недели и не забывайте следить за Tapas ради нового эпизода комикса!

Послеполуденное солнце грело спину, его яркие лучи отражались от пожелтевших страниц книги, которую я читал. Из моего укромного уголка кафе кампуса, расположенного рядом с административным зданием, доносился шум студентов и преподавателей, беседующих за напитками и десертом, что стало приятной сменой обстановки моей комнаты.

И хотя здесь ощущалось несколько больше социальной активности, чем я предпочел бы, но все лучше, чем слушать, как Реджис жалуется на скуку.

‒ Вот, пожалуйста, профессор. ‒ молодая официантка лет двадцати пяти поставила на мой столик маленькую тарелку с едой и кружку чая.

‒ Я не заказывал еду, ‒ сказал я, взяв кружку и подул на источающую пар поверхность горячего чая.

‒ За счет заведения, ‒ сказала она, вприпрыжку исчезая на кухне.

В моей голове раздался недовольный стон Реджиса:
‒ Твоя внешность тратится тобой впустую. На твоем месте я бы…

‒ Я думал, мы договорились, что ты не будешь беспокоить меня, если я приду сюда, ‒ ответил я, окидывая взглядом кафе.

В академии уже находилось гораздо больше народу, чем всего два дня назад. Студенты прибывали регулярно, некоторые со своей семьей и сопровождающими, в то же время как все больше преподавателей начали появляться в залах.

Потягивая ферментированный крапивный чай, я продолжал листать страницы книги, пролистав несколько разделов, пока не нашел тот, который так искал и начал просматривать информацию. Я уже просмотрел книгу законов и трактат о силах реликвий, но ни в одном из них не было того, что я искал.

К счастью, третья книга, позаимствованная мной в библиотеке, оказалась немного интереснее: каталог принесенных из реликтомб реликвий. Я уже знал, что любые функционирующие реликвии хранил сам Агрона, но меня удивило то, как много алакрийцы знали о найденных мертвых реликвиях.

Благодаря сочетанию интервью с обнаружившими их восходящими и работе преданных своему делу инстиллеров, специализирующихся на реликвиях — работающих в Тэгрин Келуме, крепости Агроны, — идентифицированы большинство мертвых реликвий, включая силы, которыми они когда-то обладали. Не все мертвые реликвии изучили досконально, но имея в своем распоряжении реликтомбы, алакрийцы добились гораздо большего прогресса в изучении древних магических технологий, чем дикатенцы или даже асуры Эфеота.

Хоть в книге и содержались подробные сведения о более чем сотне мертвых реликвий, но меня больше всего интересовала конкретная группа: хранящиеся в Реликварии Центральной академии. За прошедшие века им удалось раздобыть одиннадцать, и я внимательно прочитал описание каждой из них.

Впрочем, можно честно сказать, что я был слегка разочарован. По своей же вине. Знание, что я — и только я, насколько мне известно — мог оживить и использовать любую реликвию джиннов, побуждало всевозможные фантазии. Однако, читая описания, я вспомнил, что джинны были мирными людьми.

Не то чтобы реликвии оказались бесполезными, но я ищу не инструменты или безделушки. Мне нужно оружие.

‒ Спасибо, что не видишь меня как оружие или личную собственность, — фыркнув, прокомментировал Реджис. ‒ Но, знаешь, все не так уж плохо. А как насчет тех Связующих Цепей? Просто подумай о ком-то, активируй их, и бац! Цепи заворачивают твою цель, а затем всюду тащатся за тобой? Я могу придумать для них несколько применений.

По словам автора, реликвия с надписью «Связующие цепи» выполняла и другие функции, в том числе подавляла способности к мане и эфиру, предотвращала речь и даже при необходимости вводила пострадавшего человека или существо в парализованное состояние.

Хоть идея протащить Агрону через Алакрию — связанного, с кляпом во рту и бессильного — чтобы его люди могли стать свидетелями его же конца, и имела мрачную привлекательность, но у меня были сомнения, насколько могущественной может быть мертвая реликвия.

‒ Я не знаю, насколько я доверяю выводам автора, отметил я. ‒ Например, здесь. Тут говорится: «Хотя Наполнители не смогли подтвердить эту теорию, но возможно, что Связующие Цепи могут найти цель в любой точке континента». Это просто ерунда.

‒ А что тогда насчет этого? ‒ указал Реджис, сосредоточившись на рисунке сетей в стиле гладиаторов.

Подписанная как “Сеть Маны”, реликвия могла “ловить” ману из воздуха, как рыболовная сеть ловит рыбу. Автор предположил, что это защитное устройство, предназначенное для поглощения наступающих заклинаний.

Безусловно, она казалась полезной, особенно с тех пор, как я больше не мог использовать способность к отмене заклинаний, которую я разработал, используя Сердце Мира и квадра-элементальные способности. Но эффективна ли она будет против Кос или даже асур? Если нет, то поможет ли она найти мне оставшиеся руины в реликтомбах?

‒ Наверное, настоящий вопрос заключается в том, почему же мы просто не заберем все?

Я знал, что Реджис спрашивал только потому, что этот вопрос находился в моей голове. Поскольку я мог использовать Реквием Ароа для восстановления всех мертвых реликвий академии, можно просто взять их, а беспокоиться о том, насколько они будут полезны уже потом. Но я не мог представить себе такой вариант развития событий, который позволил бы мне украсть бесценную коллекцию и сохранить свое прикрытие в академии или просто остаться в Алакрии.

Тогда, конечно, появлялся еще один вопрос, который постоянно мучил меня.

Как долго я собираюсь продолжать в том же духе?

Закрыв книгу, я рассеянно сунул в рот ярко-красную ягоду. Ее сочная сладость стала приятным сюрпризом. Я отвык от обычной еды, так как эфир поддерживал мое тело живым и без нее, но я осознал, что скучаю по вкусам и текстуре пищи.

Я съел еще пару ягод, медленно пережевывая, чтобы насладиться вкусом.

Было что-то такое… обыденное в том, чтобы так сидеть в маленьком кафе и наслаждаться едой на свежем воздухе. Я не мог вспомнить, когда в последний раз подобным образом уделял себе время.

Откинувшись на спинку стула, я глубоко вдохнул горьковато-сладкий травяной аромат своего чая и прогнал мысли прочь.

‒ Нам становится довольно комфортно, не так ли? ‒ поддразнивая спросил Реджис. ‒ Надеюсь, ты не слишком привыкнешь к такому образу жизни.

‒ Тебе не нужно напоминать мне, почему мы здесь или что поставлено на карту, ‒ указал я, ставя чашку на стол.

С книгами под мышкой я встал и ушел из уличного кафе. Читать о мертвых реликвиях это одно, но мне показалось, что сейчас самое подходящее время увидеть их своими глазами.

В кампусе кипела бурная деятельность, но атмосфера изменилась с того момента, как я впервые был тут. Вместо того чтобы слоняться без дела и болтать, все студенты, которых я видел, сосредоточились на подготовке к занятиям. Большинство из них занимались либо спаррингами, либо тренировками, но также довольно много студентов просто спокойно читали на свежем воздухе.

Услышав звук быстрых шагов сзади, я обернулся. Выражение моего лица, должно быть, было тяжелым, потому как приближающийся молодой человек резко остановился, его челюсть беззвучно двигалась, пока он пытался что-то сказать.

Заставив свое выражение лица стать более спокойным, я кивнул молодому человеку. Он оказался тем служащим, который изначально провел для меня экскурсию по кампусу и показал где находится моя комната. Я осознал, что так и не узнал тогда его имени.

‒ Профессор Грей, ‒ наконец пробормотал он. ‒ Извините, если помешал, я просто…

‒ Все в порядке, ‒ сказал я, отмахиваясь от его извинений. ‒ Синдром профессорского лица. Тебе что-то нужно?

Эта маленькая шутка вызвала у служащего смешок, и он пристроился рядом со мной, когда мы продолжили шаг.
‒ А, ничего особенного! Сегодня утром я не на дежурстве, и увидев, как вы бродите, я подумал, что зайду и посмотрю, не нужно ли вам чего-нибудь. Понимаю, что в академии может быть немного трудно ориентироваться впервые попавшим сюда.

‒ Ничего, спасибо, я просто собирался посетить Реликварий после того, как заброшу эти книги в библиотеку, ‒ ответил я, отпуская молодого человека.

‒ Часовня — такое чарующее здание! И эти мертвые реликвии… Знаете ли вы, что Центральная академия официально располагает самой большой коллекцией из всех школ Алакрии? Директор Рамсейер самолично надзирал за многими приобретениями, ‒ его глаза восторженно блуждали, пока он не заметил другого профессора, за которым следовала группа студентов.

‒ О, а вон там профессор Грэм. Он один из лучших исследователей академии, ‒ сказал он нервным шепотом.

Мой гид замолчал, а его лицо стало задумчиво хмурым. Приглушенным голосом, он добавил:
‒ Он также немного, как бы… жесткий.

Мой взгляд пробежал от студентов к мужчине в шелковой черной парадной мантии. Лазурные линии спускались по рукавам и обрамляли вырез на спине, начинающийся от самой шеи. На его обнаженной спине находилось шесть рунических татуировок.

Группа студентов следовала за ним, внимая его словам. Знакомая копна оранжевых волос, выцветших на концах до желтого цвета, выделялась среди остальных. Профессор сказал что-то, чего я не расслышал, отчего Браяр рассмеялась и встряхнула волосами.

‒ Не думал, что Браяр физически способна смеяться, ‒ невозмутимо произнес Реджис. ‒ Возможно она одержима.

Как будто почувствовав наше внимание, профессор остановился и обернулся. У него были блестящие каштановые волосы, свободно свисавшие локонами до плеч, и молодое, чисто выбритое лицо. Яркие, умные нефритовые глаза прошлись по мне, и его губы изогнулись в легкой улыбке.

‒ Студенты! ‒ объявил он, поднимая обе руки и указывая на меня. ‒ Похоже, нам посчастливилось познакомиться с новым преподавателем Центральной академии. Будет ли кто-нибудь из вас брать Тактику ближнего боя в этом периоде?

Профессор оглядел свою группу. По рядам молодых парней и девушек прокатился смешок, большинство из которых отрицательно качали головами. Браяр смотрела на свои ноги, а не на меня, и вздрогнула, когда другая девушка толкнула ее локтем и что-то прошептала ей на ухо.

‒ Нет, я полагаю, вы бы не стали, не так ли? ‒ он одарил группу понимающей улыбкой. ‒ Конечно, есть более важные темы для изучения для таких опытных студентов, чем учиться бить друг друга, как пьяные юнцы.

Мой гид нервно заерзал рядом со мной.
‒ Когда я сказал жесткий…

‒ То имел в виду, жесткий, как наждачная бумага, ‒ закончил Реджис за молодого служащего.

‒ Я надеюсь, что вы лучше подходите для выполнения обязанностей преподавателя, чем последний профессор, ведущий этот курс. ‒ он самодовольно улыбнулся мне. ‒ Стыд для академии нанимать таких бесполезных магов.

Сохраняя невозмутимое выражение лица, я сказал:
‒ Рад был познакомиться, ‒ и начал уходить, но мужчина быстро двинулся, чтобы отрезать мне путь. Я остановился и выжидающе посмотрел ему в глаза.

‒ Здесь существует определенная иерархия как среди преподавателей, так и среди студентов, ‒ сообщил он мне. ‒ Лучше побыстрее в ней разобраться, иначе дела пойдут у тебя не лучше твоего предшественника.

‒ Я притворюсь, что будто взял на заметку, ‒ вежливо сказал я, вызвав несколько вытаращенных взглядов у студентов.

Кивнув, я обошел ошеломленного профессора и пошел прочь, игнорируя его почти осязаемый взгляд на моей спине.

‒ По крайней мере, его нельзя обвинить в расизме по его поведению, ‒ подумал Реджис.

Я сдержал ухмылку, вспомнив профессора, которого победил в свой первый школьный день в Ксирусе.
‒ Будь то здесь, или Дикатен, или даже Земля, всегда найдутся такие люди.

‒ Извините за него, сэр, ‒ сказал служащий, напомнив мне, что он все еще тут.

‒ Ты самолично превратил его из нормального человека в ослиную задницу? ‒ спросила я, не глядя на молодого человека.

‒ Эм… Нет?

‒ Тогда зачем извиняться, ‒ твердо сказал я. Остановившись, я еще раз взглянул на него. Он был высоким, с русыми волосами и легкой улыбкой. Его униформа была немного помята, а волосы пребывали в хаосе, торчащие под странными углами в разные стороны.
‒ Как ты говорил, тебя зовут?

‒ О, боже, как грубо с моей стороны… Тристан, сэр. Из Крови Северин. Мы из Сехз-Клар, малой крови, я здесь только потому, что мне посчастливилось…

‒ Тристан, ‒ перебил я, прежде чем он успел затеряться в самоуничижительной болтовне. Рот мальчика захлопнулся. ‒ Ценю твою компанию, но я могу найти библиотеку самостоятельно.

Склонившись в поклоне, он широко улыбнулся мне, но больше ничего не сказал, развернулся на месте и быстро пошел прочь.

‒ Пытается ради своих целей добиться расположения, этакая зверушка учителя, но, кажется, его полезно держать рядом, ‒ прокомментировал Реджис, когда Тристан ушел.

‒ Технически, это ты зверушка учителя, ‒ ответил я с едва заметной улыбкой.

‒ Если ты все еще думаешь о том, как избавиться от всех этих девушек, просто продолжай рассказывать подобные шутки, ‒ парировал Реджис.

***

Когда мы прибыли в библиотеку старая библиотекарша Делия отсутствовала на дежурстве, поэтому я бесцеремонно бросил книги на стойку Регистрации, где находился одним из ее многочисленных помощников.

Прежде чем отправиться в Реликварий, я понимал, что осталась еще одна тема для исследования, которую больше не могу продолжать игнорировать. Поскольку я не мог активировать систему каталога, я начал произвольно бродить по библиотеке в поисках нужного раздела.

‒ Зачем читать книги, когда у тебя есть я? ‒ спросил Реджис, поняв мои намерения.

‒ Не принимай на свой счет, но ты был не особо своевременен и надежен со своими знаниями культуры, ‒ подумал я, когда мы проходили через раздел “Эпическая поэзия».

‒ Принял, ‒ фыркнул Реджис.

Мне повезло найти людей, готовых помочь, таких как Майла и Лорени в городе Маэрин, а позже Аларика и Даррина. Однако в академии меня окружали алакрийцы, которые будут уделять мне больше внимания, и внезапно стало гораздо важнее иметь некоторые базовые знания об алакрийских терминах и обычаях. С этой целью я искал книгу или две, которые могли бы помочь разобраться с незнакомыми мне простыми повседневными нормами алакрийской жизни.

Проходя мимо раздела “Фольклор”, я услышал тяжелый стук от удара кулака, врезавшегося в плоть, и глухой вздох от боли.

‒ Эй, там звучало довольно интересно, ‒ оживился Реджис.

‒ А еще звучало как не наше дело, ‒ равнодушно возразил я.

За рядами алакрийского фольклора я нашел раздел с надписью “Обычаи и традиции”. Полки заполняли книги в переплетах, подробно описывающими различные обычаи пяти доминионов Алакрии. Некоторые рассматривали тему с исторической точки зрения, исследуя, как возникли эти традиции, в то время как другие скорее играли роль путеводителей для путешественников или знати.

Низкий, грозный голос разнесся по полкам из соседней секции, отвлекая меня от поисков.

‒ …перестань притворяться, что ты один из нас. Только то, что вся твоя семья погибла на войне, не делает тебя настоящим высшекровным.

‒ Я никогда не говорил, что я… уф!

Я насторожился, услышав знакомый голос, как тут его прервал еще один удар.

‒ Не говори без разрешения в присутствии тех, кто выше тебя.

Вздохнув, я медленным шагом завернул за угол.

Реджис усмехнулся:
‒ А что случилось с твоим не лезть не в свое дело?

‒ Заткнись.

Двигаясь вдоль длинной книжной полки, я нашел проход, ведущий в укромный уголок.

В укромном уголке уместилось четверо парней. Все они были одеты в черно-лазурную форму Центральной академии, но они разительно отличались друг от друга.

Двое из них прижали к стене Сета, тощего парня, который помог мне выбрать книги. Первый из них — очень высокий и худощавый, отчего создавалось впечатление, что его растянули, со свисавшими прядями рыжих, черных и светлых волос заплетенными в косы. Вторым был парень ниже ростом, но с широкими, медвежьими плечами и копной ярких красных волос.

Последний молодой человек, оказался владельцем темной, как смоль кожи и еще более темных волос, он стоял в нескольких футах, скрестив руки на груди. Внешне больше походил на классического человека со знатным происхождением, чем другие, и он открыто демонстрировал свою знатность в посадке плеч, позе и поддерживаемой инертности выражения лица, его нос был слегка вздернут, а с губ не слезала отточенная улыбка.

‒ Бездомному сироте вроде тебя здесь не место, ‒ хмыкнул коренастый парень.

‒ Иди домой, ‒ просипел другой, обхватывая сзади Сета за шею.

‒ А, погоди-ка. ‒ широкоплечий парень вывернул Сету руку, отчего тот издал жалобный стон.

‒ Ах точно, у тебя же нет дома, да? ‒ спросил худощавый студент, прижимая голову Сета к стене

Выйдя в проход, я молча прошел мимо темноволосого студента и подошел к трем другим.

‒ Прошу прощения? ‒ недоуменно сказал он, когда я встал между ним и его друзьями.

Худощавый студент оглядел меня с ног до головы, его рука все еще прижимала голову Сета к стене.
‒ Нужно что-нибудь?

Подойдя к нему, я поднял руку. Он отшатнулся, а затем нахмурился, когда я потянулся мимо него, беря книгу с ближайшей полки. Развернув, чтобы прочесть название я убедился, чтоб мое спиральное кольцо было хорошо видно.

Отпустив руку Сета, крупный парень выпятил грудь и шагнул ко мне.

Я оторвал взгляд от книги. И выжидающе посмотрел.

Его угрожающий взгляд дрогнул. А его друг, скорчив гримасу посмотрел мимо меня на третьего парня. Я слегка нахмурился.

Крупный парень сдулся, отступив назад.

‒ Вы, должно быть, новый профессор боя, ‒ сказал черноволосый мальчик позади меня. ‒ Для немагического класса.
Когда я взглянул на него через плечо, он лишь слегка кивнул, что в любой официальной обстановке сочли бы неуважительным.
‒ Профессор Грей? ‒ его тонкие губы изогнулись в веселой улыбке. ‒ Проявите немного уважения к профессору, джентльмены. В конце концов, мы будем частенько его видеть.

‒ Виноват, ‒ пробормотал крупный студент.

Его спутник весело улыбнулся мне, поправляя форму Сета, отчего Сет вздрогнул.
‒ Извините, профессор.

Оба мальчика обошли меня, как могли, и последовали за своим главарем прочь.

‒ Спасибо, ‒ сказал Сет, выпрямляясь из защищающейся позы.

Я бегло осмотрел книжную полку, на самом деле, не обращая внимания ни на одно из названий книг.
‒ Любить читать ‒ это прекрасно, но, если планируешь остаться в академии, то, вероятно, тебе следует научиться защищаться.

Он ничего не ответил, и я ушел, оставив слова повисшими в воздухе.

С парой новых книг в руках я вышел из библиотеки несколько минут спустя и направился к Реликварию.

Я удивился, обнаружив пару десятков студентов, собравшихся вокруг Часовни — здания, о котором Тристан с упоением рассказывал ранее, — наблюдающих за процессией магов, выходящих из портала. Попарно вооруженные маги в доспехах образовали барьер, ведущий от арки портала к темным каменным ступеням Часовни.

Когда незнакомая рогатая фигура вышла из портала, моя кровь застыла в жилах.

Человек крови Вритра был колоссален. Выше семи футов ростом и обладал телосложением титана. Его рога торчали по бокам бритой головы и изгибались вперед, как у быка.

‒ Драгот, ‒ прошептал Реджис у меня в голове. ‒ Коса.

Вся армия Дикатена дрожала при упоминании этого титула, в ужасе ожидая дня, когда один из них появится на поле боя и покажет нам, на что они действительно способны как элитные алакрийские генералы.

И страх лишь усилился, когда Косы наконец появились. Я видел, как Серис Вритра сорвала наполненный маной рог с головы Уто так же легко, как ребенок отрывает крылья бабочки. Я стал свидетелем последствий разрушений в замке учиненные Каделлом, когда он одолел Копье и командующего армиями Дикатена, даже не вспотев.

Даже на пике своей силы я чуть не покончил с собой, загнанный в тупик в бою против Нико и Каделла, и я бы покончил, если бы не Сильви.

Эти мысли пронеслись у меня в голове за удар сердца, и я кое-что понял.

Я чувствовал совсем не страх.

А гнев.

Как один, студенты опустились на колено, и внезапно я оказался один перед Косой.

Большая голова Драгота повернулась ко мне, и он встретился со мной своими кроваво-красными глазами. Нахмурившись, на мгновение остановился, и мне показалось, будто он смотрит сквозь мои глаза прямо в мои мысли, видя враждебность так же ясно, как если бы я направил меч ему в сердце.

‒ Арт! Твое намерение, он может почувствовать его! ‒ голос Реджиса звучал испуганно и словно издалека, я вздрогнул, осознав, что нечаянно наполнил все свое тело эфиром.

Моргнув, я убрал свое намерение — только что просочившееся наружу и окутанное собственной гнетущей аурой Косы — и толпа студентов встала, снова скрыв меня в толпе.

‒ Коса Драгот Вритра! ‒ раздался глубокий голос из дверей мрачной Часовни. ‒ Для нас большая честь приветствовать вас!

Говоривший выглядел точь-в-точь как на своем портрете: короткие седые волосы, резко контрастировавшие с его черной кожей, и вечно-суровое выражение лица, которое не спадало даже перед лицом Косы.

Я ощутил облегчение, смешанное с сожалением, как только Драгот отвернулся от меня, чтобы встретиться взглядом с директором.
‒ Августин, ‒ ответил он теплым баритоном. Он провел рукой по своей густой бороде. ‒ Я принес реликвию, как договаривались. Лично, как и требовал Каделл.

Сжав кулаки, я подавил гнев и взял контроль над намерением железной хваткой. Однако, когда я посмотрел на черные рога Косы, образ демонической фигуры Каделла, стоящего над умирающей Сильвией, вспыхнул в моем сознании. Затем Алея, ее глаза исчезли, а от ее конечностей остались лишь кровавые обрубки. Бунд, лежащий на спине в развалинах, сгорающий изнутри.

Драгот что-то сказал толпе, но я пропустил мимо ушей. Коса и директор направлялись ко входу в Часовню, в то время как ее стража выстроились в линию у подножия лестницы.

Толпа вокруг меня разразилась в болтовне, но я мог лишь продолжать смотреть на Косу. Он был прямо там. Я могу убить его сейчас. Я могу лишить Агрону одного из его самых сильных солдат. Я могу…

‒ …слышишь меня? ‒ голос Реджиса внезапно зазвучал в моей голове. ‒ Мы не можем просто…

‒ Я знаю, ‒ подумал я, подавляя эмоции и отворачиваясь. ‒ Сейчас не время.

Начало после конца

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии