Ранобэ | Фанфики

Шипастый чудак

Размер шрифта:

Глава 11

Что, черт возьми, здесь произошло? Тобирама встревоженным взглядом увидел разрушения перед ним.

— Это было дело рук леди Сакуры, ей пришлось, выпустить пар. — Канта попытался объяснить.

— Пар? От чего? Что случилось? Разумеется, Учиха не разозлил бы ее так. — спросил Хаширама.

— Я думаю, она должна расказать вам, это было ужасно, она убита горем. — Канта сказал, добавляя последнюю часть немного тише.

Тобирама и его брат посмотрели друг на друга.

— Хорошо, давай отправимся, чтобы она сама нам рассказала. — Хаширама сжал бока своего коня, идущего вперед.

Хаширама, конечно, был свидетелем схватки между куноичи и его братом, но, обломки, мимо которых они только что прошли, были почти непостижимыми, и ему было очень любопытно узнать, что заставило ее «выпустить пар» таким образом.

Они могли почувствовать свою чакру до того, как услышали их. Они могли услышать их раньше, чем увидели.

— Ты сквернословила, неблагодарная маленькая землеройка! — Они услышали крик главы клана Учиха.

— Неблагодарная? За что неблагодарная! Твой брат дал мне одежду, твой брат дал мне деньги, твой брат дал мне ожерелье, оружие и свиток для хранения вещей! Ты вызвал у меня головную боль! — Они услышали сильный и раздраженный голос Сакуры.

— Головную боль! Я позволил тебе жить! Я позволил тебе быть в моем присутствии на моей земле, да, неблагодарный, я должен был тебя наказать, ты знаешь, сколько людей говорили со мной раньше с таким вопиющим неуважением и жили? Почему я должен. – его прервали.

— Тогда сделай это! Годится только для крови и войны! Сделай это тогда, зачем относиться ко мне иначе, чем Айф_ридом_су к любому другому, кто

перечит тебе, а? — Она бросила ему вызов.

Мгновение спустя в поле зрения появился Сенджу, который обнаружил, что розоволосая женщина и Глава клана с колючими волосами нос к носу смотрят друг на друга. Изуна, младший брат Мадары, удобно устроился на крыльце и с интересом наблюдал за представлением.

— Потому что ты мне нравишься! — Мадара закричал на нее, прежде чем заметил Сенджу на лошадях с открытыми ртами.

— Что? — Лицо Сакуры стало комично пустым, и она сделала шаг назад, склонив голову набок.

Мадара посмотрел мимо Сакуры и впился взглядом в Сенджу. Скрестив руки на груди — жест, к которому Сакура быстро привыкала, — он повернулся к новой угрозе. Изуна оставил свой чай на крыльце и встал плечом к плечу со своим братом, создав непроницаемую стену перед Сакурой, заслоняя ее от глаз.

Они могли слышать, как она раздраженно фыркает за их спиной, но проигнорировали ее в пользу полного внимания врага.

— Тебе здесь нечего делать, Сенджу. — громко и твердо сказал Мадара.

— Не больше и не меньше, чем тебека. — Губы Хаширамы дернулись, когда он внимательно наблюдал за своим старым другом, отмечая прядь розовых волос на его плече.

— Рад снова видеть тебя, Сакура. — Хаширама кивнул в сторону коротковолосой женщины с розовыми волосами, которая безуспешно пыталась встать перед двумя Учихами, преграждающими ей путь.

— Убирайся с моего пути, колючий мудак! — Сакура использовала толчок, наполненный чакрой, чтобы убрать Мадару с ее пути, только он этого ожидал и послал чакру к его собственным ногам, она отскочила назад от силы и упала на землю.

Рот Мадары дернулся, но он не попытался помочь ей, он просто смотрел прямо перед собой на своего старого друга и своего младшего брата Тобираму.

Изуна бросил быстрый взгляд на них и увидел, что Сакура смотрит сердитым взглядом, который остановит более слабого человека на его месте. Изуна подавил смех и повернулся, чтобы взглянуть на Сенджу вместе со своим братом.

— Леди Сакура! Вы в порядке? — Канта бросился вперед, но был отброшен Изуной, который усмехнулся его усилиям.

— Знай свое место, Сенджу. Изуна вытащил свой меч и держал его наготове.

— Хватит! Я этого не хочу! — Сакура вскочила на ноги и перепрыгнула голову Изуны и Мадары, чтобы приземлиться между Сенджу и Учиха, низко пригнувшись к Канте, защищая ее, ее кулаки светились зеленым светом наготове.

— Разве это не феодальная земля? На нее нет прав у Учиха или Сенджу? Здесь не будет никаких боев! Вы оба здесь заявляете о дружбе со мной, не так ли? — Она повернулась, чтобы посмотреть то на одного, то на другого.

Обе главы клана кивнули. — Тогда веди себя как друзья и уважай мир в моем доме. — Она посмотрела на них обоих по очереди.

Когда ни один из глав клана не заговорил, когда никто из них снова не кивнул, в воздухе нарастало напряжение. Сакура вздохнула.

— Отлично. — Она вскинула руки перед собой и хрустнула костяшками пальцев.

Бросив последний взгляд на своих мальчиков, она наполнила свои кулаки огромным количеством чакры и прыгнула в воздух.

— Стоять! — крикнул Хаширама.

Сакура отдернула кулаки и мягко приземлилась между ними, приподняв бровь.

— Сенджу пришли сюда не воевать, мы пришли проведать тебя. С миром. — Хаширама смотрел не на Мадару, а только на Сакуру. — Мне жаль. — Он добавил, когда она не двигалась.

Сакура улыбнулась и повернулась к Мадаре.

— Ну, я не собираюсь сидеть и пить с ним чай, но я не буду пытаться убить его, пока мы будем в гостях. — Мадара почувствовал необходимость уточнить свой ответ.

Сакура закатила глаза, но удовлетворенно кивнула, когда подняла Канту за руку, помогая ему подняться. Канта улыбнулся Сакуре и отступил, поклонившись: — Простите меня, леди Сакура, но я думал, вам может угрожать опасность. — Он бросил настороженный взгляд на Мадару, который просто закатил глаза на мужчину.

— Спасибо, Канта, но я не в опасности. Просто раздражена. — Она сказала, вздохнув. — Что теперь?

Мадара увидел, как Сакура почувствовала себя неуютно с прибытием Сенджу, и почувствовал себя более чем виноватым. Сам он почувствовал себя немного неуютно после откровенного признания.

— Слуги распаковали фургон брата. — Изуна выступила вперед.

— Сакура, я надеюсь, тебе понравится твой новый дом. Если тебе что-то еще нужно, дайте мне знать. Спасибо, что приняли предложение клана Учиха, добро пожаловать в любое время. Я сообщу вам о вашем новом ученике, когда я отправлю сообщение вам. Мы с Изуной сейчас уходим.

Мадара формально поклонился ей, удивив как Сенджу, так и слуг Учиха.

Изуна проигнорировал всех и заключил Сакуру в крепкие объятия, зашедший так далеко, что поцеловал ее в макушку, несмотря на пот и грязь.

-Пока, Сакура-чан. Я скоро приду к тебе. — Изуна улыбнулся ей и бросил на Канту последний взгляд. Учиха сели на лошадей и уехали в повозке с благодарностью от Сакуры.

— Это могло быть намного хуже. — Она глубоко вздохнула, повернулась и поприветствовала гостей из Сенджу с большим энтузиазмом, чем она чувствовала.

— Сакура, рад снова тебя видеть. — Хаширама спешился и заключил ее в объятия, как Изуна, и снова поприветствовал ее.

— Эээ. — Сакура заикаясь: — Я тоже рада снова видеть тебя, Хаширама-сама.

— Сакура-чан. — Тобирама кивнул ей в знак приветствия.

— Привет, Тоби-кун. — Сакура улыбнулась ему.

— Так я слышал, ты выследила богиню? — Хаширама усмехнулся ей.

— Да. — Сакура глубоко вздохнула и громко выдохнула через нос.

— Не хочешь зайти внутрь попить чаю, Хаширама-сама? — Сакура повернулась к своему дому, приглашая их войти.

Она остановилась прямо в дверном проеме, заставив Хашираму врезаться в нее.

— Какого черта! — Она воскликнула, что в ее тоне явно слышалось раздражение.

Перед камином стоял мягкий диван, которого не было до того, как она последовала за Мадарой наружу, чтобы кричать на него, деревянная полка прямо внутри очага, большой горшок с поворотной подставкой и решетка. Коврик, подходящий к дивану, длинный стол за диваном и две масляные лампы.

Сакура вошла в комнату, позволяя гостям следовать за ней, она прошла мимо дивана в свою спальню и ахнула. Там в углу была очень большая приподнятая кровать из футонов, полки вдоль стен и вешалки для ее одежды, сундук сбоку от комнаты возле небольшого письменного стола и что-то вроде большого платяного шкафа.

Она даже не потрудилась проверить маленькую кладовку в своей спальне, но вернулась в свою гостиную, мимо Сенджу в боковую комнату, где она разочарованно зарычала.

— Это, это, о, я собираюсь… это…, — запинаясь, пробормотала она. Изуны больше не было рядом, чтобы помочь ей закончить оскорбления его брата, и на мгновение ей захотелось его присутствия.

— Сакура-чан? — Тобирама подошел к ней сзади: — Что случилось?

— Этот! — Она махнула рукой в сторону боковой комнаты, три отдельные кровати были выстроены вдоль задней стены, каждая с маленьким столиком между ними, покрытым постельным бельем и двумя прищепками на каждой стене, клиника. Вдоль противоположных стен тянулись полки и шкафы с маленькими умывальниками и кувшинами, небольшие тряпки были чистыми и аккуратно сложенными, готовыми к использованию. На полках лежали бинты и марля, ступки и пестики, маленькие бамбуковые кадки и маленькие стеклянные бутылочки с травами. Как бы она ни была расстроена остальным, она была немного более чем благодарна за это.

— Этот подлый ублюдок. — Сакура покачала головой и засмеялась.

— Учиха? — Тобирамама и Хаширама вошли в комнату вслед за ней и огляделись.

— Больница. — Хаширама взял бутылку с сушеными травами и показал брату.

— Учиха сделал это? — подозрительно спросил Тобирама.

— Да, ну,«это» было частью нашей сделки, другая часть была серой зоной нашего соглашения. — Сакура еще раз оглядела комнату и направилась на кухню, где ее челюсть снова отвисла.

Канта ушел на кухню приготовить чай. Он стоял посреди кухни и разливал им чай из нового чайника в чашки, новые, подходящие под чайник.

— Леди Сакура, я взял на себя смелость приготовить чай. — Канта низко поклонился, ниже обычного, и прижался к стене кухни, глядя в пол.

Сакура нахмурилась, игнорируя другие новинки на кухне, о которых она не просила.

— Канта, налито только три чашки. — сказала Сакура, подходя к нему и наклонившись, чтобы поймать его взгляд. — Да моя леди. — Он сказал.

— здесь четверо нас. — Она положила руки на талию и многозначительно посмотрела на него.

— Да, леди, но я не присоединюсь к вам, это нехорошо и… Его схватили за руку и посадили за стол, за которым она налила ему чай, и он выплеснул свои протесты.

— Заткнись и пей чай. Это мой дом, и если у кого-то возникнут проблемы с тем, что мой друг присоединится ко мне на чай, они могут уйти. — Она села со своей чашкой и посмотрела на братьев Сенджу.

— Вовсе нет, Сакура-чан. — Хаширама улыбнулся.

Тобирама выглядел так, будто он не согласен, но Сакура пристально посмотрела на него, он проворчал что-то приятное и тоже сел.

— Итак, Сакура-чан, какое соглашение ты заключила с Учиха, если ты не возражаешь, если я спрошу. Я предполагаю, что это как-то связано с больницей? Я знаю, что среди них нет настоящих целителей. — Хаширама начал разговор.

— Ну да. Изуна предложил это мне, он попросил меня исцелить любого Учиха, который придет к моей двери, а взамен клан предоставит мне медикаменты, еду и пособие для комфортной жизни. О, и они предоставили мне доступ к своей библиотеке, когда они узнали, что я собираюсь спросить вас, могу ли я посетить вашу. — Сакура спросила их.

— Поскольку я не откажу никому, кому нужно исцеление, независимо от того, из какого они клана, я принял это. — сказала она, дуя на чай.

— Библиотека? Вам нужен доступ к нашей библиотеке? Что вы исследуете? -Тобираме было любопытно.

— Древо богов. — мягко сказала Сакура.

— Божественное дерево, но это же сказка, зачем тебе это? — смущенно спросил ее Тобирама.

— Мне нужно найти и уничтожить, это не сказка, это просто очень старая сказка, которую нужно пересказывать и переписывать. Сакура глубоко вздохнула и, похоже, в последнее время часто этим занимается.

Хаширама с интересом наблюдал за молодой женщиной, так вот почему она охотилась на бога, ей нужна была информация о древе богов?

— Разве богиня не сказала тебе, где его найти? — спросил ее Хаширама.

— Она не знала, где это было, именно она сказала мне, что мне нужно найти его и уничтожить. — медленно сказала Сакура. Она еще не решила, что сказать Сенджу или Учиха правду, но честность, казалось, была лучшим ответом. Ее глаза встретились с глазами Канты, и он кивнул.

Тобирама заметил это, и его глаза сузились, глядя на мужчину. Похоже, они довольно сблизились за короткое время вместе, и Тобирама задавался вопросом, какие именно отношения у них могут быть. Сакура явно считал Канту равным, что он находил раздражающим и странным, но Сакура была, странной, однако теперь казалось, что в их отношениях может быть что-то большее.

— Кагуя, это богиня, против которой сражались все Скрытые деревни моего времени, это была четвертая мировая война. —

Она им рассказала.

Хаширама и Тобирама обменялись взглядами, но промолчали.

— Был союз между всеми деревнями, все шиноби объединились как одна, чтобы бороться с великим злом. — Сакура замолчала, она не думала, что должна им все рассказывать.

Она не знала, кем был именно Мадара, но, он был не тем человеком, которым был в ее время, он не был … массовым убийцей, могла ли она осудить его за преступление, которое он совершит? Нет, ее совесть не позволила бы ей сделать такое, как бы он ее ни раздражал, он этого не заслужил.

— Я не из этого времени. Я из будущего, через два поколения. Моя деревня еще не построена, и у меня нет возможности вернуться домой. — сказала Сакура.

Хаширама даже не моргнул.

— Если ты найдешь это божественное древо и уничтожишь его, сможешь ли ты, я имею в виду, разве тогда оно не сможет отправить тебя домой? Богиня сказала тебе, что если ты сделаешь это для нее, она отправит тебя обратно? — спросил ее Хаширама без единого намека на скептицизм в голосе.

— Нет, я не смогу вернуться. Уничтожение божественного древа не для нее, это для моих друзей, моей семьи, моей деревни, мира. Это изменит прошлое, настоящее и будущее, это изменит, положит конец Проклятию Ненависти, прежде чем оно будет наложено. Древо богов было началом. Сакура подняла голову и посмотрела в глаза Хашираме.

В нем были мудрость и понимание, сочувствие и беспокойство. Это успокаивало, но потом она посмотрела на Тобираму. Это была реакция, которую она ожидала. На его лице заметно отразились недоверие и презрение.

— Вы верите этой богине? — спросил ее Тобирама.

— Мне больше нечего делать. — восхищалась Сакура.

— Что, если она использует вас, обманывая вас, разве вы не говорили, что мир находится в состоянии войны с ней? — спросил Тобирама.

«Да, но это были ее сыновья, послушайте, я не знаю, как это объяснить, поэтому мне нужна дополнительная информация, поэтому я предлагаю вам сделку, которую дал мне Учиха. Вернитесь, дайте мне доступ к вашей библиотеке. Я даю вам слово, что любая информация, которую я узнаю из ваших записей, не будет повторяться или использоваться против вас каким-либо образом. Сакура снова посмотрела на Хашираму.

— По пути к вам мы увидели часть леса, которая постигла какое-то, несчастье. Канта сказал мне, что это вы выпускали пар — осторожно сказал Хаширама, переводя взгляд на чай.

— Это ваши поиски древа богов, это то, что вас так расстроило? — спросил ее Хаширама, их глаза встретились.

— Простите меня, я не думала, когда уничтожала лес. Да и нет, это было из-за разочарования, да, но это была, потеря, которая заставила меня, сделать это, действовать таким образом. — Сакура вздохнула. — Я не должна была.

Канта хранил молчание, не ему было ничего говорить, говорить в такой компании, но его глаза смотрели на Сакуру с такой симпатией и озабоченностью, что это привлекло пристальный взгляд Хаширамы.

— Мадара, кажется, очень увлечен тобой, Сакура-чан. — Хаширама поддразнил ее.

— Фу.- Сакура с легким стуком уронила голову на стол.

— Да, очевидно, он понятия не имел, как ее ухаживать, крики были тому доказательством. — Тобирама ухмыльнулся в свой чай.

— Это была не его вина, я тоже на него кричала, он не такой уж плохой. — Сакура невольно улыбнулась. Он помогал ей раньше и недавно.

Тобирама подавился чаем, заставив своего брата громко рассмеяться над ним. Тобирама одарил брата злым взглядом: — Простите? — Он сказал Сакуре.

— Что? — Сакура смущенно посмотрела на него.

— Не такой уж плохой? Он — чума на земле, ты знаешь, сколько Сенджу он убил, включая мужа сестры Канты? — Тобирама впился в нее взглядом.

— Простите меня, Канта, но сколько Учиха убили Сенджу Тоби кун? — Она возразила.

— Твоя война — глупая бессмысленная война, ненависть с обеих сторон, не сиди ты и не говори мне, что одно лучше другого, я знаю, ты забываешь, я из будущего, и ты знаешь, какое будущее будет? — Она сделала паузу, чтобы подчеркнуть.

— В нем есть один Сенджу и один Учиха! Твоих кланов больше нет, потому что они все мертвы! — Она прокричала ему последнюю часть.

— Мертвы, потому что ты не мог перестать сражаться сейчас! В это время! Есть будущее, но твои кланы не будут его частью! — Она подчеркнула свою точку зрения, повторив ее еще раз более решительно.

С ее последними словами наступила тишина.

— Это правда Сакура? Действительно, нас больше нет, Учиха больше нет? — тихо спросил ее Канта.

— К моему ужасу, да, Канта, это правда. Я бы хотела, чтобы это было не так. Вот почему мне нужно найти божественное древо и уничтожить его, — я рассказала тебе, — она посмотрела на Хашираму. — Это для прошлого, настоящее и будущее. — Сакура поставила свою пустую чашку для чая, стукнув ею, который не остался незамеченным для Сенджу.

— Мы поможем тебе. — Хаширама сказал просто. — Мы принимаем твое предложение, Сакура-чан. -Спасибо. — с благодарностью сказала Сакура и откинулась на спинку стула.

— Если вы меня на минутку извините? — Они кивнули.

Сакура встала и отошла в сторону комнаты, укусила большой палец и призвала маленькую леди Кацую.

— Сакура, что я могу для тебя сделать? — Сладкий голосок госпожи Кацую заполнил комнату.

— Не могли бы вы сказать лорду Мадаре, что я заключила такое же соглашение с Сенджу, что и с его кланом, и что в моем доме не должно быть боев, теперь это безопасная зона для обоих и любых кланов, которые приходят ко мне, для исцеления? — попросила Сакура.

— Да, конечно, миледи. — Леди Кацую поклонилась.

— Я не Цунаде-сама. — Сакура начала.

— Теперь ты лучший целитель в истории и существовании, Цунаде будет гордиться тобой, Сакура-сан, и тобой, господин Сенджу. — Леди Кацую повернулась к Хашираме.

— Мне? — Хаширама выглядел удивленным.

— Цунаде была вашей внучкой, она была очень похожа на вас. — Леди Кацую поклонилась Хашираме и с хлопком исчезла.

— Твой Хокаге, твоя Шисо была моей внучкой? — Хаширама посмотрел на Сакуру широко раскрытыми глазами.

— Да. — Она не стала вдаваться в подробности.

— Ух ты. — Канта сказал, что вспомнил то, что Сакура рассказывала ему о своем Хокаге и наставнике во время их совместного путешествия.

Сакура посмотрела на Тобираму после ухода леди Кацую. Он выглядел, ошеломленным. — Веришь мне сейчас? — самодовольно спросила его Сакура.

— Теперь я знаю. — Сказал Тобирама и залпом выпил остаток чая.

— Есть что-нибудь посильнее? — Хаширама выпил остаток чая, как и его брат, и поставил чашку на стол.

Шипастый чудак

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии