О моем перерождении в меч

Размер шрифта:

Глава 662. Её имя

За свою жизнь Уинна встречала достаточно разумного оружия.

Среди них изредка проскакивали экземпляры, сохранившие рассудок, и мы, разумеется, были крайне заинтересованы в информации на их счёт.

Изначально мы договорились, что Уинналейн поведает нам об этом после того, как мы установим причину озёрной аномалии, но в итоге мы не то что установили эту причину — мы окончательно аннигилировали виновника аномалии.

Таким образом, пришло время Уинне исполнить свою часть уговора.

— Я не знаю, существует ли она до сих пор, но…

— Она?

(Это женщина?) — Удивлённо воскликнул я.

Хотя не то, чтобы это мог быть лишь мужчина и никто иной, но все разумные мечи, которых мы встречали раньше, имели мужские личности.

Я, Меч-Зерайс и Меч-Зельсрид, а также божественный меч Фанатике — все подходили под это описание. Из-за этого я неосознанно сделал предположение, что остальные тоже должны быть мужчинами.

Хотя Системный уведомитель — женщина, но раньше она человеком не была.

(Женщина, значит?)

Если душа внутри оружия раньше принадлежала человеку, то, разумеется, оружие обладает гендерной идентичностью.

Вернее, само оружие пола не имеет, но вот душа — вполне. Но вот представим такую ситуацию, что мне надо зайти вместе с Фран в женскую баню. Наверняка это много кого приведёт в бешенство.

Правда, в случае Фран, я являюсь её опекуном, так тут ещё я кое-как смогу выкрутиться. Однако если с нами туда пойдёт другая женщина, то мне будет уже сложно отвертеться.

— Мне продолжать?

(Ой, простите, я просто слегка удивился. Продолжайте, пожалуйста)

— Простите.

— Впервые я встретилась с ней на проклятом континенте Гордисия.

(Тот самый континент, который разрушил Трисмегистос…)

Вернее, ужасный демонический зверь, который при ином стечении обстоятельств мог уничтожить весь мир. Я слышал, что сейчас этот зверь находится в заточении, накрытый огромным барьером. Наконец, известно, что туда стекаются рыцари и авантюристы со всего мира, и что там не утихают сражения с демоническими зверями.

В самом деле, наверное, это самое подходящее место, чтобы встретить там разумное оружие.

(Вы встретились с хозяином этого оружия более 1000 лет назад, верно?)

— Да.

Значит, велика вероятность, что владелец меча поменялся.

(Кажется, невелик шанс, что меч всё ещё находится в Гордисии…)

— Угу…

— Нет, вероятно, она всё ещё там. Я бы сказала, что беспокоюсь больше о том, не сломалась ли она ещё.

(В смысле?)

— Её владелец всё ещё жив.

(Что? Серьёзно?)

Ведь тысяча лет прошло, так? Нет, конечно, не то, чтобы не существовало созданий, способных прожить столько. Уинна, Высшая эльфийка, тому пример.

(Вы не хотите сказать, что владелец этого разумного оружия — высший эльф?)

В ответ на мой вопрос Уинна помотала головой. Значит, не высший эльф.

(Тогда, кто это?)

— Владелец меча — бессмертный и нестареющий грешник. Его имя — Трисмегистос.

— Э…?

(ТОТ САМЫЙ?)

Теперь даже Фран удивлённо воскликнула — настолько шокирующим оказалось это имя.

Что не говори, но это была воистину мифическая знаменитость, и вдобавок ко всему -самый печально известный грешник в истории.

— Трисмегистос…

(Тот самый король драконидов, что был обречён богами на вечное сражение с демоническим зверем?)

— Верно.

И тут я кое-что вспомнил.

(А ведь правда, ранее Фредерик рассказывал нам, что у Трисмегистоса был разумный меч)

Фредерик был полудраконидом скверны, и телохранителем Белмерии — девушки-полудраконида, которую взял под контроль Фанатике.

Судя по всему, он был родом из Гордисии, и многое нам о ней рассказал.

После инцидента в столице он куда-то исчез, но после того, как он узнал о существовании Фанатикса, он рассказал нам эту историю про Трисмегистоса.

Так значит, вот что у него было за разумное оружие.

— Её имя… Вернее, она была подписана своим мастером, как Фаннаберта.

(Фаннаберта…)

Значит, так зовут разумное оружие, не потерявшее рассудок.

— Верно. Она служит адъютанткой королю драконидов. «Хладнокровная ведьма», «Жестокая воительница», «Тень золотого короля» — у неё было много прозвищ во времена, когда она ещё была искусной волшебницей-эльфийкой, до тех пор, пока она сама не выбрала судьбу быть превращённой в разумное оружие. Вот какова она.

(Значит, раньше была эльфийкой!)

Наверное, поэтому Уинна с ней знакома.

(Судя по её прозвищам, её, кажется, сложно назвать особо дружелюбной особой, я прав?)

— Можно сказать и так. По крайней мере, лёгкой на подъём персоной она мне не показалась.

Будучи «адьютанткой Трисмегистоса», она, похоже, служит его советницей.

— Я слышала, что она тоже преследует идеологию расового превосходства драконидов, как Трисмегистос.

(…Кстати, а если она была сумасшедшей ещё до превращения в меч, то, может, поэтому трансформация на неё не повлияла?)

Раз она была безумной с самого начала, то могло ли превращение в меч никак на неё не повлиять?

— Ну, по меньшей мере, я бы не сказала, что она безумна. Разве что несколько фанатична. К тому же, можно ли быть уверенной, что более чем за тысячу лет пребывания в мече она всё ещё сохранила ясный рассудок?

(Что правда, то правда)

Можно сказать, что сохранить рассудок — значит сохранить себя. Если есть способ, как избежать полного превращения в меч, то я, несомненно, хотел бы о нём узнать.

Увидев того противоположного себя, деградировавшего до состояния бездушной железяки, я ещё больше укоренился в этом желании.

— Континент Гордисия…

О моем перерождении в меч

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии