О моем перерождении в меч

Размер шрифта:

Глава 451 — «Небесный бастион» Зефирд

Еле ковыляя, Фран покинула пылающий особняк.

После её яростного сражения с маркизом этот особняк напоминал свою изначальную форму лишь отдалённо. Тут и там были разбросаны предметы обстановки вперемежку с обломками кирпичей.

(Для начала было бы неплохо выпить зелье)

— Угу…

По пути она выпила 5 высших зелий восстановления, которые кстати оказались у нас в хранилище. Потихоньку её жизненная и магическая сила восстановились до половины. Не знаю почему, но зелья оказались на удивление неэффективны. Может ли быть такое, что «Раскрытие потенциала» оказывает негативное влияние на восстановительные процессы? Кроме того, причиной этому могли быть непомерные нагрузки, которые недавно испытал её организм.

В любом случае, состояние Фран всё ещё оставляло желать лучшего. Из-за накопившейся усталости у её движений пропала былая грация.

Да и я находился сейчас не в лучшей форме. Пусть всё было не так плохо, как после «Превращения в Бога мечей», но я всё равно потерял много прочности, вернуть которую — дело небыстрое. Наверное, виной тому — божественный элемент «Божественного Когтя Чёрной Молнии».

Возможно, у других пользователей божественного элемента, кроме Фран, принято использовать оружие как расходный материал. Точно, ведь нам говорили, что Король Зверей своим «Превращением в Бога Копий» разрушал орихалковые копья в пыль.

А не оказывает ли какое влияние божественный элемент на саму Фран? Быть может, от этого восстановление замедлилось.

*(Наставник, с вами всё в порядке? Вы ведь кричали тогда)*

Всё-таки Фран беспокоится о близких людях. В её голосе слышалась искренняя тревога.

(Да так, «Каннибализм» мне немного нервишки подпортил. Но всё в порядке)

*(Правда?)*

(Да, то мерзкое чувство уже прошло. Всё потому что добыча оказалась очень уж велика.)

Мечи Фанатизма до этого при разрушении поднимали мою магическую энергию и прочность всего на одну единицу. Но что же с аспектом Фанатикса, который завладел телом маркиза? Поглотив силу такого противника, мои магия с прочностью поднялись аж на 300 единиц.

Можно сказать, что я поднял целый ранг, не потратив ни одного очка развития. Если суметь перетерпеть это отвращение, то от «Каннибализма» сплошная польза.

Добравшись до сада, мы увидели Элианте и Колберта, ухаживающих за Зефирдом, который сидел, прислонившись к одному из обломков.

— Что случилось?

— Фран! Ты его убила?

— Угу.

Увидев, как Фран кивнула в ответ, Зефирд слегка улыбнулся.

— Вот оно как. Убила, значит.

В тоне Зефирда безошибочно угадывалась горечь. После того огромного количества крови, что он потерял от ранений в живот, его лицо было белым, как простыня. Он определённо находился не в лучшем состоянии. И это состояние сильно контрастировало с его спокойной улыбкой.

(Фран, воспользуйся магией восстановления)

— Угу. Сейчас вылечу.

Однако даже после того, как свет заклинания Фран окутал всё тело Зефирда, статус-эффект «присмерти» так никуда и не исчез.

Раны так и остались открытыми, и он не мог восстановить жизненную силу.

— Ммм…?

— Фран, это бесполезно…

— Его не вылечить?

— И зелья не действуют!

Неужели он совсем невосприимчив ко всем методам лечения? Тогда эти раны воистину опасны!

— Что это за ранения?

— Это…

— Это всего лишь царапины.

Перебив Колберта, Зефирд стоически ответил на вопрос Фран. Значит, он не хочет, чтобы Фран знала, как он получил эти раны? Однако Элианте была иного мнения.

— Мы должны сказать. Пусть Фран и совсем ребёнок, но уже самостоятельная искательница приключений.

— Но… Нет, вы правы.

— Я понимаю, что вам не хочется выносить на свет причину моей смерти. Но она ведь наш друг, верно?

Эти слова принадлежали уже не Элианте и не Колберту — сам Зефирд сказал, что готов к смерти. Впрочем, если учесть, что в таком состоянии он двигаться толком не мог, и ни магия, ни зелья, ни что-либо ещё не могло спасти его жизнь, то что ещё он мог сказать…

От того Фран не могла не заинтересоваться тому, как именно он получил эти раны.

— Так что же случилось?

— У среди священных техник щита есть та, что позволяет перенаправить на себя любую опасность, которая бы не грозила твоим товарищам. Её и использовал Зефирд.

— …на себя?

— Зефирд говорил, что пытался помочь тебе… Когда в процессе боя особняк разрушился, мы все чётко могли видеть ваше сражение. Тогда он и использовал этот навык.

Теперь я понял, что это было. Та самая последняя атака маркиза Аштона, что он нанёс во время нашего обмена ударами. Та атака, что должна была пронзить Фран, но в итоге не нанесла никакого вреда.

Пусть у меня и был навык невосприимчивости к физическим атакам, но времени обновить его у меня не было. Хотя я обещал себе, что буду активно использовать его в рискованных ситуациях, но в тот момент я его не активировал. И хотя времени на раздумья не было, и мы вернулись в бой раньше, чем я понял, что именно произошло, это было воистину загадочное явление.

Так значит, это работа Зефирда?

И правда, я знаю, что среди священных техник щита есть подобные. Более того, именно они доставили нам неудобства во время сражений с Валькириями в Стране Полузверей. И раз известно, что эта техника способна отвести даже самый смертельный удар, то теперь всё встало на свои места.

— Принцесса чёрной молнии, это вы одолели убийцу моих товарищей. И в благодарность… Гх…

Всё-таки, даже Зефирд не мог вести себя так, будто не находится присмерти. То количество крови, что он сплюнул однозначно намекало на его состояние.

Однако Элианте и Колберт не стали просить его молчать. Зная, что ему ничем не помочь, они решили, что стоит позволить ему поговорить, пока он ещё на это способен.

— Я был вам полезен, хоть немного?

— Очень сильно. Если бы вы меня не спасли, то я бы, наверное, была мертва.

— Вот оно как. Тогда я там вам один последний совет.

— Угу.

— Вы ведь использовали какую-то способность, цена которой высока?

Собирая последние силы, Зефирд проговаривал слово за словом. Похоже, этот статус-эффект невосприимчивости к восстановлению должен был наложиться на Фран, но Зефирд принял его на себя.

Будучи мастером техник щита, он понимал, что использование Фран такой сильной техники не пройдёт бесследно.

(Как не посмотри, но, похоже, это и была цена за использование «Раскрытия потенциала»)

— Угу…

Часть отдачи от техник и получаемого урона Зефирд принял на себя, и именно благодаря этому Фран смогла выжить, стоя на самом краю от гибели. А что если бы Зефирд не помог нам? Фран наверняка бы исчерпала всю жизненную силу. Без сомнения, можно сказать, что он спас её жизнь.

— Если тебе есть зачем жить, то будь осторожна с э… гха…

— Как вы?

— Всё из-за моего гонора авантюриста ранга «A». Я не могу позволить себе опозориться перед смертью, иначе товарищи на том свете меня засмеют.

Сохранять твёрдость пока жизнь покидает его прямо на глазах — вот это воистину невероятная сила духа. Я испытываю к нему самое искреннее уважение.

Кроме того, его улыбка человека, с довольным видом принимающего свою смерть как должное, напомнила мне о последних мгновениях жизни Киары. Думаю, Фран подумала о том же. Помрачнев лицом, она поникла головой перед Зефирдом.

— Простите, пожалуйста. Это всё из-за меня…

— Нет! Гха… Вы неправы. Наоборот, только благодаря вам этот злодей получил по заслугам. Вы не должны извиняться ни за что.

Сказав это, Зефирд хитро заулыбался. Тут же Элианте поспешила добавить несколько слов от себя.

— Да, верно. В смерти Зефирда нет ни капли твоей вины. Он хотел заступиться за тебя, это так. Но Зефирд считал это своей обязанностью, и теперь — это его подвиг. Напротив, ты позволила ему закончить ту работу, которую он начал со своими товарищами — разобраться с этим чудовищем.

— Верно. Юная л… Фран. Хотя ты сыграла огромную роль в этом сражении, но мы и господин Зефирд тоже делали всё, что в наших силах. Поэтому мы и ступили на этот путь. И что бы не произошло, мы всегда осознавали, что выполняем свой долг. Так что, отдавая почести, не стоит извиняться.

— …угу.

Услышав его слова, Фран примирилась со своими мыслями.

*(Ведь будь я на из месте, я бы тоже не хотела, чтобы передо мной извинялись)*

(Вот-вот)

Сбросив печальное выражение лица, она взглянула Зефирду прямо в глаза.

— Я благодарю вас.

— Ха-ха… И я… вас… Умереть с чувством выполненного долга — это то, о чём я мечтал.

Таковы были последние слова авантюриста ранга «A», «Небесного бастиона» Зефирда. Благодаря этому краткому разговору мы теперь знаем, что он был настоящим мужчиной. Если бы мы повстречались с ним немного раньше, то, возможно, он стал бы хорошим другом Фран.

(Спасибо, Зефирд)

— … ?

Уж не услышал ли он мои слова, навсегда закрыв глаза с неизменной улыбкой на устах?

О моем перерождении в меч

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии