Неужели искать встречи в подземелье — неправильно?

Размер шрифта:

Том 16. Глава 6. Цена желания

Даже не знаю, проснулся ли я от глубокого сна.

Открыв глаза, я увидел незнакомую деревянную стену и окно, завешенное дешёвыми шторами. В комнате царил незнакомый запах, напоминая о том, что ночь я провёл не дома.

— Уже утро… а?

А ещё эту ночь я провёл с ней.

— Силь?

Только когда мои глаза окончательно открылись, я понял, что я на кровати один.

Человек, который должен был оказаться рядом, пропал. Сев и осмотревшись, я увидел, что её одежды тоже нет. В душе её также не было. Она ушла одна? Да, я был уставшим, но как могло получиться, что я этого даже не заметил?

И почему?

После того что было, она меня возненавидела?

В голову пришло и другое объяснение… её могла забрать Паства Фреи.

Я вздрогнул от этой мысли. Скорее всего это не так, поскольку я жив и невредим. Но, возможно, она меня защитила?..

Даже я начал понимать, что воображение уводит меня не туда, и строить догадки я могу хоть до скончания веков. Я оделся, скривившись от неприятной прохлады, высохшей не до конца одежды.

— !..

Я на мгновение замешкался, чтобы тщательнее осмотреться.

На столе лежал знакомый предмет. Серебряное украшение с синим узором… то самое, из парного амулета. Я задержал на нём взгляд, а потом сунул в карман и выбежал из комнаты.

— Силь! Где же ты?..

Я спросил дварфа на первом этаже, но он тоже не заметил её ухода. Никаких записок она не оставляла.

Я вышел из гостиницы.

Пепельные облака собирались в небе. К несчастью, погода менялась и второй день фестиваля скорее всего пройдёт под тёмными небесами.

Облака казались тяжёлыми. Очень тёмный цвет. Наверное будет дождь.

Я побежал, набирая скорость. По пути я вспоминал весь путь, который мы вчера прошли.

Мост Героев, набережная, корабль на воде. Плаванье выдалось довольно непростым, но я заметил, что «Аква Ложка» мирно стоит на якоре. После того как мы сбежали, Пастве Фреи и остальным не было смысла драться, так что ничего серьёзного не случилось, я надеюсь. Я нашёл работника, который был там прошлой ночью, и попытался расспросить его о Силь, но ничего не узнал. Он протянул мне свёрток, который я вчера забыл. Магические предметы, хранившиеся внутри, не пострадали. Я поблагодарил его и продолжил поиски.

Точнее, можно сказать, что я бесцельно бегал по городу.

— Может она вернулась в «Щедрую Хозяйку»?..

Уцепившись за эту мысль, я отправился к Западной Главной Улице, хоть поверить в это было очень сложно.

Несмотря на раннее утро, таверны были забиты людьми, праздновавшими с самой ночи, и на улицах было заметно оживлённее обычного. Пробегая по Западной Главной Улице, я увидел одетого в униформу официанта Вельфа, шедшего к «Щедрой Хозяйке», едва переставляя ноги.

— Вельф!

— Мммм? — он повернулся. — Стоп, Белл?! Ты где вчера пропадал?!

Он удивлённо посмотрел на меня и подбежал ко мне сам.

— Мы начали беспокоиться, когда ты не вернулся… получается, ты провёл с ней прошлую ночь? Останавливать кричавшую Лили, рвавшуюся из дома было непросто. И за лисой, которая почти всё время была в обмороке, пришлось присматривать…

Кажется, он даже испугался, когда подумал о том, что Лили может меня найти, но я его оборвал.

— Прости, мне очень жаль! Силь не возвращалась?! Она исчезла, и я никак не могу её найти!

Он несколько раз моргнул и, увидев какой я красный, стал предельно серьёзен.

— Для начала успокойся. Давай отойдём, я хочу услышать, что случилось.

Узкая улочка неподалёку от «Щедрой Хозяйки», Вельф прислонился к стене, а я описал всё, что случилось прошлой ночью и этим утром.

— За вами гналась Паства Фреи, а когда ты проснулся её уже не было. Хах…

— Угум. Я начал беспокоиться о том, что её кто-то мог забрать… — я никак не мог избавиться от беспокойства.

Вельф сложил на груди руки.

— Прости, Белл, но я должен тебя спросить.

— А?

Он посмотрел мне прямо в глаза.

— Что ты будешь делать, когда её найдёшь?

Я искренне не понял, что он имеет в виду.

— Что ты?..

— Я не гений, когда дело касается понимания женщин… но этой девушке ты безусловно нравишься.

— !..

— Не как друг. Как мужчина.

Я сглотнул. Голос Вельфа и выражение его лица стали суровее:

— Что ты будешь делать, когда её найдёшь? Притворишься дурачком и попытаешься вернуть всё как было? Даже я понимаю, насколько жестоко не давать ей ответа.

— …Н-но как… кто-то вроде меня?..

— Как кто-то мог влюбиться в такого как ты? Ты серьёзно так решил мне ответить?

Вельф не дал мне сбежать от реальности. В его глазах я прочёл: «Ты и сам всё прекрасно понимаешь, разве нет?»

— Если будешь притворяться дурачком после того, что случилось, значит ты не такой человек, каким я тебя себе представлял.

Мои глаза распахнулись шире. Мне не в чем его обвинить, но он моё сердце словно тараном ударил.

…Конечно я заметил.

Я продолжал говорить себе не зазнаваться… потому что, если это всё обернётся недопониманием с моей стороны, это будет невыносимо. Я пытался убедить себя в этом и врал себе. Но во время вчерашнего свидания и вчерашней ночи, разумеется, не понять я не мог. Я узнал, что она чувствует. Я услышал, как она сказала, что любит меня.

Притворяться ничего не понимающим и притвориться глупым уже нельзя.

Я опустил взгляд, не зная, что ответить.

— Знаешь, скромным быть неплохо. И я могу понять, что решение приходит далеко не всегда, если ты не уверен. Но… хватит себе врать. И не оставляй её в таком положении.

— …

— Самая очевидная причина для её ухода этим утром заключается в том, что она отчаялась.

Как бы это ни было жалко, ответить я не мог. Сказав последнюю фразу, Вельф вздохнул и заговорил снова:

— …Если ты будешь продолжать в той же манере, это ранит всех девушек, которые в тебя влюблены.

— А?!

Я посмотрел на Вельфа, прикрывшего рот, словно он сказал что-то, что говорить не должен.

— В том смысле, что теперь ты авантюрист высокого ранга, и многие девушки тобой интересуются. Не цепляйся к словам.

Он криво ухмыльнулся, пытаясь отказаться от своих слов.

— Послушай, я не говорю, что теперь ты должен становиться отчаянным ловеласом. Мне кажется, немного высокомерно ожидать того, что твои чувства заметят, когда ты о них не говоришь. Поэтому ответственность лежит не только на парне, но и на девушке.

— …

— Но, когда кто-то набирается смелости и признаётся тебе в своих чувствах… не смей убегать. Лично я не хочу, чтобы мой напарник так делал. Считай это моим эгоизмом.

Вельф улыбнулся. А во мне росло чувство стыда. Совет самого близкого к старшему брату человека пронёсся по моим мыслям.

— Я…

Если… если от меня потребуется дать прямой ответ, это…

— …Принял решение?

— …Да. Убегать я не стану.

— Значит мне больше нечего сказать. Прости, что поднял эту тему.

— Нет… ты меня прости, Вельф. И спасибо, — тихо ответил я.

После этого он сказал:

— Вернёмся к началу разговора. Куда она пошла, я не знаю, но, похоже, она как-то связана с Паствой Фреи, так? Почему бы не связаться с ними?

— Пойти прямиком к Пастве Фреи?..

— Ага. Сомневаюсь, что одинокая девушка способна избежать обнаружения ордой авантюристов высокого ранга, которые её ищут.

Вельф задумался о том же, о чём были мои мысли. Странно в таких условиях называть это защитой, но шансы на то, что Силь уже поймана действительно довольно велики. Раз так, спросить представителей Паствы напрямую будет быстрее всего.

— О том, что это может принести нам неприятности, можешь не беспокоиться. Вряд ли простой вопрос перерастёт в полноценный конфликт… наверное.

— Д-да. Наверное…

— Я бы рад помочь, но… прости. Не думаю, что кто-то из нас может сегодня выбраться. На нас спихнули кучу работы…

— К-кучу работы?

— Нам приходится работать без отдыха, потому что занятная компания снова пропустила свою смену. А от дварфийки сбежать невозможно… чёрт…

Похоже, Вельфа и остальных снова вынудили работать в таверне. Мия сказала, что они будут покрывать сбежавших девушек, пока это нужно.

Становится понятно, почему Вельф такой усталый.

Точно, Лю и остальные были на «Аква Ложке»… Они за нами проследили?

— Они не вернулись?

— Неа. И наша богиня тоже, — сказал Вельф, пожав плечами.

Я кивнул.

Мои варианты ограничены. Мне остаётся только попробовать то, что осталось. Я уже было бросился бежать, но сделав шаг, обернулся.

— Спасибо, Вельф! Скоро вернусь!

— Ага, и остальных найди.

Поблагодарив Вельфа и попрощавшись, я бросился бежать.

— Стоило мне подумать, что он сильно вырос как авантюрист, а он ещё такой ребёнок, когда дело доходит до таких вопросов?..

Его напарник заметно изменился после случая с Ксеносами, но, когда дело не касается Подземелья, делает всё как подобает в его возрасте. Как бы там ни было, он остался невинным.

— Тоже неплохо, — усмехнулся Вельф. Но потом его лицо изменилось. — Её работницу охраняет вся Паства Фреи… Дварфийка что-то знает?

Вельф задумался, не находится ли вся эта таверна под надзором богини красоты.

Посмотрев на вывеску «Щедрой Хозяйки», Вельф приблизился к истине.

Я бежал по Западной Главной улице, огибая людей в толпе.

Множество нанятых Гильдией людей сновало по украшенной к фестивалю улице. Большинство повторно заполняли деревянные ящики, опустошённые за прошедший день, едой и цветами из урожая этого года. Владельцы лавочек также подготавливались к дню работы.

Краем глаза поглядывая, как наполняются ящики и повозки, я задумался о том, как мне связаться с Паствой Фреи. В этот момент я заметил то, чего раньше не замечал.

— Никто за мной не следит?..

Никаких зорких взглядов, которые проделали бы во мне дыру, если бы могли, как во время вчерашнего свидания с Силь. Они просто потеряли нас после того, как мы остановились в гостинице на ночь, или используют какой-то другой метод?

А может меня вообще перестали преследовать?

Связаться с наставником… с Хедином, было бы лучше всего, но…

…Нет, кто-то ещё остался.

Всего один человек. Кто бы это ни был, он следит за мной и прячется до ужаса хорошо. К несчастью для этого человека, я слишком чувствителен к взглядам других людей.

Я на секунду остановился. А в следующий момент бросился бежать со всех ног. По переулкам и улочкам я бросился к тому месту, где расположился наблюдатель.

Мчась так, чтобы не дать ему времени спрятаться, я прыгнул, оттолкнулся от стены, от другой и оказался на крыше здания.

— !..

Наблюдатель даже не думал скрываться. Тёмный эльф в чёрном плаще, развевающемся на ветру.

Один из авантюристов первого ранга Паствы Фреи. Тот, кто не уступает Хедину. Когда я это осознал, я сглотнул.

…Но …Ммм?

Почему он будто намеренно от меня отвернулся?..

— Неужели белоснежный грубиян прибыл на зов пепельных небес? Я слышу печаль в вое ветра.

А?..

— Зачем ты прискакал сюда, о незваный гость? Этим утром небеса хмурятся, они совсем не в духе. Если не хочешь вызвать на свою голову их безумную ярость, беги со всех ног.

Я не до конца понимаю, потому что выражается он странно, но?..

Порыв ветра растрепал его плащ, он повернулся в профиль, и я увидел его отстранённый и гордый взгляд. Со спины смотрится невероятно круто. Но, почему-то, не знаю почему, от него веет чем-то жутковатым…

Он же?..

— Мммм… простите, вы тот, кого божества называют Больным Психопатом?

Когда я произнёс его титул, тёмный эльф, авантюрист первого ранга Паствы Фреи, Хегни Рагнар, в одно мгновение повернулся ко мне лицом.

— Язык прикуси! И не называй меня этим отвратительным прозвищем!

Прекрасное эльфийское лицо скривилось, словно от боли, а глаза блестели, как будто в них появились слёзы.

— М-моё величие не страдает от болезней! И божественная чума нисколько меня не затронула!..

— Простите, пожалуйста!

— Ааааааггггххх, хватит уже! Не смотри на меня вот так. И не называй меня этим прозвищем! Не знаю, что значит психопат, но боги как будто издеваются надо мной, когда так меня называют…

— …Приношу свои глубочайшие извинения…

— Я не умею общаться с людьми, с которыми раньше не встречался! Не могу я! Мне так стыдно, что умереть хочется… Гаааааххх… моя чернейшая персона только что была уничтожена!..

Ну, да… кажется я начинаю понимать, что божества имеют в виду, когда говорят, что прозвища «отражают суть характера».

Кстати, когда я, из интереса, спросил Хедина о других авантюристах первого ранга его Паствы, он ничего ни о ком не сказал, кроме: «Хегни просто дурак».

— …Мммммм… вы случайно не знаете, куда пошла Силь? — спросил я, ощутив чувство вины, когда увидел, как он вытирает глаза.

Он стал гораздо серьёзнее, величие, с которым он говорил до этого вернулось.

— …Мы и сами заняты поисками нашей священной принцессы.

— П-правда?

— Множество последователей избавились от сковывавших их оков и занялись тем, что приносит им радость. В этой великой столице клятвы подобны порыву ветра. Мне предначертано судьбой стать нерушимыми цепями, что накажут кролика, если случится худшее… Не будь имя моего рода Альв.

Я-я так и не могу понять, о чём он говорит, но, кажется, суть я понял. Дедуле порой нравилось говорить в таком стиле!

Выходит, сейчас авантюристы Паствы Фреи решили оставить меня в покое и отправиться на поиски Силь, которая куда-то исчезла. А Хегни продолжает следить за мной на случай, если меня потребуется найти. Или что-то вроде этого.

Значит Паства Фреи также потеряла след Силь…

Куда же она делась?

Чувство, похожее на беспокойство, начало во мне нарастать. Словно ощущая это, Хегни, до этого смотревший куда-то в мою сторону, сфокусировал на мне взгляд.

— Удалось ли тебе получить восхитительные, воспоминания на вечность… отзвуки, что никогда не угаснут?

— А?

— Времени на слёзные прощания уже не будет. Потому я спрашиваю, успел ли ты распрощаться.

Какое-то мгновение его слова просто проносились в моей голове. А потом до меня начал доходить их смысл.

— Отзвуки?.. Прощание? Что всё это значит?!

— Девушка, которая к тебе воззвала… не богиня. Какое бы решение ни было принято, судьба останется неизменна. Моё предвиденье говорит мне об этом… точнее, так я вижу то, что будет.

Как и раньше, я не мог понять до конца, что он пытается мне сказать. И строить догадки бесполезно. В его словах я не вижу никакого смысла.

Но я не мог закрыть глаза на то, что он буквально сказал: «Она исчезнет».

— Что случится с Силь?! С ней что-то произойдёт?! — поддавшись своему беспокойству, я подскочил к Хегни.

— Яййййййй?! Н-н-н-не приближайся!!! Когда ты так близко… глаза! А-а-а-а! Не могу! Бежать!

Хегни сжался от ужаса и спрыгнул с крыши.

— Мммм?! П-постойте!

Я бросился за развевающимся плащом в переулок, в котором он скрылся.

Силь скоро исчезнет? Прощание? Что это значит?! О чём идёт речь?!

Я бросился в отчаянную погоню, оказавшись на земле. Я следовал за развевающимся плащом по сложной сети узких улочек, порой мне приходилось спрашивать у прохожих, не видели ли они тёмного эльфа.

Несомненно, он авантюрист первого ранга. Он без особых усилий сбросил меня с хвоста, вскоре я потерял его из вида.

— Хаааах, хаааах!.. Где же он?!

Я оказался в Центральном Парке. Здесь уже было довольно много людей. Они ничего не знали о случившемся и как ни в чём не бывало готовились ко второму дню фестиваля.

Смешался с толпой? Или, может, вообще не выбегал на эту площадь?

Беспокойство нарастало, я осмотрелся… и на глаза мне попался алтарь. Башня плодородия. Четыре каменных стены, построенных чтобы почтить богинь, символизирующих сезон плодородия.

Не задумываясь, я посмотрел на строение на севере, где вчера видел Фрею.

— …

И встретился взглядом с одиноким воителем. Сильнейшим авантюристом города.

Он смотрел на меня, ничего не говоря, а когда у меня успело возникнуть ощущение, что он меня дожидался, он медленно поднял огромную руку. Его палец указал на северо-восток города.

— А?!

Я не знал его намерений и значения этого жеста, но ощутил, что это подсказка.

Всего мгновение мне потребовалось, чтобы прийти в себя и побежать туда, куда он указал. Развернувшись на каблуках, я понёсся словно корабль, который в бурю идёт к маяку, указывающему безопасную гавань.

Хоть я и не был уверен, что это правильно. Беспокойство не унималось. Только вот, мне остаётся просто верить своим инстинктам.

Я покинул Центральный Парк, следуя полученной наводке.

Северо-восток города занимает промышленный район, место, в котором расположено большинство мануфактур, обрабатывающих магические камни. В этом месте собралось множество ремесленников и работников, впрочем, фестивальное настроение царило и здесь.

Несколько раз сменив направление из-за поворотов улиц, я оказался в самом сердце промышленного района. И тут…

— …Силь!

Я увидел её.

Она сидела на пустынной остановке карет. На скамейке в небольшом полуразрушенном газебо. Остановка была пустынной и грязной, из-за множества зданий её было очень трудно разглядеть. Если не искать это место специально, его легко пропустить, наверное, поэтому газебо забыто и почти разрушено.

— Белл!..

Услышав мой голос, она удивлённо вскочила на ноги. Казалось, её переполняют эмоции, словно исполнилось её давнее желание.

— ?..

Взгляд серых глаз. То, как она прижимает к груди руки. Улыбка, которая будто бы в любое мгновение может расколоться на бесчисленное множество осколков.

Её вид заставил меня понервничать. Она как будто была готова разрыдаться, но чувства, переполнявшие её взгляд…

— …Я так рада, что мы смогли встретиться снова, что ты меня нашёл.

— …Что ты имеешь в виду?

— …Прости, не мог бы ты притвориться, что этого не слышал.

Конечно же не могу.

Я так и не понял до конца, что происходит.

Продолжая оставаться в непонимании, она вдруг начала озираться.

Не могу объяснить причину, но, когда я смотрю на её лицо со стороны, мне кажется, будто она хочет нарушить какой-то запрет.

Она вдруг посмотрела куда-то вдаль, а потом, вздохнула, словно набравшись решимости.

— Пойдём со мной, Белл.

— А?

— Я хочу отсюда уйти… точнее, есть одно место, в которое я хотела бы пойти.

Она взяла меня за руку. Кажется, она не позволит мне ничего сказать, да и прислушиваться к моим словам не собирается. Серые волосы колыхнулись, она посмотрела мне в глаза и улыбнулась.

— Вчера ты водил меня по местам, которые хотел мне показать, почему бы сегодня не пойти туда, куда хочу я?.. Пожалуйста, Белл.

Она попросила меня так, словно это была последняя просьба в её жизни.

Многие живущие в Орарио люди, поднимая взгляд на пепельные облака думали об одном и том же: скоро должен пойти дождь.

Некоторые были разочарованы, некоторые жаловались на погоду, а некоторые решительно настраивались насладиться праздником до того, как начнётся дождь. Разные люди реагировали по-разному.

— …Силь и Белл… их нигде не могут найти… не вернулись… Они провели вместе ночь? …Всю ночь?.. Быть не может… Они же не женаты…

Среди этих людей была девушка, которая практически впала в отчаянье, Лю.

Она была на Северной Главной Улице. Потеряв Белла и Силь из вида после происшествия на корабле, она встретила новое утро с необычайной бледностью на лице. Всю ночь она потратила на поиски Белла и Силь.

Пустое бормотание подгоняла природа её эльфийских ценностей и её целомудрие.

— Лю! Не замирай посреди улицы! На нас все смотрят!

Хлоя вытянула застывшую Лю из толпы. Эльфийка стояла с таким лицом, словно ей довелось увидеть конец света. Отчаянно пытаясь привести эльфийку в чувства, кошкодевушка пробормотала: «Вообще-то с такими срывами должна спрмявляться Руноа!»

— Ээээй! Мы их нашли! Аня учуяла паренька! — прогремел голос Руноа, привлёшкий к необычной компании ещё больше внимания.

— Правда? Отличная рмябота! — обрадовалась Хлоя. — Слышмяла, Лю? Дмявай быстренько их нагоним!

— Они не обменивались клятвами в лесу… или перед божеством, если не в лесу…

— Эта глупая эльфийка точно рассудка лишилась! — крикнула Хлоя.

— Хватит бормотаний! — Руноа прыгнула к эльфийке и схватила её за воротник. — Лю, приди уже в себя!

— …ГАХ?!

Руноа начала хлестать Лю по щекам. Длинные эльфийские уши вздрогнули от боли, и Лю наконец пришла в чувства.

— Руноа, Хлоя… что я?..

— Слышишь, мы их нашли!

— П-правда?!

— Сколько раз ещё нужно повторить?! Бежим, пока не потеряли! Надо убедиться, что попка мяльчика осталась нетронутой!

— Силь не такая как ты!

Лю и Руноа одновременно стукнули Хлою, которая начала тяжело дышать и выпучила глаза.

Втроём девушки бросились к Ане, махавшей им вдалеке.

— Умоляяяяяяяяяяяяяяяяяюююююююю, Гермееееееееееееееееееес, помогииииииииииииии!

— Я сказал прекрати! Хватит цепляться к моей одежде, Гестия!

Примерно в то же время парочка богов перекрикивалась на Восточной Главной Улице.

— Но Белл! Мой сладенький Белл не вернулся домой прошлой ночью!!! Скрытносиль точно его сожрала!!! Прошу, помоги мне его найти!!!

— Я уже отправил на поиски Асфи! Пусти меня!

Гестия вцепилась в пояс Гермеса обеими руками, а второе божество отчаянно пыталось удержать штаны.

Гестия и Айз также искали Белла с самого раннего утра и столкнулись с Гермесом считанные минуты назад. Богиня домашнего очага была мертвенно-бледной, её состояние было явно серьёзнее, чем состояние эльфийки, потому что она вцепилась в Гермеса, как только его увидела, нисколько не сдерживая взрывных эмоций.

Поскольку они с Айз так и не смогли обнаружить и следа Белла, Гестия решила положиться на обширную информационную сеть Паствы Гермеса.

Услышав, что Асфи уже отправлена на поиски, Гестия сползла на каменную мостовую. Гермес наконец вздохнул с облегчением, а Айз, наблюдавшая со стороны, жалобно заговорила:

— Простите, всевышний Гермес… Мы никак не можем найти Белла…

— А, Айз… никаких проблем. Раз Гестия решила с тобой объединиться, ситуация, должно быть, довольно серьёзная. К тому же, мне и самому интересны эти двое.

Айз похлопала лежащую на земле богиню по спине. До слов Гермеса, Гестия лежала на земле и тянула: «Бееееееееееелллллл!».

— Правда?.. — спросила девушка, удивлённо изогнув бровь.

— Вообще-то, Силь мне гораздо интереснее.

Айз озадаченно смотрела на бога, прищурившего свои оранжевые глаза. Но Гермес просто взглянул в сторону Вавила, ничего не объясняя.

Спустя некоторое время налетел порыв ветра, и Асфи появилась прямо из воздуха.

— Всевышний Гермес, я нашла Белла Кранелла. Он и девушка двигаются по второму району на северо-востоке города.

— Великолепно, Асфи!

Используя сочетание магических предметов, Таларии и Головы Аида, Асфи смогла провести поиск с воздуха.

— …Северо-восток второго района! Там сейчас мой Белл?!

— Да. Сейчас он движется вместе с коллегой Лайон, Силь Фловер.

— Наконец мы их нашли! Идём, Валленчто-там-ещё!

— Д-да.

Гестия в одно мгновение подскочила с земли и потянула Айз за собой, бросаясь в бешеную погоню.

Асфи вздохнула, провожая их взглядом.

— У меня должен был быть выходной… так почему вы загрузили меня новой заботой, сэр?

— Прости!

— Позже я хорошенько вмажу вам по лицу…

Извинения Гермеса, произнесённые с широкой улыбкой, заставили кулаки девушки сжаться. Вздохнув ещё раз, она вместе с Гермесом последовала за Гестией и Айз.

Мы свернули с широких улиц, предпочитая передвигаться запутанными переулками.

К этому моменту мы забежали очень глубоко во второй район, отдалившись от Главной Улицы. Но и сейчас продолжали бежать, словно от чего-то убегаем. А Силь всё не отпускает мою руку.

— Ммммм, не могла бы ты объяснить, что происходит?!

— Прости! Но сейчас нам нужно бежать!.. Так далеко, как получится!..

Её платье развевалось.

Такое же, как и вчера. В руках небольшая сумочка. Её дыхание стало сбивчивым, наконец она остановилась, словно достигла предела.

— Хаааах, хаааах!..

Перед нами оказались ступеньки, ведущие на мост, построенный над улицей. Рядом располагались железные решётчатые врата, деревянные ящики и бочки, неотличимые друг от друга вывески встречались нам по пути сюда. Мы углубились в переулки этого района. Человек, который с этими улицами не знаком, мог бы назвать их лабиринтом. Мы стояли вдвоём в узком переулке, тишину нарушало лишь её прерывистое дыхание. Я никак не мог отвести от неё пристального взгляда.

Я коснулся кармана. Размышляя, стоит ли мне это сделать или нет, я наконец решился…

— Ммм, вот.

—А!..

Я достал серебряный амулет, который забрал из гостиницы. Увидев часть парного амулета, она застыла, уставившись на меня. Она пристально рассматривала часть амулета. Словно она столкнулась с чем-то, с чем уже готова расстаться. Наконец, она взяла его в руки.

— Прости… Наверное забыла, когда уходила из комнаты.

— …Как ужасно. А ведь это ты попросила меня его купить.

— Хе-хе!.. Мне правда жаль.

Она взяла часть амулета с моей руки и повязала в волосы. В её волосах, как и вчера, украшение выглядело просто поразительно. Но улыбка на её лице была необъяснимо хрупкой.

Могу поклясться, я буквально услышал слова: «Я думала, будет бессмысленно его хранить», — соскользнувшие с её губ. А мгновение спустя она прильнула к моей груди.

— Что?!

— Пожалуйста, Белл. Услышь мою последнюю просьбу.

Я рефлекторно посмотрел ей в глаза, её голос был тихим. Я сглотнул, она продолжала смотреть на меня.

Её щёки были розовыми, словно от жара, а глаза блестели. Немногие усомнились бы в том, что передо мной влюблённая девушка, или, может, кукла, которая повинуется какому-то желанию, которому не способна сопротивляться.

Я ощущал на себе решительный взгляд серых глаз.

— Всё, что у меня есть, всего лишь это мгновение. Если я его упущу, моему желанию никогда не будет суждено исполниться.

— Что… что ты?..

— Я заключила сделку… договор. И потому скоро меня от тебя заберут.

Её голос жалобно дрожал. Она продолжала смотреть на меня и говорила словно через силу. Она поднялась на цыпочки, приближаясь к моему лицу.

Я вздрогнул от удивления и положил руки ей на плечи, пытаясь её отодвинуть…

— Пожалуйста… не отвергай меня.

…Совсем не так как прошлой ночью. Вчера Силь не была в таком отчаянье.

Как будто близился какой-то срок. Как будто она пытается бежать от неизбежной судьбы, которая её ждёт. Кажется, сейчас она расплачется.

Наконец, её губы приблизились к моим…

— Уничтожай, пока не кончится пир.

Эхо заклинания разнеслось по пустынному переулку.

— …

Одно мгновение.

Ощутив, что скоро случится удар заклинанием, я инстинктивно оттолкнулся от земли.

— Дайнслейф.

Мощная вспышка. Чёрный развод рассёк всё, что было на его пути. Чудом мне удалось отреагировать на атаку вовремя.

За долю секунды я подхватил девушку и подпрыгнул, а мостовую подо мной разорвало.

— Мгх?!

Нас ударило взрывной волной, отбросив на землю, и мы долго катились, прежде чем остановиться. Я поднял голову.

Место, в котором мы стояли секунду назад было разворочено взрывом. Меня прошиб пот, когда я увидел похожий на когти дракона разрыв на земле. А когда я перевёл взгляд… среди кружащихся обломков стоял тёмный эльф.

— Х-Хегни?..

Развевающийся чёрный плащ, зловещий чёрный меч, его вид выдавал его с головой.

Как он продолжил следовать за мной, после того как ускользнул, и как я не почувствовал его взгляда? Авантюрист первого ранга Паствы Фреи появился в случайном месте, которое мы выбрали для отдыха.

Кто?.. Что?..

Его поведение очень сильно изменилось. Это правда тот самый тёмный эльф, которого я совсем недавно видел?

Он производил настолько другое впечатление, что я не мог избавиться от этой мысли. Я понятия не имею, что происходит. Но, что бы там не случилось, я уверен в том, что авантюрист первого ранга направляет на меня меч.

Нет, не на меня, он нацелился на…

Атака была направлена не в меня, он целился в неё?!

— …Усмири свой порыв.

Ледяной голос разнёсся по переулку. Отрывистый приказ. Голос того, кто подчиняется только своей ярости. Он испепелял взглядом девушку, с каждой секундой бледневшую в моих руках всё сильнее.

— Белый кролик – подношение богине. Нет такого права, по которому ты могла бы нарушить устой, девчонка.

Кролик? Я? Подношение богине?

О чём ты говоришь, Хегни?!

Только вот, я даже взгляда его различить не могу. Злость, которую он излучает поглотила всё вокруг.

— Я должен от тебя избавиться.

Кровь отлила от моего лица. Пальцы почти сковал спазм. Я пытался подняться, а сидевшая за моей спиной девушка дрожала.

— Х-Хегни… я!..

— Жалкие мольбы не будут услышаны. Я несу реальность, в которой нет места прощению. Здесь не о чем и думать.

Оказавшись к лицу к лицу с разъярённым авантюристом первого ранга, я рефлекторно выхватил Кинжал Гестии из ножен. Взгляд тёмного эльфа был таким же суровым, когда он посмотрел на меня.

— Сгинь, кролик. Эта девушка нарушила свой контракт с богиней в порыве глупости. От неё остаётся только избавиться.

— Ч-что ты такое говоришь?!

— Я сказал, что погребу существо, что сжалось за твоей спиной.

Он не блефует. Он серьёзен!

— Всё ради богини. Умри, женщина.

Плащ колыхнулся за его спиной, когда он бросился на нас, замахиваясь клинком для удара.

Он бросился вперёд быстрее, чем мои глаза могли за ним уследить. Отреагировал я слишком поздно, так что всё, что я мог сделать, это встать между ним и его супербыстрой атакой.

— А ну с дороги!

— Гах?!

Несмотря на то, что я оказался на пути его удара, тёмный эльф легко откинул меня в сторону. Когда его клинок столкнулся с моим чёрным ножом, по моему телу прошёлся мощный шок. Кости руки треснули, едва не сломавшись. Несмотря на боль, отлетая, я успел схватить её за плечо.

— Ааааааа?!

Каким-то чудом мне удалось перехватить её на руки, и мы отправились в полёт. Я неловко прокатился по земле, но у меня получилось использовать инерцию его удара, чтобы разорвать дистанцию.

Мы и близко не в безопасности. Когда я снова оказался на ногах, холодный пот стекал по моей спине. Единственного удара оказалось достаточно, чтобы я убедился в разнице между нашими силами.

…Никаких контратак. Даже если я сосредоточусь на защите, он в одно мгновение убьёт нас обоих.

Это сильно отличается от моих тренировок с Айз, она всегда сдерживалась… и во время случая с Ксеносами тоже. Передо мной авантюрист первого ранга… настоящая сила шестого уровня! Уровень силы, который мне не превзойти!

— Убирайся!

Его силуэт снова размыло, оттолкнувшись от земли и взмыв в воздух, он ударил сверху, подобно летучей мыши. Его движения были слишком быстрыми, чтобы за ними уследить, и самая первая мысль, которая меня посетила была уже о том, что он на меня напал. Ещё одна мощная волна прошлась по моему кинжалу, полетели искры. Моя стойка была уничтожена, но я отчаянно вложил всю силу в ноги, чтобы хотя бы устоять. После этого начал яростную комбинацию атак.

— Гхххххххххххх?!

Справа, слева, над головой, снизу. Я продолжал защищаться от его ударов. Мне удаётся их парировать, но выносливость уходит с неимоверной скоростью.

— Отступи! Хочешь, чтобы мой клинок привёл тебя к падению?!

— Гах!..

— Прекрати мне досаждать! Я теряю над собой контроль и сдерживаться становится невыносимо! Вини только себя, если голова слетит с твоих плеч!

Его слова переполняло то же нетерпение, что и его меч. Я не видел ни следа от тёмного эльфа, который был в ужасе от взаимодействия с другими людьми. Только устрашающий взгляд и зловещий тон, без намёка на застенчивость.

Он явно разъярён, но должны же быть какие-то пределы.

Передо мной как будто совершенно другой человек!

Я услышал какое-то заклинание, когда он наносил очередной удар. Он что-то активирует? На атакующее заклинание не похоже, да и на зачарование тоже. Это что-то другое!..

— …Гах?

Моя выносливость подходила к концу, но тут я кое-что осознал.

…Он не станет меня бить?

Он мог бы пронзить меня в один прыжок, как древесный листочек, по крайней мере, это становится понятно по плотности его атак. Но целится он исключительно в девушку, находящуюся за моей спиной, и ни в кого больше. Какова бы ни была причина, кто бы ни отдал строгий приказ, ему нельзя мне вредить.

Когда я это осознал, начал использовать тело, чтобы защищаться куда агрессивнее.

— Тц!

Когда я практически бросился на меч Хегни, он раздражённо хмыкнул, подтверждая мои подозрения.

Я бы ни за что не смог пережить атаку авантюриста первого ранга. Драка бы кончилась в то же мгновение, когда началась. Подставлять своё тело прямиком под удары настоящее безумие, но сейчас только так я могу от него защититься.

Я продолжал выпрыгивать на пути его атак, а потом, когда его меч заметно замедлялся, отражал его лёгким ударом кинжала. Наконец, он отпрыгнул, его плащ развевался на ветру.

— Хаах, хааах, хааах!..

— Бесчестный наглец… как смеешь ты позорить свой высокий ранг, пользуясь оковами, что меня связывают.

— Гах!..

— Ты тот, кто должен жить ради совершенной богини. И лучше тебе её не разочаровывать… иначе я прикончу тебя своими руками.

Моё дыхание окончательно сбилось, а его даже пот не прошиб, он стоял напротив и пронзал меня надменным, ледяным взглядом.

Я дрожал. Но не потому, что его угроза меня напугала. А потому что взгляд его прищуренных глаз направлял всю ненависть, что в нём была, на девушку, которая прячется за моей спиной.

Но ведь ещё вчера Паства Фреи защищала Силь!..

Наверняка Хегни не был исключением. Почему он так неожиданно перешёл в нападение? Нарушенный контракт? Что за нарушение? Совсем не могу понять, о чём он говорит!

Когда я уходил, Вельф сказал, что у Паствы Фреи нет никаких причин для нападения! Но теперь они атакуют Силь! Что происходит?!

— Братья-мучители и разъярённый кот скоро будут здесь. Смерть от единственного удара будет милосердием, это лучше, чем быть разорванной на кусочки. Не беги. Остановись. Прими свою судьбу. Момент смерти твоей дарует покой вечны… У меня нет времени важничать.

Я должен как-то обеспечить нам побег, чтобы её не убили. Но чего бы я там не хотел, найти возможности я никак не могу. Отчаянно пытаясь найти хоть какой-нибудь путь для побега, я увидел, как руки Хегни слегка вздрогнули и его тело… размылось.

— Больше тебе ничего не поделать.

Я потерял его из вида.

— …

Первый шаг был настолько быстрым, движение оказалось таким, что он попросту исчез из моего поля зрения. Время будто замерло, на месте остался лишь силуэт его плаща. Когда я осознал, что смотрю на то, чего нет, он уже оттолкнулся от стены за моей спиной.

Мгновение назад он был прямо передо мной, а теперь уже проводит мощную атаку, с другой стороны. Невозможное внезапное нападение, похожее на рикошет снаряда. Время снова начало двигаться, я повернулся и потянулся рукой, чтобы перекрыть его удар, но я уже не успеваю. Чёрный клинок приближается к ней.

— …ХААААААХ!

За мгновение до удара появилось подобие вихря, заблокировавшее его меч в самый последний момент.

— Чего?!

Перед нами возникла вооружённая двумя короткими мечами эльфийка.

Атака Хегни была отражена в землю, после чего тёмный эльф отступил.

От вихря униформа эльфийки начала развеваться.

— Что?.. Лю?

— Белл!.. Что здесь происходит?!

Появившаяся в самый распоследний момент эльфийка была заметно напряжена. Она не отводила взгляда от стоявшего напротив эльфа, даже когда ко мне обращалась.

— Почему за тобой охотится Паства Фреи?!

Даже Ледяной Ветер не могла скрыть своего волнения, а на крышах появились ещё три тени.

— Эй! Что здесь происходит?!

— То-то мне показалось, что я услышала какую-то безумную драку. Силь и паренёк оказались втянуты в бой?!

— …гх!

Руноа, Хлоя и Аня спрыгнули, встав так, чтобы прикрыть нас от нападений. Хотя Аня заметно растерялась, увидев Хегни.

— Уходите, женщины. Мой клинок должен пронзить только женщину за вашими спинами. Ни больше и ни меньше.

— Что?! Если ты этого добиваешься, лучше подумай дважды!

— Почему до одури сильный авантюрист так яростно пытается убить обычного человека? Тебе стоит лучше себя сдерживать. Почему бы не принять холодный душ и остудить голову? А вообще, сходи прямо сейчас! Ну пожалуйста!

Руноа взорвалась от ярости, а Хлоя начала отшучиваться, но было очевидно, что они обе были в ужасе. Лю не произнесла ни слова, но оставалась настороже.

Трое против одного. Нет, четверо, включая меня. Впрочем, этот авантюрист всех нас может пересилить?

— Чем это ты занимаешься, Хегни? — четыре голоса, звучавших как один.

Кажется, наше положение стало гораздо хуже, чем было раньше.

Четверо голосов, казалось, подхватывают фразы друг друга на одном дыхании.

— Она нам больше не нужна.

— Она пренебрегла божественной волей Всевышней.

— Теперь она всего лишь преступница. Нет нужды в одобрении миледи.

— Да начнётся кровавый пир. Раз ты решил отдохнуть, мы прикончим её лично.

Если закрыть глаза, звучит так, будто говорит один человек.

Одинаковые броня и шлемы песчаного цвета. В руках длинное копьё, огромный молот, огромная секира и двуручный меч… оружия, совершенно не подходящие к их размерам.

Четверо полуросликов стояли на крышах окружающих зданий, впившись в нас ледяными взглядами.

— Брингар… Братья Гулливеры… — Руноа неожиданно побледнела.

Обычно она никогда не унывает, но сейчас я увидел в ней страх, которого никогда не видел раньше. Руноа прикусила губу, пытаясь унять дрожь в руках и ногах.

— Паренёк, забирай Силь и беги.

— А?!

— Минута. Больше мы не продержимся.

Я растерялся. Она даже не перевела на меня взгляда, но по её лицу я понял, что для возражений сейчас не место.

Её глаза безмолвно кричали. «Беги. Бери её и беги. Беги так быстро, как можешь. Если ты не сбежишь, нас уничтожат в одно мгновение».

Вот что такое окружение авантюристов первого ранга.

— Пошёл!!!

После этого крика я наконец пришёл в движение. Мне не осталось ничего, кроме побега.

Я не могу позволить себе мешкать, если хочу спасти её от неминуемой казни прямо здесь и сейчас. Не растрачивая времени впустую, я схватил девушку за руку. Когда я провернулся, ощутил приближение чего-то невероятно мощного и ошеломляющего.

Плащ Хегни развевался за его спиной, а четвёрка теней спрыгнула с крыши.

Лю и остальные бросились в безнадёжное, одностороннее сражение.

Поток ударов.

Обычно Лю бежала бы без оглядки от места, в котором её ожидает только неминуемая смерть, но сейчас она должна остаться, потому что Руноа, Хлоя и Аня схлестнулись с жуткой четвёркой полуросликов за её спиной. Кроме противостояния с тёмным эльфом, выбора у неё не было.

— Не пытайся меня удержать, сестра-эльфийка. Или ты желаешь лишиться ушей ради своей беспочвенной гордости?

— Дайнслейф Хегни Рангар! Авантюрист шестого уровня!

Тот, кто намного сильнее Ледяного ветра.

Крепче впившись в рукояти коротких мечей, футаба, эльфийка наносила быстрейшие удары, на которые была способна. Порывы ветра разлетались в разные стороны. Металлический звон раздавался каждый раз, когда её клинки сталкивались с чёрным мечом Хегни, но каждый такой удар порождал дрожь только в её теле.

Он слишком быстрый! Слишком сильный!

Несмотря на то, что эльфийка вкладывала всю свою сообразительность, опыт, все силы до последней капли, она могла лишь держаться в защите. Ей оставалось только уклоняться и парировать могучие удары, способные рассечь её пополам, если она попытается их блокировать. Лю была лишена малейшей надежды на контратаку.

В таком же положении был и Белл. Несмотря на то, что Лю заметно превосходит неопытного парня техникой и тактикой, перед Хегни она всё равно что ребёнок. На самом деле, богатый опыт подсказывал ей, что нужно отступать немедленно.

Каждая секунда проходившей битвы становилась доказательством того, насколько абсурдными и простыми были все битвы, в которых она до этого выживала.

Лю и Хегни разделяла непреодолимая преграда характеристик. Она не могла не содрогаться, ощущая пропасть, которая их разделяет. Но, вместе с тем, в душе она верила, что обязана сдержать его во что бы то ни стало.

— …Точно. Ты тоже одна из её любимиц, — сказал Хегни, прищурив взгляд, словно что-то осознав.

— Что?

— Как и кролик. Мой клинок сейчас не может повиноваться моей воле. Воистину досадная задача.

Хегни не ответил на вопрос эльфийки, лишь бросился в атаку с большей яростью.

Первого удара новой серии оказалось достаточно, чтобы руки Лю онемели, однако эльфийка не выпустила из рук клинков, мешавших противнику немедленно броситься за Беллом в погоню. Во многих местах её униформу покрывали порезы, кровь текла по бледной коже, но эльфийка продолжала свой танец с клинками.

Не могу понять, чего он добивается! Но он начал целиться в конечности! Он не станет меня убивать! Конечно, это значит, что он сдерживается, но раз так, у меня есть шансы продержаться!

Заметив изменение в технике Хегни, Лю понадеялась, что может рассчитывать на продолжительный поединок, поскольку её противник ограничивает себя. Она победит, если ей удастся сдержать его чуть дольше, чтобы Белл и Силь благополучно могли сбежать.

Но её надеждам не суждено было исполниться.

Атакует справа, шаг назад и уворот!

Её намерения…

— …Чем лучше их суждения, тем им легче стать добычей бездны.

…были безжалостно прерваны следующим ударом Хегни.

— ?!

Клинок зловещего чёрного меча метнулся в сторону эльфийки. Его кончик, который по рассчётам Лю должен был лишь скользнуть по её одежде, впился в грудь.

Его меч стал длиннее… нет…

Лишь получив удар, когда время назад было уже не вернуть, Лю осознала, что произошло.

Увеличилась только площадь поражения!

Сам меч нисколько не изменился. Однако рядом с лезвием меча возник острейший вакуумный след.

Словно в ответ на поразившую Лю мысль, из её тела брызнула кровь.

— Проклятый меч!..

За ударом меча, который рассёк грудь Лю последовал пинок с разворота. Хегни завершил разворот на одном дыхании и вернулся в начальную стойку ровно в тот момент, когда эльфийка ударилась о стену.

— Гааах?!

— Мой верный клинок, Жертвенная Бездна, меч, предназначенный для уничтожения бойцов. Он одолел множество мечников, тебе подобных.

Лю ощутила отчаянье, удар ноги выбил воздух из её лёгких. Хегни взмахнул мечом, стряхивая с клинка кровь.

Жертвенная Бездна – превосходное оружие, клинок первого ранга с острым лезвием, к созданию которого был причастен один из изобретателей.

Как и предполагала Лю, меч был проклят и создан специально для устранения воинов, специализирующихся в сражениях на мечах.

Продемонстрировав непреодолимую пропасть, которая их разделяет, Хегни развернулся, готовый броситься в погоню.

А Лю осталась лежать на земле, ощущая сожаление от того, что ничего не может с этим поделать.

— Мы уже тебя встречали, — хором прозвучали четыре голоса.

Лицо Руноа дёрнулось, от голосов полуросликов.

— Сколько лет назад это случилось?

— Тёмные времена, когда ублюдки Злодеи ещё гнездились в Орарио.

— Была одна охотница за головами, не знавшая своего места, пришедшая за нами.

— Даже лицо запоминать не было нужды, но вот стиль боя кулаками я припоминаю.

В голосах полуросликов звучала насмешка. Четверо братьев, несомненно, над ней потешались.

Несмотря на то, что бой начался некоторое время назад, кулаки Руноа попадали лишь по воздуху. Боевые перчатки на её кулаках со свистом рассекали ветер, так ни во что и не впившись.

Она не попала ни единым ударом. Целей было четверо, но, несмотря на это, она никого не зацепила. При этом, полурослики не двигались слишком уж быстро и было очевидно, что в бою они сдерживаются. А практически неотличимые движения четвёрки друг от друга нарушали концентрацию Руноа и её способность целиться.

Так же было в прошлый раз. В те дни, когда она с головой погрузилась в быт охотницы за головами, ещё до того как её приняла хозяйка таверны.

Руноа приняла заказ на устранение четверых полуросликов лишь для того, чтобы потерпеть сокрушительное поражение.

Одинаковый вид, одинаковые взгляды, всё, на что бы не упал взгляд девушки, начало казаться ей одинаковым, словно она попала в кошмарный сон.

Четыре пары глаз, смотревших на неё, напоминали ей о моменте её стыда и вызывали ужас.

— Да пошло оно всёёёёёёёёё!!!

Взревела Руноа, словно из последних сил пытаясь не поддаться отчаянью.

— Не спеши! Они морочат тебе голову!

— Нет, Руноа! Эти четверо!..

Слова Хлои и Ани её не достигли. Девушки пытались её поддержать, но и их атаки с лёгкостью избегались.

Ни ловкий клинок убийцы Хлои, ни нож Ани, который та взяла у Хлои, не могли попасть по полуросликам. На них не появилось ни царапины.

Вскоре полурослики сами взялись за оружие.

— Достаточно, — объявил Альфрик, старший из братьев.

— Знайте своё место, — хором объявили три голоса.

Всё случилось в одно мгновенье.

Взмахнув копьём, Альфрик отбросил кулаки Руноа, клинок Хлои и кинжал Ани одновременно. Не прошло и секунды, но это время показалось девушкам вечностью. Двуручный меч Грера ударил Руноа в грудь, молот Двалинна нанёс удар в живот Хлои, а секира Берлинга обрушилась на Аню.

Разрывалась плоть, захрустели кости, и кровь полилась по переулку.

Глаза Руноа распахнулись, изо рта Хлои побежала струйка крови, а Аня, будто не могла поверить в произошедшее, девушки разлетелись в разные стороны. Руноа подлетела и ударилась о землю. Кошкодевушки влетели в нагромождение пустых ящиков и бочек, подняв облака пыли.

Синхронизированный перехват, продвижение и атака. В настоящем бою девушки провели около пяти секунд.

— Проклятье!..

Руноа, содрогаясь, едва смогла оторвать голову от лужи крови, разливающейся под ней на каменной мостовой.

Братья Гулливеры. Несмотря на пятый уровень каждого, вместе они не уступают авантюристам шестого уровня. Их сила заключается в способности действовать как единое целое, не обмениваясь словами и даже взглядами. Безупречно исполненные атаки с четырёх сторон. Их координацию и командную работу не способен превзойти никто в Орарио.

Сознание Руноа начало погружаться в темноту, последним, что она видела, было четверо воителей-полуросликов, не позволивших ограничениям расы себя сдержать.

— Гах!..

Её руки дрожали, но Аня смогла подняться на ноги. Положив руку на кровоточащее плечо, она поднялась, её окружали обломки пустых ящиков и бочек.

— Ты о чём думал, Берлинг? — прозвучало два голоса.

— Ты её даже не оглушил.

Берлинг, не слушая голосов братьев, обратился к Ане напрямую:

— Ого, какая упрямая… Точно, ты же нас много раз раньше видела, да? Ты же была в нашей Пастве.

Дыхание девушки было прерывистым, Аня поражённо огляделась.

— Руноа, Хлоя… Лю…

Все её подруги лежали на земле. Она осталась одна. Пятеро против одной. Её противники авантюристы первого ранга.

Её пожирало отчаянье, а её колени едва не подкосились.

— Посмеешь снова обратить против нас свои клыки, Вана Альфи? — спросил Альфрик.

— Гах!.. — ушки Ани вздрогнули.

— Неудачница, решившая бросить состязание Паствы.

— Бродячая кошка.

— Дворняга, оставившая Всевышнюю Фрею.

— З… Замолчите! Замолчите! Замолчите! Я больше не Вана Альфи, мя! Я Аня из «Щедрой Хозяйки»!

Четверо полуросликов безжалостно давили на рану, полученную девушкой в прошлом. Аня закрыла глаза, затрясла головой и завыла.

Последняя стена ограждала сердце девушки. Последний оплот для той, кого бросили. Остаток существования Ани Фромель.

Так случилось, что она оказалась спиной к той стороне переулка, в которую от полуросликов и тёмного эльфа сбежал Белл.

— Я буду их защищать!.. Я защищу Силь… Защищу мою семью!..

Безоружная девушка напрягла пальцы, словно кошка, готовящая свои когти. Чтобы перебороть нарастающий в ней страх, она мысленно обратилась к своей семье.

Но…

— Что за дурость ты тут развела, бесполезная?

Один лишь звук ледяного голоса сокрушил решимость Ани.

— …

Повернув голову, Аня застыла. Она увидела коточеловека, видеть которого ей было сложнее, чем сражаться с пятерыми авантюристами.

— Б-Брат…

Единственный кровный родственник Ани Фромель. Её брат, Аллен Фромель, известный среди прочих как Вана Фрея.

— …П-почему ты?!

Внешне они очень сильно напоминали друг друга, формой глаз, тусклыми золотыми зрачками, расположением шерсти и даже её цветом. Сходств было слишком много.

— Я задал тебе вопрос.

— П-прости, мя! П-прости меня, старший брат!

От весёлой, легкомысленной и неунывающей девушки, работающей в таверне, не осталось и следа. Её голос и тело содрогались, словно она отчаянно пыталась не вызвать гнев своего брата. Она превратилась в жалкую, ищущую любви оставленную девушку.

— М-мы просто хотим змящитить Силь!.. Я не хочу, чтобы член моей дорогой семьи умер! Вот и…

— …Хватит с меня оправданий, тупая кошка!

— Ип!

Искреннее объяснение Ани прервал гневный крик. Ярость Аллена только нарастала.

— Сколько раз мне повторить? — бросил Аллен. — Твоя бесполезная, пустая голова так и не поняла ни единого слова, которое я сказал?.. Как же ты меня бесишь.

— П-прости! Я-я!..

Зубы Ани стучали, словно от воспоминаний, бередящих старые раны, воспоминаний, которые порождают в ней вихрь ужаса и горечи. Разочарованный взгляд брата, его оскорбления острыми шипами впивались в сердце девушки.

— Ты мешаешь пройти. Уйди, пока моё копьё не сняло твою голову с плеч.

— П-постой… постой, брат! Что бы со мной не случилось, пожалуйста, оставь Силь…

— Заткнись.

Аня могла лишь отчаянно взмолиться, но всего одно слово сокрушило всё её сопротивление.

— Треклятая дура. Разговоры с тобой пустая трата времени. Убирайся.

Аллен начал подходить. Он смотрел на девушку свысока.

— Я… просто… Силь… моя семья…

Слёзы покатились из глаз Ани, она перешла на неуверенное бормотание.

Она хотела перекрыть путь хотя бы своим телом, но…

— Отойди.

Не могла сопротивляться, когда испепеляющий взгляд её брата возник прямо перед ней.

— …Как скажешь, брат.

Слёзы катились из её глаз, а силы оставили тело девушки.

Она проклинала себя за то, что сдалась, падая на колени. После того как она осознала, что не может сопротивляться, она упала на землю как лишённая нитей марионетка.

Проходя мимо Аллен, не удостоил её и взглядом. Хегни и братья Гулливеры последовали за ним в полной тишине. Слёзы не переставали катиться из глаз девушки. Весёлой кошкодевушки из таверны не было и в помине. Оказавшись в абсолютном одиночестве, Аня походила на брошенную кошку, которая всё потеряла.

Инстинкты авантюристки подсказали Айз, что что-то происходит.

Гестия заметила перемену.

— Ч-что такое?

— …В том направлении кто-то сражается…

— А?!

Они гнались за Беллом, над их головами расстилалось затянутое облаками небо.

С Восточной главной улицы девушка и богиня отправились прямиком к тому месту, где Асфи заметила Белла.

— А ты точно уверена, что это не какая-нибудь фестивальная драка?

— Уверена… Это сражение не такого уровня.

— …Асфи. Ты не могла бы стать невидимой и пойти на разведку?

— Приношу свои извинения, но даже у меня плохое предчувствие, как будто жуткие монстры сорвались с цепи.

От заметного напряжения Айз и холодного пота, Асфи у Гестии перехватило дыхание.

Прислушавшись, богиня и сама смогла это ощутить. Звуки и слабую тряску, словно что-то ударилось о землю или стену. Несведущий человек мог подумать, что играет какой-то музыкальный инструмент, однако по звону можно было понять, что речь идёт о столкновении клинков.

Вскоре всё стихло, словно кто-то опустил барьер и перенёс авантюристов и богов обратно в обычный переулок.

— Хаааах, хааааах!.. А? Боженька? Айз?! Гермес и Асфи?!

Перед ними возник совершенно выбившийся из сил парень.

И тогда Гестия это увидела.

Для богини будто остановилось время. Она не знала, что сказать.

Она встретилась взглядом с парой пепельных глаз.

Как только девушка осознала, что Гестия смотрит ей в глаза, она испугалась, будто наступил момент, которого ей удавалось избегать очень долгое время.

Она скользнула за спину Белла, словно пытаясь хоть немного скрыться.

— Белл, что случилось?

— …Паства Фреи… на нас напали авантюристы первого ранга. Лю и остальные пытаются их сдержать, но…

— Что Лайон делает?!

Слова об опасности, обычно заставившие бы Гестию перепугаться, совершенно не привлекли её внимания.

Что она такое? Нет, что это такое?

Заметив, что Гестия в шоке, заговорил Гермес.

— …будет ли верным предположение, что они гонятся не за вами, а за Силь?

Девушка обвила себя руками, как будто собирая волю в кулак.

— Пожалуйста, Всевышний Гермес! Помогите мне, пожалуйста!

— …

— Пожалуйста, дайте мне хоть немного времени! Пусть я отвергла её божественную волю, я не нарушала договора с богиней!

— …Хорошо. Можешь на меня положиться, — выражение на лице Гермеса было необычным, когда он принял просьбу девушки. — Айз, не могла бы ты одолжить мне свою силу? Задержи авантюристов сколько сможешь. Клянусь своим именем, я не позволю этой стычке перерасти в конфликт между Локи и Фреей.

— …Поняла.

— Асфи, поддержишь Айз.

— П-постойте, Всевышний Гермес! Не надо втягивать меня в схватку авантюристов первого ранга!

— Ты же беспокоишься о Лю, разве нет?

— …Ааааааааааааааргх!

Гермес жалостливо похлопал сдавшуюся Асфи по голове. Девушка ответила ему испепеляющим взглядом и отбросила руку божества, прежде чем побежать следом за Айз. Посмотрев им вслед, Гермес повернулся к озадаченному Беллу.

— Пусть они в меньшинстве, Айз и Асфи смогут задержать авантюристов на какое-то время. Иди, Белл… Защити её.

— …Да, сэр.

Он кивнул и, схватив Силь за руку, снова бросился бежать.

— А… Стой! Белл!

Гестия наконец пришла в себя, но было слишком поздно. Парочка скрылась из вида, прежде чем она успела что-либо сказать.

— …Гермес…

— Да, Гестия?

Гестия отчаянно мотала головой, пытаясь понять, что же только что случилось. Ответивший ей Гермес был необычайно спокоен.

— Что она?..

— …

— Что это такое?.. Что это была за чертовщина?! — дрожащий голос богини сорвался на крик.

Звуки сражения на мечах, раздавшиеся спустя секунду лишь, сильнее выбили богиню из колеи. Яростная мелодия, созданная Айз, Асфи и авантюристами Паствы Фреи начала разгораться, но в тот самый момент богиня не обращала на них внимания.

Так и не отошедшая от шока богиня, начала давить на Гермеса в поисках ответа, и впервые на лице бога появилось проявление эмоций. Он выглядел измождённым, подобно старику.

— По правде говоря, я и сам в этом не уверен. Наблюдение не имело особого смысла, потому что мои глаза не способны видеть сквозь неё. Что она? Кто она? Как и с другими божествами. Именно это делает проведённое с ней время таким интересным… и таким пугающим. Наверное, Локи единственная, кто смог её раскусить.

Гестия замотала головой:

— Это не то, о чём я спрашиваю!

Она попросту не могла понять. Пустое место, которого не существовало в её воспоминаниях. Нечто стоящее над логикой, исключённое из естественного порядка вещей. Аномалия, невиданная для мира смертных…

— Как она может быть богиней?!

Облака начали сбиваться в тёмные тучи, будто подпитываясь энергией погружавшейся в безумие богини.

Мы бежали.

Мы отправились на юг, узкими улочками и переулками, петляя по загромождению производственного района. Всё ради того, чтобы бегущая рядом со мной девушка не умерла.

— Прости, Белл!.. Это всё моя вина!..

Её голос был тихим и слабым, переполненным виной. Обернувшись, я увидел жалобный взгляд пепельно-серых глаз. Не хочу слышать такой голос Силь, не хочу видеть её в таком состоянии, поэтому, в ответ я крикнул:

— Пожалуйста, не веди себя так! Не хочу видеть таким твоё лицо!

— Белл…

— И не говори, что ты в чём-то виновата! Ради тебя многие пошли на жертвы! Сейчас не время сдаваться!

— !..

— Когда всё это кончится нам придётся перед многими извиняться! Перед Лю, перед Айз, перед всеми остальными!

Я сжал её руку крепче, а слова, приходившие в голову, просто вылетали из моего рта.

Даже я не до конца понимал, что я говорю. Но, как бы там ни было, я ощутил, что она на меня посмотрела и сжала мою руку крепче.

Думай. Думай лучше.

Паства Фреи настроена серьёзно. Они намерены её убить. Что происходит? И что случилось с Силь? Нужно это понять. Если я этого не узнаю, ничего не изменится!

— Если бы только можно было где-нибудь спрятаться!..

Мы оба тяжело дышали. Пусть он и сдерживался, могучие удары авантюриста первого ранга дали о себе знать, моё тело истощено. Нужно остановиться и отдохнуть, хотя бы недолго.

— Я… я знаю, хаааах, место, где можно спрятаться!..

— Правда?!

— Да! Совсем недалеко!..

Сейчас совсем не время привередничать, так что я принял её предложение.

— Говори, куда нам нужно!

— Ладно! — сказала я в ответ.

Он улыбался, смотря мне прямо в глаза, а я кивнула.

…Я столкнулась с богиней домашнего очага.

…Встреча с его покровительницей.

Хотя мне снова и снова было сказано никогда с ней не встречаться.

Теперь я преступница, которой не будет прощения. Моё тело пропиталось виной.

Виной от нарушения приказа богини.

Виной от преступления, совершённого под прикрытием её со мной контракта.

Виной от попытки похитить того, кому богиня благоволит.

Нет никакого сюрприза в том, что они пришли после моих действий в ярость. Совершенно естественно, что они пытаются меня убить.

Я попыталась похитить то, что принадлежит богине по праву. Надежды на прощение в моём случае не остаётся.

Но всё же. Пусть я набралась решимости, его поступки и действия меня распаляют.

Он поделился со мной частичкой своей чистоты и невинности.

Дыхание сбилось, в груди всё пылает. От смущения, не переставая, горят щёки.

Я наконец по-настоящему поняла, почему богиня так сильно в него влюбилась. От него моё сердце пытается вырваться из груди. Его стройное, но могучее тело тянет меня за собой. Рука, которую полюбила богиня. Но сейчас, рука и пальцы, которые должны безраздельно ей принадлежать мои и только мои.

…Простите, простите, простите.

В сердцах я снова и снова извинялась перед богиней и последователями, поклявшимися ей в безоговорочной верности.

Я не заслуживаю прощения, но позвольте мне исполнить мою мечту… мой величайший грех…

Она привела нас к заброшенному зданию на окраине промышленного района.

Казалось, будто это какой-то цех, но прямоугольные стены были уже затянуты зелёными лозами. Двери закрывались достаточно плотно, но часть стены обвалилась под натиском проникающей повсюду зелени.

Как только мы окажемся внутри, люди снаружи ни за что нас не заметят.

Я склонился, проскальзывая в невысокий проход и увидел внутреннее устройство здания.

— Как просторно…

Здесь с лёгкостью поместилась бы тысяча людей. В дальней стороне комнаты пол и стены были почерневшими, будто когда-то здесь был пожар. Металлические колонны покосились, склоняясь обратно к земле. Расположенные на земле рельсы уже почти не были видны. Большая часть оборудования была убрана, а то, что осталось свалено в кучу в углу, как ненужный мусор.

Подняв голову, я заметил, что кое-где виднеется небо. В потолке было несколько дыр.

— Однажды, когда дети из приюта попросили меня отвести их куда-нибудь, кроме Улицы Дедала, мы нашли это место. Здесь опасно, так что я была тут лишь однажды…

Поверить не могу. От этого места просто веет обстановкой тайного убежища, я буквально могу увидеть, как дети восторженно тут играют… но я помотал головой.

Я посмотрел ей в глаза.

— …Не могла бы ты рассказать, почему за тобой гонится Паства Фреи?

— …Всё от того, что ты понравился богине, Всевышней Фрее.

— …Я?

— Да. Потому она так зла. Хоть я и знаю, что ты предмет страсти Всевышней… я попыталась тебя украсть.

Налетел прохладный порыв ветра.

Меня затрясло, но скорее всего это от её слов. Вместе с тем, я не могу отрицать такой возможности.

…Я тебя люблю.

Потому что я до сих пор помню шёпот богини с серебряными волосами.

— Есть несколько вещей, которые я ещё тебе не сказала. Но я пыталась не говорить тебе лжи. Когда я говорила, что меня с тобой разлучат, это было правдой.

— …

— Я… — она на мгновение осеклась. — …У меня нет ничего кроме этого мгновенья… если только у меня получится исполнить своё желание.

Её голос обрывался. Он казался таким слабым, что малейшее прикосновение может заставить его исчезнуть. Серые глаза смотрели на меня. Она придвинулась ближе, словно не желая терять ни секунды от моментов, которые нам остались. Она замерла рядом с моим лицом и заговорила снова:

— Пусть это будет сочувствие или жалость, но, пожалуйста, просто прими меня…

Она ко мне взмолилась. Я вижу это в её взгляде. Она действительно, искренне этого желает. Осознав это, я закрыл глаза.

Она приблизилась, дистанция между нами начала сокращаться. Со стуком её сумочка убрала на землю. Её рука начала заходить за мою спину, и я…

Его глаза открылись.

Моё сердце ёкнуло, когда я посмотрела в его красные глаза.

Мне вспомнилось то, что сказала богиня. Его чистые, красные глаза и прозрачная душа подобны прекрасным драгоценным камням. Такова правда. Вот почему он привлёк и богиню, и меня. Вот что сводит нас обеих с ума.

Словно утопая в его глазах, я приблизилась сильнее. Наши губы сближались. Моя трепещущая грудь прижалась к его груди. Я намеренно обронила сумочку, чтобы завести руки ему за спину.

…Почему богиня должна была тебя встретить?

Если бы только ты попался мне на глаза первым… если бы я знала, что случится… всё могло обернуться совершенно по-другому…

Моё сердце пылало от единственного желания, эмоция становилась всё сильнее. Я отчаянно пыталась её сдержать, не позволить ей вырваться наружу, но я не могу этого. Этот парень зачаровал меня и очень давно. Я словно связана с богиней, будто я её отражение. Но именно поэтому, поэтому я не могу контролировать свой порыв, я знаю, что это черта, которую нельзя пересекать. Это предательство по отношению к богине, которая меня спасла. Но я не знаю, как сдержать эти чувства. Я тебя…

НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ НЕ ПРОЩУ

…Я НИКОГДА ТЕБЯ НЕ ПРОЩУ!!!

Потому что, встретив тебя, богиня стала испорченной! Потому что из-за тебя она решила себя принизить!

Я знаю! Только я об этом знаю! Я знаю, что лежит в глубине её сердца, знаю о том, чего не знает она сама!

Поэтому! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу!

Ты… ТЫ… изменил непокорную императрицу!

…Почему именно богиня встретила тебя первой?!

Если бы это была я!

Если бы я только знала, что случится!

Я бы убила тебя до этой встречи!

Но горевать нет никакого смысла. Злость ничего не исправит. Простая ненависть никогда ничего не вернёт. Я знаю. Прекрасно это знаю. Я понимаю.

Поэтому…

Поэтому я предала богиню.

Я скрыла свои настоящие намерения, когда приходила к ней со своей просьбой. Я нарушила соглашение. Я преступила строжайшее табу. Из любви к богине, я растоптала её (_).

Таково моё желание. Такова моя мольба. Такова моя верность. И такова моя кровная ненависть к этому человеку!

Другие последователи не могут понять того, что происходит! Но символ моего греха прямо перед моими глазами! Чувства, которые застилают мои глаза, когда я думаю о тебе, не остановят мой клинок!

Пусть богиня меня проклянет! Пусть я стану преступницей! Пусть меня сломают и выбросят! Я прекращу кошмар, который её мучает!

Богине не нужен Од, который её соблазнит. Партнёр, который украдёт её сердце. Это ей не нужно!

Она приблизилась, её сумочка со стуком упала на пол. Она потянулась рукой мне за спину, и я схватил её за эту руку.

— Кто ты такая?

Продолжительное молчание, повисшее после этого вопроса, давило на уши.

Она смотрела на меня округлившимися глазами.

Она не могла пошевелить рукой. Кинжал, который она сжимала, меня не коснулся.

Время двинулось снова, когда она приложила усилие. Но это было безнадёжно. Я держу её за локоть. Ножу не достать до моего сердца.

Здесь, в заброшенном цехе никто не смог бы нас найти. Значит, никто не смог бы вмешаться. Никто бы меня не спас. Заброшенный цех – это могила, которую она мне готовила.

— …Что ты… что ты такое говоришь? — её губы и голос дрожали.

— Только то, что ты не Силь.

Настала моя очередь прикладывать силу. Её лицо скривилось от боли и нож, звякнув, оказался на земле.

Когда я её отпустил, она сжала свою руку и отвернулась от меня. Туфлей она отбросила упавшую сумочку, ту самую в которой она прятала нож, подняв облако пыли.

— …К-Как ты можешь такое говорить, Белл?.. Это же я. Ты всё это время меня защищал, разве нет?! — в отчаянье она ухватилась за этот факт и, улыбаясь, на него указала.

— Да, хоть я и не знал, что происходит, я тебя защищал. Потому что не хочу ничьей смерти. Хоть ты и не Силь. — Она схватила воздух ртом. — Я ни разу не назвал тебя Силь.

Я заметил с самого начала. Когда я искал Силь, а увидел её. Я понял, что что-то не так, увидев её глаза. И её лицо в целом.

Она не показалась мне девушкой, которая работает в «Щедрой Хозяйке». Это не она всегда отдавала мне обеды. Она улыбалась не так, как мне улыбается Силь. А когда мы встретились, всего на мгновенье, но её жажда убийства проявилась.

Мои подозрения только укрепились после того, как она, так и не выпустила сумочку из рук, не смотря на всё что с нами происходило. Улучшенный слух авантюриста позволил мне услышать скрежет металла, предположительно клинка, который находился в сумочке.

Из-за напряжённости нашего положения, Лю и остальные не успели этого заметить. Возможно, никто из них заметить и не мог. Настолько идеально её фигура, голос, жесты и всё остальное соответствует Силь.

Вот почему я сказал, что не хочу слышать от неё тех слов и видеть от неё такого выражения.

Потому что несмотря на голос и лицо, она не Силь.

— Ты собиралась убить меня с самого начала.

— …Нгах!

Она отпрянула от меня, когда я сказал это с непоколебимым спокойствием.

Наверняка она знала, что меня будет преследовать Хегни. И решила рискнуть. Она намеренно привела в ярость опекавших меня авантюристов, чтобы сбежать от их надзора. И привести меня сюда, где мы окажемся наедине.

Лежащий на земле нож был доказательством её замысла. Хоть он и не был доказательством того, что она не Силь.

— Я могу представить, что Силь возненавидела бы меня настолько, что захотела бы убить. И, если бы это было правдой, мне стало бы грустно, и, конечно, мне ни за что не прочесть эмоций других людей. Но ты другое дело. Потому что ты не Силь.

— К-как? Как ты можешь быть так уверен, что я не Силь?!

— Украшение в твоих волосах.

— А?

— Та часть, которую я сегодня тебе отдал… та, которую ты сейчас носишь, принадлежит не Силь.

Серебряное с синим украшение в её волосах начало сотрясаться.

Она лишилась дара речи.

— Эта часть моя.

Парное украшение.

Когда я покидал таверну, на столе лежала лишь одна половина: моя. Настоящая Силь забрала свою часть с собой. Это могло означать лишь одно.

— Мне показалось, что ты можешь быть подделкой, и я проверил это, отдав тебе украшение. А ты поверила.

— !..

— Ты попалась на то, что настоящая Силь бы раскусила.

Её руки задрожали, она взяла половинку парного амулета в свои руки. На задней его части было написано Коином слово «Рыцарь».

…Можно я возьму с духом? А ты бери себе сторону с рыцарем!

Силь выбрала другую его часть.

Тот факт, что та, что сейчас передо мной, приняла мою часть украшения, не раздумывая, лучшее доказательство.

— Наверное ты знаешь о Силь практически всё. Но твоё знание не идеально. Ты даже не задумалась о том, что часть украшения может быть моей.

Может они как-то делят воспоминания, а может она видит глазами Силь.

Это почти невероятно, но с помощью заклинания или магического предмета такое возможно. Особенно если заклинание ограничено воспоминаниями или зрением всего одного другого человека.

Стоявшая передо мной девушка, должно быть, не заметила подвоха из-за ограничения наложенной магии.

— Так что, ты не Силь, — заключил я.

Её глаза округлились ещё сильнее. Украшение выскользнуло из её руки и упало на пол. Когда оно оказалось на земле, я тут же его поднял.

Наступило продолжительное молчание.

Мы стояли друг напротив друга среди заброшенного цеха, наконец, она заговорила:

— Ты понял с самого начала… Какой невыносимый позор.

Я отстранился. Голос по-прежнему был отражением голоса Силь, но он был невыносимо холоден.

Она подняла взгляд. Мрачный блеск виднелся в серых глазах, глубокая тёмная тень, подобную которой во взгляде Силь я никогда не видел.

— Если бы ты просто не заметил, я бы позволила тебе умереть в моих нежных объятиях…

Её слова были до ужаса бесчеловечными. Я не сомневаюсь в её враждебности и желании меня прикончить. На этом фоне пылкая ярость авантюристов первого ранга Паствы Фреи кажется даже милой. Сейчас моё сердце словно стянула ледяная рука.

— Кто… ты такая?.. Почему выглядишь совсем как Силь?

— Тебе не нужно этого знать, своё пари с ней я проиграла, — ответила она. Потом, с заметной горечью в голосе, она продолжила. — Миледи Силь ожидает тебя в месте, которое известно только вам двоим. Месте, к воспоминанию о котором у меня нет доступа. Пожалуйста, иди к ней.

Место из воспоминания, которое разделяем только мы двое?..

Услышав эти слова, я вдруг вспомнил, что было весной. Воспоминание, которое разделили только я и Силь. И застыл, смотря на зеркальное отражение Силь, стоявшую рядом.

— …А ты уходить не собираешься? Если так, Паства Фреи!..

— …Беспокоишься обо мне, зная, что я фальшивка? Сколько ещё ты будешь меня унижать, прежде чем насытишься? Ты и правда невыносимый лицемер.

— Гах…

— Если тебя здесь не будет, они меня не убьют. Хоть я и предала богиню, отпустив тебя, я не лишусь жизни в наказание.

— …Правда?

— Да, к несчастью… Пожалуйста уйди.

Больше я ничего от неё не ощущал. Ни враждебности, ни злости. Всё это словно из неё исчезло.

Мне остаётся только ей довериться. Я бросил взгляд на её каменное, лишённое эмоций лицо в последний раз и покинул полуразрушенное здание.

Мальчик убежал.

Он скрылся где-то вдалеке.

Когда девушка, похожая на Силь, ощутила, что он удалился достаточно далеко, она ощутила удар древком копья в голову.

Её отправило в полёт. Удар отправил её в полёт, пробив металлическую колонну, она влетела в стену здания с силой, которая способна разрушить дамбу на реке.

Раздался оглушительный взрыв, поднявший клубы пыли в воздух. Владелец серебряного копья, Аллен, проговорил:

— Ты начала всё это по своей воле… и оставила назначенную тебе позицию. Чего ты так отчаянно пыталась добиться?

Девушка лежала на полу, её рука дёргалась, она едва дышала. Но, несмотря на удар, который мог бы убить любого обычного человека, осталась в сознании.

Её голова кровоточила, руки и ноги покрывали раны, но она была жива.

— Ответь мне перед смертью, Хьёрн.

Словно в ответ на услышанное имя, свет окутал Силь, и, как в разбитом зеркале, поддерживаемый образ начал рассыпаться на осколки.

Заклинание прекратило своё действие после получения значительных повреждений.

На месте Силь лежала прекрасная девушка, с волосами пепельного цвета и чёрным левым глазом, будто бы поглотившим темноту ночи.

Братья Гулливеры и Хегни спрыгнули из той же дыры в крыше, из которой появился Аллен.

— И вот она, так называемая, главная прислужница?

— Отвергнуть божественную волю богини. Что за слуга так сделает?

Губы Хьёрн скривились, и она ответила на издёвки Двалинна и Грера:

— Мне… нет оправданий… То, что я задумала, действительно можно назвать предательством богини… И такой проступок нельзя прощать.

Она признала свой грех, длинные волосы прикрыли половину её лица.

Хегни нахмурился.

— Твой заговор продвигался слишком уж гладко для подготовленного в одиночку… Ты объединилась с Оттаром и посланным мне судьбой соперником, Хедином? — бросил Хегни.

Именно так. Точнее, девушка по имени Хьёрн убедила Хедина и Оттара помочь ей в попытке убить парня.

Первый день фестиваля он провёл с настоящей Силь. Второй день должен был провести с фальшивкой.

Это очень сильно злило других авантюристов. Они разозлились на Хьёрн, пытавшуюся что-то сделать с парнем, который, по их мнению, является собственностью богини.

Если бы девушка пришла за помощью в этой задумке к ним, план бы провалился немедленно. Эти авантюристы, не раздумывая бы уничтожили всё, что идёт вразрез с божественной волей.

Всё во имя богини.

— Ты всё это время понимала, что мы тебя убьём, — злобно бросил Аллен, осознавая, что девушка построила свой план на том, что она пожертвует собой.

— …Я предала богиню, которую безгранично люблю и которой поклялась в верности. Было ли моё желание исполнено или нет, жизнь, дарованная мне богиней, ей вернётся…

Хьёрн дрожащей рукой опёрлась об пол, приподнимая тело.

На её лице не отражалось ни боли, ни страха. Её лицо превратилось в застывшую кровавую маску.

— Не утешай себя, считая что твоя жалкая жизнь даст богине хоть что-то.

Аллен не позволил девушке превратить её слова в оправдание.

Хьёрн опустила взгляд, но спустя несколько секунд подняла его снова и закричала:

— Да, я ненавижу мальчишку, похитившего сердце богини! Да, я даже его ревную!.. Но суть не в этом! Я боюсь за богиню! Боюсь, что она изменится! Боюсь, что, если так будет и дальше, наша единственная и неповторимая королева будет запятнана и падёт!

— …

— Никому из вас не понять! Только я, я на это способна! Вот почему! Вот в чём причина! У меня не было другого выбора! Пусть она того не желает! Пусть я буду ей ненавистна всю оставшуюся вечность! У меня не было выбора, только совершение греха во имя её! Потому что она должна всегда оставаться богиней!

Авантюристы молча смотрели, как лицо девушки искажается в горькой улыбке.

— Да… она ни за что не должна опускаться до уровня обычной девчонки! Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха…

Нечеловеческий, прерывистый смех вырвался из её горла, отражаясь от побитых стен и устремляясь к потолку.

Её смех выразил одновременно непоколебимую веру и преданность Богине. Чёрный глаз блестел, отражая мечты о безграничной славе её госпожи.

Каждая частичка её существования была преподнесена богине, которой она служит.

— Ты не слуга богини, — наконец бросил Аллен. — Ты безумная культистка.

Девушка не отвергла и не подтвердила этих слов. Она продолжала смеяться, но из чёрного глаза по щеке покатилась капля крови.

Тот день был очень снежным.

Прекрасные, но беспощадные белые частички падали с небес той ночью.

Богиня, которая меня нашла, спросила:

— Я думала тебе помочь, но… есть ли что-то, чего ты желаешь?

И я ответила:

Хочу стать тобой. Хочу перестать быть собой и стать чистой, тёплой. Я хочу стать тобой.

— Хочешь стать мной? Насколько же алчной ты можешь быть?! Ещё никогда не встречала дитя, которое меня бы об этом попросило!

Она улыбнулась моей надменной просьбе. А потом сказала:

— Тогда я дарую тебе имя. А взамен, ты отдашь мне своё имя, согласна?

Обмен судьбами… обмен истинными именами.

Контракт, священный ритуал, который позволил моему телу и духу избавиться от бытия одинокой жалкой маленькой девочки.

Я отдала ей имя Силь и приняла божественное имя Хьёрн.

Когда я стала одной из её последовательниц, моя мольба воплотилась в жизнь, благодаря её благословению. Я была в восторге.

Вана Сеиф… Божественное заклятие… заклинание трансформации.

Тайная техника, позволившая мне стать единственной и неповторимой богиней.

Когда оно активно, я получаю все её чувства и испытываю все эмоции в односторонней связи.

Я могу ощутить то, что ощущает она, стать частью всего, что с ней связано!

Если не считать того, что силы Арканума мне недоступны, я становлюсь полноценной богиней!

Непередаваемая честь. Ликование, которое я никак не могла унять. Девчонка, бывшая жалким мусором, выброшенным на обочину жизни, ощутила благодать небес.

Аааа!

Я стала Хьёрн, дочерью богини!

Предложив взамен простую девчонку Силь, стала дочерью чего-то божественного!

Я стала её руками и ногами, её носом, ушами и глазами! Моя судьба сплелась с частичкой её вечности!

Но! Но! Но!

Потом появился этот мальчишка!

Существо, охмурившее мою непокорную богиню! Богиню, что превыше всех остальных!

Когда моё заклинание приводилось в действие, когда я становилась богиней, я ощутила её чувства! Я узнала! Только я могла это знать!

Богиня пытается перестать быть богиней!

Величайшая и благородная небесная правительница, которую никогда не постичь смертному существу пытается опуститься до обычного создания этого мира!

Богиня пытается себя принизить, стать обычной девчонкой… и этого допускать нельзя!

Вот поэтому!

Только поэтому!!!

Мне пришлось набраться решимости!

У меня не было иного выбора, пришлось поддаться импульсу! Потому что я знаю!

У меня не было иного выбора, только задумать его убийство, пусть оно и идёт вразрез с её божественной волей!

Убить его во время ежедневных встреч мне не выпало возможности. А потом он стал расти так быстро, что, прежде чем я успела осознать, что произошло, он стал слишком силён. Такая, какая я сейчас, даже выбрав правильный момент и столкнувшись к ним лицом к лицу я не смогла бы его убить. И на помощь можно было не надеяться. Пусть к нему ревнуют все остальные члены Паствы, никто и никогда не подумает совершить его убийство всерьёз. Я осталась одна.

В день, когда она сказала мне доставить ему приглашение на Фестиваль Богинь, никто не смог бы понять эмоций, которые я ощутила.

Это стало последней каплей. Мои едва сдерживаемые эмоции заставили меня действовать.

В тот день я первый раз сошлась с ним лицом к лицу, когда оказалась на пороге его дома…

Никому не понять, что я в тот момент испытывала, отчаянно пытаясь сдержать своё желание его убить и вместе с тем сгорая от любви к нему, потому что эмоции, испытываемые моей богиней, во мне укоренились!

Мне пришлось использовать этот фестиваль!

Это было единственным шансом поменяться с ней местами! Шансом к нему приблизиться! И единственную возможность я упустить не могла!

Моё тело и дух терзало чувство привязанности к нему, но я не позволила этим ощущениям поколебать мою верность. Моя вера превзошла все мелочные эмоции, искоренив их на корню, и я, пылая от адского пламени, приступила к своей задумке.

Богиню нужно было избавить от наития, которое её связало, чего бы это не стоило.

Пусть моя жизнь станет подношением ради того, чтобы очистить её от её порчи.

Да.

Богиня должна оставаться богиней.

И богиня… богиня!..

Однако, моему желанию не суждено было сбыться.

Жар ярости, холод горечи и безмятежное счастье… когда эмоции, испытываемые богиней слишком сильны, её эго поглощает моё жалкое сознание. То, что я видела случившееся в соборе только урывками, стало причиной моего падения… впрочем, это меня не оправдывает.

Я ему проиграла.

Он сразу меня раскусил.

Я не смогла его убить. Не смогла остановить.

Я проиграла в игре, которую начала сама.

Правила, которые были установлены с самого начала…

…Если твой обман будет раскрыт, ты проигрываешь.

…И с этого момента тебе будет нельзя поддерживать с ним хоть какую-то связь.

…Тебе нельзя будет встречать его снова.

Если подумать, возможно она знала о моём намерении с самого начала. Понимала, что я использую чувства, которые к нему испытываю для прикрытия кровожадности. Но, вместе с тем, приняла эту игру, ради себя самой, чтобы его проверить.

В конце концов, я танцевала на её ладони, а он меня прикончил.

Какой жалкий и глупый конец.

Я не доросла даже до уровня придворного шута. В конце концов, как она и сказала, я никем не смогла стать.

Но всё нормально.

Да это обидно. Это злит. Это печалит.

Но есть ещё способ пробудить богиню от её кошмара.

Я приняла этот бескомпромиссный путь только потому что не хотела, чтобы богине было больно. Я собиралась прикрыть преступление ценой собственной жизни. Я сделала эту попытку, потому что хотела, чтобы непокорная богиня никогда не испытала ни единой раны, но…

Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

Результата это не изменит!

Ты же знаешь, на кого направлен его взгляд?!

Ты же знаешь, насколько нерушимы его незамутнённые чувства?!

Как бы богиня этого не желала, как бы он ни был безумен, ничего не изменится!

Но это освободит её от наваждения!

Он сам, своей собственной рукой её освободит!

Потому что чистота этого мальчика сокрушит волю богини!

Я довольна, хоть свою радость могу понять только я!

Да.

Только я знаю, что означают слёзы, что бегут по моим щекам.

Я не останавливался.

Доверившись памяти, сам не зная куда точно идти, я продолжал бежать к месту, которое связывало только нас двоих.

Словно в подтверждение моих мыслей, людей становилось всё меньше. Толпы людей и шум фестиваля уходили на второй план. Становилось всё тише.

Я нёсся, поднимаясь и спускаясь по лестницам, разбросанным в лабиринте переулков. Пепельное небо становилось всё тяжелее, от затягивавших его плотных облаков вокруг становилось темнее, наконец, я увидел знакомый небольшой парк.

Он находится по соседству от похожей на лабиринт Улицы Дедала.

Она сидела на скамейке с закрытыми глазами, веря в то, что тот, кого она ждёт, придёт к ней.

— Силь…

В этом месте она впервые сказала, что я ей нравлюсь. Здесь она спасла меня, когда я был готов рассыпаться на части, когда случилось столько всего, что я не знал, что мне делать.

…Я… мне нравится, что ты всегда продолжаешь бежать.

Обрывок воспоминания, место, о котором известно только нам двоим. Место, в котором наши сердца стали ближе.

— !

Я остановился у входа в парк удивлённо подняв взгляд. Наставник… Хедин, стоял на крыше одного из зданий, явно охраняя Силь. Он ничего не сказал. Ничего не заставил меня сделать. Никаких приказов и указаний. Я даже не знаю, о чём он подумал, посмотрев на меня своими коралловыми глазами. А потом он изящно развернулся, будто его роль на этом закончена.

Он ушёл, я посмотрел ему вслед, а потом повернулся к Силь. Налетел лёгкий ветерок. Словно подогнанный этим порывом, я шагнул в парк. Тихонько зашелестели небольшие белые цветы.

Она открыла глаза и, увидев меня, нежно улыбнулась.

— Вот ты меня и нашёл, Белл.

— …Кое-кто, кто выглядит так же, как ты, намекнула мне где ты.

— Гах. В такие моменты принято говорить: «Я просто подумал, что ты будешь именно здесь».

В её голосе слышалась доброта, словно она ребячится, и было видно, что говорит она совершенно несерьёзно.

Она поднялась, мы оказались лицом к лицу неподалёку от центра парка.

Она была одета в то же платье, что и вчера. Носила украшение, которое я ей подарил. Одну из двух частей амулета, символизирующего духа и рыцаря.

— Почему? — спросил я. — Зачем ты подняла такой переполох?

Из множества вопросов, крутившихся в моей голове, первым мне пришёл именно этот.

— Я говорила прошлой ночью, — улыбаясь, сказала Силь. — Я хотела выразить свои чувства. Хотела в них убедиться.

Она коснулась рукой амулета в волосах.

— Я знаю, что есть другие люди, которым ты нравишься, но я решила, что, если ты попытаешься меня найти и найдёшь первым, мне будет чем гордиться.

— …

— А ещё мне хочется извлечь всё из момента, который идёт прямо сейчас. Потому что я ненавижу думать о времени, проходящем просто так.

— …

— Мне стало страшно. Страшно от того, что я, несмотря на скуку, желаю, чтобы всё продолжалось так, как есть.

Она не пустилась в объяснения или отговорки. И не стала просить у меня понимания.

— Я правда не понимаю.

Казалось, сейчас она пытается отыскать нужные, подходящие ей слова.

— Прямо сейчас, если честно, я и сама не могу понять.

Она одарила меня знакомой улыбкой, но почему-то казалось, как будто она плачет.

Как растерянный ребёнок, который не знает, что ему сделать. Как будто сейчас она существо, которое дарит любовь и ждёт любви взамен.

— Единственное, что я наконец поняла, это то, что сколько бы я не пыталась… единственный способ избежать волнения – это во всём признаться.

Когда она произнесла эти слова, я всё понял.

Её голос дрожал. Она храбрилась, пытаясь набраться смелости перед тем, что её ожидает.

Почему-то у меня начали дрожать колени. Мои ладони тоже начало потряхивать. Я чуть не застучал зубами.

Я наконец пришёл к одной простой мысли. Наши отношения не смогут быть такими же, как были раньше.

— Я тебя люблю, Белл.

Она прижала руки к груди и пододвинулась ко мне.

— Я люблю тебя. Хочу всегда быть с тобой. Выбери меня, пожалуйста. — Её глаза блестели. — Это очень больно. Я хочу, чтобы ты меня обнял. Я не хочу бояться того, что завтра никогда не настанет.

Кажется, она даже не заметила, что слёзы собираются в уголках её глаз.

— Никогда раньше я не хотела познать того, что сейчас чувствую, а теперь очень хочу узнать, что за ним последует!

Её искренность заставила моё сердце сжаться, а тело вздрогнуть.

— Я тебя люблю, Белл…

Сердце застучало сильнее.

Я не слышу ничего, кроме неё.

Я не вижу никого, кроме неё.

Остальной мир будто испарился, остались мы двое.

Тишина разрывала барабанные перепонки, а повисшее молчание, казалось, длится вечность.

То, что она хотела скрыть. То, чего она хотела избежать. То, что её пугает. Всё это она обнажила передо мной.

Бежать в такой момент нельзя. Я должен ответить на её искренность. Должен рассказать ей, что чувствую я.

Сердце взвыло. Я нахмурился. Мне хотелось схватиться за бьющееся слишком сильно сердце рукой и крепко его сжать.

Мне так отчаянно хотелось пойти простым путём и прекратить эту боль, просто приняв её чувства.

Но.

Но.

Но…

Вспомни.

Вспомни, что сказал Вельф.

Узнай.

Узнай, что на самом деле в твоём сердце.

Спроси.

Спроси, кого я ищу, чего я хочу, и чего поклялся добиться.

И ответь.

…Белл Кранелл, прирождённый дурак, умеет лгать.

Капля упала мне на плечо. Небо было готово разрыдаться.

Я смотрел на неё, она смотрела на меня.

То расстояние, что было, между нами, означало конец.

Я не знал.

Правда, не знал.

Не знал, что так больно отвергать чью-то любовь.

— Мне очень жаль…

Небо тихонько прослезилось.

Неужели искать встречи в подземелье — неправильно?

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии