Глава 136. Поток.

Опция "Закладки" ()

Пустота, оставленная Фелицией, оказалась больше, чем предполагал Ингун. С самого начала эта эльфийка создавала атмосферу в их небольшой группе, и теперь она ушла.

За Фелицией, естественно, последовала и Делия, а Кейтлин и Сейра отправились сопроводить её в Такар. Таким образом, отряд Ингуна неожиданным образом лишился сразу четырех человек.

В первый же день после их ухода Ингун почувствовал, как скучно на четвертой базе. А на второй день одиночество только усилилось. На третий же день Ингун сполна почувствовал важность Фелиции.

«Я полагался на неё больше, чем думал».

Он имел в виду не физическую, а духовную зависимость. С момента их встречи в племени Красной Молнии он никогда не думал, что их отношения станут настолько глубокими.

Оглядываясь назад, Ингун мог с уверенностью сказать, что встреча с Фелицией была настоящей удачей.

Возможно, Ингун ещё ни разу не проигрывал, но если присмотреться повнимательнее, то сразу же припоминалось несколько серьезных кризисов, в которых он чуть не умер. Чего стоила одна только битва с королем варваров, где его чуть не убили.

С тех пор как Ингун оказался в этом мире, ему часто приходилось сражаться за свою жизнь. Тем не менее, он смог сохранить свое здравомыслие и не впасть в отчаяние именно благодаря тому, что вокруг него было так много хороших людей. Они придавали ему силы бороться и ставить перед собой новые цели.

Если бы рядом никого не было, то результат был бы совершенно иным даже с силой Корректировки Главного героя и Завоевания. Возможно, он бы уже даже погиб.

– Почему ты такой унылый? – спросил Каррак, подойдя к Ингуну. Тот посмотрел на орка слегка влажными глазами и ответил:

– Нет, я просто подумал, что Каррак очень важен для меня. Не уходи от меня. Мы всегда будем вместе, да?

Шутра даже привстал на цыпочки, чтобы положить руку на плечо орка, но Каррак вдруг от неожиданности отшатнулся.

– Что такое, ты пьян?

– Нет, но всё это между нами, ладно?

Ингун поднял свои влажные глаза и подмигнул. Каррак внезапно надулся и решительно произнес:

– Ух, если это приказ, тогда ничего не поделаешь. Что ж, я тоже хорошо к Принцу…

Каррак остановился на полуслове и слегка ему подмигнул. Ингун пораженно отскочил назад. Он забыл, что стоит перед орком с голым торсом, поскольку только что закончил тренировку, а потому поспешно накинул на себя рубаху и воскликнул:

– Т-так, держись подальше. Ты! Это несколько сомнительно!

Каррак, казалось, не замечал симпатию со стороны Делии, Сейры, Дианы и Кармы, а потому, возможно, у него были опасные вкусы. Каррак усмехнулся, глядя на обеспокоенное лицо Шутры.

– Шутка, шутка. Не волнуйся ты так. Я останусь верным тебе до самой могилы и буду с тобой до конца, – заявил орк и поднял кулак. Ингун понял, что это были не пустые слова. Каррак уже доказал свою искренность, когда они встретились с Апостолом Смерти в Крепости Штормоград. Несмотря на то, что перед орком была сама смерть, Каррак не выразил ни недовольства, ни страха. А такое было далеко не каждому под силу.

– Так что ты здесь делаешь один? – прервал его мысли Каррак. Ингун, преисполненный признательности, пожал плечами и ответил:

– Ну, я тренировался. Это внеплановая тренировка.

Всё было действительно так, как сказал Ингун. Он провел большую часть дня, поднимая текущее значение навыков, ведь, как правило, он практиковался в чтении символов гномов и драконов только перед сном.

«Но это достаточно интересное занятие».

Прогресс от этого обучения был сразу на лицо, однако потребность в постоянных тренировках всё равно существовала. Сам навык было очень легко освоить, но вот его текущее значение ползло достаточно медленно, а потому постоянные повторения были жизненно необходимы для того, чтобы сделать его годным к использованию.

А ещё Ингун практиковал смешивание своей Ауры и магической силы.

– Ах, сегодня ты поистине полон решимости. Принцу суждено стать сильнее, но Принц уже очень силен. Впервые в жизни я вижу, чтобы кто-то так тренировался, как Принц, – устало вздохнул Каррак.

И это была не шутка. Даже если бы кто-то еще получил все его артефакты, то не смог бы стать таким же сильным, как нынешний Шутра.

Пока Каррак думал об этом, Ингун посмотрел на свои руки и в его голове что-то промелькнуло.

– Принц?

Вместо того чтобы отвечать орку, Ингун выстроил свою Ауру в нечто, наподобие лезвия, и черканул ею по своей руке. Орк пораженно вытаращил глаза на то, как по руке Ингуна потекла кровь.

– Ах, вкусно. Это действительно вкусно.

Каррак отступил, глядя на улыбающегося Ингуна. Возможно, это было преувеличением, но его зеленая кожа побледнела.

– Принц, мне страшно. Почему-то ты смеешься каждый раз, когда тебе больно.

– Перестань говорить глупости и просто попробуй.

Ингун вытащил из своего инвентаря стакан и налил в него немного крови для Каррака. Каррак поморщился, но всё-таки немножко попробовал, и его глаза расширились от удивления.

– Это что такое?

Она и вправду была вкусной. У неё больше не было соленого привкуса, а даже наоборот – она отдавала сладким. Кроме того, даже сам аромат был невероятно хорош.

Ингун исцелил свою рану магией восстановления.

– Говорят, что гандхарвы – благоухающая раса. И вчера, когда я практиковался в магии, мне в рот случайно попала капелька моего пота… Но у неё оказался вкус не пота, а… сладости. Оказалось, что так получилось из-за циркуляции магической силы в моём организме. Результат – то, что ты попробовал.

Каррак от изумления моргнул. Он совсем не понимал, что имеет в виду Шутра.

Ингун продолжил говорить:

– Другие жидкости моего организма, которые содержат магическую силу, тоже сладкие… Магической силе легче всего растворяться в организме, потому что в ней сама суть жизни.

– А, значит всё тело Принца восхитительно?

Не только кровь, но даже слюна и пот?

В ответ на вопрос Каррака Ингун кивнул.

– Да, но перед этим я должен растворить магическую силу. Это не природное явление, но я думаю, что оно очень хорошее. Может быть, так случилось потому, что моя магическая сила стала сильнее из-за сердца дракона.

Кровь гандхарв не была сладкой. Гандхарва, который мог производить сладкую кровь, был редкостью в Мире Демонов.

– Теперь тебе никогда не придется голодать.

Ингун снова кивнул Карраку.

– Да, только, пожалуйста, ты тоже позаботься обо мне. Береги меня, пока я не состарюсь.

– Я верю в Принца.

Каррак улыбнулся и протянул стакан обратно Ингуну. Немного помедлив, орк произнес:

– Принц, это… Когда-нибудь… Ты собираешься навестить гандхарв?

Так или иначе, но по матери Шутра был гандхарвой.

Согласно данным, которые удалось получить Карраку, гандхарвы были наказаны целой расой. Все гандхарвы: и взрослые, и дети, за исключением разве что самого Шутры, были заточены в святой земле гандхарв.

 

Каррак не смог выяснить, в чем именно они виноваты, однако целая раса находилась в заключении на протяжении более чем десятилетия. А значит, проступок был далеко не самым маленьким. Однако, вероятно, он не относился к разряду не прощаемых грехов. В противном случае, официальными детьми Короля Демонов считались бы восемь человек, а не девять.

Ингун не испытывал сентиментальных чувств к гандхарвам. То же самое касалось и матери Шутры. Он не был связан с ними никакими отношениями, в отличие от, к примеру, Фелиции и Кейтлин. Тем не менее, он все-таки что-то чувствовал. Так было из-за того, что Ингун стал Шутрой, или из-за какой-то связи с его матерью?

Ингун глубоко вздохнул и ответил:

– Возможно. Получить для них амнистию – вовсе неплохая мысль.

Крис и 4-ая Королева Элейн говорили о возможности помилования гандхарв. А если так сказали сразу два далеко не самых глупых человека, то вполне вероятно, что так оно и было.

– Это будет нелегко.

– Ну, зато это не является невозможным. Я просто должен постоянно наращивать свой уровень заслуг, – широко улыбнулся Ингун и Каррак сжал кулаки.

– У тебя есть для этого все силы.

– Да.

Ингун почувствовал небольшую неловкость и отвел взгляд.

Он выглянул в окно, где шел снег.

– Скоро год подойдет к концу, – тепло произнес орк.

Мир Демонов был обширным, а потому один лишь снег не означал наступление конца года. Тем не менее, календарный год всё равно подходил к завершению.

Оставался всего месяц до начала 513-го.

513-ый год. Год, в котором стартовала Сага о Рыцарях.

Ингун посмотрел на юг.

Что сейчас делал Локк? Возможно, он просто учился у священника, чтобы стать одним из церковных служителей?

Локк начал свою деятельность летом 514-го года, а значит, до этих событий оставалось еще больше года.

Ингун снова обернулся к окну. Улицы четвертой базы постепенно заметались снегом.

***

Как только Фелиция вышла из пункта точки переноса, она увидела Сильвана.

Сильван тут же ринулся к своей сестре, вскрикивая и размахивая руками.

– Фелиция! Дай-ка братик тебя обнимет! Я так соскучился по твоему нежному аромату! – с мокрыми глазами объявил Сильван.

У принца темных эльфов было очень красивое лицо, а его голос звучал более чем ласково.

Однако для Фелиции его голос был самым настоящим ночным кошмаром. Эльфийка быстро оттолкнула брата руками и воскликнула:

– Ох, а ну-ка перестань!

Ей казалось, что при каждой встрече с ним она обречена на мучительную смерть от смущения. Разве его не волновали посторонние глаза? С покрасневшим лицом Фелиция вздохнула, а Сепира, помощница Сильвана, с понимающей улыбкой прокомментировала:

– Всё в порядке, Ваше Высочество. Единственные, кто сейчас рядом, – это члены команды Черного Пламени Дракона. Господина Сильвана все знают и уважают.

– И что?! Даже не вздумайте привыкать к этому! – завопила Фелиция, но все остальные просто рассмеялись. Правда, некоторые при этом смотрели на неё взглядами, полными сочувствия.

Фелиция глубоко вздохнула и прикрыла лицо веером. Несколько раз им обмахнувшись, она спросила у Сильвана:

– Ну, и что ты нашел?

Вместо того чтобы ответить на вопрос, Сильван опустил плечи и сделал печальный вид. Глядя на его щенячьи глаза, Фелиция в конце концов вздохнула и произнесла:

– Ох, ну ладно, ладно. Иди сюда.

Эльфийка обняла подошедшего к ней брата и тот довольно улыбнулся.

– Ты в порядке?

– Да, всё нормально. Рискованных ситуаций практически не было.

Несмотря на войну с варварами, Фелиция редко бывала на передовой. Так происходило потому, что практически во всех сражениях она из-за перенапряжения падала в обморок.

– А как мой братец? – с любопытством спросила Фелиция, и Сильван, засмеявшись, вытащил меч, выкованный для него Амитой.

– Хо-хо-хо, мне встретилось несколько могущественных существ, но ни один из них не был достойным для меня противником. Меч, содержащий в себе навыки Амиты и любовь Фелиции…

– Так, заткнись.

Фелиция быстро заткнула рот Сильвану магией молчания и повернулась к Сепире.

– Сепира?

– Произошло несколько небольших стычек, но, в целом, ничего серьезного. На этот раз куда больших достижений удалось добиться Принцессе. Вы сумели остановить варваров?

– Ну, я сделала это не одна. Шутра – вот кто по-настоящему достоин похвалы, – смущенно произнесла эльфийка, прикрыв лицо веером.

– Ваше Высочество, нам удалось найти кое-какие руины. И такие руины я вижу впервые. У их входа ощущается сильное присутствие магической силы.

– Присутствие магической силы?

– Более того, впечатляют и символы, найденные у входа. Возможно, эти знаки… Они выглядят похожими на те, которые мы видели в логове Кэлтина под Солнечным Озером.

В то время Сепира была с группой Ингуна, так что это предположение могло оказаться вполне правдоподобным.

– Тогда вы правильно сделали, что позвали меня, особенно если там есть неизвестные символы.

Когда Фелиция услышала про древние письмена, она прямо-таки загорелась от предвкушения. Но тут Сильван, который наконец-то сумел побороть магию молчания, снова широко раскинул руки и воскликнул:

– Ну что, сестренка! Ты готова ринуться навстречу приключениям вместе со своим братом?

– Куда это ещё ринуться? Я могу и просто пойти, – гордо ответила Фелиция и Сильван рассмеялся. Взглянув на стоящих рядом членов экипажа, он приказал:

– Отправляемся! Поднять якорь!

Сильван и остальные члены команды побежали к Черному Пламени Дракона. Взглянув на них, Фелиция улыбнулась и неторопливо пошла следом.

Оставить комментарий