Ранобэ | Фанфики

Система родословной ☣

Размер шрифта:

Том 1 Глава 115 Подвергаемая боли

— Поле битвы не для таких мягкосердечных слабаков, как ты!, — с этими словами Зим выгнул правую руку назад.

Он уставился на ту часть ее тела, куда проникли несколько камней, которые он выпустил ранее.

Один из заостренных камней торчал из ее левой области живота.

Он с силой толкнул ладонь вперед, к этому месту.

*Бам!

Его ладонь ударила по камню, вдавливая его еще глубже ей в живот и заставляя кровь хлынуть наружу.

Энджи вырвало кровью, ее лицо побледнело.

В этот момент на ее лице отразилась крайняя боль, и это выглядело так душераздирающе.

Зим все еще продолжал держать ее за шею и поднимать, он снова выгнул руку назад и толкнул её вперед.

*Бам!

На этот раз камень на ее левом плече вонзился на семнадцать сантиметров в тело Энджи, раздробив ей ключицу.

— Гхррх!, — Энджи вскрикнула от боли.

Она почувствовала неописуемую боль в области левого плеча.

Ее левая рука безвольно упала в сторону, она не смогла поднять ее снова из-за боли и раздробленной ключицы.

— От-пус-ти, — слабо пробормотала Энджи, выплевывая еще больше крови.

— У слабаков нет права выдвигать требования… Мягкосердечие — для слабаков!, — Зим снова протянул руку вперед.

*Бам!

Его ладонь толкнула еще один камень, который вонзился ей в правый бок, глубоко в тело.

Кровь сочилась из тела Энджи из трех мест, на которые напал Зим.

Она никогда раньше не чувствовала такой боли, и хотя она пыталась бороться с Зимом, используя правую руку, все было бесполезно.

*Бам! Бам! Бам! Бам! Бам! Бам!

Зим неоднократно атаковал все места, где тело Энджи было пронзено, заставляя ее истекать кровью.

Кровь сочилась из ее тела и падала на землю маленькими капельками.

*Ах!

Все зрители были удивлены внезапной жестокостью, которой подвергся их взгляд.

— Что он делает?

— Почему он так на нее нападает?

— Её не нужно подвергать такой боли, просто вышвырни ее за ринг!

— Фууу! Ты бесстыдный придурок!

Крики студентов были отчетливо слышны, особенно со стороны студентов Блэк Рока.

Зим вел себя так, словно не слышал их жалоб. Он швырнул тело Энджи на землю, отчего она с силой ударилась спиной о твердую землю, и снова направился к ней.

— Этот ублюдок! Почему он не может просто отправить ее за ринг, неужели все это необходимо?, — Лим пришла в ярость, увидев, как Зим обращается с Энджи.

— Энджи подвергается насилию, почему директор старшей школы Атрия-сити ничего не говорит об этом?, — сказала Элль с искаженным лицом.

Арианна тоже мрачно уставилась на ринг. Обычно игривое выражение на ее лице исчезло.

— Даже директор Эрил не сказал ни слова, что означает, что, если Энджи не упадет в обморок или её не отправят за ринг, он не может вмешиваться, — сказала Элль.

Все знали, насколько стойкими были смешанные крови, так что обморок не был чем-то, что произойдет в ближайшее время.

В западном углу, где сидели директора, директор Эрил из школы Блэк Рока в настоящее время говорил с выражением страдания на лице.

— В чем смысл этого, директор Дерк?, — он громко произнес

— В чем смысл чего?, — спросил директор Дерк с озадаченным видом.

— Разве Вы не видите, что Ваш ученик делает с моим?, — сказал директор Эрил сердитым тоном.

— Что Вы имеете ввиду, директор Эрил? Когда мы упоминали, что это против правил? Из того, что я вижу, Ваш ученик все еще в сознании, — ответил директор Дерк с пренебрежительным взглядом.

— Вы… Вы знаете, что это противоречит морали! Если бы Ваш ученик хотел вышвырнуть ее с ринга, он уже мог бы это сделать… Почему он заставляет ее проходить через такие пытки? Ее следует дисквалифицировать, так как она больше не может сражаться, — директор Эрил встал с выражением страдания на лице, когда он говорил.

— Мораль? Хахаха, директор Эрил, должно быть, комик, — директор Дерк некоторое время смеялся, после чего его лицо внезапно стало серьезным, — На поле боя враги не проявят такой морали, убивая Ваших любимых учеников! Она должна осознать последствия своих действий… Поле битвы — не место для мягкосердечия, — С в о б о д н ы й_м и р_р а н о б э заявил директор Дерк.

— Но Вы… — прежде чем директор Эрил смог закончить свое заявление, его прервал другой директор.

— Я согласен с директором Дерком… Эта студентка могла бы нанести ему огромный удар, но предпочла этого не делать… она страдает от последствий своих же действий,

— Поле боя — не место для милосердия!, — высказался директор Эрвин.

Некоторые другие руководители также согласились с тем, что здесь не нарушается ни одно правило.

У директора Эрила не было другого выбора, кроме как занять свое место с видом поражения.

В зрительской зоне три девушки все еще думали о том, что им делать.

— Мы не можем просто оставить этого ублюдка продолжать так с ней обращаться!, — крикнула Лим с выражением муки на лице.

В этот момент Зим поднял ногу и наступил Энджи на ногу.

Звуки треска костей были отчетливо слышны, когда он делал это неоднократно.

— Ты ублюдок!!! Что ты делаешь?!!!! Отпусти ее!!!! — У Арианны из глаз брызнули слезы, когда она попыталась выскочить из зрительской зоны, но Элль и Лим схватили ее.

— Барьер помешает тебе войти, — сказала Элль.

Вокруг ринга была установлена своего рода защита, которая предотвращала проникновение, пока шли сражения. Можно было кого-то вышвырнуть за ринг, но нельзя было войти, пока битва не закончится или пока этого не пожелают официальные лица.

У некоторых зрителей были встревоженные выражения на лицах, когда они увидели, как капитан команды старшей школы Атрия-сити несколько раз наступил Энджи на ногу.

Камни, которые ранее вонзились ей в ноги, теперь были глубоко вонзены внутрь.

Другими товарищами Энджи по команде на поле боя занимались остальные участники школы Атрия-сити.

— П-поче-му ты де-ла-ешь э-то?, — Энджи все еще не потеряла сознание даже после того, как подверглась такому количеству пыток. Ее голос дрожал от боли, когда она заговорила.

Вся ее одежда была пропитана кровью, и ее тело время от времени дрожало от сильной боли. Она все еще не могла понять, что сделала не так. «Когда проявление милосердия стало плохим действием?», — она внутренне задумалась.

— Ты же спидстер, верно?

*Топ!

— Эти ноги!

*Топ!

— Я сделаю так, что они не смогут больше бегать!

*Топ!

Растоптав все камни, Зим снова поднял Энджи.

В этот момент она потеряла чувствительность в левой ноге, в то время как правая нога болела так, словно ее раздавил движущийся грузовик.

Не то чтобы она знала, каково это, но она никогда не чувствовала такой сильной боли.

Сидя на месте зрителей, Густав смотрел на поле боя, наклонившись вперед и положив подбородок на обе руки.

— Милосердию не место на поле боя!, — слова Зима долетели до его ушей.

Даже несмотря на то, что это было негромко, его восприятие позволило ему уловить слабое эхо, разносимое ветрами.

— Густав, как ты думаешь, что мы можем сделать?, — спросила Лим с беспомощным видом.

Густав медленно убрал обе руки из-под челюстей и встал.

— Оставайтесь здесь!, — сказал Густав, поворачиваясь, чтобы уйти.

Система родословной ☣

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии