Повелитель Тайн

Размер шрифта:

Глава 412. Письмо

Как только Клейн подумал о возможной причастности к преступлению хозяина дьявольского пса, детектив сменил стратегию беседы и решил рассказать все о своей связи с Изенгардом Стэнтоном.

Кроме того, он не забыл упомянуть, что Изенгард собрал команду частных сыщиков, для расследования серийных убийств, а также напомнил о величине вознаграждения.

— На самом деле я лишь дал пару советов и поделился своим спорным мнением, и тем не менее, мой вклад был оценен как самый полезный, от чего я получил наибольшую часть того вознаграждения, — заключил Клейн.

Два офицера, что вели допрос, записывали все, что говорил подозреваемый. Один из них спросил, мог ли кто-то еще подтвердить последние сказанные Клейном слова. Последний дал им имена и адреса Стюарта, Касланы и других частных сыщиков.

— Очень хорошо, мистер Мориарти. Мы благодарны вам за активное содействие следствию, — закрыл блокнот полицейский. — Сколько по времени вы находились в доме Изенгарда Стэнтона? Я имею в виду, с того момента, как вы вошли внутрь дома и до того момента, как мы вас обнаружили.

Клейн на мгновение задумался, и не посоветовавшись со своим адвокатом, прямо ответил:

— Две или три минуты.

Другой полицейский изогнул бровь и сказал:

— Многие жители поблизости подтвердили, что вы вошли в дом потерпевшего около 14:10. Мы прибыли на место происшествие в 14:28. Иными словами, вы пробыли на месте преступления около восемнадцати минут, а не две или три! Что вы делали там на протяжении всего этого времени? Почему не сообщили о преступлении полиции?

Прошло восемнадцать минут? — Нахмурился Клейн.

По ощущениям Клейна он пробыл в дверях комнаты отдыха около минуты.

Может быть, это странное ощущение, когда за мной наблюдали, как-то сбило меня с толку? Неужели это была какая-то потусторонняя сила? Если за всем этим действительно стоял хозяин той псины, то он наверняка Потусторонний шестой или даже пятой последовательности… — размышлял Клейн.

Юрген, тем временем, наклонился вперед, готовясь обвинить полицейских, что те задавали наводящие вопросы.

Повод был, мягко говоря, не самый удачный, но он хотел поубавить темпы допроса и отсрочить невыгодный для его клиента вопрос.

— Но я сказал правду, — потер лоб подозреваемый. — По моим ощущениям прошло две или три минуты, с того момента, как я переступил порог того дома.

Сказав это, он подчеркнул:

— Повторюсь, по моим ощущениям.

Офицеры переглянулись, а затем записали слова допрашиваемого.

— В течении тех восемнадцати минут вернулся слуга. Он звонил в дверь, но ему так никто и не открыл. Поэтому он взглянул в эркерное окно и увидел на полу разрезанный труп и вас, стоявшего посреди места преступления. Тот слуга ужаснулся и ринулся прямиком в полицейский участок. Прохожие и соседские жильцы это подтвердили.

Клейн проигнорировал взгляд Юргена и повертев головой произнес:

— Я не слышал никакого звонка.

Офицеры вновь переглянулись и молча записали показания.

Они и дальше засыпали его вопросами, касавшиеся других деталей дела, а Клейн, освобожденный от чувства вины, честно отвечал.

В конце концов, прервав серию вопросов, он спросил полицейских:

— Вы нашли детектива Стэнтона? Я не видел в той комнате его тела. Скорее всего, он все еще жив…

Полицейский щелкнул ручкой и произнес:

— Это одна из вещей, которые мы бы и сами хотели узнать. В комнате отдыха были найдены следы борьбы, но окна в ней были закрыты и не открывались несколько дней, что характерно для осенне-зимних сезонов. Нападавший и мистер Стэнтон как-то покинули то место. Мы не нашли никаких следов ни в доме, ни в округе. Также, — словно опережая вопрос Клейна, офицер добавил, — никто из опрошенных не видел никакой погони или человека, что перетаскивал тело.

Может быть все произошло глухой ночью? Может быть нападавший прошел сквозь стену? — Клейн молча подкидывал догадки.

Да благословит Богиня детектива Изенгарда Стэнтона… — исполнил подозреваемый молебный жест.

По окончанию допроса Клейна поместили в небольшую камеру, а один из офицеров, что вел допрос, послал рядового служащего, дабы тот съездил с адвокатом на Минск-Стрит и забрал письмо, о котором говорил Клейн, в качестве вещественного доказательства.

Только к самому вечеру Клейну наконец удалось покинуть застенки полицейского участка. Залог составлял аж 50 фунтов.

— Это куда дороже, чем в прошлый раз. Среднестатистическому частному детективу было бы трудно собрать такую сумму за столь короткий промежуток времени, — пожаловался Клейн Юргену, выходя на свободу.

Адвокат все также сохранял характерное для него спокойное выражение лица.

— В прошлый раз, все было не так плохо. Сейчас же все улики указывают на вас.

Он остановил мимо проезжавший экипаж и повернувшись к Клейну произнес:

— Шерлок, я ваш адвокат. Перед тем как отвечать на вопросы полицейских, лучше советоваться со мной, даже если вы не видите в этом необходимости. Вам следует быть осмотрительным, даже если вы невиновны. Обычный человек легко может наговорить всякого, тем самым усугубив свое положение.

Но я уже привык самостоятельно выпутываться из таких историй… — вспомнил допрос Клейн и глухо рассмеялся.

— Да, я это учту.

Юрген, не говоря больше ни слова, сел в карету.

Клейн сел напротив него и задумался обо всей этой истории с Изенгардом Стэнтоном.

Его мозговой штурм вдруг прервал заурчавший живот.

Время ужина уже прошло… — выудив карманные часы и сверив время расстроился Клейн.

Он не хотел тратить время еще и на приготовление ужина, поэтому задумался о том, какой бы ему посетить ресторан.

— Я попросил бабушку приготовить ужин на три персоны, — подняв веки отозвался Юрген.

— Разве я смею вам навязываться? — Растерялся Клейн.

Спустя несколько секунд под гнетом взора каменного лица, детектив посмеявшись пожал плечами.

— Впрочем, разве я смогу устоять перед кулинарным гением миссис Дорис…

К тому времени, когда они вернулись на Минек-Стрит, над Районом Шервуд нависло темное небо, в котором ярче звезд и алой луны, были лишь уличные фонари.

Поужинав в доме Юргена и поиграв с котом, Клейн вернулся домой.

Он привычно порылся в почтовом ящике, выудил оттуда газету и открыл дверь.

Убрав трость, он понял, что что-то было не так.

Его провидческая интуиция кричала ему, что в доме был незнакомец!

Это полиция, приехавшая сюда забрать улики? — Настороженно огляделся Клейн и заметил, что на кофейном столике его ждало письмо.

Клейн ясно помнил, что в том месте должны были лежать только газеты!

Детектив осторожно вошел в свою гостиную, готовясь к нападению. Вокруг царила гнетущая тишина, которую нарушили лишь неспешный шаг детектива, что медленно двигался к кофейному столику.

Взглянув на письмо, Клейн первым делом надел пару черных перчаток, а уже только потом вскрыл конверт.

В конверте лежал тонкий лист бумаги. После того, как Клейн развернул его, бурые буквы отразились в его глазах, а слабый запах крови развеялся вокруг носа.

На листе бумаги были выведены запекшейся кровью слова:

«Вы все умрете!»

Это же… Это послание от хозяина той псины? Он мстит всем причастным к смерти своего питомца? Дело приняло нездоровый оборот… Может мне стоит сразу сообщить обо всем Ночным Ястребам или Уполномоченным Карателям? — Со сжатым в кулак сердцем подумал Клейн, но быстро отказался от этой затеи.

Он мог понять человека, жаждущего мести, ибо по приезду в Баклунд сам не прекращал поисков Ланевуса.

Клейн, сбитый с толку, еще раз огляделся вокруг.

Разве он не боится быть пойманным, оставляя такие письма? Может быть, действовать таким образом, его подталкивает метод действия?

Или он пошел в открытую конфронтацию, поскольку упустил Изенгарда Стэнтона?

В чем же причина?

Кроме того, когда я был в доме и стоял в оцепенении, он явно наблюдал за мной… Почему он не стал атаковать? Неужели опасался меня, обыкновенного частного сыщика?

Навряд-ли… Знает ли он, что я Потусторонний? Это уже возможно… Благодаря наваждению Мастер-ключа я наткнулся на его пса… Может быть, этот человек мог смотреть глазами своего зверя?

Может быть, пес как-то смог передать то, что видел, своему хозяину… Он смог меня разглядеть в ту ночь…

Я не стал сражаться с его верным помощником… Я убегал, крича о помощи… Не мог же он меня испугаться… Может быть, он беспокоился, что ко мне на помощь явился бы раненый Изенгард Стэнтон, что прятался где-то поблизости?

Интересно, нападавший знал, что я нелегальный Потусторонний? Может быть он думал, что я не стану обращаться за помощью в полицию…

Задаваясь вопросами, Клейн обошел весь свой дом.

Когда он открыл дверь спальни, его внимание сосредоточилось на еще одном письме.

Конверт лежал на столе, словно там ему было самое место.

«Ты следующий» — гласило кровавое послание.

Следующий… Как самоуверенно… — вздохнул Клейн.

Он поднял голову и взглянул в окно.

Где-то там впереди стояло несколько двухэтажных домов с горящим светом в окнах.

Блеклый свет фонарей падал на землю, где среди уличных теней завилась тьма, образовав собой черную фигуру во фраке.

Фигура подняла правую руку и словно целившись из револьвера, направила неразличимое оружие прямо на Клейна.

Затем силуэт согнул руку в локте, задул дуло и бесшумно растворился в ночной тьме.

Повелитель Тайн

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии