О моем перерождении в меч

Размер шрифта:

Глава 426 — Слёзы Белмерии

После того, как нам удалось отразить нападение демонического меча, мы поспешили в квартал знати, к тому самому особняку, в котором мы первый раз встретили графа Бейлиза.

Честно говоря, хотелось уже поскорее доложить графу Бейлизу о новостях, и обсудить со всеми товарищами дальнейшие действия, но…

(Фран, пора вставать)

*(мм… ннн…)*

(Слушай, нам всё-таки надо бы обсудить с графом дальнейшие действия)

— Ннннммм…

Вчера вечером Фран была настолько сонной, что совершенно не могла разговаривать. Граф Бейлиз специально проснулся, чтобы встретить нас, хотя сам спал на ходу.

Повезло же нам, что граф оказался настолько великодушным. Он улыбался Фран, своим видом показывая, что не сердится. Однако, разумеется, сегодня заставлять его ждать будет совсем неприлично.

(Давай, вставай, вставай)

— Нууу…

(Так, давай я тебе лицо вытру…)

— Мммн…

(Так, не двигайся, я приведу волосы в порядок)

— Ууум…

Так продолжалось минут 15.

— Доброе утро, Наставник.

(О. Доброе утро)

Кое-как открыв глаза, Фран первым же делом положила руку на живот и сделала мученическое лицо.

— …Есть хочу.

(Да, да, да. Сейчас же найдём, чем тебя покормить)

После вчерашнего боя она была такой сонной, что даже поесть не смогла. Но я знал, что утром она обязательно проснётся с совсем пустым желудком. Вынув лёгкие закуски в виде о-нигири и сэндвичей, я выложил их перед Фран.

Наверное, в особняке готовят свои завтраки, но они вряд ли рассчитаны на таких прожорливых едоков, как Фран. Так что лучше дать ей перед этим чем-нибудь перекусить.

(И ты поешь, Уруши)

— Уон!

— Хрум-хрум-хрум…

На всё про всё ушло ещё 15 минут.

— Уоф-Уоф!

— Хрум-хрум…

Теперь Фран и Уруши завтракали уже второй раз — в столовой особняка.

— Что это всё значит?!

— …

— Что значит «Не допущена»?! Нет! Я не согласна!

— …

Со второго этажа доносился сердитый голос. Это был голос Белмерии. Несомненно, она ругалась с кем-то, но голос собеседника не было слышно. Наверное, потому что Белмерия кричала слишком уж громко.

— Я пойду!

После этих слов мы услышали, как Белмерия с громким стуком отворила дверь, после чего послышались её быстрые шаги по ступенькам.

Когда она наконец пришла в столовую, её лицо было покрасневшим.

— Белмерия?

— Фран…

— Что такое?

— Нет, ничего… Простите.

Встретившись взглядом с Фран, Белмерия на секунду замерла. Но, тут же отведя глаза, быстрым шагом покинула комнату.

*(Белмерия плакала)*

(Да)

Что же такого стряслось? В образе Белмерии с покрасневшими от слёз глазами и дрожащими губами чувствовалась невероятная хрупкость. Казалось, будто она была готова расколоться на кусочки.

Фран остановила свою трапезу, и задумалась, стоит ли ей идти вслед за Белмерией. Она казалась настолько подавленной.

Но Фран так и не смогла пойти за ней, так как в столовую вошёл кое-кто другой.

— Фран, вас зовёт господин Сидре.

— А что случилось с Белмерией?

— …Не обращайте внимания.

— Я уже обратила.

— …Не могу вам рассказать.

Немногословный Фредерик не только не стал рассказывать нам о том, что случилось с Белмерией, но даже не сказал, почему он не может рассказать.

(Фран, не рекомендую сейчас устраивать перепалку. В первую очередь нам надо встретиться с графом)

— …Хорошо.

Облегчённо вздохнув, Фредерик показал Фран путь до комнаты графа. Когда мы оказались в его кабинете, граф сидел на диване. Внешне он казался очень уставшим.

— Пришли, Принцесса Чёрной Молнии? Я бы хотел сжато обсудить с вами наши дальнейшие планы. Вы не против?

— Угу.

— Для начала, благодарю вас за полезную информацию, что вы предоставили. Благодаря ей нам без проблем удалось получить ордер на обыск в особняке графа Холмса. А говоря про семью маркиза — тут решающим будет слово короля.

Хотя особняк графа Холмса в данный момент находится в собственности маркиза Аштона, он не в силах пойти против ордера на обыск под предлогом расследования преступления.

Впрочем, ранее он бы, наверное, попытался отвертеться. Однако его власть ослабла после череды допущенных им ошибок, так что теперь он стал более смирным. Однако будет неверно думать, что он больше неспособен на подковёрные игры.

— Хотя ордера на обыск особняка маркиза у нас пока нет, но, если обыск у графа даст нам необходимые улики, ими можно воспользоваться как предлогом для обыска в его главной резиденции.

— Угу. А что же делать мне?

— Сегодня ночью мы отправляется в особняк графа Холмса, и нам понадобятся твои способности. Не против?

Сегодня? Как-то рано. Судя по удивлению Фран, она считала так же.

— Сегодня ночью? Это раньше, чем я думала.

— Боюсь, что если им дать больше времени, то они почуют неладное. Тебе кажется, что это плохая идея?

— Нет. Значит так и сделаем.

— Хорошо. В общем, будешь находиться у нас на правах нанятого извне сотрудника, как Колберт. Когда окажешься на месте, тебе нужно будет следовать его указаниям. Не имеешь ничего против?

— Угу.

— Благодарю тебя.

Увидев, как сговорчива оказалась Фран, граф Бейлиз изменил выражение лица на более спокойное. Неужели он беспокоился, что Фран будет так нетерпелива, что ворвётся к Холмсу в одиночку?

— Хотя я отлично понимаю, как ты сильна, в данном случае я склонен предпочесть методы работы Колберта.

Теперь я понял, что он имел в виду. Граф Бейлиз своими глазами видел, как Фран победила Колберта на турнире. Поэтому он беспокоился, что Фран не захочет подчиняться тому, кто слабее её.

Тут раздался стук в дверь.

— Кто там?

— Это Колберт.

Вовремя он явился собственной персоной, мы как раз о нём говорили. Однако на его лице читалось замешательство.

— А, прошу прощения. Я тут по пути столкнулся с госпожой Белмерией. У неё что-то случилось?

О, хорошо, Колберт. Как раз тот самый вопрос, на который нам было так сложно получить ответ!

— … Да так, мелочь. Похоже, её сняли с сегодняшнего обыска в особняке, а она была против.

— Госпожу Белмерию сняли с задания? Почему? Вам не кажется, она весьма искусна в своём ремесле? По крайней мере, её навык разведки выше моего.

— Ты её переоцениваешь. Может она и умелая, но всё ещё неопытная. Я бы не назвал её такой же сильной, как вас двоих.

Ну, касательно боевой мощи тут спорить сложно. Однако настоящий конёк Белмерии — в том самом искусстве разведки, о котором сказал Колберт. Эти навыки бы пригодились для обыска в особняке. Думаю, что граф не может об этом не знать, так что…

Может быть, есть ещё какая-то причина?

— Белмерия плакала.

— … Я знаю. Но это задание слишком серьёзное, чтобы брать на него такую неопытную девушку.

В голосе графа чувствовалась дрожь. То, что он сказал — было ложью. Похоже, это было понятно даже Колберту. Он взглянул на графа пронзительным взглядом.

— Граф. Я понимаю, что госпожа Белмерия симпатичная и милая, но она уже взрослый человек. До каких пор вы будете огораживать её ото всех опасностей этого мира?

— … Мммх.

Он мог придумать много причин, но в конечном итоге это была всего лишь его излишняя опека. Если взглянуть на растерянное лицо графа, то можно понять, что Колберт попал прямо в точку.

Каким бы он не был превосходным воином, но отец есть отец.

— Подумайте сами, разве она не набрала достаточно опыта вместе с Фредериком?

— В, в любом случае! На это задание Белмерия не идёт!

Колберт оторопел от таких резких слов, и лишь кивнул в ответ. Фредерик же сгорбился, сидя на своём месте, будто бы пав духом.

— Это решение не обсуждается!

О моем перерождении в меч

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии