Глава 110.2. Приветствие (часть 1)

Опция "Закладки" ()

Огненный элементаль в форме маленькой ящерки тихо обошел лодыжку владельца. Затем она спустилась под ногу и просочилась сквозь пол. Движения элементаля, которые оставляли небольшое тёмное пятно, проходя сквозь слои стен, никто не заметил, кроме владельца, отдавшего приказ.

Слабо улыбаясь, он сидел в комнате ожидания. Хан Юхён смотрел на человека, который стоял по другую сторону стола. Сон Таэвону оставалось только вздохнуть.

– Если ты не являешься жертвой, ты не можешь посетить заключенных изолятора. Даже если ты — брат жертвы, это запрещено.

– Какие точные правила. Я просто хотел задать парочку вопросов.

– Это будет возможно, только если ты получишь согласие заключенного, но Юн Кёнсу, да и все остальные Охотники, отказались от посещения.

А смысл им соглашаться на это? Достаточно было увидеть лишь его улыбку, чтобы понять, что он планирует сделать с заключенными. Сейчас Сон Таэвону приходилось твердить этому молодому парню, с которым ещё труднее, чем с Сун Хёндже.

– Так что, будь добр, вернись домой.

– Но раз уж я прибыл сюда, то просто дождусь Хёна. Он же сегодня планировал приехать, верно?

– …Понял, – немного поколебавшись, Сон Таэвон кивнул.

Как только Хан Юджин, который непосредственно участвовал в инциденте, приедет, помешать в визите будет сложно. Но в то же время перед своим Хёном Хан Юхён станет максимально тихим.

При нём самые большие перемены происходили именно с Хан Юхёном. Риетта также послушно отправилась в Центр Заключения, да и Сун Хёндже с терпимостью относился к этому Охотнику, какими бы внутренними мотивами он ни ручался. Про Бак Ерим и упоминать не стоит, и, возможно, это из-за Фамильяров, но и Мун Хёна была близка к нему.

Что бы то ни было, он был как манна небесная для Сон Таэвона. С тех пор, как появился Хан Юджин, одновременно появился такой человек, с помощью которого можно было разрешить все проблемы путём разговора.

Но стоило ему потерять бдительность…

*Бух!*

Прозвучал громкий звук, после чего послышались звуки разрушений и треск пламени. Тут же зазвонил экстренный телефон, висящий на стене. Сон Таэвон не мог скрыть своего замешательства, когда поднял трубку. А громкий голос, кричащий о том, что часть тюрьмы была разрушена, достигла даже ушей Хан Юхёна.

– Кажется, кому-то надоело сидеть взаперти, – сказав это спокойным и чрезвычайно мягким голосом, Хан Юхён поднялся со своего места.

В это же время что-то красное вспыхнуло у его ног и скрылось. Сон Таэвон сделал серьёзное лицо и повернулся, чтобы посмотреть на молодого Охотника.

– Нет никакой необходимости обращать на это внимание. Специальные меры уже были приняты, так что этого будет достаточно, чтобы удержать Охотников в специальном изоляционном центре.

– Ну, раз ты так говоришь…

Прозвучал ещё один взрыв.

Хан Юхён тут же вынул из своего инвентаря длинный и гладкий меч. А один из его глаз принял красный оттенок.

– Но если сломано специальное оборудование для запечатывания инвентаря, то даже эти меры не смогут сдержать их. Он — Охотники А-ранга, и один — даже S-ранга, так что им будет достаточно зелий и экипировки, чтобы быстро восстановить силы.

Какими бы бесчеловечными не были условия в этом изоляторе, если они смогут достать и воспользоваться зельями, то смогут сбежать. Таким же образом они смогут избавиться от проклятий.

– …Мне интересно, откуда ты знаешь, что запечатывающий предмет был сломан.

– Голос из телефона был слишком громким, разве это не очевидно? Я помогу тебе, – сказав это, Хан Юхён пошел в сторону входа.

Сон Таэвон рефлекторно преградил ему путь. Если он позволит ему сделать это, то ни Юн Кёнсу, ни остальные его Охотники не останутся в живых.

– Нет никакой необходимости в помо…

– Шэф Сон. Если не хочешь, чтобы ты и другие люди получили какие-либо травмы, лучше тебе пойти и эвакуировать их всех.

– Это угроза?

– Я и так сдерживаюсь. Почему ты не винишь в этом Сун Хёндже? Если бы он избавился от них внутри подземелья, тебе бы не пришлось морочить с ними голову. Может быть, он специально оставил их для меня?

В конце концов, Сон Таэвон отошел в сторону. По правде говоря, он бы не удивился, если бы они действительно были убиты в подземелье. Поэтому вместо того, чтобы увеличить урон, пытаясь помешать Хан Юхёну, будет лучше, если он займется эвакуацией, как он и сказал.

Но даже после принятия этого решения Сон Таэвон не мог расслабиться. Всё это время он продолжал наблюдать за молодым парнем, который неспешно выходил из двери, ледяным взглядом.

Собаки были спущены с цепей. Скорее, даже монстры, которых невозможно было сковать ничем.

И он был таким же, от чего ему было ещё более неприятно. Сжав зубы, Сон Таэвон пошел вперед, чтобы разобраться со всем остальным…

***

Навыки вождения Кан Союн впечатляли. Не стоит упускать из виду её комбинацию с Ерим, которая впечатляет не меньше. Если перед нами загорался красный свет или была какая-то машина, она просто поднимала нас вместе с мотоциклом, и мы пролетали, так мы смогли добраться до специального изоляционного центра в кратчайшие сроки.

– Кажется, Лидер Гильдии уже устроил беспорядок.

Одна из частей изолятора уже рухнула. Хорошо, что они позаботились о безопасности, и его окружало поле. Но огонь всё ещё распространялся. Издалека я увидел пожарную машину, к сожалению, она не могла приблизиться к месту, которое было в огне. Кажется, невинные жертвы возможны лишь только в том случае, если начнется сражение между Охотниками.

– Ерим, ты можешь потушить огонь?

– Ага! Союн-унни, Ахьюсси…

– Нет, я иду с тобой.

Услышав мои слова, Ерим тут же выпучила глаза:

– Ахьюсси, ты что… больной?

– Давай не будем выражаться. Мы же уже обсуждали это. Не переживай, огонь я оставляю на тебя. Спасибо, что привезла нас сюда, Союн. Пожалуйста, постой в сторонке, на случай, если тебя заметят.

– В качестве благодарности буду рада контактам Ноя-сси, и тогда я буду просто наблюдателем!

Кан Союн тут же достала свой мобильный телефон… она что, собирается снять всё это? Да и зачем ей контакты Ноя, она не может просто сдаться? Я всё понимаю, но, пожалуйста, подумай о Комете.

На входе была установлена баррикада, а Охотники изоляционного центра стояли на страже, но они не стали блокировать путь Охотнику S-ранга Ерим. А я как бы был с ней, поэтому тоже прошел внутрь.

Как только мы вошли в здание, я тут же воспользовался браслетом. Внутри не было людей, кажется, все они уже были эвакуированы, тем не менее я увидел несколько сожженных трупов.

– Ерим, иди туда, где распространяется огонь.

– Ты говоришь так, будто я впервые вижу труп.

– Привет! Всё равно в этом нет ничего хорошего, если ты продолжил пялиться на них!

Не видеть их не было бы возможно, но если она увидит их как можно меньше, будет лучше. Даже после того, как я проворчал, Ерим сделала вид что не слышит меня, тем не менее начала тушить пожар. В это время нам встретился очередной труп. Я вспомнил его лицо. Это был один из тех, кто напал на нас в подземелье.

…Юхён, чёртов панк.

Кажется, этот парень пытался сбежать. Продолжая обходить обломки здания, я вошел глубже, как кто-то спрыгнул прямо передо мной.

– Почему ты так рано? – Юхён смотрел на меня с улыбкой на лице.

– Какое «рано»! Это ты убил их всех? А что с Юн Кёнсу?

– Ну, он вроде бы только что умер? Не бери в голову. Было странно, что Лидер Гильдии Сесён просто так отпустил его, но даже если бы они попытались сбежать, им стоило ожидать такого конца.

Я также был удивлен решением Сун Хёндже воспользоваться ими позднее, но только подумать, что он оставил их в живых ради этого. Когда я скептически посмотрел на него, младший брат беззастенчиво улыбнулся:

– Пойдем отсюда. Который сейчас час? Может похаваем?

– Но он жив.

Чего? Услышав слова Ерим, мы с Юхёном одновременно повернули головы. Юн Кёнсу стоял на том месте, куда смотрела Ерим. Его шея была, примерно, наполовину отрезана.

– Нет же, он мёртв? Но он движется. Как это? – наклонив голову, сказала Ерим.

Увидев это, Юхён нахмурился.

В этот самый момент Юн Кёнсу открыл рот:

– Привет!

Это был незнакомый женский голос.

Оставить комментарий