Последний император Сэнгоку

Размер шрифта:

Том 4. Глава 88. Воспоминания Нао. Часть первая

​Горная долина Гуанчжоу.

Сокрытая меж двух хребтов, некогда она служила площадкой для тренировок первых воинов, поклявшихся в верности Императору Змею. Проникнуть сюда можно только зная проход тайными тропами через сеть пещер, спрятанных за водопадами.

С одной стороны долина граничила с самоизолировавшимся королевством Фалвеон, а с другой – с землями Шу. Более сотни лет деревня воспитывает мастеров ки, наследников Клана Дракон.

Почва в горах скудная, а пастбищ для скота немного, поэтому постоянно растущему поселению просто необходима связь с внешним миром. На всём Востоке Гуанчжоу известна как родина самых искусных наёмников, способных противостоять могущественной группировке «Пересмешники судьбы».

Обучение и подготовка воинов – залог выживания клана.

Именно в этой деревушке двадцать пять лет назад и родилась Нао. Её родители не были солдатами. Мать убиралась в купальнях, а отец работал пастухом, но тем не менее девочка в ранние годы обрела интерес к постижению силы ки и магии.

Своё первое заклинание Нао сотворила в четыре года.

В возрасте семи лет девочка смогла призвать первого духа, а ещё через год – сдать вступительное испытание в школу мастеров ки.

Родители гордились дочерью. Подающая надежды красавица, отличница учёбы, гений волшебства и любимица духов. Нао была совершенством во всех смыслах этого слова.

Не проходило и дня, чтобы её успехи не восхвалял кто-нибудь из жителей Гуанчжоу.

Ночи сменялись днями, дни – неделями и месяцами. Время тянулось подобно густой смоле, Нао взрослела, а познания её становились всё более обильными.

И вот настал момент, когда свитки в школе мастеров ки более не могли удовлетворить любопытство маленького дарования. Все техники в них были изучены, все заклинания – переписаны.

– Мама, мамочка, а почему у каждого человека запас маны определён от рождения? Папуля, а ты знаешь что-нибудь о живых духах?

Даже родители не могли утолить жажду познаний собственной дочери. Улыбаясь и гладя её по голове, они лишь отсрочивали неизбежное, отодвигая день, когда Нао сама решит найти ответы на все интересующие её вопросы.

* * *

– Встать! Поклон!

– Надеюсь вы подтяните свои навыки по географии, господин Казан.

Мать настоятельница Сербиана не без укора дала наставление толстому мастеру Дзен, который в свои век с небольшим до сих пор плохо ориентировался на местности.

На Нао в тот день никто не обратил внимания. Все сочли, что её поведение ничем не отличается от обычного, и они были правы. Девочка, как всегда, закончила обучение, после чего посетила библиотеку школы мастеров ки, сверила свои записи с каталогом и с чувством неутолимого любопытства пошла в сторону дома.

Однако в тот день домой Нао не вернулась.

И на следующий день тоже.

Родители не стали поднимать тревогу, так как знали, что в пределах Гуанчжоу с их дочерью не может произойти ничего плохого. Вдобавок они понимали – Нао в состоянии позаботиться о себе сама.

Если бы они знали, насколько ошибались…

Пока отец и мать занимались своей работой, их дочь лежала на дне старой шахты с переломанным позвоночником…

* * *

– …двести одна тысяча шестьсот восемь. Пятьдесят шесть часов… прошло пятьдесят шесть часов… Меня никто не найдёт.

На мутном глазу девочки проступила слеза, которая спугнула большую муху, питающуюся омертвевшими тканями вокруг глубоких царапин.

В поисках выхода из долины Нао сбилась с пути и забрела в место, не отмеченное на картах. В полном сумраке она лишь раз оступилась, однако этого хватило, чтобы повредить спину и навсегда потерять контроль над собственным телом.

– Перелом… шейного позвонка…

Девочка чудом оставалась жива, но всё, что отличало её от трупа, это редкие слова, срывавшиеся с вялого языка. Нао говорила сама с собой, хотя иногда ей казалось, что вокруг много тех, кто может поддержать беседу.

– Умру… Я умру… в этой дыре… Почему?

С каждым днём рассудок становился всё более помутнённым, а речи – всё бредовее, пока однажды Нао не заговорила с пустотой.

– Несправедливо… жестоко… лицемерно… Но очень часто закономерно…

– Принять мир таким, каков он есть, не так-то просто для таких, как мы.

– Но чем… мы хуже… остальных?

– Тем, что совершенны. Ты и я, мы оба опередили своё время.

– Мы… кто мы… такие?

– Всего лишь плод чьей-то больной фантазии, выродки воспалённого разума. Одна строка содержит нашу душу, другая – обличие. Мы те, кто исчезает и появляется мимолётно, словно опавшие листья, и мы должны держаться вместе.

– Вместе… ты и я… мы…

* * *

Кап.

– Хаааа! – Нао вскочила из-за того, что ей на лицо упала капля ледяной воды, и тут же стукнулась головой обо что-то острое, но хрупкое.

«Я могу шевелиться? Мои руки и ноги двигаются. Невероятно!».

Потирая ушибленный лоб, девочка встала на корточки и начала пробираться наощупь, ориентируясь по потоку свежего ветерка, но вдруг под её коленом что-то хрустнуло.

Нао подняла странный предмет и присела. Как только она поднесла нечто хрупкое к своему лицу, вокруг неё заискрились цветы. Бутоны пробивались сквозь гранит и мрамор, сверкая и переливаясь алыми тонами, освещая странную находку.

– Чьи-то останки? – удивилась девочка. – По три отростка за каждым глазом, длинное продольное тело со множеством рёбер, вытянутая морда… Смесь змея и дракона, имуги [1]?

Нао учтиво и с почтением похоронила останки, после чего наконец смогла отыскать дорогу назад в долину, но в тот день из пещеры вышла совсем не та девочка, что потерялась в глубинах шахт. Что-то изменилось в ней, что-то исчезло.

В последующие месяцы Нао завалила все испытания и вылетела из школы мастеров ки. Она перестала применять магию, растеряла весь талант и утратила часть жизненных сил. Однако девочка заметила ещё одну важную перемену в себе.

– Я больше не взрослею? Это значит… я умерла?

* * *

Прошло три года.

Весна.

Тут и там на заливных полях возделывали землю буйволы, а крестьяне, что шли следом, равномерно высаживали рисовые ростки.

Чтобы обеспечить поля водой, работники поднимались в горы, откалывали глыбы льда и сплавляли их вниз по течению. Таким образом они могли раздобыть необходимое количество воды, при этом оставив русла рек нетронутыми для иных нужд.

В долине было не особо много места. С одного её края прекрасно можно было разглядеть другой, однако небольшой деревушке хватало земли не только на выращивание нескольких видов сельскохозяйственных культур, но ещё и на разведение скота. В Гуанчжоу предпочитали крупный рогатый скот, кур и овец. Последние являлись необходимостью для изготовления одежды, так как выращивать лён в долине очень трудно.

Однако деревня славилась не только мастерами ки, но ещё и особой культурой, произрастающей только здесь, – железным бамбуком. Это растение не уступает по свойствам стали, а найти его можно на затопленных железных шахтах. Каждую весну талая вода вымывает из породы металл, после чего он в течение года равномерно поступает в стебель и укрепляет его, прокаливаясь на солнечных лучах.

В период посева количество миссий, выполняемых мастерами Гуанчжоу, резко падало. Та же картинна наблюдалась и во время сбора урожая. Почти все жители объединяли силы и бросали их на борьбу с сельскохозяйственными трудностями! Дети в это время получали полную свободу действий…

– Йоши! Так нечестно! Ты жульничал!

– Ничего подобного!

В опустевшей школе мастеров ки несколько ребят играли в прятки. Для подобных целей это здание подходило как нельзя лучше: множество комнат, длинные коридоры, обилие укромных местечек, поэтому Йоши и Сакура частенько оставались после занятий, чтобы порезвиться в стенах храма ки.

– А вот и не жульничал! Ты сама себя выдала, у тебя ботинки грязные! Я всего лишь шёл по твоим следам.

– Неправда! Я девочка! У девочек никогда не бывает ничего грязного, глупый Йоши!!!

В этот момент из-за угла появилась бледная длинна рука с чёрными коготками и напугала ребят.

– Буууу!

– Йааа! Призрак! – закричала Сакура и спряталась за спиной Йоши, который только из-за присутствия подруги сохранял самообладание.

– Хи-хи, – раздался знакомый голос.

Сглотнув подступивший к горлу ком, Йоши набрался смелости и обратился к руке:

– Нао-чан, это ты?

Через мгновение из-за угла появилась девочка, ехидно улыбающаяся и корчащая страшные рожицы.

– Вы двое такие трусишки – всегда попадаетесь. Йоши, даже твой младший братик Исаму не поведётся на такую уловку. Тебе не стыдно?

– З-замолчи! Я лучник, для меня важна меткость, а не желание поскорее расстаться с жизнью.

– Именно поэтому Сакура всегда защищает тебя?

Своими словами Нао попала в зияющую рану на душе Йоши. Это правда: у мальчика совершенно не было таланта владения мечом, но он являлся одним из лучших лучников в деревне, несмотря на свой юный возраст. И всё же чувство стыда, из-за которого Йоши был вынужден на тренировках отсиживаться в тылу, пока Сакура в первых рядах махала копьём, тяготило лучника.

Эти трое: Сакура, Йоши и Нао – они сдружились не так давно. Ни для кого в деревне не было секретом, что Нао-чан растеряла всё магическое мастерство и скатилась до уровня обычной колдуньи с тёмными наклонностями, за что её и отчислили из школы мастеров ки, однако девочка не потеряла жажду знаний. Она снова поступила на обучение в начале прошлого года, вместе с Йоши и Сакурой Нао проучилась несколько месяцев, и её опять выдворили…

С тех пор Нао решила временно заняться изучением других наук, например изготовлением лекарств и врачеванием. Она подалась в ученицы к выдающемуся доктору Чон Хёку, у которого уже через пару недель числилась на хорошем счету.

– Нао-чан, разве ты не должна помогать дядюшке Чон Хёку? Я слышала, что он очень устаёт в последнее время, – сказалаСакура.

– Всё в порядке. Сэнсэй дал мне выходной за то, что я сходила в горы и набрала трав на месяц вперёд.

– Ух ты! Тебе уже разрешают ходить в горы, Нао-чан! Так сразу и не скажешь, что ты старше меня на три года.

Задев тему возраста, Сакура прикусила язык, но девочка-некромант не изменилась в лице. Возможно, внутри у неё что-то щёлкнуло… Впрочем, это неважно. Нао с улыбкой вытащила из кожаной сумки красивую хризантему.

– Глянь что я нашла!

– Вау! Йоши, посмотри, какая красота!!! Он рос в горах? – Сакура взяла цветок и дотронулась до нежных лепестков. – Можно мне вплести его в волосы?

– Угу, – кивнула Нао. – Эту хризантему я нашла на старом могильнике. Правда она замечательная?!

У Йоши задёргался глаз. Тем временем Сакура медленно отпустила прядь волос и осторожно, словно боясь разозлить медведя, вернула цветок Нао.

– Пожалуй, на тебе он будет смотреться лучше…

– Действительно? Хм… – девочка-некромант оценивающе ещё раз изучила цветок, после чего безо всяких сомнений вплела его в чёрные волосы. – Ну как?

– Ф-феноменально!

– Изысканно…

Йоши и Сакура подняли большие пальцы вверх, выражая одобрение.

– Ах, может это знак! Сегодня я обязательно найду себе парня! Мама говорит, что в моём возрасте она уже думала о свадьбе… А вот папа рассказывал, что до моего появления даже не представлял, что на ком-нибудь женится. Я не совсем понимаю, как это, видимо всё придёт с опытом.

Хотя Нао и выглядела на десять-двенадцать лет, на самом деле ей уже исполнилось пятнадцать – возраст, как раз подходящий для замужества. Большинство деревенских находили свою вторую половинку достаточно рано по меркам людей, не знакомых с традициями Гуанчжоу.

– Ты обязательно найдёшь себе мужа, Нао-чан! Я уверена, даже Йоши не откажется!

– Что ты, что ты! – занервничал лучник. – Не моё это, а вот Исаму чуть подрастёт и положит на тебя глаз!

– Не прикрывайся младшим братом, дурак!!!

– Эй, не ссорьтесь! – остановила их Нао. – Слышите? Снаружи что-то происходит.

И правда. За бурной беседой ребята не заметили, как на улице начался всеобщий переполох. Они подбежали к окну и увидели возвращающийся в Гуанчжоу отряд во главе с воином Дракона – Отомо.

Крупный статный мастер ки являлся самым умелым мечником в деревне, потягаться с ним могли лишь Казан и Ара – мастера уровня Дзен. Отомо всегда сохранял спокойствие, на тренировках изводил учеников до полусмерти, а во внеучебное время был весёлым мужчиной, любящим поболтать и немного похвастать.

Он ехал во главе отряда верхом, а за ним следовало несколько копейщиков, охраняющих повозку.

– Побежали туда! Отомо-сэнсэй привёз что-то интересное! – возбуждённо крикнула Сакура.

Следы её тут же растворились в пыли.

– Постой! Подожди нас!

Нао и Йоши тоже со всех ног побежали на край деревни, где люди, отложив посевные дела, столпились вокруг повозки. Многие закрывали детям глаза, некоторые хватались за рот и отворачивались. Что бы ни лежало в повозке – оно вызывало бурные эмоции.

Ребята быстро примкнули к столпотворению. Одновременно с ними прибыл и пожилой Чон Хёк, тащащий на плече торбу со снадобьями и медицинскими инструментами.

Увидев содержимое повозки, Нао поняла, чем обусловлена такая спешка; в куче сена лежал мальчик с разодранной грудью. Казалось, им решил перекусить дракон, настолько серьёзными были ранения гостя, но при всём этом мальчик сжимал в левой руке изогнутый клинок, а рядом с ним поскуливал крохотный волчонок, едва отлучённый от матери.

– Отомо-доно, что произошло? – спросил доктор Чон Хёк, взбираясь в повозку.

– Этого мальца нашли на горном перевале, у границы королевства Фалвеон и земель Шу. Трое торговцев доставили его в Лоян, где и передали мне. По их словам, ребёнок использовал технику ки.

– Невозможно! Нигде за пределами Гуанчжоу не осталась мастеров, которые могли бы обучить дитя подобному! Разве что Пересмешники судьбы…

– Я тоже не поверил, однако меня убедила его стойкость. Этот ребёнок продержался со своими ранами уже шесть дней. Без помощи духов тут не обошлось.

Кивнув в знак согласия, Чон Хёк проверил зрачки мальчика и бегло осмотрел его рану.

– Всё ещё кровит. Нужна операция, везите его в мой дом.

____________

1) Имуги – в корейской мифологии огромный морской змей, который может стать драконом.

Последний император Сэнгоку

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии