Глава 131. Пересечение.

Опция "Закладки" ()

Требования, для того чтобы стать Королем Демонов, можно было разделить на три части.

Во-первых – высокие достижения. Они были основой всего. Чем выше уровень заслуг, тем сильнее была поддержка со стороны Дворца Короля Демонов, и претенденту становилось доступным большее количество вещей. Также заслуги были основой соревновательного процесса между детьми Короля Демонов. Поэтому, независимо от того, насколько они были лучше в других аспектах, по уровню заслуг мог отставать кто угодно.

Во-вторых – сила. Сила Короля Демонов была столь же важна в Мире Демонов, как и достижения. Даже Департамент Заслуг выдавал задания, основываясь на силе того или иного потомка. Если сила не достигла определенного уровня, то такому претенденту на трон был доступен лишь небольшой спектр миссий. Более того, и это было вполне естественно, ребенок не мог стать Королем Демонов, не будучи в первую очередь достаточно сильным. Недаром говорилось: Королем Демонов станет сильнейший из детей.

В-третьих – социальные связи. Важно было подружиться с ключевыми фигурами Дворца Короля Демонов, такими как капитаны, а также заручиться добрыми отношениями с внешними силами и обеспечить себе наличие компетентных подчиненных. Связи были столь же необходимы, как собственная сила и заслуги. Хорошая репутация всегда предоставляла множество преимуществ.

Было множество случаев, когда кто-то со стороны заранее предоставлял жизненно-важную информацию. Конечно, в зависимости от типа репутации, можно было заиметь больше врагов, чем союзников.

Причина, по которой социальные связи были крайне важны, основывалась на идеале сильных Мира Демонов. Даже если претендент на трон был крайне силен, народ не стал бы доверять наследнику, чья власть не простиралась выше определенного уровня.

Сила, высокий уровень заслуг, репутация и хорошие взаимоотношения с другими людьми во Дворце Короля Демонов и за его стенами…

Вот что нужно было для того, чтобы стать Королем.

***

– Принц. Принц, вставай. Уже утро. Солнце давно встало.

Грубая рука потрясла его за плечо.

Как и ожидалось, открыв глаза, Ингун увидел лицо Каррака. Орк помог сонному Шутре приподняться и вручил ему чашку с зеленой жидкостью.

– Давай, выпей это. Это средство от похмелья.

У Ингуна не было сил сопротивляться, а потому он выпил то, что оказалось поистине ужасным на вкус. Тем не менее, напиток произвел должный эффект и его разум прояснился.

Каррак ухмыльнулся и протянул ему чашку с водой. Чистая, холодная вода была просто великолепна.

– Каррак, а ты выглядишь бодро, – прочистив сознание, заговорил Ингун, прижимая руку к виску. Орк снова ухмыльнулся и постучал себя по груди.

– Хо-хо, это тело давно пропито. Я продолжал отмечать нашу победу даже после того, как Принц уснул, и как видишь – я в порядке.

Из-за зелёного цвета кожи орка, Ингун затруднялся определить, действительно ли тому похмелье нипочем, а потому решил просто кивнуть.

– Да, молодец, молодец.

«Что значит пропито? Он что, был алкоголиком?»

Поняв, что от подобных мыслей голова начинает болеть лишь сильнее, Ингун снова закрыл глаза. Но орк не позволил ему расслабиться и опять потряс за плечо.

– Принц, я ждал до самого последнего момента и не будил тебя. Но до собрания осталось совсем немного.

Они добились большой победы в битве с варварами, но это был еще не конец. Так же, как и в случае с подавлением мятежа племени Красной Молнии, им еще предстояла работа. Им нужно было восстанавливать брошенные базы, а также отбить четвертый гарнизон, в котором всё ещё могли быть варвары.

Ответственным за эту миссию был Ингун, так что обязанности по зачистке ложились на него. Он не мог разлечься на диване в своей палатке и наблюдать за всем издалека.

– Давай, вставай. Времени действительно немного. И тебе нужно хорошо позавтракать.

– Не думаю… Найатра?

Прежде, чем кто-либо вошел, Ингун поднял голову. На мини-карте, которую он по привычке открыл, внезапно появилась Найатра.

Как и сказал Ингун, в палатку вошла девушка-суккуб, держа перед собой большой поднос с едой.

– Ваше Высочество, завтрак подан, – интеллигентно сказала Найатра, не опуская глаз.

Девушка поставила поднос и добавила:

– Завтрак – это начало дня. Вам надо поесть. Будет просто глупо, если Вы этого не сделаете.

В этих словах читалось чувство привязанности, которое нельзя было скрыть за спокойным тоном. И это было приятно, хоть и воспринималось слегка неловко. Она делала это, чтобы завоевать расположение Шутры?

Ингун внимательно посмотрел на девушку, а затем перевел взгляд на поднос, со стороны которого доносился запах горячего супа и свежевыпеченного хлеба. Некоторые из блюд были действительно горячими, словно их только что приготовили.

– Воу, всё домашнее?

Каррак с восхищением посмотрел на поднос. Однако Найатра тут же протянула руку, чтобы остановить орка, и произнесла:

– Это завтрак Его Высочества. Отойдите. Ещё раз повторяю, это еда Его Высочества.

Каррак вздрогнул от столь холодного голоса, и на его лице появилось чувство смущения.

Наблюдая за происходящим, Ингун оценивающе смотрел на Найатру. Эта девушка вела себя с Карраком крайне прохладно. И это было что-то новенькое.

– Благодарю, обещаю, что хорошо поем.

Ингун улыбнулся и принялся завтракать, а Найатра улыбнулась в ответ, уже без малейших следов холода.

Глядя на то, как оба человека улыбаются друг другу, Каррак почувствовал себя раненным.

Прошло какое-то время.

После быстрого завтрака, с помощью Каррака и Найатры Ингун оделся. Затем он направился к палатке, где и должно было состояться собрание. Найатра хотела было пойти с ним, но главным помощником Ингуна всё-таки был Каррак.

«Найатра всегда была со мной в Саге о Рыцарях».

Она была его советником и эскортным рыцарем.

– Принц, что это за взгляд?

– Ничего такого. Я просто думал о возможной корректировке персонала.

Глаза Каррака спрашивали, что это значит, но Ингун просто рассмеялся. Он не собирался менять своего помощника, но дразнить орка было довольно весело.

Похлопав его по плечу, Шутра ускорил шаг.

Фелиция и Кейтлин вместе с Делией и Сейрой уже ждали его в палатке.

То, что сразу бросилось в глаза Ингуну, – так это состояние эльфийки.

– Шутра… Нуна хочет умереть… Поделите наследство нуны пополам с Сильваном… – умирающим голосом проговорила Фелиция, лежа на большом диване. Вчера она так много выпила, что теперь страдала от невыносимого похмелья.

Ингун сел рядом с Фелицией и использовал магическое заклинание.

– Восстановление.

Это была мощная магия из разряда восстановительной. Было немного странно использовать её для лечения похмелья, но эффект всё же был на лицо.

– О-о, кажется, я поживу ещё немного, – простонала Фелиция и приподнялась. Цвет её лица всё ещё был плохим, но теперь она выглядела уже лучше, чем прежде.

– А почему ты сама себя не подлечила?

– Я не могу использовать магию, потому что у меня слишком болит голова.

Фелиция нахмурилась и выпила стакан холодной воды, стоявший на столе. Ингун повернулся к Кейтлин.

– А ты, нуна? Всё хорошо?

– Да, я в порядке.

Кейтлин ушла спать сразу по окончании сражения.

Она мягко улыбнулась и затем задала вопрос, слегка наклонив при этом голову:

 

– Кстати, Шутра, а что вчера случилось? Твоя Аура внезапно окрепла. Мне показалось, что у тебя появилось еще одно сердце Ауры.

Кейтлин была подключена к Ингуну благодаря своему Звездному Ядру. А поскольку в битве с королем варваров Ингун управлял всеми пятью ядрами, у Кейтлин попросту не было другого выбора, кроме как заметить эти изменения.

Прежде чем ответить, Ингун обвел взглядом всех, кто находился внутри палатки.

Сейра с любопытством стояла позади Кейтлин, в то время как Делия и Фелиция не проявляли такого большого любопытства, поскольку в вопросах Ауры они были слегка не сведущи. За Ингуном стоял Каррак. Как всегда говорила Фелиция, подчиненный должен быть одним целым со своим хозяином. А потому он вполне мог раскрыть эту маленькую тайну всем шести людям, присутствующим в палатке.

Ингун глубоко вздохнул и спокойно произнес:

– Я расскажу, но только вам. Пожалуйста, держите это в тайне.

Любопытство на их лицах усилилось. Ингун улыбнулся и объяснил им что произошло.

– Шутра, это же здорово!

Глаза Кейтлин сияли. Давно он не слышал от неё никаких комплиментов.

Но восхищена была не только Кейтлин. Фелиция тоже привстала и воскликнула:

– Точно, это просто прекрасно! Нет, это потрясающе!

– Правильно, мой господин великий и удивительный.

За Шутрой появилась Зеленый Ветер и обняла его. Люди в палатке подобному совершенно не удивились, поскольку эту сцену видели с завидной периодичностью.

Тот факт, что Ингун получил энергию сердца дракона Бдящей Айнкель на Полях Энгера, был известен всем. Однако на этом он не остановился, и теперь у него появилось своё собственное сердце дракона.

Ингун пояснил, что, возможно, так произошло из-за какой-то особенности самой Бдящей Айнкель, но его товарищи всё равно не могли им не восхищаться.

– Вот значит, почему твоя Аура вдруг стала сильнее. Именно поэтому я почувствовала, что от Шутры исходит нечто похожее на Байкала. Шутра просто потрясающий, – с широкой улыбкой объявила Кейтлин.

Кейтлин невинно выражала своё восхищение.

Но вот Фелиция вместо того, чтобы отвечать как обычно, глядя на своих брата и сестру, очень серьезно произнесла:

– О, мои боги. Если Аура стала сильнее – это не повод для улыбок. Да, это действительно здорово. Но ты знаешь, что значит иметь сердце дракона?

– Что? Принц сам станет большим драконом? А на его теле появятся чешуйки? Или, может, у него вырастет хвост?

После того, как Каррак озвучил свои опасения, глаза Кейтлин округлились, и ее взгляд упал на бедра Шутры. Ингун тоже невольно посмотрел вниз.

Но Фелиция твердо покачала головой.

– Да нет же, что за глупости? Зачем ему чешуя или хвост? Хотя рога или крылья были бы весьма кстати!

Похихикав, Фелиция закрыла лицо обеими руками и посетовала:

– Боже, ну почему я единственный маг здесь? Ну, почему?

– Принцесса, успокойся и объясни, пожалуйста, всё по порядку, – послышался голос Делии. Это сработало, и Фелиция продолжила говорить уже несколько успокоившимся голосом:

– Сердце дракона – это сама сила дракона. Его можно было бы назвать сущностью дракона. Сердце дракона содержит отличительную силу дракона.

– Значит, Шутра сможет использовать дыхание дракона? – спросила Кейтлин, услышав про «силу дракона».

Каррак выпучил глаза и спросил:

– Принц, ты сможешь извергать изо рта пламя?

Взгляды собравшихся тут же устремились ко рту Шутры и тот, сам того не осознавая, невольно представил, как дышит огнем на своих врагов.

Фелиция отрицательно покачала головой.

– Нет, нет. Ничего подобного! Кое-что поважнее и посерьезнее! Знаешь что, Шутра? – спросила Фелиция, повернувшись к Ингуну.

Ингун зарылся в свои воспоминания о Саге о Рыцарях. Он пытался вспомнить, что видел в игре и читал в книгах о старейших драконах.

Что он мог сделать с сердцем дракона? Что было доступно лишь драконам?

Ответ пришел сам по себе и Ингун бессознательно ответил:

– Магия драконов.

Уникальная магия, которую могли использовать только драконы.

– Да, всё верно! У Шутры есть сердце дракона, а потому он может использовать магию драконов! – воскликнула Фелиция с оживившимся лицом.

Однако все остальные всё ещё непонимающе смотрели на Шутру и Фелицию. Кейтлин и Делия знали о магии, но лишь поверхностно.

Руку решился поднять Каррак, самый невежественный в магии среди всех, кто был сейчас в палатке:

– Принцесса, а кто может научить магии дракона? Разве не сам дракон?

– Ну, наверное…

Магия драконов была малоизвестной. Даже Фелиция знала о ней только то, что она была крайне мощной, и её мог использовать только дракон.

Услышав куда менее уверенный ответ Фелиции, глаза Каррака прищурились и он спросил:

– Принцесса, ты знаешь какого-нибудь дракона?

– Нет.

– И я нет, – вторила ей Кейтлин, и Фелиция успокоилась.

Шутре открылась возможность изучения магии драконов, но вот её источника попросту не существовало.

– Давайте просто успокоимся. Нам достаточно знать, что такая возможность есть. А потом мы можем спросить Меча Герцога или Амиту.

Эти двое наверняка больше знают о старейших драконах.

«А ещё…».

Ингун вспомнил кое-кого, кто знал о магии драконов. Но сейчас посетить это место он не мог.

Когда диалог вернулся в спокойное русло, в палатку вошел Вандал, и группа занялась обсуждением своих дальнейших планов.

***

Хоть зима в Эвиане и была круглый год, но даже здесь времена года делились на холодные и теплые. Прямо сейчас наступал сезон настоящих холодов.

Как только собрание закончилось, группа поспешно собрала свои войска. Им предстояло заново занять пятую, шестую и седьмую базы, а также изгнать оставшихся варваров с четвертой.

Поскольку оснований для личного посещения пятой, шестой и седьмой баз у Ингуна не было, он вынул все запасы из своего инвентаря и передал их войскам каждой базы. Благодаря этому скорость движения замедлилась, но эта проблема была неизбежной.

А затем наступила ночь, и Ингун достал Подушку Осознанных Сновидений.

«Что ж, пора начинать».

Ингун глубоко вздохнул и положил голову на волшебную подушку.

Заснул он мгновенно. А через некоторое время в его ушах раздался громкий голос, и открыл он глаза уже в своем сне.

Оставить комментарий