Последний император Сэнгоку

Размер шрифта:

Том 4. ​Глава 94. Воспоминания Нао. Часть седьмая

​Начался сезон дождей. Проливные ливни с небывалой силой обрушивались на горную долину каждый день. Обычно этот период крестьяне называли «ленивыми днями», потому что не было необходимости пасти скот или работать на полях, да и строительные работы вести под дождём достаточно трудно.

К слову, до начала сезона дождей жителям удалось отстроить почти всю деревню, за исключением увеселительных заведений и рынка, поэтому местные пьянчуги и воины в увольнительной отдыхали дома у предприимчивых фермеров.

Дети, несмотря на наказы родителей, резвились под дождём. Ленивые дни – время, когда вся деревня отдыхала от повседневной рутины.

– Эй, ты что творишь!

– Отдай, это моё! Кому говорю? Мама, Чизару забрал мою куклу! Уааааа!!!

Под тёплым ливнем Кендзи спускался с гор, капли воды стекали с бамбуковой шляпы, создавая таинственную завесу вокруг лица мастера ки. Его сопровождал верный четвероногий друг Оками. Повзрослев, волчонок стал более полезным. Он научился воспринимать команды, у него проявились охотничьи инстинкты, к тому же Оками смог выучить свой первый боевой навык – «Толчок лапой».

Для этой техники волчонок концентрировал духовную энергию в лапе и создавал мощную ударную волну морозного воздуха. Довольно полезное умение для сдерживания противника.

– Хорошо потрудились, Оками. Нао будет довольна.

– Уов?

– Да-да, можешь рассчитывать на большую кость. Слышал, семья Сакуры собирается забивать быка, надеюсь, и нам достанется кусочек с пира.

Довольное четвероногое создание завиляло хвостом.

Обычно Кендзи был крайне занят. Он замечательно показал себя на состязании в день фестиваля, как и Сакура, поэтому их двоих взял под своё крыло Отомо-сэнсэй – внушительных размеров воин Дракона, весьма мускулистый мужчина с завышенными требованиями к новичкам.

День ото дня Кендзи и Сакура проходили тренировки вместе, кроме того, Отомо не гнушался давать советы и Йоши, который частенько заглядывал на додзё несмотря на то, что выбрал специализацию лучника. Так уж получилось, что Йоши начал одновременно изучать и искусство меча, и стрельбу из лука.

Из-за того, что в день фестиваля танец воинов Дракона отменили, у мальчишки появился ещё один год для того, чтобы научиться исполнять нужные движения и произвести впечатление на родных и всю деревню.

– Хорошо, что в сезон дождей тренировки отменяют. У нас наконец-то появилось свободное время. Не хочешь сходить завтра в пещеры? Слыхал, в них завелись огромные крысы, вот бы похлёбка получилась…

Хоть Оками и был волком, от супа из хвостатых грызунов даже его воротило. Иногда четвероногий не мог понять любовь своего хозяина к экзотическим блюдам…

Добравшись до дома Чон Хёка, в котором Нао продолжала исполнять обязанности доктора, Кендзи постучал в дверь. Почти сразу же раздался знакомый голосок:

– Войдите.

Пихнув дверь ногой, промокший до последней ниточки Кендзи вошёл внутрь, и на полу дома сразу образовалась лужица.

– Великий Дракон! Что с тобой не так?! – мгновенно вспылила Нао. – Только не говори, что ты ходил за травами в горы? У меня запасов на год вперёд…

– Материалы должны быть свежими… – затейливо произнёс Кендзи и стал выкладывать из бездомной торбы: арника, горечавка, кошачья мята – трав было очень много, все высочайшего качества. – Мы с Оками так проголодались…

– Мог бы просто сказать, что тебе нечего есть. Отомо снова лишил тебя пайка за неуспеваемость в учёбе?

– Ха-ха, ты видишь меня насквозь, Нао. Не люблю я сидеть за книгами, что тут поделать. История – это так скучно. Какая разница, кто был главой Клана Лотос в эпоху феодальных войн – Зимет или Корил?

– Разница в том, что ни тот, ни другой. Ты действительно безнадёжен. В прочем, у меня сейчас нет ничего съестного, можешь подождать до вечера? Обещаю приготовить что-нибудь особенное.

Кендзи и Оками горько переглянулись и с поникшими головами тихо согласились на такие условия: «Уж лучше вечером еда, чем голодная смерть».

– Мы зайдём ближе к ночи.

Попрощавшись с хозяйкой дома, два приятеля хотели было направиться в свою холостяцкую лачугу, но вдруг рядом с ними появилась ходячая гора.

– Прекрасный денёк, чтобы наклюкаться, Казан-доно! – поздоровался Кендзи с мастером Дзен.

– Пей всё, йик, ничего не проливай, йик! Кендзиии! Мой милый друг!

Выпивоха и женолюб, толстяк рекордных размеров – Казан. В деревне его практически никто не уважал, но и не порицали. На самом деле среди местных ходила поговорка: «Как свободу любит Дракон, так и Казан – выпивку». В некотором смысле этот мастер Дзен олицетворял собой идеалы Клана Дракон – непокорный, наглый, своевольный.

– Опять ходил к Нао-чан? Не забывай, что дети – это большая ответственность.

– Кх… – Кендзи поплохело. – Скорее горы окажутся на дне океана, чем у меня появятся дети. Остепениться – это не по мне!

– Молодец! Йик! Я всегда знал, что ты – моя родственная душа.

Однажды Казан даже попытался забрать Кендзи из-под опеки Отомо, но воин Дракона быстро раскусил мастера Дзен: толстяк знал, что боевые навыки найдёныша хороши, поэтому его можно не обучать, никто и не заметит, а деньги, которые мать-настоятельница выплачивает в качестве пособия, стали бы хорошим подспорьем в таверне.

– Слушай, Кендзи… Я хотел тебя поблагодарить, йик! Знаешь ли ты, что твоя дружба много для меня значит?

– Догадываюсь после того раза, когда пришлось подтвердить ваше алиби.

– Монахи сами виноваты! Приносить такое чудесное вино в жертву Дракону… Это же богохульство! Он великий и могучий, конечно же он не пьёт, йик! – Казан поставил на землю бочонок, который всегда носит с собой, и присел на него.

У мастера Дзен было очень слабое сердце. Когда-то Чон Хёк пророчил, что ему осталось не более десяти лет на этой бренной земле, однако год из года Казан, изводя себя до крайности жирной пищей, физическими нагрузками и алкоголем отрицал все законы медицины. Кто-то даже начал думать, что смерть не забирает толстяка из чувства юмора: ей интересно, насколько испорченным может стать человек.

– Я вижу, ты весь промок. У меня есть для тебя кое-какая ценная информация.

– Слушаю, но не очень внимательно, – ответил Кендзи.

– Зачем же так со стариком… Я же по-доброму. Знаешь, на окраине деревни есть закрытые горячие источники, которыми дозволено пользоваться только Аре и её гостям. Это духовные воды, в них тело регенерирует с невероятной скоростью! Говорят, глоток той воды может вернуть мужскую силу даже столетнему деду!!!

– Советую испить оттуда, вам как раз за сотню скоро, ведь так?

– Какой ты грубый… Я лишь хочу сказать, что Ара ушла в горы на неделю, чтобы изучить новую технику. Мы можем там искупаться! Сила ки пропитает твоё тело насквозь!

Посчитав предложение несколько интересным, Кендзи убрал с лица презрительную мину и изобразил заинтересованность.

– Если я искупаюсь там, то следы от техники зуба Дракона исчезнут?

– Ты про них забудешь!

Кендзи до сих пор беспокоили хронические боли из-за удара, который нанесла Сакура на состязании новичков. Судя по всему, в мышцах пресса остались участки мёртвых тканей, которые не могут восстановиться сами по себе. Мастер ки пытался призывать «Киоку» для их излечения, но это оказывало очень малый эффект.

– В таком случае я согласен. Куда идти?

– Зыыы, – Казан гадко улыбнулся. – Через три часа у Столового пика, место называется Кедровая купальня.

* * *

Раскат грома осветил мирно спящую Гуанчжоу. Тучи сгущались, но дождь по-прежнему лил по-летнему тёплый.

Несмотря на непогоду, Кендзи и Оками добрались до Столового пика – места, в котором обитает мастер Дзен Ара – великая лучница.

Чем ближе Кендзи подбирался к роскошному трёхэтажному зданию у подножия пика, тем отчётливее он ощущал присутствие ки – каждая травинка была пропитана духовной энергией.

Оками тоже поджимал хвост, щенку казалось, что эта история не закончится ничем хорошим.

– Всё в порядке, – подбодрил приятеля Кендзи. – Казан сказал, что в купальнях никого нет и быть не может. Ара-доно действительно уехала.

Лучница редко появлялась на публике, большую часть свободного времени она проводила в хижине на вершине Столового пика или отмокала в горячем источнике; некоторые жители Гуанчжоу даже называли её «мастером лени», однако все, кто хоть как-то был осведомлён о силе воительницы, знали, что она посвятила себя защите деревни, потому почти никогда не отлучается на задания за её пределами.

– Пришли.

Кендзи и Оками остановились прямо у постройки, на которой весела огромная расписная вывеска: «Кедровая купальня».

– Если верить тому, что я слышал об этом месте, оно принадлежит исключительно женщинам Гуанчжоу – чистые воды купальни пропитаны лаской и любовью. Вдобавок раньше здесь обучались гейши.

– Уууу… – заскулил волчонок.

– Не бойся, я склонен верить Казану… Святые духи, я же с ума сошёл! Но в любом случае нам не помешает немного расслабиться. Кстати, можем набрать воды про запас с собой, выгодно обменять…

Услышав про обмен, щенок радостно завилял хвостом. Товар значит деньги, деньги значат рынок, рынок значит вкусная еда!!! Удовлетворение простых мирских потребностей всегда приносит наибольшее удовольствие!

Дёрнув за закрытую дверь, Кендзи лишний раз убедился, что внутри никого нет.

– Не будем дожидаться толстяка, Оками, время играет против нас. Если главный вход неприступен, то попробуем забраться на крышу, часть горячих источников обязана находиться под открытым небом.

Пёс согласно кивнул мохнатой мордой.

– На всякий случай…

Кендзи сорвал с пояса промокшую печать ки и прикрепил её себе на грудь – из клочка бумаги вырвалась волна, поглотившая все звуки вокруг найдёныша.

Мастер ки выставил большой палец вверх.

Подпрыгнув, Кендзи ловко ухватился за выступ крыши над порогом и перемахнул наверх, затем он спустил верёвку с петлёй, в которую протиснулся Оками.

Помогая друг другу, товарищи поднимались всё выше и выше, не производя абсолютно никакого шума. Они не слышали ни барабанной дроби дождя, ни завывания ветра, ни скрипа черепицы под ногами.

Благодаря тому, что Кендзи и Оками понимали друг друга без слов, они эффективно координировали свои движения, и спустя всего лишь несколько минут оба оказались на самой высокой точке купален, откуда увидели горящие фонари, освещающие огороженный источник.

Фонари выглядели как большие камни, внутри которых, в стеклянном сосуде, сидели вечные светлячки, ярко сияющие в темноте. Эти ёкаи не имели разума и не нуждались в пище – их единственной целью в жизни было желание светить людям.

Сам источник имел форму боба – вогнутый посередине и расширенный по краям, в центре располагался столик на низеньких ножках, на котором стояла бутыль саке [1].

«Здесь действительно никого нет», – подумал Кендзи.

Хотя бы в этот раз Казан не ошибся и указал точные сведения, осталось лишь искупаться и набрать побольше воды…

«Интересно, а если сделать подкоп и положить трубу из железного бамбука с клапаном, смогу ли я постоянно подворовывать отсюда целебную воду?».

Идея родилась в голове у Кендзи, идея, которую бы владелица источника сочла преступлением, достойным смерти.

Махнув рукой, Кендзи развеял технику тишины и спрыгнул в источник, раздался громкий всплеск, следом упал Оками.

Грязные сапоги мастера ки моментально превратились в ухоженную обувь, а всё, что к ним прилипло, растворилось без следа.

– Ого, так эта вода ещё обладает и очищающими свойствами! Пожалуй, можно постирать здесь одежду, когда искупаемся. И тебя заодно, твой мех немного пованивает…

– Гав-гав!!!

– Но это правда! Ты должен благоухать, как розовый куст, иначе люди будут воротить нос от такой неухоженной собаки. С тобой перестанут играть дети, мы потеряем доход от пожертвований на твоё содержание!

Пожертвованиями Кендзи называл те крохи, что приносили дети, дабы задобрить Оками. Конечно, В Гуанчжоу было много собак, но объективно Оками являлся самым красивым и умным щенком в деревне. Как-то Кендзи даже предлагали неплохие деньги за зверя, но мастер ки не согласился, ибо малый постоянный доход всё-таки предпочтительнее разового большого.

Вдруг Кендзи заметил нежное чувство в своём животе, как будто кто-то ласкает его тёплыми руками изнутри. Мастер ки немедленно поднял рубаху и увидел, как шрамы от удара Сакуры затягиваются один за другим.

Вместе с грязью растворилась и усталость, в голове появилась приятная лёгкость.

– Как приятно… Оками, ты тоже это чувствуешь?

– …

Щенок вовсю получал удовольствие.

– Ещё бы отведать мясного рагу и напиться всласть медовухи… Интересно, есть ли у Казана неприкосновенный запас?

– Отведай-ка лучше это!

Голос, взорвавшийся за спиной Кендзи, предвещал только беду!

В свете вечных светлячков копьё сверкнуло и молниеносно преодолело расстояние до мастера ки, впрочем, тот не сильно озаботился нападением, Кендзи машинально воспользовался сёкатцу, и золотой песок отклонил оружие. Копьё врезалось в деревянную стену.

– А? – обернувшись, найдёныш почувствовал, как его вены наполняет истинный страх.

Под крышей, где располагался небольшой водопад для омовения, стояло три голых девушки и ребёнок, который кушал сочное яблоко.

Нао, Сакура и, собственно, хозяйка Кедровой купальни – Ара-доно.

Сглотнув подступивший к горлу ком, Кендзи широко улыбнулся, помахал им рукой и сказал первое, что пришло в голову:

– Сакура, ты всегда купаешься вместе с копьём? Хе-хе.

– Грязный извращенец!!! Йааааа!

– Умри, ничтожество. Техника черепной бомбы, хатакотсу!

Охваченный огнём человеческий череп материализовался в ладони Нао, и девочка-некромант метнула его во врага всех женщин.

Кендзи только и оставалось, что уйти под воду, однако взрывная волна настигла его и там, подбросив на несколько десятков метров в воздух. От взрыва подобной силы даже капли дождя поменяли своё направление, устремившись назад, к тучам.

Оками хотел незаметно скрыться, но и его настигла жестокая кара.

– Сабафчцка! – маленькая Минами схватила пса за хвост и обняла. – Какая мяффкая!

Тем временем Кендзи приземлился где-то на горе. Мастер ки ушиб всё, что можно было ушибить, вдобавок получив несколько трещин костей.

– Этот придурок! – полыхала Нао. – Его высечь за такое надо! Мало того, что он осквернил источник, загрязнил его, так ещё и залез сюда безо всякого стеснения и нагло пялился!!!

– Может он случайно… – неожиданно для Нао и Ары Сакура восприняла вторжение очень спокойно, а бросок копья скорее всего произошёл из-за сработавшего рефлекса.

Хозяйка Кедровой купальни вытерла лицо полотенцем. Она лишь надеялась, что Кендзи не станет болтать о случившемся, ведь Ара всей деревне объявила, будто бы уходит в горы для изучения новой техники, а на самом деле женщина хотела провести сезон дождей, не занимаясь делами Гуанчжоу. Проще говоря, она отлынивала от работы.

– После такого падения он ещё не скоро сможет стоять на ногах, продолжим отдыхать… – скромно произнесла лучница и вошла в горячую воду.

Следом за ней в источник прыгнули Нао и Сакура. К слову, последняя очень быстро покраснела: может из-за температуры, а может из-за того, что несколькими минутами ранее в этих водах купался Кендзи…

Буль-буль-буль.

* * *

– Йик! Ну как? Я же говорил – парень что надо! – пьяный мастер Казан наблюдал за происходящим с верхушки высокого дерева вместе с воином Дракона.

Отомо серьёзно призадумался. Весь этот спектакль Казан устроил, чтобы показать, насколько мальчишка-найдёныш хорош. Он прошёл через магические барьеры Кедровой купальни, будто их не существует, сделал всё тихо, да ещё и сумел избежать неожиданного удара в спину.

– Хочешь, чтобы я создал команду?

– В конце концов, йик, ты же не просто так их обучаешь. Эти трое станут великолепной командой. Они уже могут дать фору большинству наших отрядов.

Воин Дракона посмотрел на тёмные тучи, будто предчувствуя неладное, но аргументы Казана звучали как никогда убедительно.

– Хорошо. С завтрашнего дня я начну тренировать Йоши, Сакуру и Кендзи как единую команду.

____________

1. Саке – один из традиционных японских алкогольных напитков, получаемый путём сбраживания сусла на основе риса и пропаренного рисового солода.

Последний император Сэнгоку

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии