Ранобэ | Фанфики

Родословная королевства

Размер шрифта:

Глава 613 — Совершенно недостаточно

— Ты, ты не можешь этого сделать.

В Зале Балларда раздался унылый голос Фалеса.

Но встретил подростка беспечный ответ короля, будто завершая это захватывающее противостояние:

— Убирайся.

Дыхание Фалеса замерло. Его ногти впились в ладони, причиняя сильную боль.

Нет.

Это еще не конец.

Это не может закончиться…

Фалес глубоко вздохнул и сделал последнее усилие.

— Эта девочка-сирота, то, что она — разменная монета в борьбе за контроль над Западной пустыней — это всего лишь оправдание, хоть и весьма шокирующее.

Он наклонился вперед на стол и стиснул зубы.

— И настоящая разменная монета, как ты и сказал, — это я.

Но король был непреклонен, выражение его лица было равнодушным.

— Собираешься уйти самостоятельно, сохранив достоинство, или будешь ждать, пока придет королевская гвардия и вытащит тебя за шкирку?

Фалес изо всех сил старался игнорировать слова короля и снова сосредоточился на теме.

— Без меня Факенхаз не пойдет с тобой. Без меня сирота Эмори в твоих руках ничего не стоит.

Но король Кессель явно потерял интерес. Он опустил голову и снова задумался, больше не отвечая.

Черт, черт, черт.

Фалес встревожился, глядя на упрямство короля.

— Герцог Западной Пустыни не позволит тебе получить желаемое.

Фалес неосознанно повысил голос.

— Раз уж он осмеливается пойти на риск и предложить разменную монету, он должен был подготовиться. Он может даже побудить жителей Западной Пустыни дать яростный ответ, что приведет лишь к ухудшению ситуации…

Но принца ждало разочарование.

Король Кессель по-прежнему не отвечал.

— Когда это время настанет… — Фалес остановился. Он посмотрел на короля, который закрыл глаза и глубоко задумался, чувствуя усталость и раздражение.

Что делать?

Что делать?

Тревога и негодование одновременно горели в его груди, из-за чего Грех Адской Реки несвоевременно возбудился, что еще больше разозлило Фалеса.

Мужчина перед ним был упрямым, своевольным, непоколебимым, не желавшим идти на компромисс, эгоцентричным и невосприимчивым к критике.

Он не поддастся жесткому убеждению, он не заглотит мягкую наживку.

До раздражения ощетинившийся шипами по всему телу.

Почему такого как он не прибили до смерти, когда он был молодым?

Как он вообще стал королем?

Неужели все дворяне, сделавшие его королем, были слепы?

— Эй!

Отношение короля разозлило подростка. Он резко встал и хлопнул по столу:

— Эй! Уважаемый! Ты не слышишь, что я говорю?

Король Кессель словно снова превратился в статую и не сдвинулся с места ни на дюйм.

— Я, бл**ь, с тобой разговариваю!

Фалес отбросил все манеры и грубо закричал:

— Кессель Е**ный Джейдстар!

Позади него послышался треск.

Дверь в Зал Балларда открылась.

За этим последовал холодный ветер и осторожный запрос:

— Ваше Величество, мы готовы…

— Король еще жив!

Принц сердито прервал его.

— Если я захочу убить короля и своего отца, ради Богини Заката!

Не поворачивая головы, он гневно взревел:

— Я сообщу тебе зарание, Ваше Превосходительство Авангардный Сукин Сын Марико!

Рев Фалеса эхом разнесся по коридору, вызвав шепот королевской гвардии за дверью.

Через несколько секунд, словно бы кто-то подсказал им, в воздухе воцарилась полная тишина.

По другую сторону длинного стола король Кессель наконец открыл глаза и нахмурился.

— Чудесно, — Фалес посмотрел на короля и выдохнул. Его гнев еще не рассеялся.

— Я уж думал, что тебя удар хватил, отец.

Сзади послышался дружелюбный кашель, но это был не Марико.

— Мои извинения, Ваше Высочество.

Вместе с его шагами послышался голос Капитана Королевской Гвардии лорда Адриана.

— Я здесь… чтобы подать ужин.

Фалес обернулся и увидел, как в комнату уверенно вошел глава стражи с двумя подносами в руках.

Гвардейцы все еще бдительно стояли на страже возле комнаты.

Фалес немного удивился, но медленно пришел в себя. После того, как он успокоил дыхание, он разочаровался еще больше.

Все кончено.

Вошла королевская гвардия.

Это значит …

— Я знаю. Предполагается, что ужин — это работа барона Квентина.

Лорд Адриан подошел к королю и ловко подал еду, чтобы разрядить атмосферу.

— Но после того, как он расплатился по счетам с торговцами стеклом, у него заболела голова, и он попросил отпуск по болезни…

Король Кессель прервал его:

— Не стоит, Адриан.

Король холодно взглянул на Фалеса, затем на бдительных стражников за дверью.

— Мы закончили разговор.

Фалес почувствовал холодок в сердце.

Капитан Адриан, только что подавший королевскую трапезу, замер, когда услышал это.

Он стер улыбку и в глубокой задумчивости повернулся к Фалесу:

— Правда? Так быстро?

Король Кессель не пошевелился.

Фалес глубоко вдохнул и медленно выдохнул.

Его сердце постепенно похолодело.

— Тебе же на самом деле все равно, не так ли?

С отчаянием и изнеможением Фалес сказал:

— Я не понимаю. Если все королевство будет разрушено, какой смысл во всех ваших действиях — походах, реформах, налогах? Какой смысл?

Его опустошенный голос был чрезвычайно громок, и его слова эхом разнеслись по коридору.

Король Кессель проигнорировал вопрос принца и лишь презрительно скривил губы.

Но выражение лица Адриана изменилось. Он поспешно повернулся к выходу и дал знак своим подчиненным закрыть дверь.

После этого Адриан вздохнул и понес поднос к Фалесу.

— Не беспокойся, Адриан. Он не будет ужинать здесь, — холодно сказал король.

— Конечно, но…

Адриан поставил поднос, взял небольшой графин с вином и наполнил чашу Фалеса. Он выдавил улыбку.

— Насколько я знаю, вы за весь день не поели нормально, Ваше Высочество. Выпейте хотя бы бокал, чтобы освежиться. Северное ржаное, прямиком с Северных территорий, надеюсь, вам придется по вкусу.

Но Фалеса в данный момент ужин не интересовал. Он просто смотрел на короля Кесселя налитыми кровью глазами:

— Я не пью.

— О, да, я слышал, как Маллос упоминал это.

Услышав это, Адриану ничего не оставалось, как забрать графин и вздохнуть.

— Жаль. От заготовки сырья, варки, хранения, перевозки на далекое расстояние, до подбора блюд на кухне, бесчисленное множество людей преодолевали трудности, шаг за шагом, просто чтобы доставить его вам.

Бесчисленное множество людей преодолевали трудности… шаг за шагом… просто чтобы… доставить его.

Как и он сам, изо всех сил старался, чтобы просто посидеть здесь.

Но …

Слушая слова Адриана, Фалес смотрел на ничего не выражающего короля, и чувствовал себя еще более печальным.

* Бам! *

Раздался резкий звук.

Адриан удивленно повернул голову. Чаша, стоявшая перед Фалесом, упала на пол и разлетелась на куски.

— Ваше высочество…

Прежде чем Адриан успел закончить предложение, он снова был ошеломлен. Рука Фалеса появилась из ниоткуда, схватила в руку графин и не терпя возражений потянула его.

Принц все еще смотрел на короля. Он поднял крышку, нацелился на горлышко горшка и запрокинул голову, чтобы пить!

* Угх! *

Вино вошло ему в горло. Фалес проглотил лишь глоток, и тут же выплюнул его.

Черт.

— Это вино определенно не из Северных территорий, — почувствовав вкус, к которому он никогда не мог привыкнуть, принц мучительно закашлялся, глядя на короля Кесселя налитыми кровью глазами.

— Оно из Экстедта!

— Правда? — Адриан был слегка удивлен.

— Тогда я восхищаюсь еще больше. Как далеко пришлось зайти…

— Адриан.

Король прервал капитана с холодным выражением лица.

— Сопроводите принца Фалеса обратно в Миндис-Холл.

Тяжело дыша, Фалес сжал кулаки.

Улыбка Адриана исчезла, и он повернулся, чтобы поклониться:.

— Да?

Капитан Гвардии, проработавший на этом посту много лет, развил телепатическую связь. Его ответ был неопределенным, пока он ждал дальнейших указаний.

Король Кессель на мгновение остановился и пристально посмотрел на Фалеса.

— Мой сын молод, легкомыслен и.. влюблён. Он недоволен своей помолвкой и опрометчиво ворвался во дворец, чтобы потребовать объяснений.

Фалес отрешенно вздохнул.

Увидев, что катастрофа, способная поколебать трон, превратилась в разговор о девочках за ужином, Адриан тут же просиял от радости.

— Я понимаю.

Но лишь до следующих слов короля.

— Я не смог сдержать гнев. Я отдал приказ сурово их наказать. Без снисхождения.

Сурово наказать.

Сердце Фалеса екнуло.

Капитан тоже нахмурился.

— Ваше Величество?

Король Кессель тихо фыркнул, прежде чем продолжить.

— К счастью, благодаря усилиям наших министров, мы смогли поговорить с глазу на глаз и, наконец, прояснили недоразумение.

Прояснили недоразумение.

Адриан кивнул и вздохнул с едва заметным облегчением.

— Я понимаю.

— Королевская гвардия, Частная армия Джейдстар, дворцовые слуги, а также официальные и знатные лица, которые стали свидетелями сегодняшнего инцидента, — тон короля Кесселя был очень задумчивым.

— Убедитесь, что, когда их спросят, они смогут дать «точный» ответ.

— Конечно, — улыбка Адриана немного померкла, — память у них хорошая, они не допустят ошибок.

Слушая их приготовления к «похоронам», Фалес, знавший, что ситуация уже безнадежна, усмехнулся.

— Хорошая память?

Фалес посмотрел на короля, и то, что он сказал, заставило Адриана покоситься:

— Я не могу убедить вас в праведности страны, не так ли? Даже когда я использую Кровавый Год как меч, ты все равно остаешься равнодушен.

Улыбка Фалеса померкла, и он холодно сказал:

— Когда же ты поймешь, что Созвездие принадлежит не только тебе? Тиран?

Выражение лица Адриана внезапно изменилось.

Король Железной Руки наконец поднял голову и посмотрел на Фалеса.

— Адриан.

На этот раз ответ короля был безразличным.

— Те слуги, которые подстрекали принца к нарушению правил и помогли ему ворваться сегодня во дворец…

Сердце Фалеса сжалось.

— Будь то охранники, прислужники, любовники, гражданские лица, дворяне, потомки Семи Служителей Джейдстар или имперской семьи — составьте список и передайте его Отделу по делам дворянства, Отделу безопасности, Отделу дисциплины, Отряду Знаменосцев и Секретной разведке.

Король посмотрел на Фалеса и прищурился.

— Они знают, что делать.

Фалес слегка вздрогнул.

Виа, Ральф, Гловер, ДиДи, Коэн…

— Да ваше величество, — Адриан не колебался.

— Будет исполнено.

Принц пристально посмотрел на короля Кесселя, его дыхание было прерывистым.

Но это был еще не конец.

— Что касается неосторожности в Миндис-Холле, позволившей убийце проникнуть на королевский банкет, — король поднял подбородок и посмотрел на Фалеса.

— Скажите Знаменосцу Фогелю, что дело касается безопасности принца и репутации королевской семьи… Пусть ведут строгое следствие. Пусть строго допрашивают.

Король остановился, его взгляд был холодным:

— И пусть вынесут строгое наказание.

Строгое наказание.

Фалес постепенно впал в транс.

— Также пусть Маллос вернется на свое прежнее место. Возможно, он в самом деле не подходит для этой должности.

Король Кессель отвел взгляд и усмехнулся.

— Что касается капитана гвардии принца, у нас есть другие кандидаты: Фогель или Марико. Оба — хороший выбор.

Адриан не сказал ни слова и только снова поклонился.

В этот момент ногти Фалеса все сильнее и сильнее впивались в его ладони, почти разрывая его плоть.

— У тебя ничего не получится.

Голос принца холодно раздался в комнате, полный обиды и гнева.

— Ты лишь затащишь в ад все Созвездие. Так же, как бывший король.

Как только он это сказал, температура в комнате, казалось, упала еще сильнее.

Король на мгновение замолчал, и Адриан молча опустил голову.

— Это все, Адриан.

Король Кессель сказал спокойно, но не терпя возражений:

— Теперь бери его с собой и уходи.

Фалес усмехнулся и опустил голову.

— Да.

Адриан поклонился, но вдруг замер.

— О, Ваше Величество, я только что кое-что вспомнил…

Капитан стражи поднял глаза, и король равнодушно посмотрел на него.

Адриан нерешительно сказал:

— Только что все видели, как я пришёл с ужином.

Король Кессель нахмурился.

— И?

— Так что, если недоразумение с проникновением во дворец действительно разрешено, и стороны примирились… -– осторожно продолжил Адриан.

— Значит, сейчас его высочеству Фалесу должно быть совестно, неловко и стыдно за себя, а вы бы любезно и снисходительно предложили поужинать вместе?

Поужинать вместе.

Король Кессель нахмурился.

Фалес тоже в замешательстве посмотрел вверх.

Что.

Адриан тепло улыбнулся и махнул рукой в сторону двери:

— Тогда, все смогут запомнить «точно».

Точно.

Король на мгновение замолчал, а Фалес удивленно посмотрел на Адриана.

— Имперское собрание еще не окончено, — холодно сказал король Кессель.

— И у меня нет всей ночи на него.

Глаза Адриана загорелись.

— О, кстати, об этом, Ваше Величество, пожалуйста, не волнуйтесь. Полчаса назад барон Квентин уже организовал еду и ночлег во дворце для всех участников Имперского собрания на случай, если вам понадобится их вызвать в любое время.

Выражение лица короля Кесселя слегка изменилось.

Лорд Адриан с улыбкой кивнул и указал на посуду на столе.

— Расслабьтесь, Ваше Величество, у вас есть вся ночь.

Король Кессель помолчал несколько секунд, нахмурился и спросил:

— Ты только что сказал, что Квентин почувствовал себя плохо после оплаты счета за стекло и попросил отпуск.

Адриан поднял брови.

— Это так?

Перед лицом короля с холодным взглядом капитан усмехнулся. Он выглядел так, словно его разоблачили, и чувствовал себя беспомощным и неловким.

— Хорошо, тогда я выведу Его Высочество и попробую незаметно провести его…

Адриан вздохнул и подошел к Фалесу с извиняющейся улыбкой.

В этот момент.

— Достаточно.

Король холодно прервал его.

Кессель взглянул на Фалеса и презрительно сказал:

— Он останется. Рассчитай время и забери его позже.

Глаза Адриана загорелись, и он бегло ответил:

— Да, Ваше Величество.

Фалес ошеломленно уставился на Адриана.

Что это?

— Но прежде чем вы уйдете.

Король вовремя сменил тему. Кессель указал на Фалеса подбородком.

— Отведи этого идиота к Марико и скажи ему, что король решил строго проучить своего сына и приказал ему провести наказание члена королевской семьи вместо Дисциплинарного Отряда.

Строго проучить?

Фалес стиснул зубы.

Он уставился на короля, в его голове роилось множество мыслей.

Адриан какое-то время молчал, вдруг что-то вспомнив.

— О, говоря об этом, извините, Ваше Величество, я только что вспомнил…

Капитан стражи поднял голову, его лицо расплылось в улыбке.

— Марико уехал по какой-то причине. Я только что отправил его в Миндис-Холл для встречи с Отрядом Знаменосцев, чтобы выразить сожаление братьям-гвардейцам Звездного Озера, которые были задержаны по какой-то причине.

Король усмехнулся.

— Только что? Уехал по какой-то причине? Прямо как Квентин со своей болезнью?

— Да, так же, как Квентин… — без колебаний ответил Адриан, но в середине предложения понял, что что-то не так. Он усмехнулся и сказал:

— Ах, скорее всего, это другое…

В зале воцарилось молчание.

Король повернул голову и взглянул на Фалеса, у которого было сложное выражение лица.

— Ты хорошо о нем заботишься.

— Конечно.

Адриан даже не моргнул и ответил без колебаний, словно не умея читать между строк.

— Марико еще молод, ему следует выполнять больше поручений и больше тренироваться.

* Хлоп! *

Король стукнул ладонью по стулу.

— Адриан.

Король Кессель сердито фыркнул, его взгляд стал острым, как меч.

— Ты решил пойти против моей воли?

Адриан выглядел серьезно.

— Виноват, Ваше Величество.

Он сделал шаг назад и глубоко поклонился.

— Возможно это не то, чего вы хотите.

Капитан стражи почтительно сказал:

— Но это то, что вам необходимо.

Король Кессель холодно посмотрел на своего капитана стражи, в его глазах кипел гнев.

То, что необходимо.

Фалес молча наблюдал за противостоянием Адриана и короля.

Совместный ужин.

Он внезапно понял, что делает другая сторона.

Но, но какой в этом смысл?

Его битва во Дворце Возрождения…

Десять секунд тишины.

Король Кессель не ответил, но гнев в его глазах медленно угас.

— Это Гилберт. Он надоумил тебя?

Адриан поднял глаза. Сначала он растерялся, но потом внезапно осознал.

— Что? О, Ваше Величество, если вы хотите вызвать графа Касо, я…

Король Кессель выдохнул, чувствуя себя беспомощным и раздраженным.

— Хватит, проваливай.

Король нетерпеливо махнул рукой.

— Я даю тебе пять минут. Вернись и забери его.

Лорд Адриан кивнул, послушный и убежденный.

— Как пожелаете.

Но шаги капитана стражи тут же прекратились.

— Но с точки зрения постороннего… Его Высочество успеет, по крайней мере, завершить трапезу и закончить разговор, прежде чем уйти со мной, как минимум за…

Адриан неловко сказал:

— …четверть часа?

Четверть часа?

Король ай_free-dom и Фалес на секунду остолбенели.

* Кланг! *

В следующую секунду король Кессель, который больше не мог этого выносить, опрокинул свой бокал с вином и пристально посмотрел на Адриана:

— Ад…

— Служу Вашему Величеству!

Лорд Адриан поклонился и поспешно ответил королю:.

— Лишь четверть часа!

Закончив говорить, Адриан, не дожидаясь ответа короля, развернулся и ушел, но остановился на полпути.

— Мне очень жаль, Ваше Высочество, но мне придется забрать у вас нож и вилку.

Капитан стражи подошел к Фалесу, взглянул на ошеломленного принца и с извиняющимся лицом забрал нож и вилку, лежавшие рядом с тарелкой.

— Думаю, ложки будет достаточно. Знаете, дальневосточники так вообще могут есть лишь двумя тонкими деревянными палочками.

Фалес посмотрел на капитана стражи со сложным выражением лица.

— Спасибо, милорд, — хрипло сказал он.

Спасибо вам и Гилберту за то, что сражались за меня…

Четверть часа.

И это все.

А что еще можно сделать?

— Пожалуйста, Ваше Высочество, — Адриан улыбнулся, взвешивая нож и вилку в руке.

— Кстати, ваш меч действительно довольно тяжелый. Нелегко держать его в руке.

Фалес горько рассмеялся и проигнорировал короля, выражение лица которого было почти застывшим.

— Это не мой, это Карабеяна…

Но Адриан не позволил ему продолжить. Вместо этого он продолжил:

— Но после того, как мы найдем его ножны, это станет намного удобнее.

Капитан Королевской Гвардии глубокомысленно кивнул.

— Все таки, с древних времен мечи… не могут вырваться из ножен.

Не могут вырваться из ножен.

В следующую секунду Фалес вдруг поднял голову!

— Что?

Он удивленно посмотрел на Адриана.

Лорд Адриан слабо улыбнулся, моргнул и тут же вышел из Зала Балларда, закрыв за собой двери.

Фалес ошеломленно уставился за ним.

Тормонд Маллос.

Сукин ты сын, смотритель, капитан личной гвардии, которого я ненавижу больше всего.

Разве его не допрашивает отряд знаменосцев, и у него даже нет времени позаботиться о себе?

Но у него есть время позаботиться обо мне?

Фалес сжал кулаки.

Дверь закрылась.

В комнате снова воцарилась тишина.

— Похоже, ты очень популярен — Король уставился на дверь и, казалось, глубоко задумался.

— И это заставляет тебя чувствовать себя неловко? — Фалес глубоко вздохнул, вернулся к реальности и посмотрел на отца.

Король холодно фыркнул.

— Ешь, — Король Кессель небрежно схватил нож и вилку.

— Если только ты не хочешь быть выпоротым голодным, это еще неприятнее.

Фалес схватил ложку и уставился на тарелку супа.

Он не мог сражаться против короля.

Он не мог стать другим мечом.

Равно как Храмовый и Имперский стиль, корень их формаций определил, что они должны сражаться друг против друга, и они были так же несовместимы, как огонь и вода.

Ни один из них не хотел с легкостью склонять голову перед другим.

И он, Фалес, уставился на свое отражение в чаше.

Итак, он не мог взять разменную монету Факенхаза для переговоров об условиях с королем Кесселем.

Он не мог держать меч, подаренный людьми Западной пустыни, и претендовать на признание Дворца Возрождения.

Так не сработает.

Фалес сжал ложку в руке и слегка нахмурился.

Недостаточно.

Он заплатил недостаточно.

Недостаточно.

Совершенно недостаточно.

Грех Адской Реки захлестнул его мозг, но это заставило его мыслить яснее.

Ему придется дать больше.

Больше.

«С древних времен мечи не могут вырваться из ножен.

Так правильно ли это — запечатать тысячу клинков?»

[[[ слова Маллоса из главы 559 ]]]

Фалес уставился на короля Кесселя, который спокойно ел. Он медленно задумался и постепенно понял.

Ты готов?

Глубоко в сердце тихий голос напомнил ему об этом.

Фалес?

В следующую секунду принц вдруг поднял голову!

— Я знаю.

Фалес остановил взгляд на короле Кесселе. Его тон был спокойным и невозмутимым.

— Я знаю, что не смогу скрыть от тебя дело Эмори. Покуда я все еще хочу использовать его как разменную монету, я не могу скрыть это от тебя, а тем более убедить тебя.

Но тон Фалеса изменился.

— Но у тебя ничего не получится, даже если у тебя на руках будет эта девочка-сирота. Но не потому, что Факенхаз не пойдет на компромисс, и не потому, что у вас не будет достаточно средств.

Кессель Пятый не произнес ни слова. Он просто опустил голову и ел.

Фалес глубоко вздохнул. Его следующие слова были адресованы как королю, так и ему самому.

— А потому что так суждено.

Король ответил ему холодным фырканьем.

Но Фалес не унывал и не терял терпения. Он проткнул ложкой кусок чего-то похожего на колбасу.

— Ваше Величество, я только что кое-что придумал. А именно, есть ли «Песчаный король» или нет, хочешь ли ты централизовать власть, расширить армию, провести реформы или сделать страну богаче, сколько бы лет ни прошло, тебе суждено потерять все.

Напротив длинного стола король Кессель, резавший мясо, остановился.

Выражение лица принца не изменилось. Он продолжал сосредотачиваться на своей тарелке.

— Напомни мне, как провалился «Песчаный король»? От видения идеи до постановки цели, от планирования до подготовки к исполнению — все было грандиозно, выверенно, точно и логично. Но в последний момент все сыпется, заставляя делать шаг назад, ко второму, запасному плану, сбросить карты, чтобы остановить растущие потери и выиграть хоть что-нибудь. Что именно пошло не так?

Король не ответил, но медленно поднял глаза и посмотрел на Фалеса.

— Имперское собрание сдерживало друг друга? Секретная разведка все испортила? Регулярная армия жаждала быстрого успеха? Легендарное Крыло был недальновидным? Вассалы Западной пустыни оказались проницательны и бдительны? Или силы пустыни оказались неуправляемы и отказались сотрудничать с вашим выступлением?

Принц усмехнулся и откусил колбасу, но совсем не почувствовал ее вкуса.

— Или здесь ни у кого нет проблем, или проблемы есть у всех?

Король Кессель не пошевелился. Он только сосредоточил свой взгляд на Фалесе.

— Погоди-ка, — Фалес прищурился.

— Ты же в самом деле не думаешь, что это моя вина, не так ли?

Король по-прежнему не отвечал.

Но Фалес и не ждал от него ответа.

— Нет …

Подросток фыркнул и засмеялся.

— Правда в том, что даже если для «Песчаного короля» все идет гладко, и каждый честно выполняет свой долг…

Взгляд второго принца стал более острым.

— Ему также суждено провалиться. Ведь он привязан к кое-чему, что само по себе является самой главной проблемой.

Фалес полностью отказался от застольных манер. Пережевывая, он направил ложку на короля Кесселя:

— К тебе.

*************************

Родословная королевства

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии