Ранобэ | Фанфики

Перерождение в мире баскетбола Куроко

Размер шрифта:

Том 1 Глава 179 Финальный матч. Часть 6

Шун провел мяч во внутреннею зону, пока Энтони заслоном расчистил для него путь, и бросил резкий лазерный пас на Ивана рядом с базовой линией.

Иван стоял спиной к корзине, когда получил мяч, а Гилберт — позади него.

Иван поймал мяч и прыгнул, не поворачиваясь к корзине и даже не сдвинувшись с места.

Гилберт снова вздрогнул.

Гилберт: «Что ты пытаешься сделать сейчас?»

Правая рука Ивана была направлена к базовой линии, а левая — к корзине.

Сначала мяч был у него в правой руке, в воздухе он перекинул мяч между ладонями и вытянул левую руку вверх до предела, он вытянул шею, чтобы мельком взглянуть на корзину и сделал бросок от щита.

Мяч отскочил от щита и упал в сетку. Все это время Иван не двигался со своего места и даже не смотрел на корзину.

На другом конце площадки Шун улыбался, а его глаза фиксировали каждое мгновение игры.

Шун: «Хорошо. Хорошо! Покажи мне еще.»

—————

На нижнем посту Иван и Гилберт сражались друг с другом.

Иван дриблировал к корзине, но Гилберт пытался вытолкнуть Ивана за пределы базовой линии.

Иван взглянул на Гилберта и решил, что делать дальше. Он остановился как раз под щитом и начал делать бросок.

Шун увидел это.

Шун: «Ойе-Ойе! Неужели он всерьез пытается это сделать?»

Иван отскочил назад за щит и сделал бросок из-за пределов площадки.

Гилберт раздраженно прищелкнул языком, увидев, что Иван сделал бросок.

Мяч пролетел над задней стороной щитка и упал в корзину.

Шун хмыкнул и прокомментировал.

Шун: «Бросок из-за пределов корта, это действительно здорово.»

——————

Иван вывел мяч за пределы трехочковой линии и ворвался во внутреннею зону самостоятельно.

Ближе к середине дистанции его встретил Гилберт, который попытался преградить ему путь.

Гилберт: «Ты останешься здесь.»

Иван сделал показ на бросок, чтобы отогнать Гилберта.

Гилберт действительно клюнул на показ и прыгнул.

Гилберт мысленно проклял себя, но не собирался сдаваться так легко.

Он приземлился на пол и сделал резкий шаг в сторону, чтобы встать у Ивана на пути.

Иван на долю секунды удивился. От неожиданности он потерял равновесие, но почти сразу же успокоился.

Он бросил мяч в сторону борта, тут же восстановил равновесие и побежал к корзине.

Мяч отскочил вверх, Шун понял, что Иван пытается сделать.

Шун: «Самостоятельный аллей-уп.»

Как и предсказывал Шун, Иван поймал мяч в воздухе и данканул его в корзину.

Впечатленная улыбка появилась на лице Шуна, и комплимент сорвался с его губ.

Шун: «Какая невероятная осведомленность корта и умение работать с этим. Действительно, талант к баскетболу.»

———————-

Шун наблюдал за игрой Ивана и Гилберта на корте, он даже анализировал других игроков.

Эта игра была мечтой, ставшей реальностью для Шуна.

Десятиминутные таймы были хороши для Шуна. Каждый пробовал движения, которые они не попробовали бы в реальных играх, и они были расслаблены и играли спокойно.

Но такая игра заставляла всех работать изо всех сил, и они играли в своем истинном стиле. Они использовали приемы, которые, как они знали, сработают.

Шун чувствовал себя так, словно попал в торнадо баскетбольной информации.

Эти лучшие игроки, играя на одном корте, подталкивали друг друга играть все сильнее и сильнее.

На лице Шуна была улыбка чистого удовольствия.

Шун: «Ах, это так хорошо.»

Шун двигался по площадке и передавал мяч, он защищал, он пытался блокировать, он пытался получить отскоки, он даже пытался забить.

Шун двигался по всему корту.

И когда в игре осталось всего пять минут, что-то изменилось.

————————

Сара наблюдала за кортом и игроками со стороны.

Мяч был в распоряжении команды Леонала.

Сара перевела взгляд и увидела, что Шун находится на противоположной.

Он просто стоял один, его метка была далеко от него. Глаза его были закрыты, лицо обращено к потолку.

Сара видела, что Шун говорит, глубоко дыша.

Сара: «Он устал? Ну что ж, играть против них в полную силу — это тяжелое испытание для тела Шуна.»

Сара посмотрела на часы и увидела, что осталось всего пять минут.

Сара: «Если он проявит хоть малейшие признаки истощения, я вытащу его.»

—————

Вопреки предположению Сары, Шун не чувствовал усталости.

Причина, по которой Шун не был рядом со своей меткой, заключалась в том, что его внимание было сосредоточено не на игре.

В данный момент Шун стоял перед огромными воротами.

В его голове не было никаких мыслей, и он просто смотрел на огромные ворота.

Шун уставился на огромные, тяжелые на вид ворота, а они уставились на Шуна.

Ворота медленно открылись сами по себе, и Шун почувствовал сильное притяжение.

Как будто врата хотели, чтобы Шун вошел в них, и подсознание Шуна тоже посылало сигналы Шуну, говоря ему войти.

Шун сделал несколько шагов к воротам и вошел в них.

Внезапно Шун почувствовал, что погружается в воду, но не чувствовал никакого дискомфорта.

Он чувствовал себя так уютно, как никогда в жизни.

Кагеяма Шун вот-вот должен был измениться.

——————————

На площадке команда Леонала забила, и мяч снова оказался во владении команды Мин.

Карлос вышел за пределы линии штрафной, чтобы передать мяч. Он взглянул на Шуна, который медленно подошел к нему и протянул руки для паса.

Карлос передал мяч и побежал на другую сторону, и когда он проходил мимо Шуна, его глаза уловили слабый блеск в глазах Кагеямы.

Он видел, что Шун следует за ним, но он был медлителен, и стоит заметить, что это исходило от медлительного Карлоса.

Карлос почувствовал, что что-то не так, но отбросил эту мысль и поспешил занять свою позицию.

——————-

Шун медленно пробирался к центру корта, и с каждым его шагом мир постепенно терял свой цвет, и все вокруг становилось монохромным черно-белым, и его слух фильтровал посторонние звуки.

Шун посмотрел на игроков и увидел, что, хотя мир и потерял свой цвет, но не игроки.

Они не сохранили своих первоначальных цветов, кожа, волосы, одежда были бесцветны, но их тела светились разными оттенками цветов.

Шун заметил, что по мере того, как игроки перемещались по площадке, свечение вокруг них меняло свою интенсивность.

Когда Гилберт вышел на внешнюю зону, его сияние потускнело, но когда он был рядом с корзиной, оно было ярче, чем у кого-либо другого.

Сияние Дугласа и Роджера было сильнее, когда они оставались на посту.

Свечение Энтони менялось, даже когда он не двигался, но каждый раз, когда его свечение тускнело, он начинал двигался определенным образом, и его свечение становилось ярче.

Свечение Леонала оставалось самым ярким, когда он был на средней дистанции от корзины.

Чем ближе Бруно подходил к корзине, тем ярче становилось его сияние.

В то время, как сияние каждого становилось более тусклым, когда рядом с ними был защитник, сияние Карлоса становилось ярче, когда его блокировал защитник.

Сияние Рафаэля становилось самым ярким, когда он находился рядом с игроком противоположной команды, но оно слабело, когда он был далеко от них.

Даже в самый яркий сияние Рафаэля было самым слабым по сравнению с другими, но когда он находился рядом с игроками соперника, их свечение тускнело в его присутствии.

Свечение Ивана не менялось вообще, куда бы он ни двигался, кто бы ни был рядом с ним, оно оставалось неизменным.

———————

Сейчас Шун чувствовал, что может играть лучше, чем когда-либо прежде. Он чувствовал себя суперменом.

Шун хотел сыграть в одиночку и попробовать свои силы против этих сильных игроков, но что-то в его подсознании привлекло его к сияющим игрокам.

Логический ум Шуна попытался найти причину этого, и он пришел к выводу.

«Игроки.

Идеальный профиль.

Информация.

Изменяющая интенсивность.

Сильные и слабые стороны.

Стиль игры.»

Меняющееся сияние было индикатором силы игроков в разных частях площадки.

Свечение изменялось в ответ на действия других игроков.

Нынешний Шун мог видеть идеальное положение игроков на площадке, его разум активно преобразовывал информацию в знания.

Шун посмотрел на игроков и почувствовал острую необходимость использовать это.

665726

Перерождение в мире баскетбола Куроко

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии