Ранобэ | Фанфики

Последнее пламя среди морских глубин

Размер шрифта:

Глава 28. Бледная ночь

Реальная жизнь отличается от той, что нам показывают в разных историях, фильмах и телешоу, и одно из самых больших отличий заключается в том, что, живя в реальности, вам приходится думать о множестве реальных и Читай на ifreedom банальных деталей.

Например, нуждается ли движущаяся проклятая кукла в уходе? Приведет ли частая разборка суставов Элис к тому, что она внезапно развалится при ходьбе в будущем или нет? Солонина и сушеный сыр на корабле-призраке просрочены или нет?

Спят ли супергерои, которые сражаются с силами зла днем и ночью? Ходят ли силы зла, которые сражаются с супергероями, обычно в супермаркет после боя или нет?

История никогда не говорит вам об этом, людей в них всегда показывают практически идеальными. Проклятым куклам в этих историях фигуры нужно лишь просто выскакивать из углов и щелей, чтобы напугать людей, точно так же, как капитан-призрак в них никогда не беспокоится о том, что на его корабле есть только солонина и сушеный сыр столетней давности.

Стоя за пределами каюты, Дункан вздохнул, все яснее понимая, что, похоже, чтобы долго продержаться на этом корабле, требуется нечто большее, чем просто решимость.

Ему также предстояло решить целый ряд практических вопросов, особенно после увеличения численности экипажа.

На корабле-призраке осталось не так уж много запасов пропитания, о чем Дункан прекрасно знал.

На корабле имелся неограниченный запас пресной воды, и только ее; ингредиенты, хранившиеся в провизионной кладовой, не пополнялись автоматически, и единственными съедобными продуктами там были солонина и сушеный сыр. И хотя еда не имела признаков гниения из-за особой природы «Затерянного Дома», Дункан все же подозревал, что они хранятся не менее века.

Кроме того, на корабле не имелось сменной одежды подходящей по размеру Элис (хотя проклятая кукла и не упоминала о необходимости в ней), и развлечений, даже шахмат или покера.

Бескрайнее море называлось так неспроста, но «Затерянный Дом» вряд ли мог получать из него припасы, и, у него похоже, не было надежного «порта для остановки и ремонта», не говоря уже о канале связи с цивилизованными городами-государствами на суше.

Козлиноголовый, казалось, совершенно не беспокоился по этому поводу, но Дункан прямо сейчас всерьез размышлял о том, как он может улучшить ситуацию с нехваткой припасов на корабле.

Кроме того, он также думал о том, как установить контакт с наземными «городами-государствами».

Вечно дрейфовать вслепую по морю — не самый эффективный способ исследования. Информацию о мире нужно получать на суше, в чем Дункан убедился еще больше после путешествия по духовном миру.

Если оставить это в стороне, то даже ради своего физического и психического здоровья он должен постараться больше общаться с «городами-государствами» на суше и цивилизованным обществом этого мира, иначе он очень боялся, что после долгой жизни в море действительно превратится в извращенного, мрачного и одинокого капитана—призрака.

Дункан слегка повернул голову, чтобы посмотреть на голубя по имени Ай, который сидел на его плече и чистил свои перья.

Главным образом его взгляд упал на латунный компас на груди Ай.

Голубь наклонил голову, посмотрел на своего «хозяина» и сказал:

— Строй еще одну базу! Расставляй слизь! Ты вообще знаешь, как ими управлять?

Какое—то время Дункан молчал. Бо́льшую часть времени голубь говорил абсолютную ерунду, но иногда его слова бывали настолько уместны, что нельзя было не заподозрить, что на самом деле он весьма мудр.

Похоже, на данный момент путешествие по духовном миру — это единственный действенный способ «добраться» до наземных городов-государств.

Несмотря на то что в этом вопросе существовало слишком много неопределенностей и загадочных происшествий, подобных тому, что случилось после предыдущего путешествия, Дункан знал, что вскоре он совершит свое следующее путешествие по духовному миру не только для того, чтобы собрать информацию о суше, но и для того, чтобы как можно скорее проверить и освоить очень полезную способность.

Не менее важной, чем путешествие по духовному миру, Дункан считал «особую способность» Ай приносить из этих путешествий предметы.

Если он вернул кинжал, то может ли он вернуть что-нибудь еще? Каковы правила и ограничения на то, что может принести эта птица? Могу ли я контролировать этот процесс?

После нескольких минут раздумий Дункан решил спросить голубя напрямую:

— Ты знаешь, как ты взял с собой оттуда этот нож?

Голубь задумался на мгновение, после чего глубоким тоном произнес:

— Тебе нужно больше кристаллической руды.

Дункан:

— …

Он решил, что лучше пока отказаться от общения с голубем, и что надежнее проверить все лично в следующий раз, когда он отправится в путешествие по духовному миру.

Внутри каюты с ванной Элис наконец-то разобралась, как набрать воды в ванну, и вообще поняла, как ее принять.

В ограниченных условиях корабля-призрака она могла принять только холодную ванну, но для куклы это не представляло особой проблемы.

Но прежде чем залезть в ванну, она решила сначала поприветствовать всю каюту.

Она похлопала по огромному дубовому стволу, постучала по опорам, поддерживающим каюту, а затем пальцами ног по полу и встала на цыпочки, чтобы потянуть за веревки и крюки, свисающие с потолка.

— Здравствуйте, меня зовут Элис, — весело поприветствовала она ледяные на ощупь вещи, так же, как до этого приветствовала Козлиноголового. — Отныне я буду жить на этом корабле.

Ничто в каюте не ответило на ее приветствие, но Элис это нисколько не волновало.

Козлиноголовый говорил, что «Затерянный Дом» живой, и многие вещи на нем тоже.

Хотя ни один из них не казался по-настоящему «разумным», как Козлиноголовый, и даже не мог разговаривать, это не мешало Элис относиться ко всему кораблю как к «соседу», которого нужно поприветствовать.

«Затерянный Дом» — это живой объект, как и она сама.

Убедившись, что ее приветствие прозвучало вежливо и уместно, Элис в приподнятом настроении сняла свое роскошное платье и несколько неуклюже забралась в дубовую бочку, наполненную водой.

Первым шагом я сниму свою голову и промою ее, раз уж суставы моей шеи не отличаются особой крепкостью.

Кукольная леди считала свой план весьма разумным.

Глубокой ночью в городе-государстве Пранд дневная суета, наконец, затихла, и под бледным, ясным светом ночного неба процветающая «Жемчужина Моря» погрузилась в сон.

Но в этой безмолвной тьме у спящего города есть наблюдатели.

В «Большой Колокольне», самом высоком здании в городе-государстве Пранд, молодая женщина с длинными седыми волосами и необычайно больши́м ростом стоит у окна с видом на город.

Она имела красивые черты лица, но через ее левый глаз проходил бросающийся в глаза шрам. Ростом она выше любого среднестатистического мужчины, одета в светлые серебристо-серые легкие доспехи и явно хорошо тренирована судя по ее мускулистым рукам, в которых лежал серебристый меч. На рукояти меча начертаны руны, символизирующие волны, а лезвие покрыто мерцанием, которое как бы скользило по нему.

Позади женщины продолжали доноситься звуки работы механизма. Это механизм огромной колокольни плавно двигался под действием парового двигателя. Сложная конструкция шестеренок и соединительных звеньев, проходящая через крышу и пол, приводила в движение циферблат на верхних этажах, который выходил на четыре стороны, и что-то наподобие проектора звездного неба, спрятанного в глубине здания.

Судя по звуку, огромный и сложный механизм работал идеально, и никакие злые силы не потревожили священное паровое ядро.

Но в сердце инквизитора Ванны все еще жило смутное беспокойство, плохое предчувствие, словно что-то должно было произойти или уже произошло, и она не могла с этим ничего сделать, из-за чего чувствовала раздражение.

Со стороны лестницы раздались шаги, и седовласая женщина у окна, обернувшись на звук, увидела поднимающегося по лестнице священника в длинном одеянии. Священник нес в руках латунную курильницу для благовоний, дым из которой медленно обвивался вокруг него.

Священник подошел к колонне с механизмами в центре комнаты, снял старую курильницу для благовоний, висевшую на колонне, и заменил ее новой. Понаблюдав за дымом, выходящим из курильницы, и убедившись, что он беспрепятственно летает вокруг функционирующих шестеренок и механизмов, он прошептал имя Богини Бурь и повернул голову к седовласой женщине, стоящей перед окном.

— Ваше превосходительство инквизитор, вы снова несете ночной караул?

— Не очень отчетливое, — покачала головой молодая женщина-инквизитор. — У меня просто возникло смутное ощущение… что что—то приближается к городу.

Последнее пламя среди морских глубин

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии