Глава 149. Король Демонов.

Опция "Закладки" ()

Белый пол, колонны и потолок – единственное, что выделялось в этом помещении. Во всём остальном это было просто открытое пространство, посреди которого и стоял сам Король Демонов.

Митра не оглядывался. Его черные волосы были длиннее, чем думал Ингун, и ниспадали до самого пояса. Темно-синий плащ придавал Королю Демонов ещё более отчетливое присутствие. Ингун всегда издалека смотрел на сидячую фигуру Митры на судебных заседаниях, но теперь видел Короля Демонов со спины.

Ингун попытался сглотнуть, но в его рту пересохло. Одно только приближение к Королю Демонов заставило его дышать часто и порывисто. Возможно, это было из-за огромного давления? Но Король Демонов не излучал силу. Так же, как и на многочисленных придворных собраниях, он просто молчал.

Шутра продолжал приближаться, но Король Демонов не менял своего положения.

Ингун понял, что представляет собой этот человек, и причину, по которой он занимает королевский трон.

Король Демонов обернулся, и Ингун машинально остановился. Расстояние между ними было около пяти метров, так что трудностей в общении не должно было предвидеться.

Ингун посмотрел на Митру. Впервые он стоял так близко к самому Королю Демонов.

Глаза Митры были красными, что напомнило Ингуну о Фелиции. Красные глаза Фелиции и Сильвана словно достались им в наследство от Митры. Но в то же время взгляд Короля Демонов сильно отличался от любого другого. Его красные глаза больше походили на те, которые были у Меча Герцога. Глаза Ишгарда, казалось, могли видеть насквозь любого человека.

Что же увидел Король Демонов? Как далеко он смог заглянуть в Ингуна?

– 9-ый Принц Шутра приветствует Короля Демонов.

Открыв рот, он почувствовал, как напряжение выросло ещё сильнее. Он много раз практиковался в этом несложном приветствии, а потому шел достаточно уверенно и не заикался. Более того, его голос прозвучал спокойно.

Перед Ингуном стоял Король Демонов – человек, который так мало общался со своими детьми, что даже одно слово на судебном заседании было для всех шоком. Но зачем Королю Демонов нужна была эта тайная встреча?

Король Демонов открыл рот, чтобы ответить. Его голос прозвучал несколько более эмоционально, чем на собраниях, но всё еще был сухим.

– Ты пришел, дитя Семиты.

Семита Игнус, 5-ая Королева, ушедшая из этого мира, – была дочерью короля гандхарв, Каруты, и матерью Шутры.

Подобное обращение было достаточно неожиданным. 5-ая Королева значила для Короля Демонов больше, чем Ингун предполагал? Или же он так к нему обратился, чтобы тот соблюдал определенную дистанцию?

Ингун вспомнил о чаепитии с 3-ей Королевой Сильвией.

Сильвия действительно любила Короля Демонов. Каждый раз, когда она упоминала его, в её глазах и голосе чувствовались небольшие изменения.

А вот 4-ая Королева Элейн была другой. Для неё Король Демонов был неизбежным деловым партнером. Она не ненавидела Митру, но и симпатии к нему тоже не испытывала.

Какова тогда была связь между Королем Демонов и 5-ой Королевой? Возможно, Ингун был вызван сюда именно из-за воспоминаний Митры о ней?

Этого попросту не могло быть. Это было невозможно.

Ингун выкинул из головы все эти сложные мысли и, не став избегать взгляда Короля Демонов, повернулся к нему, как уже было на судебном собрании.

Король Демонов улыбнулся. Это была очень небольшая улыбка, но она определенно была.

Теперь Ингун смог понять замешательство тех, кто присутствовал на судебных собраниях. Раньше он совершенно не мог взять в толк, почему они всякий раз поражались, когда Митра начинал что-то говорить, но теперь он это понял. Увидев улыбку Короля Демонов, Ингун почувствовал, словно у него отвалилась голова.

Спокойно глядя на Ингуна, Король Демонов продолжил:

– Дитя Семиты родилось в этом мире без души. Бедная Семита подумала, что это небесная кара за грех гандхарв.

Ингун глубоко вздохнул. В этих словах содержалась история, которую ни в коем случае нельзя было упустить. Ребенок, рожденный без души… Грех гандхарв…

Он совсем не понял фразу касательно отсутствия души. Что это значило? Неужели Шутра был таким бездарным, потому что у него не было души?

Что касается греха гандхарв – тут было всё более и менее понятно. В настоящее время гандхарвы целой расой пребывали под определенными ограничениями, и причина такого наказания объяснялась каким-то грехом. Но если так, то, что они сделали не так? Если размышлять о причинах и следствиях, то это преступление было совершено до рождения Шутры.

У Ингуна было много вопросов, но ему нужно было потерпеть. Король Демонов еще не закончил говорить.

– Но сейчас в этом ребёнке присутствует определенно сильная душа. Если бы Семита сейчас тебя видела – ей бы это очень понравилось.

Шутра стал Ингуном. Пустая оболочка наполнилась сущностью Ингуна.

Как много знает Король Демонов? Что если он заметил, что Ингун – совсем не Шутра? Или он думал, что это просто какая-то трансформация Шутры?

Возможность последнего предположения была несколько выше. Иначе вряд ли бы он добавлял, что 5-ая Королева Семита должна была этому обрадоваться.

«Нет, это бессмысленно».

Ингун стал Шутрой. Они стали одним целым, и перед Королем Демонов стоял и Шутра, и Ингун.

Король Демонов отвел свой взгляд в сторону. Но даже так ему казалось, что Митра смотрит на него. Ингун инстинктивно понимал, что Король Демонов отличается от Меча Герцога. Он чувствовал, будто Король Демонов смотрит на что-то, что Ишгард разглядеть не может.

Король Демонов вновь обернулся к Ингуну. Его голос был низким и тяжелым, но не холодным.

– Шутра, дитя Семиты, ты очень быстро стал сильным. И я с нетерпением жду, когда ты станешь ещё сильнее. Вокруг тебя крутится поток судьбы.

Изменения в течении судьбы.

Король Демонов почувствовал их. Это произошло с тех пор, как он впервые столкнулся с Ингуном на судебном заседании, и после каждой встречи происходило то же самое.

Таким образом, Король Демонов принял решение.

– Я позвал тебя сегодня, чтобы проверить, правдивы ли слова Меча Герцога и принять решение.

Существа с фиолетовой и красной энергией атаковали различные места по всему Миру Демонов… А ещё в этом мире появился тот, кто утверждал, что он – Рыцарь Голода. И всё это было завязано на Ингуне. Вокруг него вилась сама судьба.

– Трон Короля Демонов должен занять самый сильный человек. И так потому, что Король Демонов – это не тот, кто правит Миром Демонов, но тот, кто его защищает.

Ингун вспомнил об уничтоженной древней цивилизации. Так насколько же много знает Митра? Что он знает о Четырех Рыцарях Апокалипсиса? Или он так же, как и Меч Герцога, считает их лишь очередным вызовом?

Ингун понял, что думать об этом бесполезно, поскольку это ни на что не влияло. Король Демонов был тем, кто защищал этот мир, а потому все угрозы были для него одинаковыми. Как и сказал Ишгард, чтобы преодолеть их – он просто должен стать достаточно сильным.

Король Демонов медленно поднял свою правую руку.

– Достижение, которого я сумел добиться… Меч Герцога называет его крайним небытием. Мне не нравится это название, но ты, Шутра, должен его знать. Нелегко победить упрямство Ишгарда, – сказал Митра и слегка рассмеялся.

Трудно было представить такого Короля Демонов на судебных заседаниях, но, очевидно, именно такой образ и был его истинным.

 

– Я дам тебе кое-что. Это Семя Крайнего Небытия. Надеюсь, когда-нибудь ты сможешь его прорастить. Я надеюсь увидеть, что ты выйдешь за пределы того, чего достиг я.

Это и была одна из причин вызова Ингуна. Король Демонов страдал от серьезной болезни и хотел сделать ставку на будущее, которое увидел в Шутре Меч Герцога.

А затем Митра протянул к нему руку. Расстояние между Ингуном и Королем Демонов мгновенно сократилось, и Митра положил свою большую руку на голову Шутры.

– Это получили только Зефи и ты. Даже если тебя и сопровождал сюда Меч Герцога, ты смог дойти до этого места только благодаря своей собственной силе, в отличие от Байкала и Анастасии.

Больше Король Демонов ничего не говорил.

Под естественным потоком энергии Ингун закрыл глаза. Всё было так же, как когда Ишгард передал ему Закон Сердца Сур.

Синяя Аура короля демонов окутала тело Ингуна.

Это было похоже на молнию, и Шутра вскрикнул от боли.

В этот момент где-то вдалеке раздался отчаянный голос женщины в белом, больше всего похожий на вопль Зеленого Ветра.

«Завоевание. Послушание и управление!»

Божественная Власть Сур откликнулась. Ингун раскрыл все свои силы, включая сердце дракона и Ядро Лунного Света. Ему нужно было принять то, что, казалось, ему не под силу.

Это длилось всего лишь мгновение, но ему показалось вечность. И это нечто запечатлелось глубоко в душе Ингуна.

А затем в его ушах раздался женский голос:

[Вы изучили Крайнее Небытие: ур. 0.]

Это было похоже на ту ситуацию, когда он впервые столкнулся с силой Завоевания.

Это была сила, пока что ему недоступная, но Ингун понимал, что она должна быть невероятно мощной.

Крайнее Небытие было величайшим сокровищем Короля Демонов, даже если тот умирал от болезни. Естественно, что даже сила Завоевания не смогла доминировать над ним.

Однако это не означало, что Ингун не смог с ней справиться. Он почувствовал изменения в своем теле – равновесие было поколеблено, но тут же восстановилось и преобразовалось в нечто новое.

Это был эффект Крайнего Небытия, которое Ингун еще даже не открыл.

Король Демонов увидел произошедшие в Шутре изменения. Даже Зефи сумел принять запечатанное Семя Крайнего Небытия лишь с огромными усилиями, а потому Король Демонов не мог не восхититься Ингуном.

– Я поражен, но не теряй голову. Не нужно слишком торопиться.

Тем не менее, голос Митры так и не достиг ушей Ингуна. Его тело окутал белый свет, и он потерял сознание, что позволяло более эффективно переносить физические изменения.

Король Демонов посмотрел на Шутру и бросил в воздух магическое заклинание. Рядом, словно ветер, тут же появился Меч Герцога и подхватил Ингуна. Взглянув на изменения, происходящие в теле Шутры, Ишгард засмеялся.

– Он действительно потрясающий.

В ответ Король Демонов улыбнулся. Однако это продолжалось недолго. Митра пошатнулся, словно почувствовал внезапное головокружение и быстро активировал заклинание. Прямо из земли выросло кресло и поддержало его.

– Ты в порядке? – хмуро спросил Меч Герцога. В его обеспокоенных глазах и голосе читалась теплота учителя к своему ученику. Вместо того чтобы сразу же ответить на вопрос Ишгарда, Король Демонов сел. Он не упустил другого значения в этом вопросе.

Следовало ли передавать Семя Крайнего Небытия 9-му Принцу, когда он уже поделился им со 2-ым Принцем, Зефи?

Это был вопрос, который даже не нужно было обсуждать. Король Демонов закрыл глаза и проскрежетал:

– Меч Герцога, ты должен знать. Главное – чтобы на трон Короля Демонов взошел достаточно сильный человек. Неважно, течет ли в нем моя кровь. Это не имеет никакого значения, ты понял?

Закон гласил, что на трон Короля Демонов могут претендовать только дети самого Короля Демонов. Несмотря на то, что этому закону следовали абсолютно все потомки, для Короля Демонов он был бессмысленным.

Меч Герцога молча кивнул. Он согласился с идеей Митры, что следующим Королем Демонов должен стать сильнейший человек. А ещё Меч Герцога знал о тайне рождения 9-го Принца, и о том, как 5-ая Королева Семита любила Митру.

Тот факт, что кровь Короля Демонов не текла в 9-ом Принце, не был важен для Меча Герцога, поскольку Шутра уже был признан.

– Я доставлю 9-го Принца обратно и вернусь на Священную Землю. Оставайся здоровым до нашей следующей встречи.

– Ты тоже.

После короткого обмена прощаниями, Меч Герцога исчез в порыве ветра, а Король Демонов медленно посмотрел на темное небо.

Митра читал судьбу Мира Демонов…

И он ощущал сильные потоки судьбы, струящиеся вокруг Зефи и Ингуна.

Болезнь Короля Демонов прогрессировала быстрее, чем ожидалось. Митра закрыл глаза и на некоторое время погрузился в глубокий сон.

***

Страж Квейн поднял голову.

Он взглянул на север и понял, что больше не может мешкать.

Из шести старейших драконов, которые охраняли и поддерживали этот мир, осталось всего трое. Бдящей Айнкель и Неистового Кэлтина больше не было. Архивариус Торрес погрузился в глубокий сон, из которого так и не вышел.

Единственными, кто оставался помимо Квейна, были Великий Энкиду и Безжалостная Талия.

Он знал, что грядет великая битва, которая должна была положить конец Миру Демонов. И она ни в коем случае не должна была достичь Мира Людей.

– Иди, дитя мое. Стань мечом и щитом. Защити Мир Людей.

Его голос был наполнен магией. Слова благословения покинули логово Квейна и достигли своего адресата.

Дитя Стража Квейна, воин по имени Локк, надел доспехи и вместе со своими коллегами отправился в путь.

С юга на север…

Их дорога лежала в Мир Демонов.

Оставить комментарий