О моем перерождении в меч

Размер шрифта:

Глава 748. Повод Найтхарта

— О нет, глава! Очнитесь! — воскликнула Эльза, завидев Диаса в руках Найтхарта, приземлившегося рядом с Сибиллой.

Все верно, тело Диаса было покрыто ранами, до состояния полной непригодности сражаться дальше.

— Это случайно не ваша работа, господин Найтхарт?

— Да. С обычными преследователями я бы еще как-нибудь полегче разобрался, но Диас со своими оказался слишком силен. Не воспользуйся я своим ультимативным трюком — проиграл бы. Я оказал Диасу первую помощь, так что он не умрет.

Неужели Найтхарт действительно довел Диаса до такого состояния? Сам то он казался особо невредимым.

Хотя первым вопросом должно быть: «С чего Найтхарт помогает Сибилле?» В конце концов, будучи товарищем Элианте, он по-хорошему должен недолюбливать королевство Рейдос.

— Что, и ты тоже человек Рейдоса?

— Не верно.

— Хм? Значит, тебя наняли?

— Что ж, да, меня наняли. Но не как наемника. В конце концов, я ведь покинул отряд.

Найтхарт ответил на вопрос Эльзы довольно пространно.

— Хм. Не расскажете нам, зачем вы ей помогаете?

— Есть кое-как информация, добыть которую можно только в королевстве Рейдос.

Остальные авантюристы смотрели на происходящее, задержав дыхание. Никто из них не хотел встревать в разговор между двумя знаменитыми личностями.

Особенно учитывая, что Диас сейчас являлся, фактически, заложником. Наверное, они быстро смекнули, что необдуманное действие может значительно ухудшить ситуацию.

Такую ответственность на себя не хотели брать ни авантюристы, ни аристократы.

— К тому же я не просто хочу туда попасть. Мне необходима определенная степень свободы перемещения. Я полагаю, госпожа Сибилла мне ее обеспечит.

— Так что вы хотите делать в Рейдосе? Уж точно не на достопримечательности посмотреть, я так понимаю.

— У вас ведь тоже есть товарищи, верно? Такие, с которыми вы разделяли еду и кров. Такие, которым нет цены. Которые вам как семья.

Таков был ответ Найтхарта. Через пару мгновений растерянности, его вопрос нашел отклик в сердце Эльзы. Она четко чувствовала серьезность Найтхарта.

— Такие есть. Авантюристы по большей части одиночки, но здесь, в Улмуте, мы воспринимаем друг друга как членов семьи.

— И у меня тоже некогда были такие товарищи. Впрочем, нет, они есть и сейчас, просто раньше их было больше. Однако однажды отряд наемников под моим командованием потерпел серьезное поражение на земле Рейдоса, и мы распались.

В голосе Найтхарта послышались скорбные нотки.

— Тогда, в составе армии королевства Кранзер, во время отступления, мы подверглись нападению ордена рыцарей Красного Меча, отправившихся за нами в погоню. В бою против отряда Сибиллы полегло множество моих собратьев, а я позорно бежал до самой границы Кранзера. За это я получил немного золота и почета, но потерял семью…

— Но зачем вы тогда помогаете Сибилле?! Она должна быть вашим врагом! Или же вы затаили обиду на королевство Кранзер, воспользовавшееся вашими товарищами?

Это был самый вероятный ответ. Кого он скорее бы стал ненавидеть — Сибиллу, защищавшую свою страну от вторжения, или же властей Кранзера, воспользовавшихся им в этой войне?

Я сам склонялся к этой мысли, однако, у Найтхарта было иное видение ситуации.

— Я не держу зла ни на кого. Все это было частью контракта. Всегда существует господин, которому надо служить. Я считаю, что в тот момент мы приняли наилучшее решение из возможных. Если я должен и на кого-то злиться — то на самого себя, за то, что не смог защитить своих товарищей, но никак не на Кранзер.

— Тогда я тем более не понимаю. Зачем вам теперь отправляться в Рейдос? Неужели чтобы навестить могилы павших товарищей?

— И для этого тоже, ведь то поле боя находится во владениях королевства Рейдос. Но это не единственная причина. Дело в том, что я узнал, что некоторые из тех друзей, которых я считал погибшими, все еще живы и находятся там. Среди них есть как те, кто смог постоять за себя, так и те, кто попал в рабство. Мой долг — вызволить их. Именно поэтому, я обязательно должен попасть в королевство Рейдос.

Найтхарт достаточно силен, чтобы самостоятельно проникнуть на их территорию, но чтобы найти и спасти своих товарищей, мало рассчитывать на свои собственные силы.

Ему необходимы сообщники, и он нашел их в лице Сибиллы и ее людей.

— Посему, я не могу допустить пленения этих рейдосцев.

— Иными словами, вы собираетесь сражаться с нами?

— Так ли это необходимо? У меня ведь есть заложник.

— Ммм? Теперь, когда дети свободны, вы решили воспользоваться главой гильдии?

На вопрос Эльзы вместо Найтхарта ответила Сибилла.

— Раз он воин, то я не премину этой возможностью. То, чего я не переношу — это использования детей.

— Это одно, а как на счет уважения к пожилым людям? Глядите, он уже совсем дедушка, того и гляди маразм наступит. То тут нашалит, то там — в общем, в душе такой же ребенок, — заявила Эльза.

— Это кого ты маразматиком назвала?

— Ааа! Ну зачем же так пугать! В самом деле, почти как дите малое!

— Э? Когда… когда он успел сбежать?!

— Ха-ха! Быть может, я и проиграл тебе в открытом бою, но не думай, что сможешь одолеть меня в хитрости! — громко объявил Диас, внезапно возникнув за спиной Эльзы, после чего его тело, которое Найтхарт держал под мышкой, растворилось в воздухе.

Похоже, в какой-то момент он заменил себя иллюзией. Впечатляюще — сбежать так, чтобы даже Найтхарт этого не заметил. Действительно страшный человек. Тем не менее судя по многочисленным ранениям, он действительно проиграл в бою.

— Неужели вы специально проиграли, чтобы выведать информацию?

— Нет. Я действительно был на голову разбит этим парнем. Иллюзии оказались куда менее эффективны против насекомого, да и мысли его почти не прочесть. Одним словом — моя неудача. Эй, Найтхарт, негодяй, ты что, схалтурил на турнире?

По видимости, Диас сражался всерьез, и все равно проиграл. Значит ли это, что Найтхарт в действительности дьявольски силен?

Еще до того, как Найтхарт успел отреагировать на такой подозрение, послышался голос еще одной присутствующей. Хильт, с сердитым видом, кинула в сторону человека-богомола гневное высказывание.

— Так ты уступил мне победу, Найтхарт! Не зря весь бой у меня было странное чувство! Так ты действительно не сражался всерьез!

— Так-так, потише. Я не халтурил, право же. Просто я не могу разбрасываться своими козырями как попало. В тот момент это правда был максимум, который я мог себе позволить.

— Значит, действительно сражался не всерьез!

Для Хильт победа над Найтхартом далась тяжело, и теперь она слышит, что он не выкладывался на максимум. Кажется, это немало задело ее гордость. Она явно была в бешенстве.

— Что ж, хорошо… Тогда покажи мне, что значит всерьез прямо сейчас. В любом случае, не сразившись со мной, ты отсюда не сбежишь.

— Эх… А мне так хотелось сбежать по-тихому… Ну что же, раз я сам виноват, что позволил сбежать господину Диасу, то должен ответить за свою оплошность.

Найтхарт и Хильт загорелись боевым духом. Казалось, они в любой момент были готовы ринуться друг на друга, как и Сибилла с Эльзой.

— Наставник, что нам делать?

— Если вмешаемся, то Хильт нас вовек не простит.

В таком случае, нам следует урегулировать конфликт Сибиллы?

Однако, пока не разразилась битва на смерть, кое-кто успел охладить пыл соперников.

— Успокойся, бестолковая.

— Дедушка.

Одним шагом Деметриус преодолел расстояние до центра арены. От него не чувствовалось ни боевого духа, ни агрессии, но он все равно источал грозную ауру, как поистине сильный единоборец. Одно его присутствие рассеивало жар зарождающейся битвы, как утреннюю дымку.

— Я буду твоим соперником.

О моем перерождении в меч

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии