Глава 94. Последнее Пламя

Опция "Закладки" ()

– Э-э, так Последнее Пламя – какая-то личность? – шепотом спросил Каррак.

Сейра, идущая рядом с ним, тихонько ответила:

– Возможно, это что-то вроде Зеленого Ветра?

Это было весьма вероятное предположение. Если Зеленый Ветер была существом, обладающим силой ветра, то, возможно, Последнее Пламя воплощало собой огонь.

– В любом случае, это интригует, – с улыбкой проговорила Фелиция. Для неё это было весьма занимательно. Встречи с неизвестным всегда волновали её.

– Удивительно, – прокомментировала Кейтлин, на что кивнула Делия. Амита, который шел впереди, вдруг остановился. Его длинный хвост начал лупить по земле, а сам енот сердито проворчал:

– Я звал с собой только 9-го Принца, так откуда взялось столько…последователей?

Гнев Амиты был понятен. Следом за ним в буквальном смысле этого слова шла целая процессия.

Фелиция и Кейтлин были по обе стороны от Ингуна, а Сильван шел рядом с Фелицией. За ними следовала Диана и помощники: Каррак, Сейра и Делия.

Амита злился, но это было скорее мило, чем страшно, поскольку легендарный кузнец был енотом. Более того, в группе был один человек, который вполне мог управиться с гордым ремесленником.

– Амита, я тебя обниму, – растопырив руки, сказала Диана.

Амита повернулся к Диане и кивнул.

– Ладно.

Пока Диана нежно обнимала Амиту, остальные члены группы смущенно покашливали.

Вскоре товарищи последовали за успокоившимся Амитой и пришли к святыне, расположенной неподалеку. Она представляла собой сооружение, немногим большее в размерах, чем храм на Полях Энгера и полностью созданное из дерева. Что примечательно, святыня была возведена не из бревен. Деревья сами переплелись меж собой, образовав небольшую постройку.

Пройдя между стволов деревьев, они оказались в довольно широком пространстве с маленькой девочкой, стоящей посредине. У девочки была короткая стрижка и белое платьице.

– Хранитель Леса Пауков.

Услышав слова Амиты, Ингун с удивлением посмотрел на девочку. Робин упоминал о большом пауке, а потому он никогда не думал, что хранитель окажется маленькой девочкой.

— Это не её сущность. Очевидно, это тело – нечто наподобие терминала. Более того, основываясь на её внешности, она, кажется, совсем молодая хранительница. Возможно, громадный паук был хранителем в прошлые времена, но, основываясь на внешности нового хранителя, учиненный здесь беспорядок вполне понятен. Она кажется совсем юной и не имеющей достаточного количества сил, чтобы сражаться, – раздался в его ушах голос Зеленого Ветра.

Ингун прямо-таки подскочил на месте.

Молодой хранитель? Даже так бывает? Если бывший хранитель был пауком, то неужели это означает, что хранители могут… Рожать?

У Ингуна была целая масса вопросов, на которые он хотел получить ответы, но ситуация не вполне к этому располагала.

Девочка-хранитель слегка приподняла подол платья и сделала реверанс.

– Я Кафрана, хранительница Леса Пауков. Спасибо, что спасли меня.

Ингун задался еще одним вопросом: где же она могла научиться реверансу? Неужели это Амита показал ей?

Шутра улыбнулся, представив себе, как енот обучает хранительницу всяческим любезностям, а затем позвал Зеленого Ветра.

– Зеленый Ветер.

Зеленый Ветер приняла материальную форму рядом с Ингуном. В отличие от членов группы, которые привыкли видеть духа равнин, Кафрана удивленно уставилась на девушку.

Ингун повернулся к Зеленому Ветру и сказал:

– Поделитесь своими историями. Разве это не редкая возможность?

Это был шанс для хранителей поговорить друг с другом.

Как и сказал Ингун, такая возможность действительно выпадала крайне редко. Глаза Кафраны сверкнули, да и Зеленый Ветер тоже, казалось, была возбуждена подобной перспективой. Однако это продолжалось не дольше мгновенья.

– Но я должна следовать за господином, – нахмурившись, нерешительно произнесла Зеленый Ветер.

– Это не имеет значения, так как увидеть Последнее Пламя может только 9-ый Принц лично, – жестко сказал Амита.

Однако Кафрана, похоже, осталась довольной.

Ингун слегка погладил Зеленый Ветер по голове.

– Я вернусь.

– Я понимаю, господин. Возвращайтесь благополучно. Было бы хорошо, если бы Вы ещё принесли мне подарок, – радостно улыбнулась хранительница.

Ингун ухмыльнулся её словам про подарок и спросил:

– Кто тебя научил так говорить?

– Каррак.

Взгляды всех собравшихся повернулись к орку, у которого на лице висело самое настоящее бесстыдное выражение.

– Вы планируете стоять здесь целый день? Вперед! – раздался крик Амиты.

Зеленый Ветер осталась с Кафраной. Фелиция и Кейтлин же решили послушать их разговор. Вперед пошли лишь Каррак и Диана, несущая на руках енота.

Они остановились перед черной дверью, у которой Амита спрыгнул с рук Дианы и объявил:

– Дальше нельзя. Только 9-ый Принц может войти.

Диане очень хотелось увидеть Последнее Пламя, от чего ей было грустно, но Амита был неумолим.

Каррак шагнул назад и ухмыльнулся Шутре.

– Наслаждайтесь, Принц.

– Ага.

Из-под двери сочился мягкий свет.

Маленькие синие огни, напоминающие светлячков, заполнили всю комнату, которая размером была не более двух метров в радиусе.

Посреди самой комнаты на небольшом алтаре горел зеленый огонь. Пламя было совсем небольшим, и размерами вряд ли превосходило даже Амиту, но Ингун не мог не воспринимать его всерьез. Это было пламя, несущее в себе далеко не обычную энергию.

Амита вскочил на алтарь и указал на зеленый огонёк.

– Это Последнее Пламя. Опусти свою руку внутрь.

– А?

Опустить руку в огонь?

– Все нормально. Это не обычный огонь. Я что, должен объяснять каждое действие?

– Ладно.

Ингун послушался Амиту, который взял какой-то инструмент и подошел к Последнему Пламени. Сделав глубокий вдох, Ингун опустил руки в огонь.

Слова Амиты оказались правдой. Пламя было не жарким, а скорее теплым. Он не чувствовал, что его кожа горит.

Ингун медленно опускал руки вглубь огня, и оно окутывало его всё больше и больше. А затем, внезапно, огонь поглотил всего Ингуна.

Вместо того чтобы закричать, Ингун рефлекторно закрыл глаза и вскоре оказался в совершенно другом месте.

Это был настоящий мир огня. Всё вокруг было залито зеленым пламенем.

Однако первой ассоциацией Ингуна был вовсе не ад. Возможно, это могло прозвучать несколько банально, но если бы ему пришлось дать название этому месту, то он окрестил бы его Царством Огня.

Красивое и таинственное зеленое пламя цвело здесь, словно обычные цветы, а его тепло, казалось, растопило сердце Ингуна.

Шутра стабилизировал дыхание. Пламя расступилось в стороны и перед ним появилось некое существо.

Это была женщина, сделанная из самого огня. Выглядела она как обычная молодая и незамужняя девушка. Из-за мерцающего пламени казалось, что её внешность постоянно меняется.

Последнее Пламя.

Согласно легенде, оно было не только последним, но и первым огнём.

Девушка села на огненный трон и посмотрела сверху вниз на Ингуна. Затем она улыбнулась, а позади Ингуна появился еще один трон, очевидно, предназначавшийся ему.

– Приятно познакомиться, Рыцарь Завоевания, – произнесло Последнее Пламя. Ингун с изумлением уставился на неё, и девушка в ответ рассмеялась.

– Ты – Рыцарь Завоевания, обладающий силой Завоевания. Я не могла не заметить этого, поскольку ты использовал свою силу прямо перед моим аватаром.

– Аватар…

– Всё верно, то симпатичное и привлекательное дитя по имени Амита – мой аватар.

Ингун неловко улыбнулся. И правда повезло, что суровый Амита хотя бы с виду был привлекательным и милым.

 

Последнее Пламя улыбнулось Ингуну и скрестило ноги. Девушка опустила голову на руку, которой облокотилась на подлокотник трона, и произнесла:

– Твои глаза полны удивления и смятения. Разве ты не знаешь, что такое Рыцарь Завоевания?

Ингун покачал головой. Впервые он мог поговорить с кем-то о том, что собой представляет это звание. И сейчас было не время стыдиться своего невежества.

– Да, я не знаю, но хотел бы узнать.

Его желание узнать лишь усилилось после её слов.

Последнее пламя заговорило вновь:

– Как весело.

Последнее Пламя было настоящей королевой. Она сидела прямо, и казалось, что глядя вдаль, читает какое-то стихотворение.

– Завоевание, Война, Смерть и Голод – Четыре Рыцаря Апокалипсиса.

Вокруг трона поднялось пламя. Зеленые языки огня сформировали несколько символов: корону, символизирующую Завоевание; меч, символизирующий Войну; серп, символизирующий Смерть; и пустую миску, символизирующую Голод.

– Они – рыцари конца. Они – те, кто жаждет уничтожения мира.

Затем пламя стерло символы и рассеялось.

– Те, кто жаждет разрушения. Те, кто приведет к концу.

Казалось, её слова звучали вполне естественно. Война, смерть и голод – все эти термины имели определенно негативное значение.

Последнее Пламя откинулось на спинку трона. Оно посмотрело на Ингуна и произнесло:

– Однако, ты немного… Нет, совершенно другой. Почему ты – Рыцарь Завоевания? – спросило Последнее Пламя и замолчало. Затем оно пристально посмотрело на Ингуна и продолжило, – Рыцари Апокалипсиса – это те, кто жаждет разрушения. Но это вовсе не потому, что они так зовутся. Они были выбраны в качестве рыцарей, потому что в них уже были задатки к подобным желаниям.

Единственным Рыцарем Апокалипсиса, с которым непосредственно доводилось сталкиваться Ингуну, был Джерард, Рыцарь Голода.

И он явно был сумасшедшим.

Оборотень наслаждался уничтожением и убийствами и даже пытался убить своих родных.

– Ты же не желаешь разрушения. Тебе не нравятся смерти и разруха. Более того, ты слабо подвержен влиянию.

– Влиянию? – рефлекторно переспросил Ингун, и Последнее Пламя рассмеялось.

Оно вызвало в воздухе два огонька, связанных меж собою тонкой линией.

– Завоевание, Война, Смерть и Голод. Они могут проявиться лишь в избранных ими рыцарях. Но и Рыцари Апокалипсиса сильно зависят от них. Благодаря ним растет их сила. Таким образом: находясь под этим влиянием, они пытаются положить конец миру. Но ты не похож ни на одного из них. Ты почти не подвержен влиянию Завоевания. Кажется, даже само Завоевание не стремится подчинить тебя. Вместо этого…

Последнее Пламя туманно улыбнулось. Его глаза прищурились, и оно прошептало:

– Может быть, она надеется на то, что ты сам её завоюешь.

Женщина с золотой короной и глазами красного и голубого цвета.

Она никогда не пыталась манипулировать Ингуном, и лишь в случае кризиса раскрывала ему свою внешность и голос.

– Это всего лишь мои догадки. Фактически, я сама впервые сталкиваюсь с Рыцарем Апокалипсиса, и уже рассказала тебе всё, что знаю.

Последнее Пламя рассмеялось и, вновь закинув ногу за ногу, заговорило с хмурым лицом, похожим на Фелицию:

– Ты не жаждешь разрушения и не намерен положить конец всему живому. Так чего же ты хочешь? Теперь, когда три рыцаря преследуют единую цель, что же собираешься делать ты?

Это был фундаментальный вопрос.

Чего он хочет добиться?

Вернуться в свой первоначальный мир?

Конечно, он думал о возвращении, но в этом мире было еще кое-что, чего он хотел достичь.

Он всегда думал об этом.

Ингун хотел остановить массовое уничтожение оборотней…

И предотвратить День Резни.

Он хотел изменить будущее потомков Короля Демонов, не допустив их убийства со стороны Зефи. Он хотел защитить всех, включая Кейтлин и Фелицию.

Все эти вещи можно было бы просто сложить воедино и назвать так: изменить концовку. Предотвратить трагическое окончание Саги о Рыцарях.

Ему нужно было это сделать. Именно это, ни больше, ни меньше.

Ингун не думал, что он попал в мир именно по этой причине. Также он не считал, что его цель разделяет и Завоевание. Это было личное желание Ингуна.

Он должен справиться и с Зефи, и со всеми этими Рыцарями Апокалипсиса, ищущими разрушения.

И не имело никакого значения, совпадает ли это с причиной его призыва или мечтами Завоевания.

Личная мечта Ингуна заключалась в том, чтобы изменить концовку.

– Ты не похож на Рыцарей Апокалипсиса, но ты – человек, хорошо подходящий, чтобы быть Рыцарем Завоевания.

Сказав эти слова, Последнее Пламя подняло свою руку. А затем оно медленно сжало её в кулак.

– Рыцарь Завоевания – это король, который подчиняет себе абсолютно всё. Это тот, кто родился с отпечатком судьбы истинного правителя.

Наказание, послушание, управление…

Навыки, магия, хранители, сердце старейшего дракона…

И это был не конец.

– Самый простой и совершенный способ исполнить твои желания – стать Королем Демонов.

4-ая Королева, Элейн Лунный Свет, уже спрашивала его, хочет ли он этого добиться.

Также его спрашивал Крис, её сын и один из сильнейших союзников Шутры.

И теперь об этом заговорило Последнее Пламя.

– Рыцарь. Хочешь ли ты стать Королем Демонов?

– Я стану им, – объявил Ингун.

Его слова прозвучали так естественно, что даже Последнее Пламя удовлетворенно кивнуло. Оно встало с трона и подошло к Ингуну.

– Рыцарь Завоевания, который ищет продолжения жизни, а не его конца. Нет, Король Завоевания…

Девушка прикоснулась губами ко лбу Шутры, и священное пламя благословило его.

– Я молю, чтобы твои мечты сбылись.

[Вы изучили Божественную Силу: ур. 1.] 

[Вы изучили Воплощение Огня: ур. 1.]

[Вы сформировали прочный альянс с Последним Пламенем]

[Вы получили новый уровень]

Ингун улыбнулся этим внезапным сообщениям. Уподобившись актерам, которых он иногда видел в кино, Ингун поцеловал внешнюю часть руки Последнего Пламени. 

И в ответ на такое неожиданное действие Ингуна Последнее Пламя рассмеялось и поцеловало его не в лоб, а прямо в губы.

От внезапного поцелуя глаза Ингуна округлились, а Последнее Пламя продолжало смеяться.

Окружающий его мир окутало огнём.

***

Ингун открыл глаза. Вместо горящего трона и прекрасного Последнего Пламени, он увидел комнату, заполненную синими огоньками.

Разговор с Последним Пламенем был коротким, но вместе с этим долгим.

Безусловно, в нём было немало выгоды. Он немного узнал о личности рыцарей и смог сформировать свою цель.

Но было еще кое-что.

Амита, тупо смотревший на Последнее Пламя, внезапно ударил хвостом по земле. Енот вскочил и закричал на Ингуна:

– С какой стати?! Почему Последнее Пламя вдруг попросило меня сделать тебе целый комплект?

Вместо ответа Ингун поднял руку к губам. На них всё ещё чувствовался приятный жар.

– 9-ый Принц! Отвечай мне!

Вместо Амиты, Ингун посмотрел в сторону Последнего Пламени. Казалось, зеленый огонёк внезапно улыбнулся.

– Полный комплект… Спасибо тебе, – произнес Ингун, и Амита покачал головой.

Енот вновь сердито хлопнул хвостом о землю.

Оставить комментарий