Ранкер, который живет второй раз

Размер шрифта:

Глава 452 — Великая Война II

— Отец.

Дойл напряжённо смотрел на тех, кто вторгся в Лапуту. Кан с мрачным лицом стоял рядом.

Пять минут назад, пока они сражались с Элохимом, в воздухе появился портал, из него начали выходить Игроки. Защитная магия Лапуты активировалась, чтобы прогнать нарушителей, но поскольку замок восстановился не полностью, барьеры оказались слабыми.

Более того, нарушители оказались епископами Армии Дьявола, так что остановить их было трудно. Дойл и Кан знали их командира в лицо. Черный Череп, отец Дойла и третий епископ Армии Дьявола. Когда Главный епископ сказал, что ему нужен сосуд для Небесного Демона, Черный Череп охотно отдал ему сына.

— Давно не виделись, сын.

Виктория стояла за ними и наблюдала за нежелательным воссоединением отца и сына. Чуть шевеля губами, она перемещала магическую силу, чтобы иметь возможность прибегнуть к ней в любой момент.

— Нет. Не сейчас. Подожди, Виктория, — остановил её Кан через Открытую речь.

Виктория повернулась к нему. Кан еле заметно покачал головой, чтобы она не вмешивалась. Она смутилась.

И тут Чёрный Череп печально крикнул Дойлу:

— Ты не просто отверг возможность стать новой персонификацией великого Небесного Демона, ты изменник! Знаешь ли ты, что, когда я услышал об этом, моё сердце было разбито?

Чёрный Череп узнал, что Дойл разорвал канал связи с Небесным Демоном и соединился с Ён У. Но Дойл только хмурился, словно лицо отца вызывало у него отвращение.

— Не смеши меня. Если ты когда-то и любил меня, я давно знаю, это в прошлом.

Чёрный Череп печально посмотрел на ощетинившегося сына и вздохнул, прикусив нижнюю губу.

Кан, лучше всех знавший, что может происходить между отцом и сыном, сжал кулак. Как и Виктория, он был готов взяться за оружие и вытащить Кровавый Меч, но часть его испытывала смешанные чувства. Он вспомнил о собственном отце, Айвэне, которого Ён У заключил в своей тени.

— Если он тебе нужен, дай мне знать. Я в любой момент выпущу его.

— Ему… там больно?

— Внутри время течёт по-другому, так что тебе не ст о ит беспокоиться. Сейчас он в коме и даже не знает, что находится в ловушке.

— Потом… Я увижусь с ним, когда всё закончится.

Железный Лев Айвэн и Черный Череп – сколько горя принесли их алчные отцы? Детские травмы Кана и Дойла то и дело возвращались, чтобы мучить ребят. Сколько бы они ни пытались избавиться от своих чувств, это было непросто.

Кан сказал, он встретится с Айвэном, когда всё закончится, но часть его сомневалась, что он сможет смотреть в лицо отцу, притворяясь, будто ничего не случилось. Он хотел бы вечно избегать этого. И прекрасно представлял, насколько потрясла Дойла неожиданная встреча с отцом.

Психологически Дойл был устойчивее, но теперь, когда Кан рядом, и Ён У его поддерживает, насколько мог судить Кан, Дойл, скорее всего, внутренне содрогается, хотя держится хорошо. Кан помнил о затаенной ярости Дойла.

«Если что-то случится, мы нападём».

Кан чувствовал, как сотрясается энергия Ён У, и потихоньку начал продвигаться к нему. Теперь, когда Элохим пал, очевидно, кто их следующий противник.

 

***

 

— Ха-ха! Пять минут до ада. Это вообще не нормально, — хохотнул Бог Луков Чан Вэй, глядя на огненную бурю в небе.

Он никогда не видел такого хаоса. Тени пытались поглотить выживших, а битва между сверхъестественными существами, которые редко появлялись в Башне, была в самом разгаре. Костяной дракон выпускал своё проклятое дыхание в самом причудливом проявлении, армии богов и демонов стремились повергнуть друг друга. Чан Вэй осознал, что ему никогда не уйти с поля боя, ни на Земле, ни в Башне.

«Где бы ни оказался капитан, там всегда начинается война!»

Узнав, что Артия перенесла свой клановый дом и официально развязала войну с Элохим и Армией Дьявола, Чан Вэй понял, это его шанс. Он пытался скрыться от Однорогого племени, а лучшего момента, чтобы заявить о себе снова, кроме как в разгар войны, не будет.

Ён У долго дурачил всю Башню, скрываясь под именем Алчного Дьявола, точно так же Чан Вэй дурачил Ён У, называясь Богом Луков, а теперь пора раскрыть свою истинную личность.

Какое лицо у него будет?

На земле капитан всегда держался бесстрастно, поэтому получил кодовое имя «Каин», в честь первого библейского убийцы. Когда он планировал и проводил атаки в их многонациональном отряде, в этом холодном человеке не оставалось ничего человеческого. Он не плакал, даже когда его девушка, сестра Чан Вэя, умерла. Чан Вэй жаждал узнать изменится ледяное выражение его лица или останется прежним.

Он расчехлил Солнечный Лук и взял в правую руку.

Свистнуло.

Чан Вэй высвободил священную силу Хоу И, единственного, кто протянул ему руку, когда он впервые вошел в Башню, ещё ничего не зная. Священная сила тайно двигалась к энергии Ён У, так что обнаружить Чан Вэя никто не мог.

 

***

 

[00:00:57_35]

Обратный отсчёт продолжался. Ён У решил избавиться от следов Ползучего Хаоса, оставшихся в Бэйлаке.

— Умри! — пронзительно закричал Бэйлак с окровавленным лицом, разбитым о землю.

Он был алхимиком и редко участвовал в ожесточённых боях. Боль повергла его в шок. Ползучий Хаос уже собирался благословить его, чтобы он мог продолжить свою легенду, так что нельзя позволить жалкому смертному унизить его, тем более тому, кто должен стать одним из ресурсов.

Из тела Бэйлака с хлёстким звуком вырвались многочисленные щупальца.

Ён У захлопал Небесными Крыльями и отлетел, натянув цепь, чтобы обрубить щупальца. Клинок Вигрида полоснул по ним, словно подрез а л ветки. Но по их покровам стекала сила, а на отсеченных частях отрастали еще более прочные и толстые щупальца. Отрубленные фрагменты вонзались в землю и выпускали новые.

Ён У высвободил тени и души, чтобы построить стену душ и не дать дотянуться до него.

— Ты! Даже если ты выживешь, я заставлю тебя пожалеть об этом!

Бэйлак посчитал, что Ён У к нему больше не подобраться, и взревел, поднимаясь. Его разбитое лицо исцелялось благодаря невероятным регенеративным способностям, но исцелить свою раненую гордость он не мог. Он хотел схватить Ён У и живьём протащить через ад. Из его тела прыснуло в три раза больше щупалец, они заслонили небо.

[Разница во времени]

Ён У понял, что щупальца пытаются схватить его, и быстро изучил их слабости.

[Драконьи глаза]

[Огненно-золотые глаза]

[Чёрная Губитара – Взгляд Мертвеца]

Он нашёл корень щупалец и скопление уязвимых мест – правое плечо Бэйлака.

«Контур».

[Тропа Ветра – Буря]

Послышался грохот.

Если путь есть, нужно действовать. Когда ноги Ён У коснулись земли, поднялся ветер и начал толкать его вперёд. Щупальца Бэйлака ринулись вниз, чтобы схватить его, но не смогли. Вокруг одних щупалец обвились цепи, связывая их между собой, другие были вынуждены изменить направление.

Ён У соединил Восемь Тайных Навыков и Меч Восьми Триграмм, чтобы изучить Безупречный удар, став таким образом архатом, не зависящим от оружия. Более перспективные методы подходили ему больше.

— Х-хап!

Когда Ён У внезапно появился рядом, Бэйлак устоял. Он выстрелил кислотой, способной расплавить большинство артефактов, но Вигрид легко отвёл ее и с чавканьем вонзился в правое плечо Бэйлака. Испытав ужасную боль, словно ему отрубили руку, Бэйлак услышал, как клинок вонзился в его контур.

«Нет».

Он хотел закричать. Хотя от такого удара его священная сила не пострадала бы, ее высасывало.

[Вималаситра удовлетворенно наблюдает за схваткой.]

[Черная Губитара – Кровавый Цветок]

Кровавые Цветы, распустившиеся на плече Бэйлака, с пугающей скоростью высасывали священную силу Ползучего Хаоса – очевидно, на что уходила похищенная сила. По Кровавым Цветам побежало черное пламя, сжигая её.

У Бэйлака не осталось сил не то что сопротивляться, но даже кричать. Цепи уже ползли по плечу и рукам.

— Ох!

Цепи поднялись по рукам Бэйлака, словно змеи, и опутали его целиком. Потом с щелчком натянулись и начали душить. Тело Бэйлака взлетело в небо, сопровождаемое звоном цепей. Его как будто подвесили на дыбу. Он пытался ослабить цепи, но в теле не осталось сил. Магический контур связывал Бэйлака с Ползучим Хаосом, но теперь, когда контур разрушен, он больше не мог контролировать священную силу, и та начала вытекать.

Он не мог дышать, что бы ни делал, перед глазами белело. В голове осталось лишь страстное желание жить. Однако Ён У, чтобы не упустить его, лишь сильнее затягивал цепи, тянул вниз, сжимая в правой руке Вигрид. Потом начал отсекать Бэйлаку оставшиеся конечности и щупальца. Обожжённые щупальца извивались, пытаясь излечиться, но пламя проникало внутрь, выжигая остатки священной силы.

— Ох-х-х!..

Бэйлак открывал и закрывал от боли рот: боли от удушения, от ожогов, от отрубленных конечностей, от того, что взрывается его священная сила, и от яда, разъедающего тело. Он как будто испытывал всю существующую физическую боль. И сколько бы он ни пытался взять свои ощущения под контроль, Ён У каждый раз заставлял его испытывать новую боль.

Изучая с Королём Му Мугонг, Ён У изучил строение тела, акупунктуру и пульс. Он точно знал, как заставить Бэйлака страдать.

От Бэйлака осталась лишь голова и раздавленное туловище. Щупальца, пытавшиеся поглотить Элохим, сошли, словно старая шкура, больше не в состоянии выполнять свои функции. Однако они не прекращали двигаться – в них ещё оставалась священная сила. Бэйлак не мог умереть, даже если бы захотел. Бессмертие, которое он считал благословением, превратилось в проклятие.

— О-о… просто… убей… меня! — взмолился Бэйлак.

Но Ён У лишь холодно усмехнулся.

— Ты кричишь даже от такого? Ничтожество. О смерти и не мечтай, если только не выложишь всю информацию и знания, что у тебя есть. Но потом ты станешь объектом для экспериментов. В башне тяжело найти тела, захваченные богами иного мира. Я хочу опробовать кое-что на тебе.

Брахам и Ву будут просто счастливы. У Брахама появится тело, с которого можно собрать драгоценные материалы для алхимии, а у Ву – душа, знания которой можно добавить к своим собственным.

Бэйлак так легко не умрёт, а Ён У хотел, чтобы тот страдал вечно, даже после смерти. Пусть он утратит свою личность, Ён У сможет воскресить его снова.

— И не говори, что ты устал. Усталость Чон У была гораздо сильнее твоей.

Бэйлак страдал только от физической боли, а Чон У пришлось смотреть, как уходят его товарищи и терпеть душевную боль от предательства.

— Ты… разве это возможно?

Бэйлак вытаращил глаза, как будто услышал нечто неожиданное. Тогда тени у его ног вытянулись и поглотили его. Он временно будет заперт во тьме живым, тьма высосет его рассудок.

[00:00:09_59]

Полуразрушенный магический контур, ещё излучающий зловещую энергию, – всё, что осталось на месте Бэйлака. Ён У с мрачным видом протянул к нему руку.

Элохим, титаны, гиганты, Бэйлак и Мать Земля были головной болью, снаружи продолжалась битва, но на самом деле они лишь пешки, которыми управляет Ползучий Хаос. Нужно выяснить, что он такое.

Когда рука Ён У коснулась магического контура, ему показалось, мир замер. Это в корне отличалось от Разницы во времени, которая не останавливала время, а лишь ускоряла сознание Ён У. На этот раз мир действительно замер, включая обратный отсчёт, остановившийся на девяти секундах и пятидесяти девяти миллисекундах.

Активировалась всемогущая территория.

Казалось, мир потемнел, словно на него плеснули чернил. Тьма, совсем не похожая на привычную ему, окутала Ён У.

Перед глазами колыхалось великое существо. Оно открыло глаза и уставилось на него.

Кто. Ты.

Ранкер, который живет второй раз

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии