Ранобэ | Фанфики

Не удалось бросить злодея

Размер шрифта:

Том 1 Глава 17

Рейнхард.

Это имя она знала наизусть. Но, на всякий случай, она не стала его так называть. Валлетта боялась, что с того момента, как она назовёт его по имени, между ними может образоваться связь. Она боялась, что слабая эмоция, похожая на пушинку, на маленькое семечко, прорастёт в её сердце, без её ведома пустит там корни.

Она волновалась, что станет такой же, как и Валлетта из романа, что будет вести себя так же, как и она. И в итоге он её убьёт тем же методом, что и оригинальную героиню.

— Вы даже не представляете, как сложно мне было смотреть на то, как вы, измождённые от голода и боли, в конце концов опустились на колени и склонили голову перед своим глупым папашей.

— …

Валлетта потупила взгляд. Серьёзно, она не ожидала, что он вспомнит все эти неловкие, постыдные моменты из её жизни.

«Нужно ударить его по затылку, чтобы он всё это забыл.» — искренне подумала Валлетта.

Честно говоря, ранее о своём поведении она не особо задумывалась. Графу Дилайту нравилось, когда она опускалась на колени, ведь он всегда хотел от неё полной покорности. Она не задумывалась и о своей гордости, так как в будущем у неё было всего два варианта: либо умереть от руки Рейнхарда, либо выйти замуж и сбежать из особняка. Поэтому Валлетта всегда выбирала самый лёгкий путь — встать на колени и извиниться, чтобы ситуация разрешилась тихо и мирно.

— Хозяйка. — Рейнхард поднялся со стула, обошёл стол и подошёл к девушке. — Отныне вы будете моей единственной Хозяйкой, поэтому будьте со мной рядом. — прошептал он ей на ухо, осторожно положив ладонь ей на щеку.

— А? — глаза Валлетты расширились от удивления. — Ты каждый раз отказывался, когда я просила тебя убежать из этого дома.

Глаза Рейнхарда слегка округлились от шока, когда он услышал её слова. На его губах заиграла горькая улыбка.

— Я страдал бы ещё сильнее, если бы сбежал.

— …Что?

Рейнхард ухмыльнулся в ответ и медленно проговорил:

— Маги с рождения обладают энергией, принципиально отличающейся от энергии обычных людей. Эта энергия вызывает у людей чувство отвращения, какого-то незримого дискомфорта, поэтому новорождённых магов от всей души ненавидят без всякой на то причины. Человеческим существам трудно принять тех, кто так сильно отличается от них, так что новорождённые маги всегда слишком уязвимы. — сказал Рейнхард, нежно поглаживая большим пальцем щёку Валлетты.

Девушка буквально онемела. Она знать не знала, что в этом мире есть что-то подобное. Затем Рейнхард продолжил:

— Однако вы отличаетесь от них.

— … Я!

«Я тоже тебя боялась!» — попыталась вскрикнуть Валлетта, но её фраза так и осталась непроизнесённой, так как палец Рейнхарда внезапно прижался к её губам.

— Хозяйка всегда смотрела мне в глаза, говорила со мной, слушала меня и никогда не избегала моих прикосновений.

— Это…

— Кроме того, Хозяйка не только меня не называла по имени, но и других людей тоже. Вы никого не выделяли. Разве в ваших глазах я не выглядел так же, как и все остальные?

— …

— Такое же человеческое существо, как и они. — прошептал он.

Валлетта ничего ему не ответила. Да, никто не мог с достоинством встретиться взглядом с Рейнхардом или нормально поговорить с ним. Но им всем хотелось увидеть его поближе, услышать его нежный голос или даже… поцеловать его.

Она была единственной, кто ничего из этого списка не желал. Девушка заботилась только о себе. Однако она никогда не отталкивала его, когда он обнимал её, хоть и сохраняла при этом холодное, отчуждённое выражение лица.

— Ну почему ты не сбежал…? Мне было бы проще всего просто послушно опуститься на колени и…

Рейнхард внезапно прижался лицом к её лицу. Нахмурившись, девушка слегка толкнула его в плечо. Рейнхард послушно отодвинулся, следуя желанию Валлетты, и заговорил:

— Я бы не смог быть рядом с вами, если бы сбежал. — он облизнул нижнюю губу.

«На мгновение мне показалось, что мы сейчас поцелуемся.»

Самым ужасным было то, что этот факт её не отталкивал. Она, сама того не осознавая, приняла это как должное. И Валлетта не знала, повлияло ли на неё его ангельское, невинное личико или чувства оригинальной героини.

— Это, конечно же, очевидно, но… — выпалил он. — Я хотел заполучить вас, Хозяйка.

На его лице появилась нежная, красивая, но безумная улыбка. Валлетта уставилась на неё, не в силах отвести глаз. Знает ли этот безумец, о чём говорит? Она глубоко вздохнула.

— Хозяйка ведь тоже не хотела бы быть марионеткой, верно?

— Какой марионеткой?

— Даже если никто не знает про ваши духовные умения, как много людей, по мнению Хозяйки, захотели бы заполучить ваши навыки в алхимии? Хоть вы и считаете, что это практически никому не известно.

— …

— Ох, моя наивная Хозяйка… Вы и понятия не имеете, что ваш глупый папаша пытался сделать с вами.

Рейнхард протянул руку, схватил Валлетту за запястье и медленно провёл своим длинным пальцем по голубой вене, которую прекрасно было видно через её бледную, тонкую кожу.

— Он хотел продать вашу кровь…

Глаза Валлетты расширились.

— Если бы не я, то вас в скором времени, во имя выздоровления, заперли бы на вилле в далёкой стране и заставили бы выносить и родить ребёнка…

У неё мурашки побежали по коже от этого странного ощущения, когда он обводил пальцем её вену. Хотя, она не была до конца уверена, было ли это из-за его пальца или из-за вскрывшейся правды о графе Дилайте.

— Из-за этого я занялся этим аукционом без ведома графа.

Его палец, следующий за голубой веной, упёрся ей в шею. Он нежно погладил её.

— Как только бы вы вышли замуж за Наследного принца, Императорская семья заставила бы вас денно и нощно готовить зелья. А затем Император и эта жадная свинья поделили бы всё пополам…

Рейнхард сильно нажал большим пальцем на её шею. От этого ей было не особо больно, но очень страшно. Валлетта тупо уставилась на его губы.

— А вы ничегошеньки не знали.

— …Сумасшедший. — с губ Валлетты внезапно сорвалось ругательство.

Она знала, что граф всегда был помешан на деньгах. Но то, что он готов был сделать со своей собственной плотью и кровью, было поистине ужасно.

— Каждый раз, когда я их видел, мне так хотелось свернуть им шеи.

Его привычное безразличное выражение лица померкло, оно полностью исказилось. Его кроваво-красные глаза, обычно полные лжи и лишённые каких-либо эмоций, горели праведным гневом, словно в них развезлось адское пламя.

Валлетта откровенно удивилась его убийственной ауре. Такого Рейнхарда она раньше никогда не видела. Раньше была вечно фальшивая, добренькая улыбка и тёмные, безэмоциональные глаза.

— Но я помолвлена с Наследным принцем, какой ребенок?

— Ваш отец получил от кого-то весьма внушительную сумму, так что он планировал отложить свадьбу где-то на год и отправить вас в другое место, якобы на лечение.

— …Отец действительно планировал это?

— Да. Хозяйка — аристократка, да ещё и знающая алхимию. Для него вы как гусыня, несущая золотые яйца.

— Это ужасно. — Валлетта нахмурилась, но произнесла это абсолютно равнодушно.

Граф Дилайт уже мёртв, более он ей ничего не сможет сделать. И сейчас она нисколько не жалела, что он умер такой пугающей смертью. Валлетта вздохнула.

— Хочешь сказать, что снаружи опасно и мне лучше остаться здесь?

— Да, так и есть.

— Но я не хочу, — сказала Валлетта улыбающемуся Рейнхарду. — Кто знает, что ты со мной сделаешь.

Мужчина перед ней был не менее опасен.

Рейнхард пожал плечами в ответ на резкие слова Валлетты. Он тяжело вздохнул, вернулся к своему месту напротив девушки, вздёрнул подбородок и взглянул на Валлетту.

— Я не причиню вреда своей Хозяйке. Если бы хотел этого, то уже давно убил бы вас.

— …

Он с такой небрежностью сказал что-то столь жестокое. Валлетта нахмурилась.

— Если пообещаете мне не убегать, я выпущу вас из этой комнаты.

— Я понимаю.

— …Вы не сбежите?

— Ага.

— Вы явно лжёте. — сказал, захихикав, Рейнхард.

Любой бы понял, что её первой мыслью было «сначала я должна выбраться отсюда». Да, её намерения покинуть Башню были совершенно очевидны. И она не особо пыталась это скрыть.

Рейнхард горько улыбнулся, увидев, как уверенно она смотрела на него. Она никогда не была человеком, который делал бы то, что он от неё хотел. И она не менялась.

Мужчина протянул ей раскрытую ладонь, на которой материализовался тонкий, похожий на кольцо, серебряный браслет. В нём не было никаких драгоценных камней.

— Пожалуйста, наденьте его. С ним вы сможете покинуть эту комнату в любой момент.

— С помощью него ты тоже будешь меня отслеживать? — Валлетта с истинным отвращением взглянула на Рейнхарда. Тот же лишь пожал плечами и слегка покачал головой.

— Ни в коем случае. Я не такой некомпетентный, как та грязная свинья.

— Ах, конечно. — с горечью ответила Валлетта. Его уверенность лишила ее дара речи.

Рейнхард чертовски сквернословил. Она могла только удивляться, как он умудрялся раньше играть роль доброго и невинного раба.

— Вы сможете выйти, когда захотите. Но обратно войти могу лишь я и тот сторожевой пёс.

“Ах!”.

То есть, при помощи этого браслета она сможет входить и выходить из комнаты? Валлетта взяла браслет из рук а й ф р и д о м Рейнхарда и надела себе на запястье.

— Так что, если вы наденете его и позовёте меня по имени, я пойду к вам навстречу, где бы вы ни были.

— Что? Значит я могу надеть его и просто ходить взад и вперёд по этой комнате, вызывая тебя?

Рейнхард прищурился, услышав её абсурдный вопрос. Он приоткрыл рот, наблюдая за тем, как Валлетта уставилась на уголки его глаз.

— Вы говорите какой-то бред, моя глупая Хозяйка.

«Ах, как же сильно я хочу хотя бы разик его ударить.» — призадумалась Валлетта, в очередной раз нахмурившись.

Не удалось бросить злодея

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии