Ранобэ | Фанфики

Последнее пламя среди морских глубин

Размер шрифта:

Глава 45. История

Дунканом овладело прекрасное ощущение.

Он всем своим естеством ощущал, как в бескрайнем море дрейфует «Затерянный Дом», как живой корабль-призрак прокладывает курс под чутким управлением Козлиноголового, как проклятая кукла со слабой шеей носится по разным каютам, словно изучая и знакомясь с обстановкой на корабле, и как глубокое, темное море, скрывающее в своих глубинах мириады странных вещей, медленно волнуется вокруг корабля.

В другом видении, однако, он сидел в антикварном магазине в нижнем районе города-государства Пранд. До айфри дом его ушей доносились звуки разговоров людей и проезжающих по улице машин, а напротив него сидела девушка по имени Нина, откусывая маленький кусочек самого дешевого торта в нижнем районе города.

Он, капитан Дункан, хозяин «Затерянного Дома» — главного бедствия бескрайнего моря. Но в то же время он самый обычный человек, спокойно завтракающий в само́й глубине города.

Неизвестно, привиделось ли ему это, но он почувствовал, что какая-то часть его самого, которой было не по себе, чуть успокоилась. Возможно, это случилось из-за длительного пребывания на корабле-призраке или чего-то другого, но ему показалось, что это не так уж и плохо.

Словно заметив его взгляд, Нина, которая ела свой торт, вдруг подняла голову и с любопытством посмотрела на Дункана:

— Дядя Дункан, почему ты не ешь?

Дункан взглянул на еду, лежащую в ее тарелке:

— Тебе хватит этого?

— Да, есть слишком много сладостей — вредно.

— Хм.

Дункан кивнул, взял торт и откусил кусочек, наслаждаясь насыщенным вкусом, которого он давно уже не ощущал. Он почувствовал, как нежная сладость медленно растворяется во рту, а затем ясно ощутил, что это тело начинает перерабатывать пищу, которую он съел.

Он успокоился, осознав, что все идет так, как он и ожидал.

Это тело было «лучше», чем то, в котором он оказался впервые. Его «части» целы, и оно недолго пробыло мертвым, поэтому его собственная душа взяла верх и оживила его почти беспрепятственно.

Он дышит, кровь течет, и его сердце бьется. Хотя кажется, что оно бьется чуть медленнее, чем у обычного человека, но все еще в пределах нормы.

Он может не беспокоиться о том, что тело сгниет, и это избавляло его от необходимости замачивания в консервантах, что снижало вероятность разоблачения обычными людьми.

Но в одном Дункан все еще сомневался.

Он знал, что это тело должно страдать от болезни. В тех воспоминаниях, которые он получил от первоначального владельца, негативное впечатление от болезни было куда более сильным, чем все остальные воспоминания, а алкоголь и болеутоляющие, которые он нашел внутри ящика ранее, служили тому подтверждением.

Он не знал, что именно за болезнь беспокоила это тело, так как воспоминания о времени ее начала и причинах были столь давними, что уже давно размылись, но одно он знал точно: в данный момент он не чувствовал никакой боли, ничего плохого в этом теле, кроме ощущения слабости.

Болезнь исчезла? Это тело исцелилось благодаря путешествию по духовному миру? Или потому что моя проекция души настолько ограничена в своем восприятии, что я не могу ощущать проблемы своего тела, и его здоровье до сих пор ухудшается? — Размышлял Дункан за едой, а потом вдруг взглянул на Нину, которая ела напротив него:

— Разве тебе не нужно идти сегодня в школу?

Нина жила в нижнем районе города, который нельзя было назвать благополучным, но город-государство Пранд, очевидно, развился до такой степени, что базовое образование здесь получило очень широкое распространение. Она посещала школу, управляемую церковью и мэрией и специализирующуюся на паровых машинах. Такую школу можно было рассматривать как своего рода «профессиональную среднюю школу», созданную для подготовки квалифицированных мастеров по паровым машинам.

Одну половину платы за ее обучение оплачивал дядя, а вторую — мэрия.

Для города-государства в индустриальную эпоху даже субсидии на обучение мастеров в этой области имели весьма оправданное значение, и нельзя не признать, что такие школы, по крайней мере, решали проблему безграмотности простых людей.

Нина хорошо училась, и, насколько мог вспомнить ее дядя, у девочки были относительно хорошие оценки по всем предметам.

— Сегодня утром у меня нет никаких занятий, — кивнула Нина, — только два урока истории после обеда. Кроме того, сегодня днем я должна поговорить с миссис Уайт о том, что я не останусь в общежитии…

Дункан внезапно замер, окинул Нину серьезным взглядом и спросил:

— Не думаешь ли ты, что пребывание здесь для присмотра за таким человеком, как я, сильно замедлит твою учебу? Ты могла бы остаться в школе. Так будет полезнее для твоей учебы.

Нина растерянно посмотрела на своего «дядю Дункана», а затем внезапно рассердилась:

— Ты не должен так говорить! Ты всего лишь заболел. Просто следуй советам доктора и принимай лекарства. Мама и папа доверили тебя мне…

— Твои мама и папа доверили тебя мне, — поправил ее Дункан, просмотрев воспоминания в своей голове, — когда тебе было шесть лет.

— Но сейчас мне семнадцать. — Нина надула щеки и сильно уколола вилкой последний кусочек торта. — А ты даже не так хорошо следишь за собой, в отличие от меня. Если бы я переехала, тебе не понадобилось бы и трех дней, чтобы навести порядок в своей комнате. На самом деле ты мог бы попросить меня присмотреть за магазином или хотя бы прибраться в нем. Тут такие грязные окна, что через них едва что-то видно…

Дункан беспомощно слушал бессвязную «лекцию» девушки, не ожидая такой реакции на свой случайный «тест».

Но вскоре он не смог сдержаться и мягко улыбнулся.

Он почувствовал от этой девушки… тепло, как будто она купалась в солнечном свете.

— Ну, я сказал, не подумав, — произнес он, качая головой и помешивая последние кусочки супа в своей тарелке. — Как у тебя дела с уроком истории?

— Ты правда в порядке, дядя Дункан? — Глаза Нины расширились от удивления. — Ты никогда не… ну, по крайней мере, никогда не спрашивал меня о делах в школе в течение последних двух лет.

Дункан открыл рот и уже собирался что-то сказать, когда девушка перед ним снова заговорила:

— Мы недавно говорили о древней истории, и мистер Моррис рассказывал нам о последствиях Великого Уничтожения… Честно говоря, это было довольно интересно. Древняя история звучит как рассказ во многих частях, но гораздо более интересный, чем современная история, а современная история очень интересна.

Дункан задумался:

— Похоже, ты хорошо учишься? Тогда позволь мне тебя проверить: что означает Великое Уничтожение?

Сегодня дядя Дункан вел себя странно. Нина не могла точно сказать, что именно в его поведении ей казалось странным, но что-то точно казалось.

Но она не слишком задумывалась об этом. В тот момент, когда дядя Дункан воспрянул духом, простодушная девушка ощутила счастье. И обрадовалась, что он задал ей вопрос о ее знаниях.

Поэтому она с самодовольной улыбкой начала рассказывать Дункану о том, что только что узнала.

— Великое Уничтожение произошло около 10 000 лет назад. Хотя по неизвестным причинам этнические меньшинства с уникальным культурным наследием, такие как Эльфы, Сен’Джины и Цзипу, записали в собственных календарях противоречивые даты, но в археологических кругах принято считать, что Великое Уничтожение произошло в конце Эры Порядка, 10 000 лет назад…

Дункан со спокойным лицом слушал ее рассказ.

Но вот в его голове накопилось множество вопросов.

Эльфы? Сен’Джины? Цзипу? Кто это? Значит, люди — не единственная разумная раса в этом мире? И являются ли эльфы… теми же эльфами, что и в понимании людей в моем прошлом мире? Существует ли в бескрайнем море эльфийский город-государство, живущий в эпоху паровой промышленности?

Он не мог не думать о каких-то очень странных образах в своей голове. Тем временем Нина продолжала рассказывать:

—… Рассказы о Великом Уничтожении немного отличаются в разных городах-государствах, но одна из наиболее распространенных частей заключается в том, что Эпоха Порядка до Великого Уничтожения представляла собой гораздо более процветающее, стабильное и безопасное время, чем сегодня. В ту эпоху в мире существовал огромный континент, море было намного меньше, чем сегодня, а такого понятия, как «граница реальности» и вовсе не существовало.

— Эпоха, последовавшая за Великим Уничтожением, известна как «Эпоха Глубокого Моря», которая продолжается до сих пор. Ее наиболее яркой особенностью является то, что бескрайнее море покрывает почти весь мир, в то время как суша составляет менее 10% от суши в старые времена. Она разделена на маленькие и большие острова или «туманные чужие края», причем многие из современных городов-государств построены на относительно стабильных островах, а различные корабли служат средством сообщения между ними.

— В начале Эпохи Глубокого Моря остатки старого мира столкнулись с ужасной катастрофой, из-за которой почти все старые цивилизации оказались уничтожены. «Древнее королевство Крит», первым поднявшееся из руин, является самым ранним известным предком цивилизации Эпохи Глубокого Моря. И хотя это древнее королевство просуществовало менее века, оно оставило после себя огромное наследие, которое оказало глубокое влияние на будущие поколения, включая самые примитивные и грубые способы классификации многочисленных аномалий и видений Эпохи Глубокого Моря, а также огромный и ценный опыт по выживанию…

Последнее пламя среди морских глубин

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии