Ранобэ | Фанфики

Реинкарнация Алисары

Размер шрифта:

Том 1 Глава 1 Вновь ребёнок

(П.п.: [0] — ссылки на примечания в конце главы)

Я проснулась в темноте, окутывающей меня, словно тёплое манящее одеяло. Оно было слишком тугое, поэтому я попыталась оттолкнуть его, но силы быстро иссякли, и я снова заснула. Это повторялось ещё несколько раз, прежде чем я проснулась от сильного, давящего ощущения, заставляющего меня протискиваться сквозь узкий туннель. Пространство вокруг продолжало толкать меня, пока я полностью не дошла до конца туннеля. Давление ослабло, и я вздохнула, почувствовав, как что-то обхватило меня и стало вытирать лицо, пытаясь очистить его.

Открыв глаза, я увидела лицо великанши. Она была прекрасна: у неё были длинные волосы королевского синего [1] цвета и большие лисьи уши. Они похожи на такие, как у сервала или фенека, если брать их пропорции к голове. Я не совсем уверена, что такое сервал или фенек, но мысли о них вызывают образы пушистых существ. Я должна знать, что это, но по какой-то причине я помню только, как они выглядят.

Прежде чем я успела побольше рассмотреть гигантскую женщину, меня передали другой. Её черты лица, кажется, совпадали с таковыми у предыдущей, и у неё были такие же синие волосы. Теперь, когда меня не тормошили туда-сюда, я заметила, какие они мягкие и ухоженные. У неё были такие же уши с пушистыми хохолками на концах — они выглядели такими мягкими, что я попыталась дотянуться до них, но те были слишком далеко.

Женщина улыбнулась — казалось, что её водянистые голубые глаза смотрели на меня с материнской любовью. Эти девушки были похожи — может быть, сестры? Одинаковый цвет волос и глаз, похожие лица — несомненно, они родственницы.

Вокруг меня раздавались крики восторга, и в поле зрения появлялось всё больше лиц. Кажется, они восхищались мной, говоря высокими голосами и щебеча надо мной. Я сосредоточилась на своей матери, ну, я предполагаю, что это она… однако не означает ли это, что я переродилась? Разве это не должно быть просто рождение, а не перерождение? Нет, похоже именно последнее. [2]

Мама выглядела немного неестественно, словно перенапряглась, но всё продолжала обнимать меня… святая корова! Грудь у неё, мягко говоря, внушительная. Она распахнула платье и высунула одну из них, приближая к моему лицу. Инстинкты взяли верх, и вскоре прекрасная сливочная пища богов окропила мой рот.

Насытившись, я быстро начала проваливаться в сон, не в силах ему сопротивляться.

Первым, что я увидела, проснувшись, был деревянный потолок. Я рассматривала его текстуру, пытаясь определить цвет. Честно говоря, материал больше походил на мясистый бамбук кремового цвета, чем на дерево, хотя в то же время и не совсем похожий на него. Не могу сказать точно, откуда знаю, что такое бамбук… ну, я действительно не знаю: так просто кажется правильным. Отложив пока эту загадку, я продолжала осматриваться. Кажется, что всё было сделано из одного и того же бамбукоподобного дерева. Бамбукодерево? Звучит как рекламный продукт. Хотя нет, точно нет. Я очень плохо придумываю названия.

“Итак, похоже, что я нахожусь в какой-то клетке… кроватке… штуке… Чтобы не слишком беспокоиться об этом, буду надеяться, что это кроватка. По крайней мере, у меня есть мягкое бежевое одеяло”, — я вздохнула. — “Что ж, похоже, скоро мы со скукой будем прекрасными друзьями. Погодите, почему я везде вижу плавающие разноцветные сферы? И почему я вся в них? Они выглядят красиво, но, может быть, что-то не так с моими глазами?”

Ого-го, что-то определенно не так, но, похоже, это связано с тем, сколько я выпила до этого.

Мои кишки шевелились, предвещая что-то очень неприятное. Я взвываю так громко, как только могу.

— ВУАААА!

“О, мои мать и отец или, возможно, нянька, я призываю вас помочь мне в сию трудную минуту. Внемлите же моему зову, и пусть эти вопли укажут вам путь в мои владения!”

Словно приветственный гром, я слышу приближающиеся гулкие шаги. Мой крик, похоже, спугнул светящиеся шары, и те медленно уплывали прочь, словно дрейфующие медузы.

Синеволосая женщина, вероятно, моя мать, вошла в комнату и взяла меня на руки, прижала к себе, укачивая… и подпрыгнула. О боже, пожалуйста, не тряси меня — будет только хуже… поздно. Запах грязного дела явно указывал на то, что пока сменить одеяло… и мамино платье.

После этого она некоторое время носила меня на руках, давая возможность осматриваться с высоты. Мне удалось хорошо изучить наш дом, нет, скорее, хижину. Она была не такая уж большая. Вместо комнат были занавески, разделяющие её на части. Дом был круглой формы и с плоской крышей, насколько я смогла понять.

Завесы были сделаны из того же мягкого материала, что и моё одеяло, и украшены декоративной вышивкой. Рядом с моей колыбелью стояла кровать, которую я раньше не заметила. Похоже, что она для моих родителей. Постель тоже была из ткани кремового цвета, и, судя по всему, не только расшита декоративными узорами, но и окрашена в разные цвета.

Мама была одета в скупое платье из того же материала и с такой же с модной вышивкой, что и всё остальное. Наряд состоял из нескольких частей ярко-синего цвета: откровенного бюстгальтера с оборками и лентами, подкреплёнными лентами нарукавников, расположенных на верхних частях рук и предплечьях и юбкой, не доходящей до колен. Её плоский живот был оголён, демонстрируя легкий загар и здоровую кожу. На шее же у мамы был изумрудный амулет, а в больших ушах — несколько сережек.

• • •

Она вынесла меня из хижины на открытое пространство. От увиденного у меня почти перехватило дыхание! Тысячи плавающих светящихся сфер всех цветов, танцующие радужные частицы — все они собирались в одной точке неба и падали вниз в виде прекрасного водопада на гигантскую ступенчатую пирамиду в стиле майя, нижние части которой обволакивало пламя. А по усеянному облаками небу пролетал гигантский сапфирово-синий дракон европейского типа.

В небе висели три гигантские луны. Самая большая и ближайшая из них, была красного цвета и усеяна пепельными облаками, а её темная сторона светилась огнями и лавой. Вторая — бледно-голубая луна, также была покрыта облаками белого и серого цвета. И последней была зеленая луна, наполовину скрытая за красной луной, облаков на которой было уже значительно меньше.

Оглядевшись, я поняла, что мы находились рядом с островом, покрытым высокими побегами «бамбуковых деревьев». У них не было ветвей, а из верхушек росли длинные отростки, которые опускались вниз под тяжестью крупных плодов размером с арбуз.

Дороги на улице были покрыты досками, искусно обработанными и плотно подогнанными друг к другу без единого зазора. Повсюду были вырезаны декоративные рисунки, и многие люди ходили по дорогам босиком. Всё здесь содержалось в чистоте и приличном состоянии. Наша хижина стояла на краю деревни, что позволяло мне видеть окружающие нас далёкие горы, разделённые морем, от поверхности которого поднимался пар. Я легко могла разглядеть морское дно за мелкой дымкой: всюду были красочные кораллы, и похожие на крабов моллюски ходили на длинных ногах, сражаясь друг с другом большими клешнями.

В настоящее время мы находились на причале, вокруг которого было много других хибар, но дальше в городе, похоже, были настоящие дома, причём некоторые были двух- и даже трехэтажными. Вообще похоже на плавучую деревню, построенную на пирсах.

Мама шла к неизвестному мне месту назначения, проходя мимо множества людей, которые приветливо здоровались с ней. Они тоже носили похожие платья, но других цветов, а их волосы были яркими и разноцветными: зеленые, красные, оранжевые, фиолетовые, розовые, синие и другие. Кроме того, видимо, вообще у всех здесь длинные, удивительные волосы, или это только мне кажется?

Некоторые из них подходили и лялякали со мной, и все женщины. Некоторые были очень высокими. На самом деле, примерно половина женщин была на голову выше мамы, а другая половина примерно её роста… странно.

(П.п.: теперь я понял к чему пояснение про фут в описании)

А где все мужчины? Ни одного не видно. Только женщины с разноцветными волосами, пушистыми ушами и длинными, очень длинными пушистые хвосты. Серьёзно, эти хвосты гигантские. Они были почти такой же длины, что и их рост, может, на голову меньше. Им приходилось сворачивать их, чтобы те не волочились по земле.

“У меня тоже длинный хвост и такие же уши?” — я потянулась вверх, чтобы потрогать их, и мои руки ощутили что-то невообразимо мягкое. Да, они были довольно большими и очень мягкими. Наблюдавшие женщины «охали», когда я бралась за уши точно так же, как это делают, глядя на милого котенка.

Все женщины здесь кажутся великолепными: высокие и низкие, с большими грудями и… действительно большими грудями. Хм, похоже, что все женщины были благословлены богиней сисек или чем-то в этом роде. Некоторые даже превосходили мамин размер, и я бы посчитала это достижением, однако здесь её размер кажется средним.

(П.п.: У меня плохие флешбеки… Лишь бы только не как в китайщине…)

Мы проходим мимо множества бань — почему их здесь так много? Они находились под открытым небом, построенные сразу с выходом на улицу, по бокам располагались корзины для одежды и глиняные кувшины. Бани были построены так, что они частично находились под дымящей морской водой, и имели зазоры, чтобы пропускать воду. Впечатляет, что всё море настолько горячее, что почти кипит; должно быть, прямо под ним находится тонна геотермального тепла…

Ох, чёрт… Мы в котловине огромного вулкана?! Меня не беспокоят влажность или тепло, но что бы это не было за углубление, у меня плохое предчувствие.

Снова странные концепции мелькают в моем сознании, я могу их понять, но не знаю, что они значат. Я понятия не имею, что такое геотермальный нагрев, но я знаю, что это как-то связано с почти кипящим морем.

Что ж, вулкан или нет, хорошо это или плохо, но я здесь и пока ничего не могу с этим поделать. Я просто буду надеяться, что мы проживем достаточно долго… Стоп, магия. Вулкан не сделает ничего плохого, потому что существует магия, верно? Я имею в виду, кто будет настолько глуп, чтобы жить внутри кратера вулкана, если они не могут предотвратить извержение?

Блин, это странно. Я не понимаю, что такое вулкан, но каким-то образом знаю? Мои воспоминания дремлют, а не забыты? То есть они недоступны? Я не собираюсь тратить на обдумывание все свои силы, просто забью.

Мама остановилась перед большой хижиной. Её украшало множество жемчужин. Мы вощли внутрь, и перед нами предстали десятки женщин, которые занимались обработкой жемчужин. Одни шлифовали их, другие разрезали драгоценные камни на несколько пригодных для обработки частей, третьи полировали. Высокая, впечатляюще подтянутая женщина проверяла их работу, а рядом с ней стояла ещё более статная.

Мама подошла к высокой инспекторше и что-то ей сказала, слов я не разобрала. Она передала меня ей, той самой подтянутой женщине. При ближайшем рассмотрении оказывается, что у неё были длинные, заплетённые в косу белые волосы, которые вместе с лицом было окроплены красной драгоценной пылью, отчего казалось, что на ней блёстки. Её красивые красные глаза смотрели на меня, пока она прижимала меня к своей большой, но меньше среднего, С в о б о д н ы й м и р р а н о б э груди — под средним я подразумеваю среднюю для этого места.

Она ворковала надо мной, гладила по голове и говорила что-то, сюсюкающимся голосом. Что неплохо помогало мне учить язык. Серьёзно, если бы я не знала, то подумала бы, что улюлюканья — это нормально!

Вскоре мы покинули это место, позволив беловолосой женщине вернуться к своей работе, и отправились в одну из купален. Она располагалась в стороне от главной дороги, нужно было зайти в переулок и свернуть направо. В ней не было ни стен, ни раздевалок, просто открытая площадка для всеобщего обозрения, и любой проходящий мимо мог заглянуть внутрь. Это потому, что вокруг нет мужчин? В бане я наблюдала, как некоторые женщины расчесывали и смазывали маслом свои длинные волосы, а также натирали кожу маслом. Вот почему все они так красивы и у них такие блестящие волосы? Это какая-то магия?

Мама начала снимать с себя платье — да, прямо на глазах у всех — и каким-то образом умело перемещала меня в руках, не сильно мотая туда-сюда. Она положила своё платье в корзину рядом с купальней, затем сняла с меня одеяла и отправила их туда же. Похоже, что преступность тут отсутствует, раз все так доверяют прохожим.

Мама зашла в воду, и вокруг стали собираться другие женщины, нянча меня и расспрашивая маму. Я начинаю уставать от них… а это только первый день! Прошло несколько минут, и все женщины, кроме двух, стали разошлись, а мама продолжает сидеть в воде. Она осторожно опустила меня в горячую воду и плескала на меня ею, пока её волосы расчесывала другая женщина. Поскольку ванны были опущены в морскую воду, то я ожидала, что вода будет солёной на вкус, но та оказалась пресной. Пресноводное море?

Пока мы мылись, две женщины разговаривали. Другая принесла глиняный кувшин и села рядом с мамой. Мама поблагодарила её — я предполагаю, что она имела в виду именно это, потому что фраза была односложной — и налила немного масла в руку и стала натирать меня. Масло пахло фруктами и цитрусовыми, как яблоками или лимонами и… чем-то ещё? Трудно сказать. Другая женщина тоже намазывала маслом себя и маму, попутно расчесывая волосы и натирая ноги.

Мне никогда не нравилось ощущение маслянистости. О! Воспоминания дают о себе знать — до этого всегда были какие-то понятия и концепции. Фактически, я всё ещё ничего не знаю, но всё это где-то там, в моей голове — или душе? В любом случае, учитывая количество купален в городе и открытый доступ к вулканической воде, купание должно быть здесь обычным делом.

Вымывшись и намазавшись маслом, мы погрузились в воду, мама плескала меня в воде, а другая женщина, взяв пустой кувшин, наполнила его водой и поливала то на маму, то на себя. Странно, но скользкое ощущение от масла стало пропадать: они эмульгируют с водой? Нет, она не пузырится, но моё тело определенно ощущается менее скользким. [3]

После смывания масел мама начала кормить меня. Как я уже поняла — эти люди очень открытые. Не знаю, почему меня это удивляет. Закончив принимать ванну, мама оделась и завернула меня в одеяло. Мы направились к причалу, где лежало множество лодок, похожих на каноэ. Ни у одной из них не было паруса — вместо него была пара вёсел.

Лодки были сделаны из того самого бамбукового псевдодерева и богато украшены. У многих из них по бокам располагались сети, вероятно, для ловли рыбы, всяких крабов, моллюсков и т.д. На воде же было ещё больше лодок, и в некоторых были люди, которые ныряли под воду с корзинами. Я находилась слишком далеко, чтобы разглядеть их. Вообще, если так подумать, то я вижу довольно далеко. Почему-то у меня довольно хорошее зрение.

(П.п.: Ха-ха, судя по синопсису у тебя его скоро не будет)

На других островах тоже виднелись деревни с причалами. Я полагаю, что из-за ограниченного количества земли они занимаются сельским хозяйством на хороших участках суши, а дома строят в стороне. Кстати говоря, все острова были покрыты необычайно прямыми деревьями, похожими на толстые бамбуковые стебли, кроме, если я правильно помню, Храмового острова, но его отсюда не видно. Но почему деревья? А как же культуры? Конечно же, они есть, где ещё можно получить зелень? [4]

“Хм?”

Мама, кажется, стала что-то говорить мне и показывать в ту сторону, куда я смотрела. Я не уверена, что она имеет в виду, но, по крайней мере, она не пытается со мной сюсюкаться. Мы стали встречать всё больше людей. Все они, как обычно, подходили поздороваться, желая проведать меня. Я все ещё не увидела ни одного мужчины. Может, здесь есть мужская деревня? Подождите, я — женского пола? Или просто слишком маленький, чтобы быть на мужском острове?

Через некоторое время мы вернулись в нашу хижину, и вновь наблюдала потолок.

Он — плоский, но крыша коническая. Получается, что у нас есть чердак, да? Что ж, снова придётся страдать от скуки. Хреново. Что делать? Надоедать маме, чтобы привлечь внимание? О боже, теперь я понимаю, почему дети так плачут — нет, не хочу быть такой. Я обойдусь своим воображением и обдумаю всё то, что узнала сегодня.

Во-первых. Возможно, мы находимся в гигантском вулкане.

Во-вторых. Драконы мирные? Я видела, как пролетал мимо и никто не запаниковал, так что я думаю, что они хорошие парни.

В-третьих. Мы — жители острова. Значит, у нас много морепродуктов.

В-четвёртых. Эти люди любят мыться и использовать что-то похожее на средство по уходу за кожей и волосами.

В-пятых. Вокруг нет мужчин. Можем ли мы быть версией амазонок в этом мире? Похищаем мужчин из других мест и всё такое? Хм, не ясно.

“Ну и ещё здесь есть маначастицы. Хм. Или магические потоки? О! Наверно так и есть! Либо так, либо мы находимся возле одного из полюсов и живём в вулкане, потому что тут тепло. Однако я не думаю, что маначастицы бы так взамодействовали друг с другом, и не лились бы вниз, как водопад. Я ставлю на потоки, а значит, мы находимся рядом с местом силы.”

“Если поблизости находится место силы, то значит, есть и магия. Возможно, если я открою для себя её потоки, то смогу научиться магии? Чаще всего так и бывает в подобных историях… Как я могу знать об этом, но не помнить? Это серьёзно беспокоит меня.”

В итоге я закрыла глаза, пытаясь почувствовать что-нибудь. Что-то, чего я никогда не ощущала раньше… И ничего. Ну, было покалывание в пальцах, но это, наверное, потому что я её отлежала. Что ж, попытка не пытка. Может, я что-то делаю не так? Надо подумать… Магия часто связана с мышлением или воображением. Возможно, мне нужно очистить свой разум?

Я заглушила свои мысли, прогнала эмоции и отвлекающие факторы, смыв их в воображаемую реку — теперь не было ничего, кроме меня и энергии этого мира. Голова начала болеть… Это хороший знак? Кроме начавшейся легкой головной боли, больше ничего не происходило. Не знаю, как долго я этим занималась, но такое ощущение, что времени уже прошло немало. Хм… Если дело не в теле и разуме, то, возможно, в душе? Я действительно понятия не имею, как всё это работает — я просто надеюсь, что это будет безболезненно. Ничего не происходит!

И так, без движения, лежала чуть ли не вечность. Возможно, даже засыпала один или два раза. Судя по всему, оставаться сосредоточенной в течение нескольких часов — крайне утомительное занятие. Я проснулась с собственным хвостом в руках. Похоже, я использовала его как подушку-обнимашку. Я попыталась убрать его, но что-то помешало мне отпустить из объятий такую мягкую и приятную вещь. Почему мой хвост ощущается как нечто божественное? А ещё, мне кажется, или мой хвост относительно меня пропорционально длиннее, чем у остальных?

Я переключилась на самой глубокой части себя — моей сути, моём существовании. Вот! Должно быть оно. Я чувствую что-то, давление — нет, стену. Мне нужно преодолеть её. Как только я прорвалась сквозь неё, я почувствовала, что меня подхватили. Я пыталась извиваться в знак протеста, но что может сделать ребенок? Я открыла глаза и увидела, что мама с теплотой смотрит на меня голубыми глазами, улыбаясь. Её лицо обрамляли лазурные волосы. [5]

Она приоткрыла своё платье, чтобы покормить меня грудью. В этот момент я почувствовала пустоту в желудке. Не то, чтобы я была голодной, но есть хотелось. Мама что-то говорила мне, но я всё равно не могла её понять, поэтому я просто пила свой ужин в молчаливом разочаровании. Беловолосая женщина из команды огранщиков драгоценных камней тоже была здесь и разговаривала с мамой. После того, как я закончила с ужином, мама передала меня ей.

Вместе с ней мы вышли в наш городок… деревню… неважно. Уже настали сумерки, а я уверена, что когда мы были в последний раз, то было утро — неужели я действительно так долго медитировала/спала? После очередных остановок, для того чтобы показать меня любопытным прохожим, мама зашла в дом с длинным прилавком. Мама поставила на прилавок большой глиняный кувшин и что-то сказала. Продавщица также невнятно ей ответила и скрылась за дверью. Она вышла с довольно большим блоком сыра и круглыми рубинами в форме монет. Неужели драгоценные камни здесь настолько распространены, что их используют в качестве монет?!

В итоге мы покинули сырную лавку и стали посещать другие магазины. Мама купила моллюска с большими клешнями и похожими на крабовые ногами, судя по всему, в качестве блюда на ужин: рыбу она, к сожалению, не взяла — и немного чипсов из сухофруктов. Мы вернулись в нашу хижину, чтобы занести продукты, а затем снова ушли. Всё это время нас преследовали люди… ладно, это было не так ужасно, но от всех этих люлюканий меня уже просто тошнило.

Мы вышли на большую вырубленную в прибрежной скале каменистую площадку, на которой был разожжён большой костер. Люди искусно танцевали вокруг костра под ритм барабанов и различных струнных инструментов. Мама раскачивалась в такт музыке, напевая и время от времени, и с улыбкой гладила меня по голове.

После танцев настало, как я поняла, время рассказов: все собрались вокруг одного человека, которая что-то говорила, местами комично или драматично жестикулируя. Затем вышел следующий человек и также стал что-то рассказывать. Суда по всему, это был эпос: скорее всего, что-то про богов, потому что несколько раз я слышала упоминания Мироу. Затем ещё кто-то поднялся на сцену и стал петь. Её голос был очень красивым и хорошо поставленным.

После смены нескольких певцов появилась молодая женщина с розовыми волосами, несущая огромную деревянную статую без лица, нервно улыбаясь. Одета она была в такое же платье, что и остальные. Статуя была гуманоидной формы и женская по виду, в простом официальном платье, но больше всего меня удивило то, что на неё проецировалась богиня Мироу… так я думала, пока она не подмигнула мне — похоже, никто больше этого не заметил. Все аплодировали и поздравляли скульптора (та самая девушка), которая смущённо хихикала.

Затем настала очередь мамы выйти перед всеми, чтобы показать меня — новое пополнение деревни. Люди делали комплименты маме или мне, не поняла точно, и вскоре мы вместе с ней покинули площадку.

Когда ритуалы были завершены, луна уже стояла высоко в небе и все пошли к большой общей купальне, где купались в воде, обтирались маслами и отмокали. Люди разговаривали, жаловались и поздравляли друг друга. В этой купальне была ещё одна статуя богини — обнажённая, безликая статуя женщины, держащая глиняный кувшин с льющейся из него водой. Образ Мироу на ней тепло улыбался мне, не меняя позу. Кажется, никто больше не заметил легкого подрагивания её губ.

После костра мы возвращались в нашу хижину, но по пути к нам присоединился ещё кто-то. Это была высокая беловолосая женщина. Почему она здесь? Ну, мне плевать, так что время баеньки.

——Примечания——

[1] Номер цвета : #002366

[2] Здесь имеется в виду, что она не уверена какое слово что означает.

[3] Смешиваются, не растворяясь (если кратко)

[4] Либо имеется в виду именно то, как я и оставил, либо эти деревья — и есть растения, и автор опечатался.

[5] Я поменял “королевский синий” на “лазурный”, потому что фактически это одно и тоже, а походу повествования возможно этот цвет ещё будет всплывать

——

Также некоторые синтаксические пояснения на будущее:

“ ” — мысли (в контексте диалога/монолога);

[ ] — не человеческий / божественный голос, а также обозначение навыков или ссылки на примечания

Я не знаю, как правильно здесь оформить её размышления, потому что автор не понимает, как должен выглядеть художественный текст. Поэтому буду либо выделять их кавычками, либо оставлять как есть. (тут действительно сложно что-то с этим сделать)

(Обновление: богиню зовут Мироу)

Реинкарнация Алисары

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии