Глава 168. Великаны.

Опция "Закладки" ()

Рядом с главным зданием 12-ой базы было просторное помещение, предназначенное для проведения собраний.

Анастасия, которая прибыла туда раньше всех остальных, слегка нахмурилась, глядя поочередно то на Ингуна, то на Фелицию.

– Чем это ты был занят всю ночь? Я слышала, что несколько человек заходили и выходили из комнаты Шутры.

Ночью в комнате Ингуна действительно хватало посетителей.

– Ну-у… Так, то тем, то этим, – пожав плечами, ответил он.

– Хм-м-м.

Анастасия прищурилась. Фелиция заметила неладное и быстро вмешалась в их разговор:

– Это, разве ты не говорила, что нам срочно нужно что-то обсудить? Раз так, давай-ка побыстрее этим займемся, а?

Анастасия, глядя на очарование Фелиции, не смогла удержаться от улыбки. Однако это продолжалось недолго. Анастасия вернула своё обычное выражение лица и бросила взгляд на своих компаньонов.

– Да, мы должны решить, что делать с теми, кто сдался.

В настоящее время на 12-ой базе было больше заключенных, чем солдат. Если быстро что-то не предпринять, то они вполне могут замыслить настоящий бунт.

Те, кто сдался или попал в плен, в основном делились на четыре категории: племена великанов – Хварины и Параны; орки, которые первоначально были солдатами Дворца Короля Демонов; варвары, прибывшие из-за пределов Кертиса.

– Варвары – не самая большая из проблем. Мы поступим с ними так, как и всегда.

Будущее пойманных варваров предполагало один из двух вариантов: или казнь, или рабство. Ингун уже прошел через эту процедуру после того, как закончилась война с восточными варварами, а потому не обращал на такие вещи особого внимания. Для Дворца Короля Демонов варвары были врагами. Таким образом, их попросту невозможно было помиловать.

Фелиция нахмурилась и спросила:

– Вопрос в том, что делать с армией, да?

– Верно, и особенно это касается великанов, – ответила 4-ая Принцесса и сделала глоток чая. В отличие от Фелиции и Кейтлин, каждое движение Анастасии было максимально элегантным, как у истинной принцессы. Правда сейчас, хоть в её глазах и голосе читалась усталость, она выглядела немного более расслабленной.

– Что касается орков – мы должны выбрать для них правильное наказание. Командиры должны быть казнены, но нам не следует убивать обычных воинов, поскольку они просто следовали приказам.

Такое решение было продиктовано вовсе не тем, что Анастасия была милостивой. В Кертисе оставалось ещё много мятежников и теперь, когда Беркинтокс, лидер восстания, был мертв, они будут внимательно следить за развитием событий. На основании своих наблюдений повстанцы решат, сдаваться им или продолжать борьбу. Жесткое наказание просто усилило бы их волю к дальнейшему сопротивлению.

Таким образом, сейчас было самое время ослабить петлю на шее. Всем было понятно, что солдаты сдадутся, если им оставят жизни.

«Реальное наказание будет после того, как в Кертисе всё уляжется», – подумала про себя Анастасия и продолжила объяснять:

– Но с великанами ситуация обстоит несколько иначе. Хварины нанесли самый непосредственный урон Дворцу Короля Демонов. Они уничтожили точки переноса и охранявших их солдат. А сдавшиеся Параны были телохранителями Беркинтокса.

С ними нельзя было поступить так же, как с обычными солдатами, особенно с племенем Хваринов.

– Сестра, но казнить абсолютно всех великанов – не очень разумная идея.

– Я тоже так думаю. Потери в личном составе будут слишком велики. Более того, это может заставить выживших продолжать ведение абсолютно ненужных боевых действий.

Самым худшим в гражданских войнах было то, что вне зависимости от того, какая бы из сторон ни выиграла, общая сила государства всё равно ослабевала. В частности, чтобы заменить племя Паранов, обладавших превосходной боевой мощью, потребовалось бы отрядить в Кертис тысячи солдат. А создание нового столь многочисленного подразделения – задача не из легких.

Тем более великанов было куда больше. Общая численность племени Паранов достигала 1,000. Не стоило забывать про молодых и старых, а также про сотни простых великанов из этого племени, для которых тоже должен был оставаться какой-то способ жить. В противном случае, Дворец Короля Демонов рисковал вызвать отчаянную борьбу за выживание.

После короткой паузы Анастасия вновь заговорила:

– Однако на этот раз у нас нет выбора, кроме как убить большинство плененных Хваринов. Среди ста Паранов должны быть казнены те, кто был особо близок к Беркинтоксу. Остальным великанам, как и оркам, будет назначено соответствующее наказание.

Это могло выглядеть чересчур холодно или жестко, но Хварины были кочевниками и не особо помогали в защите Кертиса. Они не нуждались в замене, а последствия их смерти были незначительными.

Нельзя было проявлять милость к тем, кто уничтожил точки переноса и убил сотни солдат. В этом смысле 100 великанам из племени Паранов повезло. Если бы они активно участвовали в битве с солдатами Дворца Короля Демонов, то так легко бы не отделались.

Ингун тяжело кивнул, словно они обсуждали такие вещи, как введение высоких налогов на последующие несколько лет.

– Ну, не так всё и плохо. Кроме того, за Кертис отвечает Анастасия, а потому я соглашусь с её предложением.

– Я тоже последую воле сестры.

Во время обсуждения казни атмосфера между собеседниками стояла не наилучшая. Затем, услышав ответы Ингуна и Фелиции, Анастасия вздохнула и вновь заговорила:

– Ладно, с наказаниями разобрались. Следующий вопрос – оставшиеся повстанцы.

Анастасия указала на карту Кертиса, разложенную на столе. Красивые статуэтки представляли собой расположение и количество действующих войск.

– Восток сдастся сразу, как только мы за него возьмемся. Проблема заключается в севере и западе, но я не думаю, что с ними будет слишком сложно.

С самого начала всей этой заварухи восточный регион просто наблюдал за ситуацией. Они не были настолько глупы, чтобы продолжать разжигать восстание после смерти Беркинтокса.

С другой стороны, проблемные север и запад не имели единого центра. Беркинтокс использовал свои лучшие козыри, чтобы быстро завершить битву за 12-ую базу, но в результате это принесло повстанцам лишь катастрофические потери.

Беркинтокс погиб, второй лидер, Артман, тоже погиб, и сто воинов-великанов оказались в полной власти армии Дворца Короля Демонов. У повстанцев все еще был Актий, но он был варваром и не мог стать центром всего восстания. Также была очень высокая вероятность того, что вместо боя Актий вновь попросту сбежит.

Другими словами, Актий и его варвары, скорее всего, просто вернутся обратно за черту границы.

– Прошу прощения, Шутра. Я хочу кое-что спросить, – повернувшись к Ингуну, сказала Анастасия.

Мгновение помедлив, она с легкой улыбкой произнесла:

– Ты не мог бы оставить зачистку севера и запада для меня и Виктора?

Анастасия была красива, даже слишком красива. Тонкий вырез обнажал гладкую ключицу и белую кожу, что свело бы с ума любого мужчину. Её маленькие плечи, объемная грудь и узкая талия, прикрытая плотно облегающей тканью, прямо-таки возбуждали воображение. Кроме того, от нее исходил приятный запах. Ее красоты было достаточно, чтобы кто угодно забыл бы обо всем на свете от простого взгляда.

Она улыбнулась Ингуну, но ответной улыбки не последовало.

– Как и ожидалось, это не сработало, – нахмурилась Анастасия, обливаясь потом. Не стоило забывать, что за маской элегантности стоял самый настоящий суккуб.

Фелиция поняла в чём дело и вскочила со своего места.

– Анастасия!

– Фелиция, ты что, отдала Слезы Темного Эльфа Шутре? Это действительно уже чересчур. Тебе и вправду нужно было отдать их? Ты даже меня не спросила.

Анастасия выглядела грустной, а Фелиция и вовсе была потрясена. Тем не менее, у Фелиции тоже были Слезы Темного Эльфа, которые предоставляли практически полный иммунитет к психическим атакам.

– Анастасия, тебе действительно нужно использовать свою красоту против своих младших братьев и сестер?

Анастасия ответила на эти ворчливые слова своей излюбленной элегантной улыбкой:

– Я знала, что это не сработает.

Несмотря на грубоватый ответ, Анастасии удалось не потерять своего лица, оставшись воплощением изящества. Рот Фелиции открывался и закрывался, словно у нее не было слов, в то время как Анастасия перевела взгляд на Ингуна.

Глядя на Шутру и не используя никаких заклинаний, она вновь спросила:

– Шутра, так что ты думаешь о моей просьбе?

 

Это было своеобразное политическое предложение.

За время противодействия восстанию Ингун уже получил большие заслуги. Он спас Анастасию, которая руководила Кертисом, и в ходе этого процесса заодно победил короля варваров Актия. Он лично убил Беркинтокса, лидера восстания, и Артмана, который отвернулся от Дворца Короля Демонов, несмотря на то, что был старшим генералом.

Не было преувеличением сказать, что он фактически в одиночку подавил всё восстание. Если Ингун успешно выполнит миссию и по возвращению контроля над северным и западным регионами, то Анастасия и Виктор будут попросту высмеяны.

Анастасия сумела скопить некоторое количество небольших заслуг. Она сыграла свою роль в победе над Актием, выйдя из ворот центральной крепости, и командовала армией на 12-ой базе.

Но вот Виктору совершенно нечем было похвастаться. Более того, он бессердечно бросил свою сестру. Было вполне очевидно, что его будут презирать по сравнению с Шутрой, который в одиночку разогнал тридцатитысячную армию. Единственным достижением, на которое он мог рассчитывать, – это участие в подавлении остатков повстанцев на севере и западе. Таким образом, он мог хотя бы сохранить свою гордость во Дворце Короля Демонов.

Тем не менее, для этого Ингуну нужно было пожертвовать своими собственными заслугами.

Под своей маской спокойствия, Анастасия нервничала, в то время как Ингун пристально смотрел прямо на нее. Не став раздражать принцессу затягиванием времени, он ответил:

– Есть одно условие.

– Говори.

Фелиция ещё прошлой ночью предвидела, что Анастасия попросит его об этом. И вместе с Фелицией они решили, что согласятся, но с одной оговоркой.

– Однажды в будущем, когда я попрошу, ты тоже мне поможешь. При этом независимо от своих собственных интересов, и используешь всю доступную силу и средства.

Возвращение севера и запада было уже послевоенным заданием. Ему не нужно было сходить с ума и гоняться за каждым очком достижений, поскольку он уже получил огромные заслуги. А потому Ингун предпочел бы, чтобы Анастасия осталась перед ним в долгу. Услышав требование Ингуна, 4-ая Принцесса нахмурилась и ответила:

– Шутра, я принцесса Дворца Короля Демонов. Я не буду помогать в чем-то, что идет вразрез с волей Дворца Короля Демонов.

– Тогда давай внесем следующую поправку: «если такие действия не вредят Дворцу Короля Демонов». Я ведь тоже принц и не собираюсь предпринимать каких-либо действий, которые могут нанести ущерб Дворцу.

В этих словах не было ни капли лжи. Пресечение амбиций Зефи, а также уничтожение Рыцаря Войны и Рыцаря Смерти были очень даже хорошими вещами для Дворца Короля Демонов. Анастасия опустила взгляд, словно ничего не могла с этим поделать и кивнула.

– Хорошо, так и поступим. Всё-таки я обязана тебе жизнью. Когда у тебя будет какая-то просьба – я выполню её, – произнесла Анастасия и повернулась к Фелиции.

Затем она рассмеялась и продолжила:

– Не волнуйтесь насчет этого. Я не забуду о своем обещании и верну долг сторицей. Как думаешь, Шутра не слишком многого просит?

Фелиция улыбнулась и пожала плечами.

– Я на стороне Шутры.

– А должна быть на моей, – проворчала Анастасия, что лишь усилило улыбку на лице эльфийки.

4-ая Принцесса тоже улыбнулась. Её претензия была всего лишь шуткой.

«Всё прошло лучше, чем я думал».

В Саге о Рыцарях Фелиция и Анастасия всегда были на одной стороне. Их разговор на чаепитии был довольно напряженным, но это, по-видимому, было вызвано недоразумением.

– В таком случае, Анастасия-нуна, мы с Фелицией отправимся на юго-запад.

Анастасия склонила голову набок и спросила:

– К ящеролюдам?

– Да, я хотел бы осмотреть окрестности и местные руины. Фелиция-нуна тоже хотела бы этого.

Фелиция очень любила посещать древние развалины. Однако это была не единственная причина. Он хотел поглубже изучить секрет Меча Короля Великанов и самих великанов.

Галанг сказал, что ящеролюды тоже слышали историю о Драконе Кечатулле. Этим событиям более тысячи лет, так что, возможно, ящеролюды больше знали об этом легендарном мече.

– Что ж, идите, если так хотите.

У Анастасии не было ни одной аргументированной причины отказывать им в этом.

***

На следующий день Ингун покинул 12-ую базу. Анастасия стояла на стене и смотрела, как удаляется группа Шутры и вздохнула, сама того не осознавая.

Вся эта бесконечная череда событий заняла всего несколько дней. Когда она закрывала глаза, у неё всё ещё перед глазами появлялась центральная крепость. Виктор не пришел. Он оставил её. Поведение брата было понятным, ведь шансов на победу было мало. В этой ситуации они могли лишь оба расстаться со своими жизнями, а потому она не держала на него обиды и не могла его ни в чем упрекнуть.

Однако она не могла не задуматься и о противоположной ситуации. Что бы сделала она сама? Если бы Виктор попал в окружение, оставшись в центральной крепости, разве она пошла бы его спасать? Неужели она действительно бросила бы Виктора?

Анастасия горько улыбнулась. Затем она вспомнила еще одного члена семьи. Благодаря Шутре ей удалось выбраться из объятий самой смерти.

– Я всё ещё слишком мягкая, – пробормотала Анастасия. Её мать, Титания, всегда беспокоилась о том, что она слишком мягкая. Может быть, эта мягкость была чем-то, что унаследовано от её отца, Короля Демонов?

Однако она не испытывала к нему ненависти. Она вспомнила слова, которые Байкал говорил ей, когда она была ещё ребенком: «Анастасия, мы не враги. Мы – конкуренты, идущие к одной цели и помогающие друг другу подняться на более высокое место».

Вот он был по-настоящему мягким и раньше Анастасия считала его простофилей.

«В этом что-то есть».

Хорошо поразмыслив, она перестала считать слова Байкала неправильными. Фактически, она сама смогла убедиться в его правоте, когда появилось лицо Шутры. Она никогда не забудет те несколько секунд, когда её жизнь была спасена невесть откуда взявшимся 9-ым Принцем.

«Все мягкие», – пожав плечами, улыбнулась Анастасия.

***

— Господин, почему Вы так улыбаетесь? Вы выглядите глупо. Но мне нравится это в господине.

– Просто… Просто я хорошо себя чувствую.

Усилив свое зрение Аурой, он взглянул в сторону 12-ой базы, а затем повернулся обратно. После долгого расставания, сидеть на спине Майбаха было по-настоящему комфортно.

За Шутрой следовало 100 воинов, и все они были всадниками со своими собственными ездовыми животными.

– Путь далёк и группа немаленькая. Ну что, будем «быстрее ветра»?

Новенькие солдаты улыбнулись, не понимая, о чем идет речь, но вот старички были другими. Они рефлекторно вздрогнули. Даже Майбах затрясся, припоминая, через что ему довелось пройти в Эвиане.

– Шутра, неужели нуна сделала тебе что-то плохое? – запричитала Фелиция.

Ее лицо было очень милым. Ингун подавил желание ущипнуть её за щечку и весело улыбнулся.

– Я буду впереди. И принц, не надо издеваться над принцессой. Неважно насколько это весело, – посоветовал ему Каррак, пока Зеленый Ветер накладывала на них Протекцию Ветра.

Ингун вновь посмотрел на запад. Ветер доносил до него запах зелени и леса.

– Вперед.

Зеленый Ветер закончила приготовления, и Шутра взял в руки белый флаг.

Их путь лежал на запад.

Оставить комментарий