Глава 154. Военная Разруха.

Опция "Закладки" ()

Великанов, населявших регион Кертиса, можно было разделить на три вида.

Гулламы – охотничье племя, заселявшее окрестности леса.

Параны – воины, живущие у западной границы.

И, наконец, Хварины – племя, разбросанное по всему Кертису.

Если брать во внимание количество, то племя Паранов среди них было самым многочисленным.

Их было всего около одной тысячи, но все они были великанами, средний рост которых составлял 10 метров. Кроме того, боевые способности Белых Воинов, – группы, состоявшей из 100 воинов Паранов, были за гранью воображения. Дворец Короля Демонов считал боевую мощь одних только Белых Воинов эквивалентной армии из нескольких тысяч рядовых солдат.

Самым маленьким считалось племя Хваринов. Они по всему Кертису занимались разведением скота, такого как овцы и коровы, а потому их было не более сотни.

Охотники, называвшие себя Гулламами, были где-то посредине между Паранами и Хваринами. Гулламы заселяли несколько деревень, раскинувшихся вокруг леса, а их общая численность составляла примерно 300-400 человек.

В разговорах о Кертисе, как правило, упоминались только Параны, которых ещё любили называть «западными великанами». И дело было не в том, что племя Паранов было самым многочисленным, но потому, что они были наиболее заметными благодаря своей способности удерживать западную границу. Это было по-настоящему мощное племя, которое вполне можно было сравнить со стальной крепостью.

Тем не менее, те, кто жили в самом Кертисе и были наслышаны обо всех трех племенах, знали, что Гулламы – не менее могущественное боевое племя, ничем не уступающее Паранам.

Гулламы охотились на зверей, населявших великий лес. В отличие от племени Паранов, сдерживающих западных варваров, Гулламы находили более достойным занятием сражаться с гигантскими монстрами. Огромные размеры – минимальное требование для того, чтобы выжить в этом лесу.

Таким образом, охотники Гулламов были достаточно сильными. Среди трех племен великанов именно Гулламы считались наиболее умелыми в бою один на один.

Галанг, один из трех лучших охотников Гулламов, решил выразить своё беспокойство:

– Ваше Высочество, это место, в которое даже мы нечасто заходим. Там очень опасно.

Ингун не собирался идти туда, где обычно охотились Гулламы. Для того чтобы достичь выбранного им пункта назначения, даже учитывая высокую скорость передвижения великанов, требовались почти сутки.

Ингун забрался на огромный Гулламовский стол и указал на лежащую там карту.

– Не стоит так переживать. Мы будем осторожны.

Однако Галанг все еще выглядел обеспокоенно. Те, кто приходил в деревню, всегда так говорили. Пока Галанг медлил с ответом, Фелиция решила поддержать Ингуна.

– Всё в порядке, с нами же Шутра. Я понимаю твою озабоченность, но мы – дети Короля Демонов. Так что, пожалуйста, верьте в нас.

Она сказала это с дружеской улыбкой, однако последнее предложение прозвучало как предупреждение. В этот момент Галанг понял, что Шутра и Фелиция не были избалованными и незрелыми детьми, а потомками Короля Демонов.

Как опытному охотнику, Галангу было не занимать в смекалке. Он сразу понял предостережение Фелиции. Хоть принц и принцесса всё ещё казались ему маленькими и нежными, он скрыл свои мысли и начал рассуждать рационально. Как и сказала Фелиция, они были детьми Короля Демонов. Это означало, что даже, несмотря на свой внешний вид, они обладали впечатляющими навыками.

Король Демонов был вершиной всего Мира Демонов, самым могущественным человеком этого мира. По аналогии с тем, как тигр производил на свет тигрят, у Митры должны были быть самые сильные дети.

– Я понимаю. Пожалуйста, простите мою грубость.

Выслушав извинения Галанга, Фелиция улыбнулась и ответила:

– Ничего, твоё беспокойство естественно. Напротив, мне приятно знать, что ты переживаешь за нас.

– А она умеет отстаивать свою позицию, – пробормотал Каррак, восхищенно глядя на Фелицию.

– Возможно, это не просто воспринять всерьез, но если с нами Шутра, то всё будет хорошо.

«Почему она его так ценит?», – подумал Галанг, понимая, что принцесса считает принца очень надежным.

Фелиция, в свою очередь, побывавшая во многих уголках Мира Демонов с целью исследования руин, знала, насколько важно было наладить сотрудничество с местными жителями. Всегда лучше поддерживать дружеские отношения, чем навязывать им свою власть.

После того, как они разобрались с маршрутом, Ингун окинул взглядом своих товарищей и произнес:

– Карма, пожалуйста, присматривай за Фелицией-нуной. Если что-то случится, твоя главная задача – скрыться вместе с Фелицией.

– Как прикажете, Ваше Высочество.

В эскорте Фелиции была Делия, но её одной было недостаточно. Благодаря своим быстрым и крепким ногам, Карма могла поднять Фелицию и в мгновение ока покинуть поле боя.

– Каррак, на тебе защита Фелиции, Кармы и Делии.

– Не волнуйся. Я покажу, что такое настоящий орочий щит, – улыбнулся Каррак и потряс своим щитом. Помимо этого, на нём были доспехи, сделанные Амитой, а потому он действительно походил на движущийся замок.

Наконец, Ингун посмотрел на Карлоса, солдата-проводника, выделенного Анастасией. После того, как вместе с едой ему были скормлены кое-какие препараты, у Карлоса появились боли в животе, диарея и головная боль. Таким образом, подчиненный Анастасии выглядел жалко и не смог присоединиться к группе.

– Что ж, тогда в путь.

Завершив подготовку, Ингун покинул деревню клана Гулламов, оставив Карлоса отлеживаться в обществе великанов.

***

– Я хочу вернуться… – спустя два часа после выхода тихо пробормотала Фелиция, сидевшая на спине Галанга.

Наряду с Эвианом, погода в здешнем лесу была не вполне обычной. Именно из-за неё этот лес отличался от обычных лесов.

В окрестностях леса, где и располагались деревни Гулламов, было довольно прохладно. Деревья были тонкими и прямыми, какие обычно встречались в зимних лесах. Однако, несмотря на прохладу, по мере углубления в чащу леса, становилось всё теплее и теплее, и вскоре климат сменялся настоящими тропиками.

Однако желание Фелиции вернуться не было связано ни с влажной погодой, ни с льющимся по её лицу поту.

Подобно великанам, другие существа, которые встречались в этом лесу, тоже могли похвастаться своими размерами. Змеи, висящие на деревьях, были такими большими, что могли за раз проглотить целого человека. Не добавляли позитива и пролетавшие мимо них жуки, размером с человеческую голову.

Каррак, окончательно взмокший из-за тяжелых доспехов, прислонился к дереву и поцокал языком, наблюдая за гигантской обезьяной. Обезьяна же смотрела на группу, словно та была её добычей. Если бы рядом с Шутрой и товарищами не было других великанов, она наверняка бы сразу на них напала.

– Теперь я знаю, почему в этом лесу живут только великаны.

Эльфы считались расой, отдававшей предпочтение именно лесам. Тем не менее, прямо сейчас темный эльф, которого можно было назвать родственником обычных эльфов, говорил о своем непреодолимом желании вернуться домой.

Более того, сидя на спине Галанга, у Фелиции проявилась морская болезнь.

Плохо было не только принцессе. Вместе с ней укачало и Делию, и Карму.

Каррак сглотнул и посмотрел в небо, где отчетливо виднелся Белый Орел.

— Ну как, господин, круто?

— Круто-круто. Зеленый Ветер очень компетентная.

В то время как все, включая Фелицию, страдали от жары, Ингун наслаждался прохладным ветерком, вызванным для него Зеленым Ветром. Сам по себе воздух был жарким, а потому первоначально ветер был всего лишь горячим потоком воздуха. Тем не менее, Ингун решил эту проблему, использовав призванного духа льда. Таким образом, Зеленый Ветер вызывала ветер и пропускала его сквозь духа льда, производя тем самым освежающий бриз.

Фелиция тоже могла сделать что-нибудь в этом роде, но воздержалась, поскольку это была пустая трата магической силы. Тем не менее для Ингуна, с его сердцем дракона, это были сущие пустяки.

Услышав похвалу, Зеленый Ветер довольно улыбнулась и ответила:

– Да, я компетентная и полезная.

– Конечно.

 

Ингун погладил поверхность Белого Орла, на котором сидел, и посмотрел на мини-карту.

«Слишком много враждебных существ».

Разведка с неба показала, что вокруг слишком много красных точек. Теперь ему было понятно, почему Галанг не хотел сюда идти.

«Хорошо, что мы не стали брать с собой Каппу».

Каппе очень понравилась Фелиция и та хотела пойти с ней, но Галанг и другие охотники такую идею не поддержали. Они посчитали, что этот поход будет слишком рискованным как для молодой девушки.

В экспедиции брали участие пять великанов, включая самого Галанга. Согласно расчетам Дворца Короля Демонов, такое количество было эквивалентно двум сотням солдат. Вот и сейчас, на них смотрело немало врагов, но нападать никто не решался.

Было бы неплохо, если бы их поход так и прошел – без проблем и суеты.

Но как только Ингун об этом подумал…

– Снизу! – ни с того, ни с сего громко прокричал Галанг.

Удивленный Ингун подскочил на месте, одновременно глядя и на землю, и на мини-карту. Огромные виноградные лозы, выступавшие из-под земли, мчались в сторону группы, словно оголодавшие змеи.

– Это плотоядное растение! – воскликнул один из охотников, и воины принялись отбиваться от ползущего к ним растения копьями и мечами.

Фелиция поспешно произнесла слова заклинания:

– Огненный Барьер!

Огненный Барьер, который выглядел куда больше обычного, мгновенно распространился по сторонам. Насколько бы влажный климат здесь ни был, это был лес, а потому вызывать в нём огонь было настоящим безумием. Тем не менее, Ингун ничуть не сомневался в способностях Фелиции. Она прекрасно контролировала пламя, используя духа огня и духа ветра.

В течение последних шести месяцев Фелиция, следуя за Шутрой, не переставала тренироваться и продемонстрировала впечатляющий рост.

– Слишком мало! – пожаловалась вспотевшая Фелиция, но этого было вполне достаточно. Благодаря огненному барьеру, достигавшему великанам по пояс, плотоядные растения были отсечены от группы Шутры.

Однако расслабляться было ещё рано. В округе хватало монстров, решивших воспользоваться суетой и отобедать посетителями леса.

– Отряд! Приготовиться! – прокричал Галанг, и слева мелькнула чья-то тень.

Это была огромная обезьяна. Громадный монстр мощно оттолкнулся задними лапами и прыгнул вперед.

Фелиция закричала, а Карма и Делия в ужасе сглотнули. Каррак тут же вскинул свой щит, а Ингун стрелой метнулся вниз.

Он был похож на белую вспышку. Ингун целился прямиком в челюсть прыгающей обезьяны и, крепко упершись ногами в Белого Орла, отвел кулак. Чем ближе он подлетал, тем больше ему начинало казаться, что он собирается врезаться в скалу.

Что он мог противопоставить такому огромному врагу? Ингун решил использовать самый простой метод. Он сконцентрировал Ауру в своем Сотрясателе Земли, что тотчас же вызвало сердитое утробное рычание. Шутра приготовился использовать самые простые, но вместе с этим эффективные меры.

Взрывная сила!

Ба-бамм!

Кулак Ингуна врезался в обезьяну. По сравнению с челюстью громадного монстра, его кулак был просто игрушечным. Однако это был не просто удар, а взрыв, использующий силу Ауры. Обезьяну поразил мощнейший удар, и она прямо в прыжке рухнула на землю. Очевидно, у монстра было сотрясение, поскольку она даже подняться толком не могла.

Вместе с этим, Ингун приказал Ночному Дозору лететь в противоположном направлении, что помогло ему удержаться в воздухе. Опустившись вниз, Ингун встал прямиком на челюсть обезьяны и глубоко вздохнул.

В следующую атаку он влил ещё больше своей Ауры и, к счастью, это моментально прикончило монстра.

Переводя дыхание, Ингун начал циркулировать Ауру, а охотники Гуллама изумленно разглядывали маленького человека.

— Господин! Небо! – внезапно прокричала Зеленый Ветер.

– Берегите головы! Дыхание! – одновременно с хранительницей закричал Галанг.

Ингун поспешно взглянул вверх. Прямиком с неба в их сторону пикировал новый гигантский монстр. Ингун уже сталкивался с такими, играя в Сагу о Рыцарях.

«Виверны!»

Будучи одной из разновидностей драконов, виверны были недостаточно умны, чтобы писать или использовать заклинания, но от этого менее ужасными не становились. Помимо своих внушительных размеров, при которых от головы до кончика хвоста они достигали десяти метров, виверны могли использовать дальние атаки. Таким образом, даже с точки зрения великанов Гуллама, виверны были трудными противниками.

На них одновременно пикировало сразу пять виверн, но, вместо того, чтобы вступать в прямую конфронтацию с группой Шутры, они извергли на них своё дыхание и начали заходить на второй круг.

Вшу-вшу-вшу!

Потоки энергии врезались в землю, вызвав череду взрывов. Галанг поспешно вытащил свой лук, а Фелиция подняла огненный барьер. Если бы она отвлеклась хоть на секунду и перестала контролировать огонь, это могло бы привести к настоящей катастрофе.

– Они возвращаются!

Виверны развернулись и произвели второй залп. Дыхание драконов было ограничено тремя применениями в сутки, и виверны были не исключением. Тем не менее, монстры щедро поливали землю разрушительной энергией.

Землю вновь встряхнуло. Один из охотников Гуллама попал под прямое попадание дыхания и рухнул на землю. Поскольку это была неплохая возможность, виверны моментально спикировали на упавшего великана. Галанг выпускал стрелы одну за другой, но даже он не мог сдержать сразу пять виверн.

– Шутра! – закричала Фелиция. Одна из виверн смотрела прямиком на поверженную обезьяну, на которой стоял Ингун. И её взгляд был далеко не самым дружелюбным.

Ингун повернулся в сторону противника. В этот момент ему было о чем задуматься. Как он должен был справиться с подобным вызовом? Ему впервые приходилось иметь дело с гигантским летающим монстром. Размышляя о своем положении, Ингун понял, что ему катастрофически не хватает средств для ведения дальнего боя.

Он мог бы использовать Огненную Стрелу. Однако для такой ситуации это было попросту нелепо. Огненная Стрела была слишком ничтожной для виверн. Он мог бы влить в неё огромное количество магической силы и превратить стрелу в баллисту, но это могло оказаться чересчур не бережливым расходованием энергии.

Галанг выпустил очередную стрелу. Виверна оттолкнулась от земли и взмыла в небо, обдав Ингуна мощным потоком ветра. Она наверняка намеревалась произвести ещё одну дальнюю атаку.

Тогда ему в голову пришла одна мысль. Ему совсем не нужно получать удар, чтобы обучиться этой атаке. То, что он хотел сделать – было врожденным. Его инстинкты подсказывали ему, что это возможно, и его логика соглашалась с этим.

«Ч-что? Прямо вот так?»

Его смятение было недолгим, и вскоре Шутра вернулся к реальности. Призвав силу Завоевания, он отдал приказ своему сердцу дракона.

Фелиция уже говорила ему о чем-то подобном. Поскольку у него было сердце дракона, он мог пользоваться привилегиями, доступными лишь драконам – их магией.

Драконы общались между собой с помощью магии. Она была их языком и текла так же естественно, как дыхание. Однако было нечто более инстинктивное, чем это. В ней была сокрыта огромная сила, которую мог использовать только человек, обладающий сердцем дракона.

Виверна поднялась максимально высоко и начала готовиться к атаке. Другие виверны поняли её желание и также начали делать круг, заходя на линию удара.

Тем не менее, Ингун резко взглянул вверх и высвободил энергию, присущую его сердцу дракона – величайшую силу короля-дракона.

Дыхание Дракона!

Из открытого рта Ингуна моментально показалась зеленоватая сконцентрированная энергия, правда всего в 10 сантиметров длиной. Однако она продолжала нарастать, и спустя несколько мгновений в небо вырвался настоящий убийственный поток.

Столп света пронзил грудь пикирующей виверны, и другие чудовища тотчас же почувствовали инстинктивный страх перед силой короля-дракона. Хоть они и не попали под прямое воздействие этого удара, их крылья затряслись, а полет стал неустойчивым.

[Вы изучили Дыхание Дракона: ур.1.]

Все, кроме Галанга, занятого обстреливанием виверн, уставились на Шутру. Нет, даже Галанг, не отрываясь, смотрел на этого человека.

Ингун выдержал их взгляды и направил в сторону виверн ещё один заряд Дыхания Дракона.

Оставить комментарий