Глава 135. Поток.

Опция "Закладки" ()

Люди были слабыми.

Глядя на них, даже невооруженным взглядом можно было выявить великое множество недостатков.

Гандхарвы и эльфы были красивыми созданиями и обладали долголетием. Суры и дракониды были могучими воинами, а огры обладали сверхчеловеческой силой. Что касается оборотней и орков – им не было равных в стойкости.

У людей же ничего этого не было.

У них не было долголетия, которым были награждены некоторые расы Мира Демонов. Их тела были хрупкими, и как бы они ни пытались стать сильнее, человек никогда не смог бы тягаться с огром. Люди не имели достаточно сил, чтобы смотреть прямо в глаза даже обычному орку, не говоря уже об оборотне.

Однако над половиной этого мира доминировали именно люди. Также человеческая раса считалась самой многочисленной среди всех других.

Они были умнее орков и огров, сильнее эльфов и обладали великолепной способностью к размножению, превосходящей гандхарв и сур.

И это было еще не все.

Люди обладали великолепным потенциалом, и временами в Мире Людей могли родиться особые таланты.

Те, кто выходили за рамки человеческих ограничений…

Подобный человек мог воссиять среди тысяч подобных ему людей. Вершина человеческого рода – человек, который был ближе к богу, чем кто-либо другой.

Щит и меч человечества…

Тот, кого люди называли героем.

***

С тех пор как Ингун отвоевал четвертую базу, прошло пять дней.

Гарнизон, частично разрушенный варварами, нуждался в реконструкции, а потому этим они и занялись. Задача состояла в том, чтобы восстановить разрушенные стены и установить новые ворота.

Материалы и припасы, которые поступали из Такара, складывались внутри базы. Скоро должна была наступить настоящая эвианская зима, а потому им надо было спешить. Если замешкаться, то можно было не успеть закончить реконструкцию ворот.

Однако они никак не могли сконцентрироваться на строительных работах. Вандал ежедневно выводил войска для патрулирования границы. Трудно было представить, что варвары, потерявшие более 10,000 солдат и своего короля, вновь пересекут границу, но определенная вероятность всё-таки существовала. Для этого в здешних землях и было так много баз и наемных солдат.

Капаранг и Алита усердно трудились, а вот Ингуну заняться было нечем, поскольку патрулирование взял на себя Вандал. Однако, сложа руки, он тоже не сидел. Он каждый день спарринговался с Кейтлин, а также упорно работал над изучением магии вместе с Фелицией. Ингун посчитал, что настало самое время стать настоящим воином-магом.

– Я думаю, не стоит об этом сильно распространяться, особенно Принцу Сильвану. Молчание – золото.

Услышав искренний совет Каррака, Ингун кивнул и решил оставить слова «воин-маг» при себе.

Прошло ещё два дня. Амита закончил броню для Делии, и на четвертой базе вновь появились целые ворота. Благодаря патрулированию Вандал смог найти скрывавшихся варваров, а потому был доволен.

Найатра тоже кое-чего добилась.

– Результаты допроса готовы.

Найатра целую неделю допрашивала воинов-варваров. Хоть король варваров и потерпел поражение, Ингуну еще многое нужно было узнать.

В частности, Ингун считал, что особого внимания заслуживает вопрос трансформации Каратуса. Как ему удалось объединить варваров без Золотого Шлема Короля Драконов? Кроме того, с каких это пор он мог использовать силу Войны?

Рядовые варвары этого не знали. Они не понимали картину целиком. Тем не менее, был один человек, который вполне мог что-нибудь об этом слышать.

Паратус, брат короля варваров.

Во время битвы при Такаре Ингун не мог лично пленить Паратуса. Этот варвар был чересчур силен, а Ингун был измотан битвой с королем.

Тем не менее, Ингун был не единственным бойцом на поле боя. Король варваров умер, и войска Вандала не упустили Паратуса из своих цепких рук.

После пленения Паратус не единожды попытался сбежать и покончить жизнь самоубийством, а когда им занялась Найатра – то сидел, даже не раскрывая рта. Ингун не знал, что сделала Найатра, но каким-то образом ей всё-таки удалось его разговорить.

«Каковы же её методы допроса?»

Он не мог себе представить, чтобы Найатра использовала какие-нибудь жестокие пытки. Возможно, у суккубов была какая-то своя особая магия?

– Ваше Высочество? – обратилась к Ингуну, стоявшая прямо перед ним Найатра. Ингун вздрогнул от удивления и махнул рукой.

– Всё нормально. Паратус в тюрьме?

– Да. Вы хотите встретиться с ним?

Ингун кивнул, и ему показалось, что Найатра вовсе не хочет, чтобы он шел с ней в тюрьму.

– В тюрьме какие-то проблемы? – быстро спросил Каррак, тоже почувствовавший неладное.

Найатра прищурилась, но поскольку она стояла перед Ингуном, то мгновенно оправилась и спокойно ответила:

– В тюрьме проблем нет. Состояние пленных приемлемое. Просто…

– Просто?

– Это… Я немного стесняюсь, – ответила Найатра с покрасневшим лицом.

– Ничего страшного. Будь так добра, проведи нас к нему.

– Хорошо, тогда следуйте за мной, – согласилась Найатра, и Шутра с Карраком пошли за девушкой.

В отличие от внешних стен, внутри этого подземелья было очень даже ничего. Поскольку это было подземное сооружение, варвары не почувствовали необходимости в его уничтожении.

«На удивление чисто».

Хотя тюрьма и находилась под землей, она не выглядела особо грязной. На стенах тюремных камер висели заключенные варвары.

– Заключенные едят только один раз в два дня. Голодание существенно снижает затраты и уменьшает прочие проблемы, связанные с пленниками, – тихо произнес Каррак, шедший рядом с Ингуном.

Хотя всё это и выглядело довольно бесчеловечно, Ингун не жаловался. Следовало помнить, что это был Мир Демонов. И даже подобное обращение было намного лучше пыток.

– Сюда.

Паратус находился в одиночной камере. Когда открылась большая железная дверь, Ингун увидел сидящего на стуле Паратуса, связанного цепями.

– Он лишился своего духа, – прокомментировал Каррак, глядя на пустое выражение лица Паратуса.

– Я очаровала его своей магией. Теперь он ответит на любые вопросы Вашего Высочества, – тихонько прошептала Найатра.

Казалось, ей было неловко из-за того, что она зачаровала Паратуса магией суккубов. Заклинания очарования были вполне характерны для суккубов, так почему же она так этого стеснялась?

Но вместо того, чтобы расспрашивать ее, Ингун подошел к Паратусу. Как и сказала Найатра, ответы не замедлили себя ждать.

То, что Паратус знал больше любого другого варвара, было не удивительно.

Король варваров смог объединить варваров, потому что был сильным. Это был наилучший ответ, который смог предоставить ему Паратус. Однако вполне полезной оказалась информация о Войне.

– С юга пришел какой-то человек к нам и передал моему брату некоторые вещи. Этот незнакомец вызывал много вопросов, но мой брат восхищался им.

На нем был красный плащ, надетый поверх красных доспехов, но Паратус не смог определить, был он мужчиной или же женщиной. И произошло это шесть месяцев назад. Данный промежуток времени был достаточно длинным, так что этот незнакомец мог быть уже где угодно.

– Уехал он на север. На юг этот незнакомец больше не возвращался.

Это всё, что знал Паратус. Других полезных сведений не обнаружилось.

«Человек в красной броне».

Это должен был быть либо Рыцарь Войны, либо Апостол Войны, как сам король варваров.

Однако больше тревожило то, что человек в красном пришел с юга. Ведь варвары находились за восточной границей, и для них югом был Мир Людей.

Возможно ли, что сам Рыцарь Войны – выходец из Мира Людей? Вполне могло быть и так. Не существовало такого закона, согласно которому Четыре Рыцаря Апокалипсиса должны были быть уроженцами исключительно Мира Демонов. Однако кем же тогда он был? Возможно, этот человек был одним из тяжеловесов Мира Людей, или же кем-то наподобие Джерарда?

Ингуна очень интересовали эти вопросы, но ответов на них не было. Таким образом, он перестал ломать себе голову и покинул камеру.

– Отличная работа.

Шутра не забыл похвалить Найатру, которая покраснела и улыбнулась.

 

– Спасибо, – грациозно ответила девушка.

У неё была обворожительная улыбка, и Ингун увидел, что между этой Найатрой и суккубом из Саги о Рыцарях была настоящая пропасть. Найатра из игры никогда бы не улыбнулась так, как сейчас, ведь недаром её прозвали ледяным рыцарем. Возможно, подобные изменения произошли из-за рабской участи? Или ее отношение стало более грубым из-за самого Зефи?

«Ну, это уже не имеет значения. Главное, что сейчас всё нормально».

Вопросы, конечно, оставались, но, по-видимому, его отношения с Найатрой были довольно хорошими.

«Хоть я и принудил её к этому…. Я всё равно благодарен ей за поддержку».

Глядя на Найатру, Ингун облегченно вздохнул и та учтиво ему поклонилась.

– Что-то у меня нехорошее предчувствие.

Комментарий Каррака был проигнорирован, но когда они покинули подземелье, к ним кто-то подбежал. Это была Делия.

– Ваше Высочество, – запыхавшись, проговорила девушка.

Ингун с усилием проигнорировал улыбающегося ей орка и спросил:

– В чем дело?

– 6-ая Принцесса говорит, что есть срочное сообщение.

– Фелиция-нуна?

– Возможно, ей придется покинуть Эвиан на какое-то время. Принцесса ждет Принца в Вашей приемной.

Ингун должен был поподробнее об этом разузнать, а потому отправил Найатру назад и поспешно двинулся к своим апартаментам вместе с Карраком и Делией.

***

– Со мной связался Сильван. Думаю, ему нужна моя помощь.

Фелиция сидела на столе в приемной, которая была выделена Шутре. Когда она закончила говорить, Ингун подошел к столу и спросил:

– У Сильвана-хена какие-то проблемы?

– Ну, разве что немного. Ничего страшного. Он обнаружил несколько руин и, похоже, наткнулся на еще кое-что интересное. И сейчас ему нужна моя помощь в качестве специалиста по руинам.

Ингун прошерстил в своем уме информацию о регионе, который выбрал Сильван. Если бы он что-то и нашел, то, скорее всего, Ингун уже знал бы об этом.

«Вроде бы там нет ничего опасного».

Ингун не мог вспомнить ничего сверх необычного из того, что знал о той области.

Фелиция увидела обеспокоенный взгляд Ингуна и сказала:

– Тебе не нужно беспокоиться. Это просто повод хорошенько там всё осмотреть.

Ингун подумал, что ничего критичного в этом не будет, а Фелиция тем временем спрыгнула со стола и сказала:

– Вряд ли варвары вернутся снова, да и оборона Эвиана уже стабилизировалась. И так, могу я пойти помочь Сильвану?

Шутра был главным в миссии по защите Эвиана. И даже, несмотря на то, что Фелиция тоже была ребенком Короля Демонов, в этой ситуации она нуждалась в его разрешении.

Ингун без колебаний кивнул.

– Конечно, но будь осторожна. Пожалуйста, свяжись со мной, если что-то случится. Я сразу же прибегу.

– Ага, быстрее ветра? – подмигнула ему Фелиция и Шутра слегка кивнул. Его смущал этот лозунг, который он сам же придумал.

Глядя на его выражение лица, Фелиция рассмеялась и сказала:

– Ладно, я расскажу тебе еще кое-что.

Фелиция потянулась к шее Ингуна и приподняла висящие на ней Слезы Темного Эльфа.

– Шутра, ты знаешь, почему я дала тебе Слезы Темного Эльфа?

Это был подарок Фелиции Ингуну в качестве награды за его действия во время подавления мятежа племени Красной Молнии.

Затем Фелиция развернула свою руку и показала надетое на одном из пальцев кольцо.

– Слезы Темного Эльфа – это на самом деле набор из кольца и ожерелья. Если один из владельцев попадет в серьезную неприятность, другой об этом тут же узнает.

Эту историю он слышал впервые. В Саге о Рыцарях он смог заполучить ожерелье лишь после того, как разобрался с самой Фелицией.

Однако эльфийка лишь махнула рукой, глядя на его сомневающееся лицо, и сказала:

– До сих пор я была рядом с Шутрой. Естественно, что оно не срабатывало.

А в этом уже была определенная логика. Единственный раз, когда он находился в кризисной ситуации без Фелиции, – это во время боя с Мустафой. После этого Фелиция всегда была с ним.

– Я дала тебе Слезы Темного Эльфа, чтобы расплатиться по своим долгам. Если Шутра будет в опасности, я появлюсь и спасу его.

Вот в чем заключалась истинная причина, по которой Фелиция дала ему Слезы Темного Эльфа.

– Возможно, на этот раз у меня будет шанс вернуть долг.

– Эй, смотри, как бы нуну саму не пришлось спасать.

– Это мы ещё посмотрим! – рассмеялась Фелиция, прикрыв лицо веером и хлопнув Ингуна по плечу. – Пожалуйста, позаботься о Кейтлин.

– А ты передай Сильвану-хену, чтобы он тоже поухаживал за нуной.

Фелиция сделала недовольный вид и подвела итог:

– Что ж, разрешение от лидера миссии в Эвиане я получила. А значит, пора идти.

– Что, прямо сейчас?

– Да, нет причин откладывать. И ты не должен меня провожать. Я решила пройтись до Такара вместе с Кейтлин. Она уже ждет меня.

Сказав это, Фелиция и вправду собралась уходить. Ингун был слегка ошеломлен и, прищурившись, спросил:

– Значит, тебе всё-таки нужно было мое разрешение?

Фелиция просто улыбнулась, а затем обняла Ингуна и сказала:

– До встречи, Шутра.

– Хорошей дороги, Фелиция.

Фелиция напоследок ущипнула его за щеку и вышла из комнаты. Как всегда, её походка была легкой и элегантной.

– Неужели и, правда, ничего не случилось? – тихо пробормотал Ингун, глядя ей вслед.

У него не было никаких нехороших предчувствий, а потому вряд ли должно было произойти что-то из ряда вон выходящее.

Услышав слова Шутры, Каррак моргнул и спросил:

– Принц, это точно нормально? Разве могла Принцесса вот так просто оставить Принца? Неужели в этом нет определенного зловещего намека?

– Зачем ты это делаешь? Не каркай.

Естественно, они оба шутили. Ингун подошел к окну приемной и посмотрел на улицу.

Фелиция уже выходила из здания.

«Береги себя», – коротко помолился Ингун, глядя на Фелицию, покидавшую четвертую базу.

Оставить комментарий