О моем перерождении в меч

Размер шрифта:

Глава 762. Чистая, скучная гавань

Прибыв в гостиницу, мы поинтересовались на счет «Комитета заведующих». У нас все еще было письмо советнику Уильяму на руках, а где его искать – мы не знали.

– Где размещается комитет заведующих? Ну, например, в этой гавани. В каждой из четырех портов у них есть по отделению.

– А где искать этого советника?

– Советника? Настолько подробно я с их внутренней структурой не знаком.

Тогда надо как можно скорее наведаться в это самое отделение и узнать.

– Отделение находится в центре гавани, так что, я думаю, вы его сразу найдете. Само здание не большое, но там будет вывеска.

– Не большое?

– Здесь от демонстрации авторитета мало толку, так что все устроено практично и по делу. Комитет – лишь чиновники, особой военной мощи за ними не стоит.

– У них нет вооруженных сил?

– Да.

Бреннен вкратце рассказал, что это за комитет заведующих.

– Главная обязанность комитета заведующих – поддержание единообразия политики всех административных органов континента Гордисия. Вдобавок к этому, они собирают информацию о происходящем во всех частях континента, и при необходимости балансируют военные силы. В общем, вы понимаете.

Так значит, в составе комитета заведующих находятся отправляемые разными государствами чиновники, и военной мощью они практически не обладают, разве что небольшими силами самообороны. Технически комитет занимается и присылаемыми на Гордисию рабами, осужденными за тяжкие преступления, для этого создана специализированная организация в их подчинении.

Изначально я думал, что комитет является чем-то вроде объединения всех воинов и рыцарей, сражающихся на Гордисии, но оказалось, что в боевых действиях он практически не участвует.

– Советником называют того, кто много лет подряд занимал место в комитете заведующих.

Обычным людям тяжело долго оставаться на Гордисии. В особенности это справедливо для не закаленных в боях чиновников и простых солдат.

Так что как правило каждые несколько лет люди в комитете меняются. Однако порой среди них находятся такие люди, что в силу исключительной преданности, чувства долга, или по иным причинам выбирают остаться на Гордисии по собственной воле.

Такие люди являются крайне ценными кадрами, скопившими богатый опыт работы и сохраняющие энтузиазм. Тем не менее увеличение числа таких людей нельзя назвать однозначно позитивным процессом.

Если члены совета перестанут сменяться, то страны лишатся возможности посылать туда своих людей. Значит, становится все сложнее отвертеться от Гордисийских обязательств, просто отправив туда своего чиновника. Похоже, среди маленьких стран много кого волновало такое развитие событий.

После долгих переговоров было решено, что советники будут заниматься консультациями с теми, кто решит остаться на континенте на долгое время.

– О, а вот и гостиница.

– Вон там?

– Да, правильно.

– Особняк?

Как и сказала Фран, отведенная королевству Белиос гостиница совершенно расходилась с тем, как мы ее представляли.

Зная, что наша гостиница рассчитана на небольшое число человек, я представлял некий уютный постоялый двор сельского типа. Примерно так и выглядели прочие гостиницы, находящиеся недалеко от порта – скромно и незамысловато.

Однако с какой стороны не погляди, конкретно это здание выглядело точно будто особняк какого-нибудь аристократа, пусть и более скромных размеров.

– Что, и в этом году все по-старому? Вроде как, госпожа уже просила слегка опустить градус роскоши, – с ироничной улыбкой пробормотал Бреннен.

Судя по всему, комитет очень ценил Уинналейн, так что к каждому ее приезду готовил такую красоту.

Сколько бы не твердили, что на Гордисии атрибутика власти не имеет значения, но в таком особняке и члену королевской семьи не зазорно остановиться. Впрочем, должны же попадающие сюда аристократы где-то останавливаться?

Наверное, именно для них с их свитой и был предназначен этот особняк. Впрочем, вполне естественно, отчего к Уинналейн, видной силе в этом мире, особое отношение.

В общем, несмотря на то, что до комитета, вроде, должна была дойти информация, что Уинналейн не явится, они все равно подготовили эту гостиницу по старой привычке.

– Ну, теперь уже ничего не поделать… Хотя, я, вообще говоря, тоже аристократ. Наверное, удивляться тут нечему.

Бреннен, обладал титулом графа, и мог потягаться властью даже с маркизами некоторых небольших стран, так что в таком приеме не было ничего странного.

– Вам пока только готовят комнату, так что с представителем властей поговорим позже.

– А нельзя ли мне сходить в комитет заведующих или в гильдию авантюристов?

– Я не против. На охоту мы выдвигаемся только через четыре дня, а до того времени можете развлекаться, как вам угодно. Только не опоздайте, хорошо?

– Хорошо.

– И еще: Если вдруг к вам начнут лезть всякие шишки из других стран, то можете просто произнести имя Уинналейн. Этого достаточно, чтобы осадить большинство наглецов.

Я бы для начала вообще не хотел лишних конфликтов, но если уж проблема случится – то воспользуемся этим.

– Хорошо.

– Самое главное — вы сами, по возможности, ни с кем не ссорьтесь…

Кажется, его напрягло то, с какой энергией Фран поддакнула его словам, и он лишний раз напомнил ей это для верности.

Проводив встревоженного Бреннена взглядом, Фран второпях вернулась к гавани. Обычно от крупных портов ожидаешь, что среди оживлённой толпы не протолкнуться, но здесь, на Гордисии, людей в принципе было не так много.

Рыцарей и солдат здесь было достаточно, это так, но авантюристы и прочий вольный люд, похоже, старались лишний раз не прогуливаться.

Порт был широк и чист, насколько хватало глаз. Не стояло ни одного ларька.

А я-то представлял себе Гордисию как одну сплошную сцену непрекращающейся бойни с иммунными зверями.

А выходит так, что этот порт, где дислоцируются войска стран со всего мира, представляет собой абсолютно противоположную картину.

Ну, с этим, наверное, ничего не поделаешь.

– Дворфы.

– Ууф.

Перед нами молчаливо прошествовал отряд воинов-дворфов. Что удивительно, в нем были сплошняком одни дворфы. Прибыли из какого-то дворфийского государства?

Более того, каждый из них мог похвастаться неплохой силенкой. Глаза Фран засверкали.

Маршируя в идеальном строю и не болтая не по делу, эти дворфы представляли собой образцовых солдат. Никакой дурак не решиться совершить преступление там, где на страже находятся они.

Некоторое время полюбовавшись на дворфов, Фран потеряла к ним интерес. Ясно почему – они просто маршировали, и только.

– Скукотища.

– Уон.

В итоге, без всяких зрелищ и ларьков, за которые мог зацепиться глаз Фран, мы достаточно быстро пришли к тому самому зданию, где располагался комитет заведующих.

Наверное, всего в 15 минутах ходьбы от гостиницы.

Как и сказал Бреннен, здание было незамысловатым, двухэтажным. Не будь на нем деревянной вывески — я бы принял его за постоялый двор.

– Ну что же, давай-ка зайдем и спросим на счет этого Уильяма.

– Угу.

О моем перерождении в меч

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии