Глава 83. Право править

Опция "Закладки" ()

Король Демонов.

Первое лицо Мира Демонов, его правитель и одновременно самое сильное существо.

Ингун с испуганным видом уставился на Элейн, и на лице королевы появилась слабая улыбка.

– Полагаю, Шутра, раньше ты об этом не думал.

Всё было именно так. Это был правильный ответ.

Это Зефи хотел стать Королем Демонов в Саге о Рыцарях. Он же собирался противостоять Зефи, чтобы предотвратить День Резни, но при этом никогда не задумывался о том, чтобы стать новым Королем Демонов. А всё из-за того, что положение Шутры было слишком низким.

Элейн присела рядом с Ингуном и посмотрела на него со смешанными эмоциями, а затем произнесла:

– Ну, это и не мудрено, учитывая твое прошлое положение.

9-ый Принц Шутра Игнус был известен как Принц Отбросов.

Он был бедным мальчиком, в юном возрасте потерявшим мать, своего наибольшего сторонника.

Бедный принц, которого никто и никогда не поддерживал.

– Но теперь твое положение изменилось, а потому тебе стоит задуматься об этом, – очаровывающим голосом проговорила Элейн и Ингун кое-что для себя подметил: «Они не похожи друг на друга».

У неё было почти такое же лицо, как у Кейтлин, но она была другой.

Элейн была совершенно другим человеком.

– Я не жду ответа прямо сейчас. Подумай об этом, а потом скажешь мне.

Элейн двигалась, как зверь породы кошачьих. Она подошла к безмятежно спавшей Кейтлин и коснулась ее щеки.

– Сладких снов, моё дитя.

Элейн наклонилась и поцеловала Кейтлин в лоб. А затем, медленно подняв голову, она снова посмотрела на Ингуна.

Она была одновременно и холодной, и теплой. В ней была некая неопределенность и загадочность. Элейн повернулась к двери и напоследок сказала Ингуну:

– Отдыхай. Скоро еще увидимся.

– Спасибо.

Ответ Ингуна прозвучал слегка напряженно, но Элейн лишь от души рассмеялась. А затем ушла так же внезапно, как и появилась.

Человек у входа закрыл за королевой дверь. Прошло несколько секунд, прежде чем раздался новый взрыв смеха. На этот раз, принадлежавший Крису.

– Мой совет?

Ингун повернулся к Крису и понял, что человек может быть ужасно противным. Он укоризненно уставился на Криса, который в этот момент лукаво улыбался.

– Почему ты не сказал мне, что придет 4-ая королева?

– Тогда это было бы не так весело.

Как и ожидалось, он получил совершенно отвратительный ответ. Крис рассмеялся, словно злодей, и продолжил:

– В любом случае, ты действительно должен об этом подумать. О том, чтобы стать Королем Демонов.

Он говорил легкомысленно, но выражение его глаз было серьезным. Нет, с самого начала это была такая тема, которую так просто не решить.

Сегодня Ингун впервые встретил 4-ую королеву Элейн Лунный Свет. Но, несмотря на это, не вполне нормально спрашивать у первого встречного, хочет ли он стать Королем Демонов.

Этому наверняка была какая-то третья причина.

Элейн была действительно неоднозначной, но при этом вела себя достаточно искренне.

Ингун считал, что если в этом вопросе и была какая-то скрытая причина, то она заключалась лишь в одном человеке.

Крис Лунный Свет, старший сын 4-й королевы и тот, кому она больше всего доверяла в этом мире… Тот, кто станет королем оборотней, и тот, кто уже идет по этому пути.

Элейн задала этот вопрос из-за Криса, которого самого наверняка интересовало, намерен ли Ингун стать Королем Демонов.

Крис был весельчаком, но он никогда не стал бы поднимать эту тему. Более того, он не стал бы задавать Ингуну столь личный вопрос.

Впрочем, возможно, Крис надеялся, что именно Ингун станет Королем Демонов.

Ингун мысленно сделал шаг назад и решил посмотреть на этот случай издалека.

В обычной монархии считалось бы настоящей изменой, если бы не коронованный принц стал бы раздумывать над тем, чтобы занять престол. Проще говоря, тот, кто не был прямым наследником, разжигал подобными мыслями опасное пламя.

Однако Мир Демонов был другим.

Здесь никогда не существовало такого понятия, как фиксированный наследник. Стать Королем Демонов должен был самый сильный королевский потомок. При этом не было никакой дискриминации между мужчинами, женщинами или в возрасте.

Поэтому процесс продвижения собственных детей для королев был вполне естественен.

Однако это было несколько отдалено от действительности.

Чтобы стать Королем Демонов, они должны были быть самыми сильными. А для того, чтобы стать сильнейшими, нужно было многое. Из всех королевских детей только трое искренне стремились занять престол:

1-й Принц Байкал Рагнарос.

2-й Принц Зефи Рагнарос.

И 4-ая Принцесса Анастасия Некрион.

В Саге о Рыцарях Крис вовсе не жаждал стать Королем Демонов. Он был бдительным и одновременно с этим враждебно настроенным по отношению к Зефи, но при этом никогда не принимал активного участия в соперничестве между фракциями.

Но теперь он интересовался его мыслями о троне Короля Демонов.

Ингун глубоко вздохнул, когда подумал об этом. Отбросив лишние мысли, он задал Крису простой вопрос:

– Почему я?

В некоторой степени Ингун мог догадаться, что ответит оборотень, но всё-таки хотел услышать это от него лично.

Не став сразу отвечать, Крис выпрямился. До этого он занимал полулежащее положение, но размеры его тела были настолько крупными, что стул, казалось, вот-вот разлетится в щепки.

Крис устроился поудобнее и улыбнулся.

– Возможно, это слишком рано… И не совсем удобно…

У каждого человека был свой стиль общения. В зависимости от ситуации и человека, тон Криса тоже менялся.

Оборотень глубоко вздохнул. Вместо обычного озорного выражения, его лицо было таким же спокойным, как когда он обсуждал отход от позиций племени Красной Молнии.

– Я не могу стать Королем Демонов. Но вот Шутра может.

На этом он не закончил. Подняв руку, Крис сосредоточил Ауру вокруг своего кулака. Его синяя Аура прямо-таки веяла холодом.

– Я знаю, что я силён. Многие называют меня гением.

Он говорил на полном серьезе.

Крис и вправду был гением. В свои 17 лет он обладал силой, сравнимой со старшими генералами Дворца Короля Демонов. Его темпы роста были поистине ужасающие.

 

– Тем не менее, моя сила не подавляющая. В лучшем случае, её можно сравнить с Сильваном, но даже через 10 лет я не смогу приблизиться к 1-му Принцу Байкалу. Не говоря уже о пропасти со 2-ым Принцем, которого в пору называть настоящим монстром.

5-ый Принц Сильван Роковой Клинок, брат-близнец Фелиции и принц темных эльфов, тоже был гением наравне с Крисом.

1-ый Принц Байкал был хорош как в мече, так и в магии. Байкалу было за двадцать, и поговаривали, что он ничем не уступает пяти капитанам.

Крис не упоминал об этом, но 4-ая Принцесса Анастасия тоже была гением в своей области. Если Фелицию можно было назвать способной волшебницей, то Анастасия была настоящим вундеркиндом, когда дело доходило до магии. Определенно была веская причина тому, почему именно она возглавила одну из трех фракций, а не её брат, 3-ий Принц Виктор.

И наконец, 2-ой Принц Зефи Рагнарос.

В Саге о Рыцарях это был крайне могущественный персонаж. Более того, он был главным действующим лицом и с огромной скоростью набирал силу.

Однако нынешний Зефи казался куда сильнее Зефи из Саги о Рыцарях. Если собрать все истории, которые ходили по дворцу, то именно к такому выводу он и приходил.

– Силы оборотней не сопоставимы с драконидами. Мало шансов на то, что я стану Королем Демонов, когда в индивидуальном развитии я уже отстаю. Лучше оставаться в стороне, чем ввязываться в борьбу между фракциями.

И это было еще не всё. У оборотней была политическая слабость. Существование Кейтлин Лунный Свет и секрет её рождения…

Именно она была причиной, по которой оборотни не вмешивались в политику Дворца Короля Демонов. Крис и Кейтлин всем своим видом показывали, что они не заинтересованы в троне, живя во дворце оборотней вместо Дворца Короля Демонов.

Возможно, для Кейтлин в некоторой степени это и было спасением. Как и в случае с Шутрой: если человек скрывался из виду, то интерес к нему уменьшался.

– Однако Шутра отличается от других. Ты можешь нагнать и 1-го Принца и 2-го.

Голубые глаза Криса светились рвением. Он искренне верил, что Ингун может превзойти Байкала и Зефи.

Всего через несколько месяцев после пробуждения своей Ауры он достиг уровня, сопоставимого с Кейтлин. Он объединил Божественную Власть Зверя и Закон Сердца Сур, чтобы создать Божественную Власть Сур, а ещё выявил истинную эффективность Экстракта Лунного Света.

Мало было назвать его гением. Он был монстром, сравнимым с Зефи, что подчеркнул даже Меч Герцога.

– В отличие от меня, ты также можешь получить поддержку и от других, помимо оборотней.

Меч Герцога уже поддерживал его. Это было неофициально, но тот факт, что Ишгард решил лично обучить его своим навыкам, был крайне немаловажен.

– Темные эльфы в настоящее время нейтральны. Вполне вероятно, что спустя какое-то время они могли бы склониться к 4-й Принцессе, но тут появился ты. Всего за несколько месяцев ты полностью завладел Фелицией.

Сильван и Фелиция были похожи на Криса и Кейтлин. Как только он получил сердце Фелиции, то получил и Сильвана.

Ингуну было несколько неудобно выслушивать утверждение, что он заполучил сердце Фелиции, однако отрицать это он тоже не мог. Невозможно было представить, что Фелиция будет сражаться против Шутры на стороне какого-то другого королевского потомка.

– К тому же патронаж Меча Герцога. Если ты продолжишь накапливать достоинства, то сможешь добиться прощения гандхарв, которые сейчас весьма ограничены. Хоть они и находятся в состоянии полного упадка, они – раса, которая когда-то смогла явить миру свою королеву. Их власть не может быть проигнорирована.

Ингун почувствовал, словно его ударили по затылку.

Прощения? Ограничены?

Вот почему он не видел даже одного гандхарвы? Какой же грех был совершен, что под ограничение попала вся раса?

Эта история казалась правдивой. Наверняка именно по этой причине гандхарвы не могли помочь Шутре.

Но если это так, то, что они сделали? Если рассматривать возможность амнистии благодаря достижениям, то, что же это было за преступление, если Шутра и 5-я Королева все еще сохраняли свои статусы?

Ингун был полон сомнений. Ему нужно было как можно скорее узнать про гандхарв.

Крис вздохнул и сделал такой большой глоток воды из стакана на столе, словно у него горело в горле.

– Мне не нравится ни 1-й Принц, ни 2-ой Принц, ни 4-я Принцесса. Но с Шутрой всё по-другому. Я думаю, что будущее, в котором ты станешь Королем Демонов, – наилучшее для оборотней.

Он сказал так не просто потому, что они были друзьями.

После изучения Божественной Власти Зверя, между Ингуном и оборотнями уже завязались доверительные и взаимоподдерживающие отношения.

У Ингуна же не было никого: ни матери, ни семьи, на которую можно было бы положиться, а потому союз с оборотнями был для него выгоден.

Вдруг Крис ухмыльнулся. Его лицо вернулось к обычному дружелюбному выражению, и он произнес:

– Ну, прямо сейчас тебе не нужно ничего делать. Просто подумай об этом. Существует большая разница между тем, когда тебе нужно подумать об этом самому, и когда кто-то тебе это предлагает.

Крис слегка подмигнул ему и встал со своего места. Как и Элейн, он подошел к спокойно спящей Кейтлин. Прикоснувшись к её щеке, он поцеловал её в лоб.

– Подумай о словах матери, – произнес Крис, глядя ему в глаза, и Ингун вспомнил саму Элейн.

У них были одинаковые глаза. Более того, почему после поцелуя Кейтлин, он посмотрел на него тем же взглядом? Предположений этому было море.

– Если проголодаешься или проснется Кейтлин, просто потяни за веревку на этой стене, проинструктировал его дружелюбным тоном Крис, прежде чем выйти из комнаты.

По какой-то неизвестной причине Ингун рассмеялся.

«Стать Королем Демонов».

Слова Криса были правдой.

Поначалу Ингун был похож на Криса. Но при этом он не задумывался над тем, чтобы обязательно стать Королем Демонов.

Однако ситуация изменилась. В некотором смысле это можно было предположить с самого начала.

Зефи был самым сильным королевским потомком. Естественно, что тот, кто станет сильнее Зефи, и займет королевский трон.

«Это похоже на ту ситуацию, когда у подруги твоей матери есть сын, и она считает его наилучшим, а потому и от тебя требует стать первым в стране».

Ингун улыбнулся этой аналогии, которую придумал прямо на ходу, и медленно кивнул.

Его мысли были просты. Совет был ценен, но даже без него он рано или поздно пришел бы к такому выводу.

«Стань сильным». Все решится, если он станет достаточно сильным, чтобы занять трон Короля Демонов.

Он сможет остановить уничтожение оборотней и День Резни. А еще он сможет пойти против Голода, Войны и Смерти.

«Так или иначе, цель Саги о Рыцарях – стать Королем Демонов».

Подведя итог своим мыслям, Ингун взглянул на свою правую руку и Кейтлин, мирно спавшую с ней в обнимку.

Он хотел сохранить это воспоминание.

Ингун тепло смотрел на Кейтлин, когда внезапно услышал голос Зеленого Ветра.

– Господин, у вас на лице подлая ухмылка.

Материализовавшаяся форма Зеленого Ветра теперь сидела на ногах Ингуна. Тот, прищурив глаза, ответил:

– Тебе моё лицо всегда кажется подлым?

Зеленый Ветер энергично кивнула. Ингун даже не знал, что ей ответить.

«Возможно, это возмездие за то, что я назвал её Зиви».

Не зная почему, Ингун внезапно захотел увидеть Каррака.

***

– Твои глаза прямо-таки горят амбициями.

– Твои тоже, Каррак.

Оставить комментарий