Ранобэ | Фанфики

Реинкарнация Алисары

Размер шрифта:

Том 1 Глава 0 Пролог: Наследие

Звёзды мерцали вокруг меня, словно облако крошечных сверкающих бриллиантов. Они появлялись и исчезали, тускнели и наконец угасали, освобождая место новым звёздам. Все они были тёмно-красного цвета, однако, оглядевшись вокруг, я увидела небольшую кучку светло-серого оттенка. Эта серость походила на заразу, медленно распространяясь на соседние.

Я завороженно наблюдала за ними: с каждым таким циклом они становились всё краснее. Серые частицы переходили от звезды к звезде, каким-то образом сосуществуя с ними. Вообще, это не похоже на болезнь. Судя по всему, они на самом деле увеличивают продолжительность жизни звёзд. В моей голове крутилось множество вопросов. Что это за место? Что это за «звёзды»? И ещё целый шквал подобных. Я не могла двигаться или размахивать руками, а только смотреть, что, собственно, и делала.

Я продолжаю смотреть на звёзды, окружающие меня. Смотрю. Смотрю целую вечность, и ещё столько же. Похоже, что время здесь не имеет никакого значения, но всё же оно движется вперёд, и по мере этого звёзды, теперь уже ярко-красные, становятся оранжевыми. Я чувствую глубокую сонливость, будто сама моя сущность утомлена и медлительна, как если бы не спала всю ночь, однако я всё ещё не могу перестать смотреть. Чем дольше я провожу в этой… пустоте, тем больше чувствую, как всё моё естество начинает дремать: мои воспоминания тускнеют, не забываются, но словно тоже засыпают.

Звёзды меняют свой цвет с оранжево-желтого на желтый, затем на желто-зеленый, и в то же время серый цвет распространяется всё быстрее и быстрее, пока не коснётся всех. Каждая рожденная звезда почти мгновенно становится яркой, серый цвет каким-то образом откладывает их смерть так долго, что они уже не кажутся облаком, а больше похожи на одеяло, обернутое вокруг меня.

Моё сознание, окутанное этим звёздным одеялом, начинает то погружаться, то выходить из спячки. Однако последними искрами сознания я замечаю дыру в постоянно уплотняющемся, блестящем покрывале. Бездна расширяется, звёзды начинают быстро тускнеть одна за другой… нет, они не тускнеют, их убивают. Что-то уничтожает звёзды и серые частицы. Пустота расширяется всё быстрее и быстрее, сводя на нет весь труд серых частиц. Я пытаюсь остаться в сознании, но всё бесполезно: я погружаюсь в сон, а проснувшись, обнаруживаю, что бездна стала ещё больше.

Каждый раз, когда проваливаюсь в сон и вновь просыпаюсь, я нахожу всё меньше звёзд, пока единственной, что меня встречает, не остаётся только всепоглощающая бездна. Как бы я ни старалась, всё равно вижу только темноту, бесконечное море ничего, пустую вечность. С чувством глухого одиночества я, наконец, погружаюсь в забытье.

• • •

В моём сознании раздаётся колокольный звон, но я не просыпаюсь. Снова и снова он позванивает, как будто ветряные колокольчики играют успокаивающую мелодию сквозь тьму. Вдруг я ощутила колоссальное присутствие: бесформенное, невидимое нечто, которое почему-то приносит с собой двоякое чувство спокойствия и любопытства. Оно вызывает ощущение созерцания бескрайней красоты звёзд на небе, безмятежности зимнего пейзажа, спокойствия водопада. Словно само воплощение понятия красоты. Но в то же время это ощущение становится другим: заряжающее энергией вдохновения, наполняющее чувство создания чего-то, воплощение эмоций творчества.

Я чувствую, как меня толкают, и неприятные тычки. Меня грубо толкают и трясут, но попытки проснуться всё ещё похожи на плавание в смоле.

Вскоре тычки, толчки и потряхивания прекращаются, но перезвон продолжает звучать в моём сознании. Долгое время я сплю, прислушиваясь к нему. Затем, ни с того ни с сего, меня ошеломило! Электрическое чувство пронзает всю мою сущность. Сознание вновь возвращается по мне, и снова вокруг мерцают звёзды и разноцветные облака, похожие на медленно клубящиеся туманности. Звёзды сияют множеством цветов, словно в каждой из них запечатлена радуга.

Где я?

Кажется, я уже видела нечто подобное: пустоту со звёздами, но я не могу вспомнить.

— [Приветствую, потерянное наследие. Я — Мироу, богиня творчества и красоты], — сказал женский голос, эхом разносясь по пустоте. Если бы голос мог обнимать, то её почти делает это. Он обволакивает меня тёплым и странным прекрасным чувством, похожим на ласковые материнские объятия. — [Я уверена, что ты в замешательстве и у тебя много вопросов, но на это ещё будет время.]

Я киваю: нет необходимости злить божество и рисковать прогневать её.

Хихикание эхом расходится вокруг, словно волна, мягко набегающая на берег в лунную ночь, когда воздух неподвижен и безмятежен, а время будто остановилось.

— [Не стоит Свободный-Мир-ранобэ бояться: не часто в моё царство забредает такая древняя душа, как твоя.]

— Такая же старая душа, как моя? — спрашиваю я вслух. Я пытаюсь вспомнить, но это похоже на попытку разбудить упрямого соню. Такое ощущение, что то, что я ищу, говорит: «Ещё пять минуточек…».

— [Не дави на них], — говорит Богиня, её голос звучит как хорошо обработанный и отполированный драгоценный камень. — [Твои воспоминания и предыдущая сущность очень долго дремали. Дай им время, и они медленно пробудятся. Видишь ли, твоя душа принадлежит эпохе, что была задолго до богов и магии, из мира, что давно исчез. Ты — так называемая Душа Наследия], — заметив мое замешательство, она пояснила.

— [Хм, как бы сказать понятнее… ты вроде ископаемого, древняя душа, из такого далекого прошлого, что миллионы миров появились и исчезли, возможно даже сотни миллионов. Наследия встречаются крайне редко: пережить забвение в течение столь долгого времени вовсе не легко, но учитывая количество душ, которое присутствует во всех мирах, некоторые неизбежно выживут. Однако мы никогда не находили такой древней души, как ты… до этого момента, конечно.]

Я все ещё не понимаю, о чём она говорит.

— [Ладно, я пыталась. Ты поймёшь, о чём я говорю, когда вернётся память] — сказав это голосом, что звучит как безмятежное озеро, отражающее на своей поверхности полную луну, Богиня оставляет попытки что-либо объяснить мне.

— Откуда ты знаешь, что я наследие? Разве я не могу быть обычной душой? — спрашиваю я, не издав и звука. Однако Богиня всё равно поняла, что я сказала.

— [Твоя душа совершенно не тронута магией, но тут нечто большее… как бы это объяснить… диковинность? Мир, в котором проявляется твоя душа, оставляет на тебе… оттенок, след. Но твоя почти совсем не тронута. Наши исследования вселенной и текущие теории предполагают, что твоя душа не только из очень молодого мира, но и из одного из самых ранних. За это время эволюция миров зашла очень далеко.]

— Эволюция миров? Что это такое? Как работает? — я уверена, что знаю, но просто не могу вспомнить.

— [Хм. Лучше всего ответить на эти вопросы, когда твоя память вернётся], — пробормотала богиня себе под нос. — [Короче! Ты уникальна, и мы хотим знать больше о том, откуда ты взялась.]

— Я удивлена, что вы не относитесь ко мне как к объекту исследования, раз я действительно такая особенная, — говорю я, начиная уважать богиню чуть больше.

— [А, так и есть — это была прекрасная возможность узнать больше о душах. Но теперь мы хотим узнать больше о том, что находится в твоей душе, твои воспоминания и опыт. Однако мы не можем рисковать, вырывая их из тебя. Души удивительно хрупки, а твоя — тем более. Поэтому нам просто нужно подождать, пока все они не пробудятся окончательно.]

Если бы я могла с подозрением смотреть на божество, то так бы и сделала, однако пока что Богиня не показала себя, и, похоже, у меня нет тела.

— [Мы не собираемся причинять тебе вред; мы просто хотим узнать, каким был один из первых миров: это очень важно для наших исследований], — её голос звучит почти взволнованно, но кажется, что она всё ещё стискивает меня своими объятиями.

— [Давай так: ты получишь от меня дар, а мы будем иметь право изучить твои воспоминания и опыт. Из того, что мы уже знаем о других наследиях, потребуется около двадцати лет, чтобы все твои воспоминания полностью открылись], — предложила сделку богиня.

Я долго обдумываю её предложение, пытаясь понять, в чём же плюсы, но раз она богиня красоты и творчества, то у неё наверняка найдётся что-то хорошее, верно?

— Ладно, хорошо, — сдаюсь я, вздыхая. Мне не нравится идея исследования моих воспоминаний, но если со мной не случится ничего плохого, и я получу от этого пользу, то почему бы и нет.

— [Прекрасно!] — потоки света внезапно закружились вокруг, собираясь передо мной и принимая форму великолепной женщины. Нет, невозможно красивой женщины. Она словно само проявление красоты и творчества: материя вокруг неё мерцает и переливается на фоне бескрайнего безоблачного ночного неба, усыпанного звёздами.

У неё были длинные, струящиеся, золотистые, шелковистые волосы, безупречная бледная кожа и глаза, похожие на глубокие изумруды. Её одеяния выглядели как текущая река глубокого, насыщенного синего цвета с более светлыми вкраплениями. Удивительно, но она огромна, словно гигант. Либо это и вправду так, либо я настолько крошечная, что помещаюсь в её ладонях. Нет, я действительно нахожусь в её ладонях. Когда это случилось?

— [Я дам тебе дар красоты. Используй его с пользой!], — сказала богиня, и внезапно я почувствовала связь, но не совсем с ней, а скорее с самой сутью красоты.

— Дар красоты? В смысле? Разве я не должна получить что-то, что поможет мне выжить? Что случится, если я снова умру? — задаю я вопрос за вопросом, теперь уже зная, что эта богиня ничего мне не сделает.

— [По порядку, пожалуйста], — сказала Мироу со вздохом. — [Ты поймёшь, что оно делает. Будет лучше, если ты разберёшься в этом сама, но, вообще-то, оно поможет тебе выжить, я не планирую кинуть тебя в место, где есть высокий риск того, что ты почти сразу погибнешь. Если умрёшь, то просто переродишься естественным путём. Однако если вдруг по случайности или непредвиденным обстоятельствам ты умрешь до того, как восстановишь свои воспоминания… что ж, мы не можем позволить им быть утраченными — не то, чтобы это было вообще возможно с теми слоями, которые имеет твоя душа — поэтому мы вмешаемся и реинкарнируем тебя вместе с воспоминаниями снова, просто чтобы убедиться, что они останутся целыми.]

— Другими словами, как только вы получите от меня то, что вам нужно, я буду предоставлена сама себе? — уточнила я.

— [Ага!] — Мироу красиво улыбнулась, будто смотря на ночной город с вершины горы.

— Полагаю, ты ничего не скажешь мне о том, куда я попаду? Не хотелось бы постоянно оставаться на чеку, — спросила я, стараясь узнать как можно больше.

— [Во-первых, у тебя нет чеки в твоем нынешнем виде], — усмехнулась богиня собственной шутке. — [Во-вторых, это будет сюрпризом! Хочешь ещё что-нибудь спросить, прежде чем мы продолжим?]

— Почему бы тебе просто не оставить меня здесь? Ведь если это займет целых двадцать лет, то здесь самая безопасная и контролируемая среда, — этот вопрос возник сам по себе.

— [Хороший вопрос. Причина в том, что твоя душа просто снова погрузится в сон. Тебе нужен сосуд, чтобы пробудиться должным образом.]

— Что ж, похоже, вопросов больше нет.

— [Хорошо, теперь — куда тебя отправить? Хм-м-м, нет, это место слишком суровое], — сказала Мироу, рассматривая далекую звезду, после чего взглянула на другую.

— [Обычно тут неплохо, но сейчас там идут масштабные гражданские войны — не самое подходящее время. Ой, а тут всё заполонили ледяные элементали и зимние духи, там будет трудно. Ага! Нашла идеальное место, никаких войн или хищников, да и местные жители вряд ли будут голодать], — богиня переводит взгляд от звезды к звезде, в итоге останавливаясь на мигающей.

— [Хм, как… интересно: не ожидала, что такая раса может развиваться подобным образом. Что ж, это лучший вариант, и в качестве ещё одного преимущества: они поклоняются мне! Ступай!]

Мироу притянула меня к себе и, дополнительно замахнувшись поднятой ногой, буквально швырнула меня к звезде. Оглянувшись, я увидела, как рядом с Мироу появилось другое существо, похожее на старую библиотеку, свежий свиток, профессора, на саму сущность знания и мудрости. Оно приняло облик старика с длинной белой бородой, достигающей длины колен. Он носил большую остроконечную шляпу и черную мантию с красной отделкой.

— [Это было подло с твоей стороны, Венаро], — сказала Мироу невнятным, обвинительным тоном.

— [Лучше дать ей лучший шанс, который она может получить], — Венаро погладил свою бороду. Два титана становились всё меньше по мере того, как я улетала.

— [Ты что-то задумал, и мне это не нравится], — их голоса быстро стихают.

— [Вот увидишь, хо-хо-хо], — посмеялся Венаро, звуча как эхо огромных хлопающих томов.

Звезда постепенно становилась всё больше и больше, пока белый свет не стал единственным, что я могла видеть. Затем, внезапно, меня охватила теплая и манящая темнота, и вскоре я заснула.

——Примечания——

Приветствую всех! Я начал новую ветку (да, очередную), но поскольку большая часть перевода этого произведения – машинка, то я считаю, что это имеет смысл. Стиль автора немного неудобный (слишком много настоящего времени, и это трудно исправить), но я постараюсь сделать перевод как можно более точным. Спасибо, что читаете.

Реинкарнация Алисары

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии