Ранобэ | Фанфики

Последнее пламя среди морских глубин

Размер шрифта:

Глава 24. Голубь?

Белоснежный голубь неподвижно стоял на столе, на его шее висел латунный компас, который искал Дункан, а у лап лежал знакомый обсидиановый кинжал.

Дункан изумленно посмотрел на голубя, а голубь точно так же посмотрел на Дункана.

Прочитать выражение на морде птицы, но почему-то Дункану казалось, что С в о б о д н ы й_м и р_р а н о б э он может это сделать, и не только прочитать, но даже увидеть некую «мудрость» в ее слегка покрасневших глазах. Стоило Дункану окинуть голубя взглядом, как один его глаз, очевидно, обратил на него внимание, но другой продолжал смотреть на потолок капитанской каюты.

— Это… голубь?

Дункану потребовалось несколько секунд, прежде чем он, наконец, подсознательно пробормотал:

— Почему голубь? Почему передо мной вдруг появился голубь? И почему мой латунный компас висит у него на шее? И как сюда попал обсидиановый кинжал?

Или другими словами: может ли что-нибудь нормальное произойти на этом ненормальном корабле?

И пока в голове Дункана появлялись все новые вопросы, голубь, простоявший некоторое время на месте, будто окоченевший, наконец, «очнулся», после чего кивнул головой, сделал два шага, подошел к Дункану, вытянул свою шею и гулко заворковал.

Молча наблюдая за птицей, Дункан почему-то вдруг вспомнил множество классических образов пиратов, а затем посмотрел вниз на свою одежду.

— Капитан и птица. Вроде, так и должно быть, но разве это должен быть не попугай… Почему голубь?

Голубь, услышав слова Дункана, тут же пылко кивнул и женским голосом с несколько странной интонацией проговорил:

— Передача завершена!

Все слова, которые хотел сказать Дункан, тут же застряли у него в горле, и он чуть не захлебнулся слюной, попавшей в легкие, а затем с изумленным выражением на лице уставился на голубя.

Он вспомнил, что почувствовал, когда впервые ступил на этот корабль и увидел говорящую козлиную голову в капитанской каюте.

Но, по крайней мере, он пребывал на борту «Затерянного Дома» не первый день и за это время уже успел повидать аномалии этого мира, поэтому то, что этот голубь заговорил, застало его врасплох лишь на мгновение. В следующую секунду его лицо приобрело серьезное выражение, а на пальце правой руки уже вспыхнул изумрудное, духовное пламя. Настороженно наблюдая за голубем перед собой, Дункан спросил:

— Откуда ты взялся?

Голубь задрал голову и посмотрел одним глазом прямо на Дункана, а другой устремил к потолку:

— Неправильный адрес, пожалуйста, перепроверьте адрес или свяжитесь с системным администратором.

Дункан:

— …?

По сравнению с несколькими секундами назад, сейчас в его голове бушевала буря!

Слова этого голубя…, совсем не походили на «стиль» этого мира. Их не могли придумать ни Козлиноголовый, ни Элис, ни любой из тех культистов, но он, как «Чжоу Мин» с Земли, прекрасно знал их!

Однако голубь, казалось, не заметил перемены во взгляде и лице Дункана, он лишь поклевал свои крылья и потряс латунным компасом, висевшим у него на груди, а затем начал неторопливо расхаживать по столу.

Сделав несколько шагов, он вернулся к обсидиановому кинжалу, несколько раз толкнул его лапой в сторону Дункана и произнес тем же странным женским голосом, что и раньше:

— Возьми этот боевой топор и покажи им, как сражаются те, кто идет путем чести!

Дункан рывком поднялся из-за стола, — стул с грохотом ударился об пол, — и уставился на голубя перед собой, в то время как его разум заполнили крайне странные, но в то же время весьма веселые эмоции.

Этот голубь точно не то, что изначально находилось на «Затерянном Доме», и вряд ли что-то, что изначально находилось в этом мире!

Ведь только Чжоу Мин мог понять смысл произносимых им слов!

Возможно, звук ударяющегося об пол стула был настолько громким, что суматоху услышали даже в капитанской каюте, поэтому Дункан вдруг услышал в своей голове голос Козлиноголового:

— Капитан? Вы в порядке?

Дункан не отрывал глаз от голубя на столе, он знал, что Козлиноголовый не осмелится заглянуть в покои капитана, поэтому ответил своим обычным спокойным голосом:

— Я в порядке.

— К вам пришла госпожа Элис, вы хотите…

— Ты первый.

— Есть, капитан.

Дункан выдохнул и оглянулся на дверь в комнату, ведущую в капитанскую каюту.

Козлиноголовый продолжал бомбардировать Элис словами. Кукла несколько раз пыталась встать и уйти, но ее снова и снова останавливали. Дункан чувствовал, что должен пойти и спасти неудачливую куклу, но сейчас… у него появились более важные дела.

Потрудись как следует, Элис.

Дункан снова сел за свой стол, готовый попытаться проверить, сможет ли он нормально общаться с голубем, и именно тогда он вдруг увидел сцену, которую не заметил раньше.

От сгустка духовного пламени, прыгающего между пальцами его правой руки, вверх простиралась тонкая, как волос, «линия», конец которой протянулся на десяток сантиметров, после чего погасал.

Дункан заметил изумрудное пламя и на странном голубе. Оно спряталось в промежутке между его перьями, и его конец также поднимался в воздух, где гас.

Дункан нахмурился, щелкнул пальцами, и от одной мысли пламя всколыхнулось, а голубь на столе мгновенно исчез.

В следующую секунду голубь появился на его плече и стал клевать волосы Дункана, издавая громкое воркование.

Дункан щелкнул пальцами ещё раз, и голубь снова появился на столе.

Латунный компас висел на груди голубя, его блестящий корпус обволакивало изумрудное пламя.

Дункан нахмурил брови.

Имеет ли это какое-то отношение к латунному компасу?

Ему удалось установить, что голубь имел какую-то связь с ним. Эта связь оказалась даже сильнее, чем та, которую он имел с «Затерянным Домом», что могло объяснить, почему голубь «знал» слова с Земли, которые знал только он. Он лишь не мог определить причину его появления.

Поразмыслив, он сосредоточил свои подозрения на странном латунном компасе.

С того момента, как он узнал про духовное пламя, и до сих пор все аномалии начинались с этого латунного компаса, будь то предыдущий опыт проекции души на труп, или тот факт, что компас просто исчез, а затем появился на груди у голубя… Источником всего этого, казалось, был компас.

Дункан некоторое время смотрел на голубя, а затем поднес руку к компасу.

Он хотел снять эту вещь и как следует её изучить.

Голубь не увернулся и не попытался его остановить, но пальцы Дункана не коснулись поверхности латунного компаса, а прошли насквозь и коснулись мягкого пуха на груди птицы, словно прошли через иллюзию.

Голубь дважды подпрыгнул на месте, видимо, из-за прикосновения Дункана, после чего закричал:

— Сегодня в KFC сумасшедший четверг, всего за полцены…

Уголки глаз Дункана несколько раз дернулись. Он проверил еще раз и окончательно убедился, что не может снять латунный компас с голубя. Эта вещь, очевидно, превратилась в некоторого рода иллюзию, привязанную к голубю, которую нельзя снять или потрогать.

Или… голубь — это латунный компас в его нынешнем виде?

Единственное, в чем он мог быть уверен, так это в том, что появление голубя неразрывно связано с его опытом использования латунного компаса для «духовного путешествия», и что этот опыт как раз и мог изменить его форму.

А может быть, это природа самого латунного компаса, его неотъемлемое свойство как некой «аномалии», или «цена использования». Что же касается того, почему голубь так говорит, так это не из-за компаса, а из-за «Чжоу Мина», человека с Земли.

На данный момент ничего из этого подтвердить или опровергнуть Дункан не мог, если только он не сможет найти руководства по различным аномалиям на «Затерянном Доме».

А сейчас ему нужно подумать, что делать с этим странным голубем…

После недолгих размышлений он решил сначала дать голубю имя.

— Я должен дать тебе имя, — серьезно сказал он голубю перед собой, постукивая пальцами по столу. — Я полагаю, ты можешь меня понять, верно?

— Ай?

Последнее пламя среди морских глубин

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии