Начало после конца

Размер шрифта:

Глава 350: Коллеги

Каэра Денуар

Входя в его класс, я сохраняла бесстрастное выражение лица, ровный тон и прямую осанку. Ведь для остальных я должна выглядеть не более, чем коллегой.

Тогда зачем, во имя Вритры, я выкрикнула его имя, показав, что мы уже знакомы?

Студенты вокруг уже вовсю шокировано шептались, гадая какие отношения нас связывают. Я никак не могла придумать какими словами предотвратить потенциальные слухи, что отсюда могут поползти. Грей не поклонник внимания, да и я предпочла бы не начинать все опять не с той ноги.

Я попыталась пробраться через волну избалованных подростков, но на моем пути встала неприветливая девушка с короткими золотистыми волосами.

Она присела в элегантном реверансе, после чего достаточно громко, чтобы услышали однокурсники, сказала:
‒ Леди Каэра Высшей Крови Денуар. Мои мать и отец попросили меня передать при встрече их добрые пожелания вам и вашей крови.

‒ Вы, должно быть, юная леди Высшей Крови Фрост, ‒ предположила я.

‒ Энола, ‒ гордо сказала блондинка. ‒ Я стала вашей поклонницей с тех самых пор, как обнародовали ваши прошлые восхождения. Однажды, я хочу стать такой же выдающейся восходящей, как и вы, Леди Каэра.

Я кивнула ей.
‒ Тогда вам следует лучше ничего не упускать на этих занятиях

У девушки Фростов, как и у остальных студентов вокруг нее, на лице отразились сконфуженные и оскорбленные выражения, а я тем временем уже направлялась дальше. Девушка справа от Энолы, услужливо следующая за ней, что говорило о ней, как о представителе крови Редклифф, быстро поклонилась мне, после чего продолжила провожать свою госпожу на выход.

Шепот лишь стал громче, когда студенты теперь пытались понять смысл моих последних слов, однако мое внимание было приковано к золотоглазому профессору, стоящему со скрещенными руками на тренировочной площадке.

Даже когда мы встретились взглядами, Грей хранил молчание с непроницаемым лицом.

Я боялась он уже знал, что привело меня в эту школу. Но еще сильнее боялась, что он не знал, но предположил это как само собой разумеющееся.

‒ Я прошу прощения за грубость моих одноклассников, ‒ раздался голос, отвлекая меня от мыслей.

Говорившим был худощавый молодой человек с черной кожей и пронзительными глазами, он пробрался вперед, расталкивая плечами несколько человек и протянул руку.
‒ Я Вален из Высшей Крови Рамсейр. Раньше мы не имели счастливой возможности встретиться, но…

‒ У меня есть дела к вашему профессору ‒ прервала его я, проигнорировав протянутую руку, после чего окинула холодным взглядом толпу студентов. ‒ И как он уже подметил… занятие окончено.

Наследник Рамсейеров сжал скулы и убрал руку, после чего удалился. Шепот и тихие разговоры все продолжали нарастать, пока остальная часть класса не решила последовать его примеру. Лишь последний уходивший студент остался бессловесен. Сгорбившись вперед с прикованным взглядом к ботинкам, он из последних сил пытался подняться по лестнице.

Я поправила свою блузку и направилась к нему вниз. Теперь, когда остались лишь мы вдвоем, мой разум начал метаться, пытаясь придумать слова, чтобы разрядить напряженную обстановку.

Вздохнув, я остановилась на полпути вниз, выбрав следующие слова:
‒ Приятно снова тебя видеть.

И снова он меня встретил молчанием, единственной переменой в его выражении лица стала подозрительно приподнятая бровь.

Я умиротворяюще подняла руки, а также показала ему свое кольцо.
‒ Я просто пришла, чтобы сказать «привет» и узнать, что нового у друга.

‒ А я было беспокоился, что ты преследуешь меня, ‒ с непоколебимой бесстрастностью ответил он.

Я серьезно кивнула.
‒ О, да. Ведь я просто жажду твоего сварливого, неопределенно-угрожающего присутствия.

Его краешек губ еле видно задергался.
‒ Я не сварливый.

Я усмехнулась, садясь на ближайшее место.
‒ Ты прав…

Повернувшись ко мне спиной, Грей начал возиться с элементами управления тренировочной платформы. В классе Кайдена находилось нечто подобное, поэтому я должна была догадаться, что должно было произойти, но…

Резкий укол боли пронзил мой зад и пронесся по спине, отчего я вскрикнула, вскакивая с места.

Грей приглушил свой смех, наконец сняв с себя холодную маску, я зло посмотрела на него.
‒ Очень жаль, что Реджис сейчас спит, ‒ сказал он. ‒ Ему бы это понравилось.

Я потерла место, которое вызывающая боль руна ударила шоком.
‒ Ребячество…

У него хорошо получалось выглядеть застенчивым, потирая шею сзади… но он все еще улыбался как идиот.
‒ Я только что закончил здесь. Не хочешь прогуляться? Нам следует поговорить о произошедшем.

‒ Нет, ‒ огрызнулась я.

Вздохнув, я сказала:
‒ Думаю, хочу.

После того, как он запер свой кабинет и небрежно убрал несколько тренировочных мечей, мы покинули здание, медленно идя в общем направлении к особняку Виндкрест, в котором мы остановились.

‒ Значит… ‒ начала я после минуты неловкого молчания. ‒ Профессор Грей, да?

‒ Да. Это показалось…

‒ Разумным ходом? ‒ закончила я за него

Он кивнул в ответ.

‒ Это был умный ход, ‒ подтвердила я с легкой улыбкой ‒ То, что ты сделал с теми наемниками в реликтомбах… что ж, теперь ни для кого не секрет, что это на твоих руках, однако после суда Высокий Зал не был заинтересован преследовать тебя, а Гранбели, покинув свое поместье в реликтомбах, вернулись в Вечор и больше не высовывались.

Темп ходьбы Грея сбился, а сам он нахмурился.
‒ Ты до ужаса хорошо информирована.

‒ У меня есть свои источники, ‒ сказала я, наблюдая за группой студентов, пробегающих мимо.

Постоянно активный и суетливый кампус всегда был для меня захватывающим и, в некотором смысле, утомительным. С самого детства меня окружали частные репетиторы. Севрен, Лоден и я получали возможность пообщаться только в рамках официальных званных ужинах в нашем, или каком-то ином поместье высшекровных. И лишь намного позже, в подростковом возрасте, мне разрешили посещать академию, да и то только на два периода. Однако, хоть и многие из студентов здесь являлись высшекровными, кровь Вритры гарантировала мне извечное отношение, как к некой хрустальной статуе, а не человеку.

Даже в реликтомбах, я постоянно находилась под защитой маскировки Хедрига и моих охранников, Тэгена и Ариана. В академии же все стало иначе, в особенности из-за удочерившей меня крови наряду с собственными достижениями, привлекшими излишнее нежелательное внимание.

‒ Леди Каэра, ‒ раздался бодрый голос сзади. Мы с Греем остановились и повернулись, краем глаза я заметила, как Грей надел свою бесстрастную маску.

Говорившим оказался незнакомый мне маг с зализанными волосами и броской мантией.

‒ Леди Каэра, ‒ повторил он, поклонившись. Он смотрел лишь на меня, будто не замечая присутствия Грея. ‒ Для меня большая честь наконец-то встретиться с вами. Я Януш Крови Грэм, профессор…

‒ Извините, ‒ сказала я вежливым тоном, в котором все-таки слышалось мое желание, чтобы он убрался. ‒ Боюсь, вы прервали мой разговор с профессором Греем. Возможно, мы сможем поговорить позже, в более подходящее время.

Коротко кивнув, я отвернулась от человека, выглядящего так, будто я только что отвесила ему пощечину.

Я повернулась было к Грею, в ожидании увидеть его реакцию, но этот бессердечный восходящий уже оставил меня позади.

Болван, ‒ нахмурившись подумала я, прежде чем нагнать его.

Пока мы шли в тишине, я обнаружила себя украдкой смотрящей на Грея, прикованной к его острому профилю.
‒ Извини, если, показавшись рядом с тобой, дала жизнь ненужным слухам.

‒ Я не осознавал раньше, что пребывание в твоем обществе привлечет столько внимания, ‒ сказал Грей, в его тоне слышался намек на поддразнивание. ‒ Прошу прощения, за пребывание в неведении насколько ваше общество почетно.

‒ Ты прощен, ‒ надменно ответила я, и тут же коротко засмеялась.

‒ Может, присутствие небольшой драмы между нами оставит этих высшекровных от меня в стороне, ‒ сказал Грей, спокойно смотря вперед и улыбнулся самыми краешками губ.

Я усмехнулась.
‒ Ты ведешь себя так, будто единственное, что мы ценим, это интересные сплетни.

‒ А разве все не так? ‒ ответил Грей.

Я покачала головой.
‒ Я представлю тебя Профессору Афелиону. Вы быстро сдружитесь, учитывая вашу общую нелюбовь к людям благородного происхождения.

‒ Мы уже встречались, ‒ заявил Грей, после чего опустил взгляд на меня. ‒ Но я хотел бы узнать о нем побольше.

‒ Кайден из Высшей Крови Афелиона был выдающимся магом, ‒ ответила я, когда мы проходили между Часовней и порталом в реликтомбы. Свод портала гудел от энергии, указывая, что кто-то недавно его использовал. ‒ Его третья руна класса Регалии, он являлся наследником своего дома, первым на очереди, чтобы стать следующим лордом до того, как был ранен на войне.

‒ Он был на войне?

Грей снова стал скрывать эмоции за безэмоциональным лицом. С тем же успехом он мог просто надеть маску.

‒ Да, был, ‒ сказала я, не зная, почему это его удивляет, если только он вообще удивился. ‒ По слухам… ‒ я остановила себя. ‒ На самом деле не мне это говорить. Но общеизвестно, что его схватили и пытали дикатенцы.

Грей нахмурился и его взор направился куда-то вдаль. Я попыталась представить какое воспоминание всплыло в его голове. Потерял ли он людей на войне?

‒ Я что-то не то сказала? ‒ спросила я.

‒ Нет. Я просто… думал о войне, ‒ сказал он.

Я приостановилась, закусив губу, когда подумала о том, что сказал Грей.

Внезапно все обрело смысл. Его настойчивое желание все сделать в одиночку, избегание других, то, как он уходил в себя при каждом упоминании Дикатена или войны и тот факт, что он никогда не говорил о своей жизни до реликтомб…

‒ Ты был на войне, не так ли?

Грей застыл, прежде чем повернуться в мою сторону, его обычно-апатичные глаза приобрели холодный, острый блеск.
‒ Что тебя привело к этой мысли?

Я замешкала. Теперь, когда я провела связь, все казалось ясным, как день, но в основном потому, что моя наставница проявляла к нему интерес. Но я была не уверена, могу ли я ‒ должна ли я ‒ подтверждать, что Коса Серис является моей наставницей.

‒ Не бери в голову, ‒ сказал он, резко качнув головой. ‒ Не имеет значения. Да, я был там, но предпочел бы не говорить об этом.

‒ Мне жаль. Конечно, ‒ сказала я.

Грей — не единственный солдат, травмированный войной. Когда он отклонил приглашение Крови Денуар, я объяснила это его разочаровывающей личностью, но теперь я видела, как активно он избегал любых политических сетей, вплетенных в общество Алакрии. Я не стала продвигать тему дальше, несмотря на сильное любопытство, испытываемое к этому таинственному восходящему и его прошлому.

Тем не менее, я не могла перестать думать о войне, пока мы шли в тишине. Сама по себе война являлась постоянной темой разговоров среди названных и высших кровей, но я никогда не представляла себя, сражающейся против Дикатена, а тем более не думала о том, как это могло бы изменить меня.

Я никогда не жаждала славы с войны. Я не заинтересована в убийстве тех, кто никогда не причинял мне вреда, независимо от того, где они родились или кому присягнули на верность.

И благодаря наставлением Косы Серис, я знала, что экспансия Верховного Владыки в Дикатен была в лучшем случае корыстной, и что она не принесла пользы народу Алакрии, родовой знати или кому бы то ни было еще. Я не могла себе представить, что меня заставят бороться за дело, которое я не поддерживаю.

Однако, если бы моя жизнь сложилась иначе, если бы Коса Серис не скрыла информацию о моей пробудившейся крови, то меня, вероятно, обучив убивать, выпустили бы на дикатенцев.

И что было бы? Вернулась бы я, как и Грей, тихой, холодной, и зачастую непроницаемой? Или стала бы больше похожа на Кайдена, впадая в недомогание и ведя себя так, будто ничто в мире больше не имеет значения?

Я заставила себя сосредоточиться на пологе деревьев и поющих птицах вокруг меня, гоня прочь любые дальнейшие мысли о войне. Нет никакого смысла думать обо всем этом сейчас.

Мы, наконец, добрались до особняка Виндкрест, и я последовала за Греем в его комнату. Когда он придержал для меня дверь, я увидела помещение изнутри и не смогла сдержать смех.

Нахмурившись, он осмотрел комнату.
‒ Что?

‒ Извини, просто именно так я ее и представляла. Полное отсутствие личных вещей и полный аскетизм в интерьере. Выглядит так, будто ты готов уйти в любой момент.

‒ Это несколько грубо. Как же тогда выглядит твоя комната? Ты перевезла сюда всю свою коллекцию мягких игрушек?

Я посмотрела на него, затем прищурилась и сложила руки в замок на груди.
‒ Чтобы ты знал, я взяла с собой лишь одну, и было бы оскорблением называть ее просто «мягкой игрушкой», учитывая, насколько свирепо она выглядит.

Его ледяной фасад на мгновение дал слабину, пропустив короткую, но яркую улыбку, которая напомнила мне о проведенном с ним времени в реликтомбах. Все было куда проще без, так называемой, «нормальной» жизни.

Присев за игровою доску Распри Владык, я прочитала надпись и провела пальцами по одной из фигур красного камня.
‒ Мне нравится контраст красного и серого, ‒ невзначай сказала я. ‒ Лучше смотрится, чем простые черно-белые фигуры, что у меня есть.

Без лишних слов Грей вытащил пару предметов из своего пространственного хранилища.
‒ Пришло время вернуть их.

Он держал в руке кинжал моего брата с белым лезвием, вместе со свисающем с него медальоном Денуар, который отбрасывал блики медленно крутясь.

Я сопротивлялась соблазну использовать медальон, чтобы отследить его местоположение с тех пор, как его отпустили из Высокого Зала. Даже когда мои родители и наставница требовали, чтобы я шпионила для них, я все равно не активировала функцию отслеживания. Мне хотелось завоевать его доверие, и преследование с помощью магии казалось плохим способом добиться его расположения.

Но так или иначе, знание того, что я могу найти его при необходимости, утешало меня. И от одной лишь мысли о потере такой возможности, мне становилось не по себе.

‒ Оставь их, ‒ сказала я, слегка дрожащим голосом. ‒ Севрен был бы рад знать, что его кинжал продолжает приносить пользу в реликтомбах.

‒ А еще ты не хочешь терять возможность при необходимости выследить меня, ‒ добавил он. Он не говорил жестко или сердито, просто констатировал факт.

‒ Это не то, что я…

‒ Я уже потерял плащ твоего брата, ‒ перебил он. ‒ Если этот кинжал — единственное, что от него осталось, то тебе нужно сохранить его. Что касается медальона, то мне не понадобится протекция Высшей Крови Денуар.

При мысли о Севрене, к горлу подступил ком. Еще до того, как я получила подтверждение от Грея, Ленора и Корбет решили, что он должно быть мертв, и предпочли просто двигаться дальше, но я продолжала надеяться. И когда я увидела Грея с кинжалом и бирюзовым плащом, который любил Севрен, надежда испарилась, но не осталось ничего, что смирило бы меня с этим.

‒ Ты прав, ‒ сказала я, глубоко вздохнув, чтобы привести себя в норму. ‒ Спасибо.

Полированная серебряная ручка была прохладной на ощупь. Я положила пальцы в образовавшиеся выемки, но те были слишком велики для меня. Потянув за ножны, чтобы осмотреть лезвие, у меня перехватило дыхание. В основании клинка был начертан символ: шестиугольник с тремя параллельными линиями, вырезанными внутри него.

‒ Что это такое? ‒ спросил Грей, внимательно изучая мое выражение лица, сидя напротив меня.

‒ Ничего такого, просто… ‒ надев обратно ножны, я поместила кинжал с медальоном в свое новое пространственное кольцо. ‒ Раньше, в комнате зеркал, когда я все еще была…

‒ Хедригом? ‒ спросил Грей, пока я мешкала.

‒ Да. Я сказала тебе, что немного изучала эфир. ‒ Грей кивнул, наклонившись вперед на стуле. ‒ Но в основном эфир изучал Севрен. И эта эмблема — древняя руна, обозначающая эфир. Три знака для времени, пространства и жизни, а шестиугольник как символ связи, переплетения и формы. Он использовал его как своего рода… подпись, полагаю. С самого детства он начал отмечать вещи символом эфира, чтобы придать им «силу». И так за ним и повелось.

‒ Понятно, ‒ взгляд Грея задержался на кольце, где теперь хранился кинжал. ‒ Не знал. Я никогда раньше не видел этой руны.

Я покрутила кольцом на пальце, и мне вспомнились былые оживленные разговоры с Севреном о магии и реликтомбах.
‒ Он считал, что в Реликтомбах заключено нечто большее, чем говорят Владыки. Что взошедшие могут научиться делать то же, что и они… манипулировать тканью реальности с помощью эфира.

Грей начал возиться с игровой доской, передвинув центрального щита вперед.
‒ И ты так считаешь?

Я была не уверена, хочет ли он играть или просто шевельнул фигуру, но я ответила, продвинув заклинателя вдоль правого края, угрожая любой фигуре, что выдвинется вперед.
‒ Ну, я встретила тебя в реликтомбах, и ты можешь владеть эфиром, так что…

Грей бесстрастно переместил второго щита, чтобы поддержать первого.

Я убрала прядь синих волос за ухо, и отправила другого заклинателя слева вдоль доски, чтобы заставить его часового выйти в центр.

Ключом к истинной победе в игре Распри Владык было обеспечить себе путь через поле. Что требовало не только способности мыслить наперед, но и творчества. Это была медленная и осторожная игра. В качестве альтернативы, сосредоточившись на уничтожении вражеского часового, можно было быстро закончить игру, но такой исход часто оставлял обоих игроков недовольными.

‒ И ты и я знаем, что ты оказалась здесь не случайно, ‒ сказал Грей, пока делал свой следующий ход.

‒ Да, ‒ призналась я, тщательно обдумывая свой ход и слова. ‒ Не случайно.

Решив, что нужны смелые действия, я переместила нападающего в центр поля.
‒ Когда ты после суда не бросился к ногам моих приемных родителей, они устроили меня в ассистенты профессору Афелиону, чтобы шпионить за тобой и… завоевать тебя, если смогу. Моя наставница, ‒ я утаила имя Косы Серис, пока, не решаясь раскрыть эту связь, ‒ так же попросила меня следить за тобой.

Грей не сводил глаз с игрового поля. Он не дергался, не хмурился и не моргал. Мы обменялись несколькими ходами, прежде чем он снова заговорил.

‒ Видимо я очень популярен.

Надув губки, я сердито уставилась на него.
‒ Ты — аномалия, с которой, видимо, никто не знает, что и делать, а из-за моего собственного безрассудства меня сковали ответственностью следить за тобой.

Грей в удивлении моргнул, на что я искренне рассмеялась.
‒ Я просто шучу… по крайней мере от части. Думаю, что принуждение родителями стать ассистентом профессора Афелиона, было также и наказанием за побег.

Таинственный восходящий неловко почесал свои пшенично-белые волосы, и его глаза на мгновение потеряли фокус.

‒ Ох, ну почему ты решил проснуться именно сейчас? ‒ резко сказал он.

Я приподняла бровь, особо не обращая внимания до того момента, как маленький, огненный щенок Реджис не вылетел из его бока, неуклюже приземляясь на пол.

‒ Опять? ‒ спросила я, когда тот развернулся, его маленький огненный хвост вилял из стороны в сторону. ‒ Твой хозяин опять издевался над тобой?

Щенок плюхнулся назад и уставился на Грея, его морда приобрела снисходительное выражение.
‒ Мое нынешнее состояние связано с его грубой халатностью, да.

Улыбнувшись, я наклонилась, чтобы погладить его по голове.
‒ Так жалко. Ты гораздо прекраснее в своей полной форме.

Реджис надулся пушистой грудью.
‒ Я знаю, разве я не прекрасен?

Я повернулась к Грею, который смотрел на щенка теневого волка тем взглядом, с которым они мысленно общались.
‒ Знаете, это грубо исключать гостей из разговора.

Грей поморщился, почесав шею сзади.
‒ Я просто ввел его в курс дела. Он отсутствовал некоторое время.

Я ждала, пока Грей скажет что-то еще на тему нашего предыдущего разговора ‒ задай мне свои вопросы, скажи уйти, скажи хоть что-нибудь ‒ но он молчал. Устав от игры, я решила, что настоящей победе сегодня не бывать. Используя заклинателя, которого я позволила изолировать на его части поля, я съела беззащитного щита и остановилась в паре клеток от его часового.

‒ Планируешь ли ты последовать тому, о чем Денуары и эта таинственная Коса-наставница, тебя просили? ‒ сказал он, наконец, переместив своего часового вперед на клетку.

Я почувствовала, как кровь прилила к моему лицу. Это именно то, о чем я беспокоилась больше всего: даже после всего пережитого вместе в реликтомбах, он все равно не доверяет мне.

‒ Если думаешь, что я намерена шпионить за тобой даже после сказанного, то один из нас точно не заслуживает формировать молодые умы алакрийцев, однако я не уверена, это ты или же я.

‒ Тогда в чем истинная причина твоего пребывания здесь? ‒ спросил он, его твердый взгляд прижал меня к стулу.

Вопрос не должен был застигнуть меня врасплох, но я все еще стала мысленно метаться в поиске ответа.

Правда заключалась в том, что я не могла избавиться от чувства, что Грей был неким ключом к раскрытию секретов реликтомб. Он был загадкой, человеком, не похожим ни на одного из когда-либо встреченных мной раньше, и меня почему-то тянуло к нему. Сидя напротив него, чувствуя, как тяжесть его внимания сокрушает меня, я знала, что будет глупо называть свои чувства к нему романтическими. Это лишь увлеченность, и я знала, что это опасно для каждого из нас.

Я хотела увидеть, чего он добьется. Не нежиться в отраженных лучах его достижений, а быть частью любых изменений, которые он принесет в мир, обладать такой силой, чтобы мой голос был услышан.

Взяв свою фигуру заклинателя, я сделала последний ход.

‒ Потому что я доверяю тебе, Грей. В этой жизни не так много людей, о которых я могу сказать подобное, но я доверяю тебе, и все еще надеюсь заслужить твое доверие.

Он посмотрел мне в глаза. На мгновение его маска спала. Я увидела удивление и сомнение в линиях его бровей, признательность в завитке губ, удивление и страх в глазах… Его лицо представляло из себя мир противоречивых эмоций, лишь на мгновенье, и когда маска снова оказалась на своем месте, я поняла.

Никто не смог бы постоянно выносить тяжесть всех этих противоречивых чувств, и поэтому он похоронил их.

‒ Хорошо, ‒ твердо сказал он, глядя на игровую доску вместо меня. ‒ И потому что люди, достойные доверия так редки, я хотел бы иметь возможность доверять тебе взаимно.

Как будто мы и не говорили ни о чем важнее погоды, Грей схватил фигуру страйкера и провел ей по доске, сквозь не замеченную мной брешь в защите, и щелкнулею по моему часовому. Фигура со звонким стуком упала на стол.

Я уставилась на доску. В первый раз, когда мы играли в реликтомбах, Грей победил меня по чистой случайности, это произошло лишь из-за моей жадности, я слишком сильно сосредоточилась на истинной победе. Но на этот раз он установил ловушку и создал ситуацию, в которой я в нее попаду, а затем просто ждал, когда это случится.

Грей откинулся на спинку стула и скрестил руки.
‒ Мы позволим Денуарам думать, что ты делаешь то, что они хотят. Отправь отчет, расскажи им все, что посчитаешь нужным.

Я оторвала взгляд от доски, на которой меня застали врасплох последние несколько ходов.
‒ Что? Ты уверен?

Златоглазый восходящий кивнул.
‒ Самый верный способ проиграть войну это заиметь связного-предателя.

Реджис покачал головой от слов своего хозяина.
‒ Он говорит такие страшные вещи с таким каменным лицом…

‒ Ну, теперь, когда мы прояснили что у нас нового и согласились доверять друг другу… ‒ Грей наклонился вперед и положил локти на стол, в его ярко-золотых глазах промелькнул огонек. ‒ Ты поможешь мне украсть мертвую реликвию?

 

Начало после конца

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии