Последний император Сэнгоку

Размер шрифта:

Том 4. Глава 89. Воспоминания Нао. Часть вторая

Прошло несколько дней с тех пор, как в деревню доставили полумёртвого мастера ки. Всё это время доктор Чон Хёк не отходил от койки мальчика.

Операция по остановке кровотечения и удалению селезёнки прошла успешно, однако по какой-то неведомой причине заклинания исцеления не помогали. Лишь снадобья и духовная энергия поддерживали жизнь в ребёнке.

Посевные работы закончились. Взрослые вернулись к своим повседневным делам, дети снова стали посещать школу. Создавалось впечатление, что все позабыли о найдёныше, однако Нао помнила всё, каждое мгновение с того мига, когда увидела сухие красные дрожащие глаза.

Вместе с Чон Хёком она посвящала всё время уходу за мальчиком, от которого ни на шаг не отходил волчонок. Нао даже успела дать ему подходящую кличку – Оками, что дословно значит «белый волк».

На пятый день своего пребывания в Гуанчжоу найдёныш наконец пошёл на поправку. Его дыхание стало ровнее, лихорадка спала, боль уже можно было снять травами. Мальчик даже начал есть жидкую пищу, правда она часто попадала в гортань, поэтому пришлось продолжить кормить его через трубочку.

– Он удивительно везуч, – восхищался Чон Хёк. – Артерии и вены из-за холода спазмировались, а замёрзшая кровь остановила кровотечение. Крепкое здоровье не впустило в тело инфекцию. Без помощи духов однозначно не обошлось, наверняка Киоку-сама снизошла до него. Это просто чудо! Возможно, даже без моей помощи этот ребёнок поправился бы и очень скоро встал на ноги!

– Не верится, сэнсэй. У него такие серьёзные травмы! Разве может человек, пусть и с помощью духов, пережить подобное?

– Согласен, верится с трудом, но мы это и наблюдаем, – положив на лоб найдёныша припарку, Чон Хёк взял плетёную корзину и подошёл к окну. – Погода хорошая. Недавно прошёл дождик, а сейчас тепло. Самое время сходить на болота и собрать свежие соцветия.

То, что доктор был готов наконец оставить своего пациента, многое говорило. Жизни найдёныша больше ничто не угрожало, а с уходом легко сможет справиться Нао.

Чон Хёк надел широкую шляпу из бамбука и вышел на крыльцо. Весеннее солнце заливало скромные покои врача, жившего на окраине деревни, возле узкой речушки, через которую перекидывался деревянный мосток.

– Если снова появится жар, дай ему отвар володушки, а против боли – листья пиретрума.

– Хорошо, сэнсэй.

На самом деле Нао прекрасно знала, какие травы для чего предназначены, но она предпочитала не выпячивать свою осведомлённость. В конце концов лучше превзойти чужие ожидания, чем не оправдать их.

Поправив шляпу и повесив на плечо магическую бездонную торбу, Чон Хёк отправился в дорогу. Как человек учёный, он не мог не приметить, что всё вокруг его домика изменилось: появились новые тропы, кусты припали к земле.

– Хех, любопытство не пропьёшь, – вслух подметил он.

Как бы люди не пытались скрыть свой интерес, у них это слабо получалось. Порой проходя мимо, крестьяне специально меняли маршрут, якобы предпочитая пройтись вдоль реки, но на самом деле они сгорали от любопытства.

Даже старейшины Гуанчжоу не имели ни малейшего понятия, откуда мог появиться молодой мастер ки. Отомо придерживался теории о том, что его воспитали Пересмешники судьбы, но бросили по какой-то причине; мать-настоятельница Сербиана считала: найдёныш обучался самостоятельно в полном уединении; мастер Дзен – лучница Ара – рискнула предположить, что ребёнок действительно провёл во льдах более сотни лет. Лишь мастер Казан не принимал в дискуссии участия. Он не интересовался прошлым мальчишки от слова совсем, аргументируя это легко и просто:

– Мне от ваших разговоров не тепло, не холодно. А обед скоро?

Впрочем, большего от него никто и не ожидал.

В одном старейшины сошлись – пока ребёнок не поправится, лезть к нему с расспросами никто не будет.

А пока в крепости шло оживлённое обсуждение, Нао продолжала ухаживать за найдёнышем. Девочка-некромант меняла припарки, вытирала пот, кормила мальчишку, перекладывала на другой бок. Её усердию мог бы позавидовать самый утончённый скульптор.

Чон Хёк всё чаще оставлял найдёныша под опекой Нао. По сути, ухаживать за безымянным гостем стало обязанностью ученицы лекаря. И вот, через почти месяц после прибытия в Гуанчжоу мальчик смог поддерживать контакт.

Он ничего не говорил, даже не пытался издавать звуки, но его взгляд следил за каждым действием Чон Хёка, а редкие жесты показывали, чего хочет найдёныш.

– Сэнсэй, а вдруг он не умеет разговаривать? – как-то поинтересовалась Нао, на что Чон Хёк саркастично ответил:

– Тогда у него не будет отбоя от женщин.

В своём достаточно юном возрасте Нао не смогла понять смысл тех слов.

* * *

Наступило лето.

В школе мастеров ки начались практические занятия. Всё чаще дети отправлялись на разведывательные миссии, также их начали выводить на додзё, чтобы оттачивать реальные боевые навыки. Иногда учеников ставили против бывалых воинов. Конечно, ребята всегда проигрывали, но с каждой новой попыткой у них получалось всё лучше и лучше.

После одной из таких тренировок Йоши и Сакура решили навестить Нао. Они давно не проводили время вместе, да и к тому же за прошедший месяц любопытство никуда не делось. Доктор Чон Хёк отправился в Восточную Сарию на задание вместе с мастером Казаном, дав ребятам отличную возможность проведать найдёныша.

Придя к дому Чон Хёка, Йоши и Сакура долго не решались войти. Ни у кого не хватало духу потянуть дверь на себя. Они стояли на крыльце, как истуканы, около получаса, пока их не окликнул знакомый голос:

– Йоши! Сакура! Давно не виделись! – со стороны реки к ним подбежала Нао, несущая ведро с водой и охапку соломы. – А я уж думала, что вы не придёте поглазеть на него.

– Конечно придём! – выкрикнул гордо Йоши, но быстро поправился: – То есть мы к тебе пришли!!!

– Ага, рассказывай, – скептично отмахнулась Нао. – Пошли внутрь. Он не кусается, по крайней мере не сильно.

Нао отворила дверь, следом за ней внутрь дома вошли ребята, однако все трое остановились, как вкопанные, стоило им увидеть пустую койку в углу, на которой спал только волчонок.

– Эй, разве Чон Хёк не говорил старейшинам, что найдёныш не сможет ходить ещё около месяца? Вы с сэнсэем скрыли его состояние?

– Мы ничего не скрывали, Йоши! Когда я уходила, мальчишка был здесь, даже сесть не мог.

– Хочешь сказать, он вот так взял и ушёл?

– …

Поставив ведро воды у рабочего стола Чон Хёка, Нао пробежалась по всем комнатам и осмотрела их, но нигде не нашла мальчика.

– Нужно позвать кого-то из взрослых, я не хочу оставаться здесь, зная, что где-то рядом может ползать незнакомец с недобрыми намерениями. Если бы он ещё…

Когда взгляд Нао упал на кровать, она заметила ещё одну деталь – ящик, что раньше был задвинут глубоко под ложе, находился теперь в углу и был абсолютно пуст.

– …меч. Он забрал меч!

– Меч?! У нас в деревне вооружённый чужак!

– Спокойно, Сакура. Гуанчжоу охраняет более сотни солдат, патрули на каждом шагу, вдобавок к этому есть мастер Ара и мать-настоятельница. Они справятся с чем угодно.

– Да вот только никто не знает о том, что найдёныш сбежал! – резко заявила Нао. – Давайте осмотримся вокруг дома и, если ничего не обнаружим, позовём на помощь. Мне не хочется наводить панику на деревню раньше времени. Согласны?

Не то чтобы Йоши и Сакура полностью поддерживали подругу, но и возразить ей они не могли. Робко кивнув, ребята вышли наружу и стали осматривать каждый закоулок. Сделать это было нетрудно, ведь дом Чон Хёка не вышел размерами.

Поиски дали результат.

Прямо под окном Сакура обнаружила примятую траву и следы, ведущие в лес, за реку.

– Нашла! Тут следы! Судя по расстоянию между ними, найдёныш бежал.

– Уже может бегать? – искренне удивилась Нао. – Он явно не из тех, кто любит залёживаться на койке. Давайте приведём его назад. Быстрее, за мной.

Ребята снова последовали за Нао. Они пересекли реку вброд, прошли через луг, на котором устраивают учения для всадников, и оказались в редком лесу. Расстояние между кронами деревьев было достаточно большим, чтобы солнечные лучи проникали сквозь промежутки и согревали землю, из-за этого вокруг стояла жуткая духота, пахло мхом.

– Следы отчётливые, их не пытались скрыть, – подметила Сакура. – Направление не меняется. Куда бы найдёныш не шёл, он точно знает, чего хочет.

– Становится жутко, – горько улыбнулся Йоши.

– Не бойся, у нас есть с собой оружие, а Нао знает несколько заклинаний. Мы сумеем себя защитить.

Словно судьба решила разыграть ребят, стоило им заговорить про худший исход, как они услышали звон меча. Тупой звук донёсся откуда-то спереди, он напоминал лязг топора, ударившегося о камень.

Йоши сглотнул. Не дожидаясь, пока на них нападут, лучник положил стрелу на тетиву, а Сакура сняла со спины копьё.

– Вряд ли он там дрова рубит.

– Идём.

Медленно и осторожно троица сошла с тропы и прильнула к кустам, из-за которых раздавались звуки боя.

Нао поднесла указательный палец к губам, призывая товарищей к тишине, после чего пролезла через куст и, отодвинув ветку, посмотрела на поляну.

Жестом девочка-некромант подозвала друзей, которые сделали то же самое. Втроём они стали наблюдать, как только что поднявшийся с постели мальчишка сражается один на один с гигантским мукаде [1].

– Чего?! Это вообще реально?

Сакуру поражали приёмы ближнего боя, которые демонстрировал мальчишка. Точные подкаты, кувырки и змеиная ловкость. Жвалы мукаде не могли поспеть за ребёнком, однако и сам найдёныш не имел достаточно сил, чтобы проломить толстый панцирь многоножки. Каждый раз, когда его волнистый меч бился о насекомое, высекая искры, по лесу разлетался звон.

– Надо помочь ему! – шёпотом предложила Сакура.

– Ага, и самим угодить в меню мукаде? Имей разум! Когда мукаде спускаются с гор, на их поимку отправляют отряд из двадцати копейщиков минимум, в сопровождении монахов.

– Но нужно хоть что-то сделать, Нао! Не можем же мы допустить, чтобы твой подопечный стал чьей-то закуской.

Девочка-некромант призадумалась.

У неё не было неприязни к найдёнышу, однако симпатии к нему Нао также не испытывала. По большому счёту ей было всё равно: умрёт ребёнок или выживет, да и мукаде – противник не из лёгких. Ввязываться в бой точно не стоит, но даже если отправить кого-то за помощью прямо сейчас, до прибытия стражников мальчишку сожрут.

– Нао, действовать нужно быстро. Либо мы поможем сейчас, либо он точно умрёт!

– Подождите… – остановил подругу Йоши. – Смотрите внимательнее.

Все трое шире раздвинули ветви кустов и увидели, как из руки найдёныша вырвалось облако золотой пыли.

– Сёкатцу! – восхищённо вскрикнула Сакура. – Это же молчаливая техника мастеров ки!

Пропитанный духовной энергией песок с силой ударился о панцирь многоножки и протиснулся сквозь зазоры в пластинах. Мукаде тут же начал испытывать мучительный зуд, а сочленения его ног застыли, будто их что-то сдавило изнутри.

Следом найдёныш запрыгнул на голову гигантской многоножки и начал рубить её мечом, как рудокоп дробит жилу. Удар за ударом мальчик попадал в одно и то же место, добавляя к силе рук свой собственный вес.

На панцире появились трещины.

Издав дикий рёв, мукаде взметнул голову вверх и сбросил назойливого мальчишку – насекомое не собиралось сдаваться просто так, однако в полёте мастер ки ухватился за одну из жвал жука и, крепко сжав рукоять меча, вонзил лезвие прямо в рот многоножки, из которого брызнула светло-оранжевая кровь.

– Техника громового удара, денконпон!

Впервые Нао услышала голос своего подопечного. Он звучал так, будто принадлежал не ребёнку, а пожилому старику – трескучий и тихий.

Разряды молнии покрыли меч найдёныша, схватив за жвалы жука и проникнув внутрь по лезвию. Мукаде получил мощнейший удар, после которого обмяк и упал. От тела многоножки поднялся тёплый дымок.

– Хм, – найдёныш вытащил оружие из поверженного монстра.

В кустах раздался шорох.

– С ума сойти! Он в одиночку одолел мукаде! Этот парень превосходный мастер ки! А вы слышали название техники? «Ден» – дух молнии, «Конпон» – элемент удара. Простая, но очень действенная. Такому учатся даже не в школе, а на заданиях!

Восхищению Сакуры не было предела. Она редко имела возможность увидеть настоящие техники ки вживую, в основном на занятиях им демонстрировали банальщину, вроде полёта лепестка или поджигания свечи.

Ребята не могли не признать – найдёныш хорош, слишком хорош, однако его следующие действия повергли их в ужас.

Суиньк.

Взмахом меча мальчишка повалил дерево и обрубил его ветви, которые сложил вместе у головы многоножки, присыпал всё это сверху сухой листвой и ударил по панцирю монстра, высекая искру.

– Развёл костёр? Только не говорите мне… Нет… Даже по моим меркам это жутко…

Нао схватилась за рот, останавливая рвотные позывы.

– Только не это… – Сакура последовала её примеру.

И лишь Йоши как истинный ценитель деликатесов стал наблюдать, как найдёныш разделывает мукаде. Сначала мастер ки подковырнул панцирь на среднем сегменте тела, затем срезал грубые чешуйки и поколотил мясо кулаками, чтобы сделать его нежнее. Затем найдёныш вырезал из ствола дерева ведро, миску и котелок, последний он смазал глинистой почвой, чтобы во время готовки утварь не обуглилась.

Мальчик сходил за водой, собрал лесные ягоды и молодые еловые шишки, вырезал из тела мукаде несколько больших и плотных кусочков, не повредив крупные кровеносные сосуды с ядовитым содержимым. Найдёныш прекрасно знал, как готовить гигантскую многоножку и как очистить её мясо от токсинов.

Всё это время ребята наблюдали, затаив дыхание, стараясь не выдать себя. Их поражало то, с какой лёгкостью мастер ки изготавливает необходимую ему посуду из ствола дерева. Несомненно, он часто занимался подобным в прошлом!

Спустя пару часов найдёныш приготовил несколько блюд из мукаде: мясную похлёбку, стейк и гнёздышки с лесными ягодами. Всё это он аккуратно сервировал зеленью, разложив по разным мискам. У мастера ки даже хватило времени на то, чтобы выточить палочки для еды и вскипятить воду для чая на берёзовых листьях.

Глядя на эту картину, девочки почувствовали себя зверски голодными; только Йоши сохранял невозмутимый вид, так как он втихую обдирал куст дикой ежевики, росший справа от него.

– Он пришёл сюда и одолел мукаде, чтобы поесть? Чем таким ты его кормила, Нао? – спросил Йоши.

– Злаковой кашей и бульоном из рыбных потрохов, полезная и здоровая пища.

– …

– …

Всё встало на свои места. Любой здравомыслящий человек, пролежав месяц в койке и питаясь через трубочку третьесортной дрянью, захотел бы нормальной пищи.

Внезапно найдёныш подхватил три миски с похлёбкой и направился в сторону кустов, в которых прятались ребята. Без сомнений, он их обнаружил, но никто не спешил покидать убежище.

Однако вместо того, чтобы раскрыть шпионов, мастер ки поставил похлёбку перед кустами и ушёл назад, к кострищу.

Прислонившись спиной к дереву, мальчишка взял горячие гнёздышки и стал активно на них дуть.

– Приятного мне аппетита!

____________

1) Мукаде – огромная, до 40 сантиметров в длину, смертельно опасная сороконожка, обитающая на японских островах.

Последний император Сэнгоку

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии