Непригодный для Академии Владыки Демонов

Размер шрифта:

Том 10 Глава § 57. Шествие владыки демонов, посвящённое его подчинённым

§ 57. Шествие владыки демонов, посвящённое его подчинённым
Шестерни Эквиса завращались, и он схватил меня руками за плечи.

Он упёрся ногами в землю, и изверг магическую силу цвета меди. Шестерни времени и максимума завращались, рассеивая искры, и Эквис слегка приподнял моё тело.

– Ого, не думал, что у тебя ещё осталась подобная сила.

– …Я признаю, инородное тело мира. Ты сильнее всех поглощённых миром доныне непригодных… – закрутив шестерни на такой скорости, что его божий лик треснул, Эквис полностью поднял моё тело. – Но твоё слабое место всё ещё находится здесь.

Его ноги из шестерней изо всех сил оттолкнулись от земли. Ускоряя силу шестерней максимума при помощи шестерней времени и почти буквально превратившись в стрелу света, держащий меня Эквис устремился к сфере из бесчисленных шестерней – Вертексфэмблэму.

– Это «Шестерни Судьбы», иными словами, отчаяние. Если они проглотят меня, то мир будет перерублен.

– Понятно. То есть, если я отмахнусь от тебя, то ты врежешься в эти шестерни. А ежели они перерубят тебя, то порядки исчезнут и мир будет уничтожен.

Я развернул «Бено Евн» на тело Эквиса, и он гордо сказал:

– Именно. В итоге всё сводится к тому же. Ты вынужден защищать этот мир. Защити меня(мир), и будь измельчён шестернями отчаяния, крохотное инородное тело!!

Сразу после чего мы с Эквисом врезались в «Шестерни Судьбы» Вертексфэмблэм. Раздался раздирающий уши оглушительный звук, и бурно рассеялись частицы магической силы.

– Ги, ги-ги, ги-ги-ха-ха-ха-ха! – засмеялся Эквис, издавая звук ржавчины.

Из-за того, что я защищал его от затягивания в Вертексфэмблэм, затягивало в них лишь меня одного, и в меня вгрызались зубья бесчисленных шестерней.

– Понял, Анос Волдигод? Сегодня мир тоже будет вращаться корректно. Вместе с отчаянием. Прямо сейчас ты и в самом деле не более чем инородное тело в шестернях.

– …И не поспоришь.

Раздался звук клацающих, будто насмехающихся, шестерней.

– «Верд Рэйз Фэмблэм».

Эквис завращал собственные шестерни и с огромной силой раскрутил вгрызшиеся в моё тело «Шестерни Судьбы». Ко всему моему телу была приложена огромная сила «Шестерней Судьбы», и тут раздался звук отрывания какой-то ключевой части.

Колоссальная магическая сила вдруг исчезла.

– …воз… мож…

Несколько «Шестерней Судьбы», которые пытались затянуть меня, лопнули, будто не смогли вынести присутствия смешавшегося с ними инородного тела, и с грохотом упали на земли.

– …Не… воз… мож… но… это же… эти шестерни… вращают отчаяние, судьбу…

– Вращается полным ходом я смотрю, – я схватил ближайшую крупную шестерню и остановил её, – Твоё собственное отчаяние.

Весь Вертексфэмблэм заскрипел из-за силы, которую некуда было деть. Сцепленные шестерни стали стремительно останавливаться, издавая странный звук.

– …Ты хоть понимаешь… что держишь в своей руке… инородное тело мира?..

– Ты об этой шестерёночной игрушке?

Остановившиеся шестерни повернулись в слегка противоположном направлении.

– Прекра…ти!.. Немедлено убери от них свою тупую руку!.. Вертексфэмблэм вращает судьбу мира… Если ты сломаешь его, то достанется и твоему любимому миру…

– Ты вообще понимаешь, что сам себе противоречишь, Эквис?

Он взглянул на меня, дрожа от скрипа Вертексфэмблэма.

– Почему ты так боишься разрушения мира, если сам заявлял, что его движение к своей погибели предопределено порядком?

По сфере из огромных шестерней побежали бесчисленные трещины.

– …С…той…

– Если эти «Шестерни Судьбы» продолжат крутиться, то вскоре мир сгинет, разве нет? Так какая разница, когда это случится – раньше или позже?

Сила, которой некуда было деться, передавалась шестерням, и отчаяние обрушивалось на Вертексфэмблэм.

– …Прекрати!..

– Замри.

Стоило мне напрячь руку, как собравшийся наброситься на меня Эквис замер.

– Если ты хочешь уничтожить его, то для этого должен быть способ получше. Зачем делать это таким окольным путём, воруя огненную росу?

– Крошечному инородному телу не под силу это осознать. Это лишь результат вращения мира согласно порядку.

– Зачем нужен порядок? Почему ты установил такой порядок? С какой целью?

На шестернях появлялось всё больше и больше трещин. От всего Вертексфэмблэма стало доноситься тревожное дребезжание.

– Неужели для создания игрушки, которую можно сломать одной рукой нужно столько огненной росы? Не похоже, что здесь находится вся отнятая огненная роса.

Я уставился на него магическими глазами.

– …Ответа, который ты хочешь получить, не существует. Огненная роса уже была потреблена для поддержания «Шестерней Судьбы». Я ведь говорил, что миру нужны Пригодные. Вот в чём заключается предназначение медленной погибели и отчаяния.

– Что представляют из себя эти пригодные?

– Доказательство эволюции. Заполучивший Пригодного после множества погибелей мир эволюционирует.

– А что происходит во время эволюции?

– Разве может ли обезьяна понять человека? Мир ещё не эволюционировал.

Он пристально взглянул на меня шестерёночными божественными глазами.

– Если ты скажешь мне правду, я отпущу её, – сказал я, вложив «Зект» в слова.

– Ты сомневаешься в моих словах потому что являешься живым существом, – ответил он, подписав его словами. – Мир таков просто потому что он таков. Он стремится к эволюции потому что стремится к эволюции. Глупо спрашивать у мира: «почему?». Всё согласно тому, как это определено порядком, крохотное инородное тело.

– Хм, всё ясно.

В моём левом окрасившимся в темновато-пурпурный глазе появился тёмный крест. Высвободив «Магические Глаза Хаотического Разрушения», я как следует надавил на шестерню, которую держал.

– Ты действительно прямо как шестерни.

Я резво крутанул шестерню в противоположном направлении. Внезапно, после приложения силы в обратном направлении, от сцепленных между собой шестерней раздался такой звук, будто они отталкиваются друг от друга, и шестерни начали с грохотом разваливаться.

– Не…?!.. А… а… а… – воскликнул Эквис, не сумев выговорить слова, словно не мог собраться с мыслями. – …Ч…ч…что ты делаешь?!..

– Я отпустил их, как и обещал по контракту. Движение вперёд вращает колесо отчаяния, верно? Вот я и подумал, что в таком случае, если начать вращать их в обратном направлении, то оно превратится в надежду.

– …Что за?!… До чего… до чего глупая и невежественная мысль… Такого порядка просто не может…

Шестерёночные божественные глаза Эквиса округилилсь от удивления. С оглушительным звуком «Шестерни Судьбы» частично начали вращаться в обратном направлении. Разумеется, из-за приложения чрезмерной силы примерно половина от них разбилась, сломалась, разорвалась и с грохотом упала на землю.

– Хе-ха-ха, половина осталась, значит? Ну что, будем раскручивать их одну за другой.

Я подпрыгнул и схватил оставшуюся крупную шестерню. Запаниковав, Эквис погнался за мной.

– Ты хоть представляешь, что ты творишь, инородное тело мира?!..

Раскрутив шестерни на превосходящей их пределы скорости, Эквис вложил в кулак магическую силу цвета меди, которая рассеивалась, подобно искрам.

– Как раз кстати, – уклонившись от его выброшенного вперёд кулака, я схватил Эквиса за руку. – Помоги-ка мне их прокрутить.

– Сто…

Я добавил свою магическую силу к его и позволил его кулаку со всей дури обрушиться на шестерни. Получившие удар «Шестерни Судьбы» начали вращаться в обратном направлении, а по остальным в округе из-за противоположных сил пошли трещины, и они стали, лопаясь, разваливаться.

– Должен признать, что вращение действительно твой конёк, Эквис.

– …Невежественное инородное тело! Ты не сможешь превратить отчаяние в надежду своими «Магическими Глазам Хаотического Разрушения»!! Ты способен только разрушать! Отчаяние станет хаотичным, а затем будет уничтожено! Что ты этим сможешь спасти?! Если «Шестерни Судьбы» исчезнут, то мир тоже начнёт рубхо-о-о-о!!..

Отправив Эквиса в полёт мощным пинком, я использовал мощь удара, чтобы заставить шестерни вдали вращаться в обратном направлении. По сцепленным шестерням аналогично побежали трещины, и они с грохотом разрушились.

Он отскочил от «Шестерней Судьбы» в обратном направлении, и я поймал его, схватив за голову. Из-за того, что Вертексфэмблэм практически развалились, Эквис остался невредим, несмотря на то, что шестерни втянули его.

– …Глу…пец… Включи… голову… если сломать… шестерни… то вращающийся… за их счёт мир… тоже…

– Все мы поставили свои жизни на кон во имя гармонии. Ты хоть представляешь себе сколько сгинуло прежде, чем мы добрались сюда? – я вонзил свой палец в шестерни его головы. – Мы думали, что битвы неизбежны. Ненависть вела к ненависти, и мы убивали друг друга. И всё же все мы стремились к гармонии и гибли посреди неизбежной трагедии, искренне веря, что злодеев на свете не бывает, и что у нас должно получиться прийти к взаимопониманию.

Окутав его тело «Бено Евном», я поднял его голову одной рукой.

– Ты – первопричина всего. Ты со своей дурацкой шестерёночной игрушкой игрался с судьбой моих подчинённых, насмехался над отчаянием моего народа и даже отнимал их жизни. Мои родители умерли. Есть и те, кого нельзя вернуть. А даже если их и вернуть, то эта трагедия, их страдания и лишённые всякого смысла битвы никуда не исчезнут, – я напряг правую руку. – Наверное, твои божественные глаза не видя того, что они отчаянно жили, возложили на меня ответственность за будущее и все умерли. Я обязан отплатить им. Я не могу просто взять и закрыть на происходящее здесь глаза. Если судьба не приводит к надежде, то пусть лучше всё это сгинет.

Я отшвырнул Эквиса и тот, вспышкой подлетев к «Шестерням Судьбы», стал снова и снова отскакивать от них, заставляя шестерни крутиться в обратном направлении.

Вертексфэмблэм разваливались на мельчайшие частицы.

Если бы…

Если бы я только добрался сюда раньше…

Подле меня улыбалось бы куда больше народу…

– Простите, что пожертвовал вами ради такой глупости.

Я схватил бесчисленные шестерни рукой с «И Гнэасом».

И повернул их все разом в обратном направлении.

Раздался взрывной звук, и во все стороны разлетелись осколки разбившихся на куски шестерней.

– …Прекрати…

Побитый Эквис широко расправил руки. Семь шестерней Вертексфэмблэма, которые едва сохранили исходную форму, стали сцепляться со всем его телом.

– Кто дал тебе, какому-то инородному телу, право трогать их? «Шестерни Судьбы» – это фундамент мира. Сколько бы миллиардов заводящихся, подобно насекомым, демонов не было принесено в жертву, они не идут с ними ни в какое сравнение. Не доходит? Вы – пища для мира. Жизнь дана вам, чтобы поддерживать мир в живых.

– Какая-то шестерня не имеет права говорить о моих подчинённых.

Приблизившись к нему, я врезал по его божьему лику правым кулаком. Осколки от его тела разлетелись все стороны, а отброшенный Эквис ударился об землю и прокатился по ней.

– …Гхи… Гхи…

Кое-как завращав шестерни, Эквис поднялся на ноги и взглянул на меня, парящего высоко в небе. Заключив, что достаточно отдалился от меня, он зажёг свет за своей спиной. Появились врата трёхгранной пирамиды.

– Малейшая слабость…

Мировые врата со скрипом открылись. По ту сторону пролившегося изнутри божественного света виднелись земли мира смертных.

– Малейшая слабость приводит к отчаянию. Ты слишком увлёкся, инородное тело мира. Стоит мне выйти отсюда, и мир снова начнёт вращаться как обычно. Да, потихоньку, потихоньку.

Я мельком направил на них «Магические Глаза Хаотического Разрушения», и открывшиеся мировые врата с грохотом закрылись.

– …Невоз… мож… но…

Держа мировые врата в поле зрения, я не спеша спустился на землю и пошёл к Эквису. А он тем временем ударил рукой по мировым вратам, словно пытаясь заставить их открыться.

– Откройтесь! – завращав шестерни ладони, он нарисовал магический круг. – Откройтесь же, порядку подчинённые врата! Крутись, судьба!

Но врата не открылись.

– Крутись, крутись, мир! – раскрутив сцепленные с его телом шестерни Вертексфэмблэма, он заставил активизироваться все свои шестерни и, словно моля, сказал: – Крутись!

Мировые врата со скрипом начали открываться. Но в миг, когда ухмыльнувшийся Эквис сделал шаг вперёд, чёрное пламя окутало врата, и они обратились в пепел.

– …К…у… а…

На миг работа его механизма полностью приостановилась.

– Какого это, ощутить отчаяние, Эквис? – я мягко схватил эту дверь из-за спины Эквиса. – Обрушившиеся на моих подчинённых несправедливости были намного страшнее.

Я непринуждённо схватил и поднял Эквиса, а затем как следует отшвырнул его. Он целиком погрузился в груду обломков Вертексфэмблэма, из-за чего во все стороны разлетелись осколки шестерней.

– Это место станет твоим кладбищем.

Оттолкнувшись от земли, я ринулся вслед за Эквисом.

– …или нет, – раздался смешанный с шумом голос.

На обломках Вертексфэмблэм образовался огромный магический круг.

– …Мне не хотелось искажать порядок, но ничего не поделаешь!!

Магический круг Эквиса принялся реконструировать обломки и осколки «Шестерней Судьбы». Они превратились в длинный и гигантский меч, источником энергии которого выступали шестерни, а колёсо стало лезвием.

– Ты понял? Я превратил неподходящие для битв «Шестерни Судьбы» в оружие. До сих пор ты просто односторонне разрушал шестерни, которые только вращались! – «Шестерни Судьбы» завращались и вместе с ними стало крутиться колесо отчаяния. – Колёсный меч Вертексфэмблэм!!

Он горизонтально взмахнул Колёсным мечом по подошедшему вплотную к нему мне. Едва я остановил его левой рукой, как из неё бурно полилась кровь, а колесо порезало мне кости.

– «Шестерни Судьбы» закрутятся, и отчаяние разрубит тебя. Такова явленная миром воля, глупое инородное тело! – сказал он, словно полностью уверенный в своей победе.

Я двинулся вперёд, не обращая на это никакого внимания.

– «Гилиэриам Навиэм».

В миг активации заклинания вокруг моего тела закружилась зловещая магическая сила.

Колёсный меч разрушился и обратился в чёрный пепел.

– …Не может… Обращённая… в меч судьба мира… обратилась… в…

«Гилиэриам Навиэм» высвобождал сжатую в моей основе магическую силу разрушения с каждым шагом и мгновенно увеличивал мою силу.

Я шагнул в сторону Эквиса.

Первый шаг:

– Не будь судьбы, две тысячи лет назад между нами с Рэем не развернулась бы битва не на жизнь, а насмерть, в которой не было бы победителя.

Я полетел, использовав заклинание «Флес». Используя набранный импульс, я провёл пальцами по одной из «Шестерней Судьбы», погребённых в божьем лике Эквиса и запросто разнёс её на куски.

– …Что за?!.. О-одним лишь импульсом… «Флеса»?!..

Второй шаг:

– Не будь порядка, Элеоноре бы не пришлось из раза в раз выхаживать своих рождённых для битв детей.

Едва я махнул вертикально вниз пальцем, применив «Круст», как место, к которому я прикосался, аномально быстро выросло и сгнило. Божий лик Эквиса разделился, будто его разрубили пополам, и одна из «Шестерней Судьбы» разрушилась.

– …Рост был настолько аномальным… что даже сам мир… сгнил?!..

Третий шаг:

– Не будь шестерней, Сину и Рено не пришлось бы лить слёзы из-за того, что смерть последней разлучила их.

Я связал разделившегося на две части Эквиса «Гиджелом». Цепь из магической силы сковала волю мира, а одна из «Шестерней Судьбы», которая вот-вот собиралась завращаться, разлетелась на куски.

– …Не могу… пошевелиться… Но связать мир… цепью… не!..

Четвёртый шаг:

– Не будь бестолкового бога, Миса бы никогда не стала ложной владычицей демонов и не предала бы собственные убеждения.

Я положил руку на его ухо и активировал «Синиал». Звук разрушения содрогнул всё тело Эквиса и разломал на части ещё одну «Шестерню Судьбы».

– …Э-этого… не может…быть!.. От одного лишь… звука… я…

Пятый шаг:

– Не будь воли мира, Аркана могла быть обычной девочкой.

Я силой вскрыл грудь Эквиса заклинанием «Ди». Одна из «Шестерней Судьбы» разлетелась на куски, обнажив сцепленное с ним ветхое деревянное колесо.

– …Какого?!.. Почему она открылась?!.. Почему она открылась сама по себе?! С-с-стой… п-пожалуйста… только не… это…

Шестой шаг:

– Не будь отчаяния, Саша бы не плакала из-за навязанного ей разрушения, а Миша могла бы смотреть за добрым миром.

Я выпустил в ветхое деревянное колесо заклинание «Грега». И пока колесо сгорало в ярком красном пламени, разрушительный жар от огня расплавил Эквиса.

– …Моя… сила… пла…вится… Судьба мира… пыла…ет…

Седьмой шаг:

– Не будь тебя, никому на голову бы не свалились бессмысленные несправедливости.

Я уже собрался раздавить об землю единственный оставшийся от него шестерёночный череп, но остановился.

Даже «Сад владыки демонов» уже достиг своих пределов.

Я спокойно опустил ногу, развеяв «Гилиэриам Навиэам». Огонь «Греги» распространялся, и превратившиеся в обломки вокруг нас «Шестерни Судьбы» тоже полностью расплавились. Эквис испугано посмотрел на меня рассеянным взглядом своих божественных глаз.

– Моли о пощаде. Если у тебя нет каких-либо обстоятельств, способных тронуть меня до слёз, то раскайся в своих грехах. В зависимости от того, что ты скажешь, я могу подарить тебе более приятный конец.

– …Т-ты ведь… понимаешь… что, если инородное тело… какое-то инородное тело… мира уничтожит… меня, то… мир, который ты… должен защищать… сгинет…

Я раздавил оставшийся от него череп.

– Ноль баллов.

Непригодный для Академии Владыки Демонов

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии