Правитель Вечной Ночи

Размер шрифта:

Том 8. Глава 217. Формирование изначального кристалла

— Существуют различные классы изначальных кристаллов?

— Разумеется. Как ты думаешь, у всех божественных воителей одинаковая боевая сила? — ответила вопросом на вопрос Тяньцин.

В ответе действительно не было необходимости. Божественные воители могли сильно отличаться в своих способностях, причем некоторые из них приобретали огромную силу, что полностью преображала их. Некоторые гении, например, либо пробуждали в себе, либо осваивали редкие и могущественные способности, что сразу возвышали их среди сверстников.

Чжао Цзюньду, например, может использовать свой Истинный Выстрел прямиком до царства небесного монарха, и в процессе роста эта техника будет становиться только сильнее.

Между тем, самые слабые божественные воители по своей сути Четвёртого Чжао ничуть не превосходили, за исключением, наверное, немного превосходящей скорости и силы. Даже Цянь Е мог бы сразиться с такими оппонентами, если бы пошел ва-банк.

Крайне слабые и крайне сильные эксперты были редки. Большинство находилось посередине, и у каждого имелись свои сильные стороны.

А вот таких людей, как Чжао Цзюньду, Чжан Боцянь и Линь Ситан, чьи таланты, тайные искусства и силы были одинаково велики, можно было по пальцам пересчитать.

— Изначальные кристаллы различают в соответствии со способностями божественного воителя. Их качество можно грубо поделить на обычное, среднее, высокое и высшее, — объяснила Тяньцин. Имперская классификация, возможно, и не охватывала все случаи, но зато давала возможный способ измерения.

Так называемый изначальный кристалл обычного класса мог усилить лишь определённый атрибут тела, да и то в не особо значимой степени. Средний класс мог улучшить два и более атрибута, таких как сила, выносливость, защита, скорость и т. д. Или породить какие-либо несвязанные друг с другом второстепенные способности. Высокий класс в значительной степени обновлял сразу несколько граней физического тела человека, либо даровал мощную способность наряду с несколькими более практичными. Высший же класс либо чрезвычайно сильно повышал характеристики тела, либо даровал могущественную силу.

Тяньцин указала на Куанлань, что была сосредоточена на преобразовании изначального кристалла:

— Например, если её кристалл сможет дать кому-то атрибут изначальной силы, подобный её собственному, то он будет граничить с высшим классом. Естественно, настоящий высший сорт будет способен преобразовать всю изначальную силу в организме в атрибут льда.

Ледяная изначальная сила Куанлань возникла из-за секретного искусства культивации, передаваемого только в семье Ли. Этот атрибут не только хорошо сочетался с таким оружием, как Объятие Холодной Луны, и рядом выдающихся искусств владения мечом, но и был весьма чист в своей природе. Исходя только из этого, можно было сказать, что её шансы вступить в царство божественного воителя были весьма высоки. Если созданный ею изначальный кристалл действительно сможет преобразовать чью-то обычную изначальную силу в ледяную, его сразу же причислят к высшим классам.

Собственный кристалл Цянь Е, дарованный ему по рождению, мог экспоненциально усилить жизненную силу организма. Естественные кристаллы на голову превосходили полученные в Колодце Созвездий, и потому, следуя стандартной классификации, его можно считать высшим.

В этот момент Жемчужина Грома перед Куанлань разлетелась вдребезги, и образовавшаяся в результате туманная дымка расширилась до площади размером с кулак. В её центре смутно виднелся маленький синий кристалл.

Основа изначального кристалла начала формироваться, но Куанлань всё сильнее потела, а её тело легко вздрагивало. Десятки звезд на дне колодца отреагировали, посылая в туман частички света и ускоряя рост. Тем не менее, Куанлань была явно не в состоянии продержаться, потому что ей нужно было ещё сохранить некоторую изначальную силу, чтобы суметь вернуться наверх.

Судя по тому, как проходил процесс, этот изначальный кристалл вот-вот будет разрушен.

В этот момент, несмотря на всю опасность, своенравная натура девушки взяла верх. Она была полна решимости довести дело до конца и отказывалась возвращаться, несмотря ни на что. Тяньцин обеспокоенно смотрела вниз, но не осмеливалась закричать, боясь потревожить Куанлань.

Бесчисленные кристаллические фрагменты собирались вместе в дыму, образуя ранний каркас изначального кристалла. Куанлань была вся в поту, бледная и дрожащая, но она стиснула зубы и отказалась сдаваться.

Изначальный кристалл обрел форму, девушка облегченно выдохнула, схватила его и полетела наверх. Только вот за пару метров до выхода силы в её организме закончились.

Вслед за постепенным падением тела упало и сердце девушки. Обычно такое расстояние можно было преодолеть одним прыжком, но сейчас оно казалось ей безгранично далеким.

В это время крепкая рука схватила её за талию и с огромной силой дернула вверх. Это чувство было очень знакомым, так как она часто полагалась на эту руку, чтобы выжить в холодные ночи.

Куанлань расслабилась всем сердцем, прильнув в объятия Цянь Е.

Последний, однако, в этот момент не был так расслаблен. Когда он влетел в Колодец Созвездия, ему показалось, будто несколько цепей вцепились в его тело и начали тянуть ко дну. Такое притяжение могло показаться слабым, но у юноши не было никакой опоры, отчего приходилось полагаться исключительно на полет. Добавить к этому ещё и необходимость нести Куанлань — напряжение заключалось не только в удвоении веса.

К счастью, Цянь Е обладал огромным запасом изначальной силы, и с силой сумел вытащить девушку

Как только двое приземлились, Тяньцин бросилась к ним и молча обняла. И хотя она ничего не сказала, ее действия говорили громче тысячи слов. Было ясно, что она крайне напугана.

Войдя в колодец лично, Цянь Е понял, что Тяньцин была бы не в силах спасти Куанлань. Не говоря уже об ослабленном состоянии девушки, Тяньцин не смогла бы спаси подругу, даже будь она на своём пике. Вынужденное спасение закончилось бы только одним путём: они обе упали бы на дно Колодца Созвездий.

Пространство внутри колодца отличалось тем, что изначальная сила внутри рассеивалась чрезвычайно быстро. Управлять каким-либо хоть сколько-то длинным оружием, таким как хлыст, при помощи изначальной силы в принципе не получится. Цянь Е ничего не оставалось, кроме как прыгнуть в колодец и вытащить Куанлань наверх самолично.

Девушка была несколько бледна — мгновение назад она уже думала, что упадёт в пустоту. Тяньцин не сказала ни слова и только крепче обняла их.

Цянь Е был единственным, кто оставался относительно спокоен. Он утешительно похлопал Тяньцин по плечу, говоря:

— Ладно, теперь все в порядке. Она вернулась, видишь? На самом деле это было несложно.

Тяньцин поняла, что только что потеряла самообладание. Она подняла глаза и пристально посмотрела на юношу, прежде чем отойти в сторону с Куанлань на буксире.

Девушки перешептывались, и Цянь Е не хотел подслушивать. Он лишь смотрел на Колодец Созвездий, вспоминая процесс конденсации изначальных кристаллов и свой личный опыт спуска вниз.

Девушки вернулись спустя несколько минут. Куанлань протянула руку, чтобы показать светло-голубой изначальный кристалл, окутанный облаком слабого тумана. Цянь Е почувствовал слабый холодок, исходящий от прекрасного изделия, когда приблизился к нему.

Однако он видел, что кристалл далек от совершенства. Туманное облако выглядело красиво, но это был знак того, что сила звёзд просачивалась из кристалла. Отток её намекал на то, что получившийся в итоге образец не обладал достаточным качеством, чтобы удерживать в себе большую силу.

Кристалл показывал ледяной атрибут. И хотя применивший его не ощутит огромного усиления, к среднему классу его можно отнести спокойно. Семья Цзинтан Ли производила Жемчужины Грома, чтобы повышать шансы людей на формирование изначальных кристаллов, и, разумеется, имела собственные достижения в этой области. Это действительно был неплохой результат для Куанлань, особенно для первого раза.

— Теперь моя очередь, — сказала Тяньцин.

Цянь Е пораженно запротестовал:

— Нет, твое тело всё ещё слабо, и после падения ты будешь в опасности. Ещё не поздно будет спуститься вниз, когда ты полностью поправишься.

— Я уже немало оправилась. Кроме того, я стащила у Старейшины Лу много хороших лекарств. Случайной горстки мне хватит на целый день. А ты внимательно наблюдай и обо мне не беспокойся. Мой метод полностью отличается от средств Куанлань, так что учись ему как следует. Нам придется положиться на тебя, чтобы произвести высококачественный кристалл и разбогатеть.

С этими словами Тяньцин положила в рот Жемчужину Грома и прыгнула в колодец.

Цянь Е покачал головой, но не остановил её. Тяньцин обычно выглядела живой и наивной, почти как фея, но у неё были свои взгляды на важные вопросы. Она определенно была более волевой, чем Куанлань, и, вероятно, не изменит своего решения.

Более ранняя фаза спуска Тяньцин была такой же, как и у Куанлань. Она падала прямиком вниз, пока не оказалась рядом с тем местом, где раньше затормозила подруга. В этот момент бесчисленные золотые пузыри разрослись вокруг её тела, образуя слои мягких матрасов, замедляющих падение. В мгновение ока Тяньцин замерла на месте. Её глаза были полузакрыты, а золотые пузырьки вокруг то появлялись, то исчезали.

Её метод отличался от метода Куанлань тем, что она держала Жемчужину Грома во рту и привлекала силу звёзд каждым своим вдохом.

В считанные мгновения зажглись несколько звезд, и пятнышки их света сошлись во рту девушки.

— Она использует свое дыхание, чтобы конденсировать силу звезд. Преимущество этого заключается в том, что процесс становится более естественным и не содержит искусственности. По сравнению с методом моей семьи, её метод с большей вероятностью конденсирует высококачественный кристалл. Плохая сторона их техники заключатся в том, что процесс крайне времязатратный, отчего требования к рангу изначальной силы заметно возрастают. Всё не так просто, как у способа моей семьи.

После небольшой паузы Куанлань продолжила:

— На нашем уровне техника семьи Ли, естественно, побеждает, и только у порога божественного воителя её способ встаёт с нашим на равных. Однако после… техника семьи Цзи получает полное преимущество.

В настоящее время Цянь Е также знал, что Тяньцин была потомком Направляющего Монарха. Не было ничего странного в том, что искусство, которому научил её Цзи Вэньтянь, превосходило наследие Цзинтан Ли. Это также ясно давало понять особые характеристики как обеих девушек, так и их семей. Клан Ли работал над тем, чтобы стать Великим Домом, и потому был больше сосредоточен на общей силе семьи в целом. Унаследованные тайные искусства предназначалось для людей со средним или высоким уровнем таланта. Основная цель же состояла также в том, чтобы перешагнуть через порог божественного воителя.

Между тем, Направляющий Монарх происходил из императорского клана. Он не собирался создавать свою собственную ветвь и был полностью сосредоточен на дальнейших продвижениях в царстве небесного монарха. По его мнению, так называемые гении должны были достичь царства божественного воителя, иначе они не стоили того, чтобы их воспитывать. Тут сразу становилось понятно, почему искусства, пригодные в основном до этого ранга, не особо у него ценились.

Что касается Домов Чжан и Чжао, то их кланы одновременно просвещали людей до и в царстве божественного воителя. У них также было немало искусств, способных довести до царства небесного монарха. Именно эти наследия и были столпом этих двух кланов на протяжении их тысячелетней истории. Единственное, чего им не хватало по сравнению с императорским кланом — это ресурсов, необходимых для продвижения после.

К этому моменту голос Куанлань стал совсем далеким. По-видимому, девушка считала такой исход весьма печальным.

Правитель Вечной Ночи

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии