Сказания о Пастухе Богов

Размер шрифта:

Глава 1326. Писания о Взращивании Людей

Цинь Му подошёл к Шу Цзюню, снял свою мантию и накинул её на его плечи, улыбчиво проговорив:

— Мне нужен воин, готовый вступить в бой и пожертвовать жизнью ради Мастеров Создания. Оставайся. Первобытная эпоха закончилась, и у Мастеров Создания ещё есть будущее.

Шу Цзюнь ошеломлённо на него посмотрел и пробормотал:

— Небесный Преподобный Му, ты не настоящий Мастер Создания.

Цинь Му искренне рассмеялся:

— Любой, кто не боится трудностей, осмеливается менять мир, создавать новое, пробивать тоннели в горах и строить мосты на реках является Мастером Создания. Шу Цзюнь, в чём разница, между людьми современности и Мастерами Создания прошлого?

Шу Цзюнь был искренне тронут и развернулся, чтобы вернуться.

Голова Великого Императора рассмеялась:

— Шу Цзюнь, грешник расы Мастеров Создания, ты причинил много вреда своей расе. Теперь ты решил навредить человечеству?

Он громко рассмеялся:

— Когда мы встретились в первобытной эпохе, ты был неудачником. Когда ты столкнулся с древними богами, ты потерпел поражение. Ты всегда проигрывал, а значит проиграешь и в будущем!

Уголки рта Шу Цзюня дрогнули, он ничего не проговорил.

Цинь Му неторопливо проговорил:

— Великий Император, именно ты обрёк Мастеров Создания на вымирание. Если бы в то время на месте Шу Цзюня оказался бы кто-то другой, он не смог бы что-либо изменить. Но меня восхищает то, что Шу Цзюнь не сбежал, в отличии от тебя, а решил остаться и продолжить сражаться. Он готов взять на себя ответственность, а ты нет.

Великий Император улыбнулся:

— Если ты выживаешь, значит ты победил! Небесный Преподобный Му, ты слишком глуп!

Цинь Му громко рассмеялся и поднял печать своей жизненной ЦИ, передавая её Шу Цзюню:

— Вы дядя и племянник, думаю, вы найдёте общий язык. У меня есть дела.

Шу Цзюнь держал печать двумя руками, смотря на лицо Великого Императора.

Выражение лице Великого Императора слегка изменилось, он усмехнулся:

— Шу Цзюнь, ты только что меня избил, так что мы в расчёте, верно? Ты ведь знаешь, что ты тоже грешник. У тебя нет права меня в чём-то винить, не говоря уже о том, чтобы унижать… Небесный Преподобный Му! Ты обещал, что не будешь использовать меня как сокровище или унижать меня!

Цинь Му повернулся к нему и улыбнулся:

— Разве я когда-либо тебя унижал? А если твой дядя хочет преподать тебе урок, ему нельзя мешать.

Великий Император впал в ярость, но не мог вырваться из печати.

Цинь Му подошёл к окраинам Чёрной Горы и увидел множество богов Вечного Мира, занятых разработкой ещё одной вены. Он покачал головой:

— Когда люди Вечного Мира стали такими зловещими? Кажется, они не боятся смерти…

У входа в вену он расспросил, и один из богов ответил:

— Мы добываем только руду, которая лежит в этой вене, и не трогаем божественных сокровищ, лежащих внутри. Учитель слепой очень умён, он обозначил для нас части вены, где можно работать. Немой приказал не трогать центральную часть, он говорил, что как только мы закончим добычу, Имперский Наставник может пойти туда, чтобы найти свою смерть.

Цинь Му улыбчиво ответил:

— Дедушка слепой отлично меня понимают. Естественно, я не умру, а смогу совладать с древним божественным оружием.

Вскоре Цинь Му заметил Первого Предка и ещё нескольких людей, сопровождающих Цзян Юньцзяня и остальных молодых практиков из путешествия за пределы Чёрного Дерева. Юноши подчинили себе нескольких гигантских зверей и радостно ехали верхом на них. Все они выглядели невероятно сильными.

«Может быть, Вечный Мир сможет создать гигантскую армию зверей…»

Цинь Му что-то подсчитал и отправился к цилиню и Янь’эр. Достав яйцо зверя бездны, он проговорил:

— Возможно, зверь бездны в Великой Пустоши уже умер, и в этом яйце находится последний зверь Бездны. Если так, то из него вылупится Мать Зверей Бездны. Вы на должны дать ему погибнуть!

Цилинь был вне себя от радости и немедленно его схватил. Янь’эр забрала его себе, улыбнувшись:

— Гнездо, которое я свила для яйца Тай Ши, до сих пор на месте. Там я смогу высидеть зверя бездны!

Цинь Му провёл её взглядом, прежде чем посмотреть на цилиня:

— Жирдяй, где та сокровищница, которую ты хотел мне показать?

Цилинь поспешно привёл Цинь Му к центру Чёрной Горы, где был построен дворец, покрытый всевозможными печатями.

Цилинь подошёл к передней части дворца и снял печать. Открыв дверь, он улыбнулся:

— Владыка культа, взгляни!

Цилинь вошёл в зал, его глаза тут же потускнели. Он увидел в зале свет всевозможных сокровищ, сложенных в огромную гору. Все виды божественного золота и божественных материалов были отсортированы по категориям!

Прогуливаясь по залу, Цинь Му увидел больше десятка кувшинов, внутри которых, должно быть, хранилась первобытная жидкость. Ауру жидкости было сложно удержать, поэтому она придавала божественным металлам и материалам влажный отблеск.

Затем он увидел Божественные Камни из вены Тай Ши. Их количество было не слишком большим, но их всё же было больше двухсот!

После этого его взгляд упал на Божественные Камни Великого Первоначала, которых было больше трёх сотен.

Но больше всего в сокровищнице было Божественных Камней Тайцзи, образующих собой целую гору!

Цилинь стоял перед кучей божественных камней, на его лице было радостное выражение. Его хвост торчал, словно флаг!

Цинь Му не знал, смеяться ему, или плакать:

— Жирдяй, все эти камни Тайцзи — подделка, ни один из них не настоящий.

Цилинь ошеломлённо дрогнул и оглянулся, смотря на камни. Тем не менее, они выдели, как настоящие, он не замети никакой разницы.

— Вена, которую занял Император Богов Лан Сюань — подделка. Ты ведь видел настоящую вену.

Цинь Му поднял один из камней, и пробудил своё сознание, отчего камень тут же превратился в пучок Ци Инь и Ян, прежде чем рассмеяться:

— Это иллюзия, созданная древними богами из вены Тайцзи. Её хватает, чтобы обмануть Императора Богов Лан Сюаня, но меня не обманешь.

Цилинь был ошеломлён.

Цинь Му улыбчиво проговорил:

— Из всего, что ты украл, самыми ценными являются божественные камни Великого Первоначала и Тай Ши. Однако в последних мы больше не нуждаемся. Мы с Небесной Преподобной Гун старые друзья, и она платит мне десять процентов Божественных Камней Тай Ши. Более того, мы договорились, что она будет отдавать мне половину добытых камней. Теперь, они сами будут отправлять их сюда!

Цилинь смущённо наклонил голову, его хвост медленно опустился.

Цинь Му добавил, продолжая улыбаться:

— Тем не менее, ты решил для меня огромную проблему. Если бы я пытался обворовать вену небесной Преподобной Гун, то понёс бы огромные репутационные потери. Но воруя их с помощью зверей бездны, ты заставил Небесную Преподобную Гун думать, что за этим стоял Великий Император. Ты решил две проблемы одним махом!

Цилинь снова успокоился, его опущенный хвост быстро поднялся.

Цинь Му похвалил:

— Особенно меня радует, что ты ограбил Яшмовый Водоём Потомственного Короля Богов. Он всегда пытался вставлять мне палки в колёса, так что ты сделал мне огромную услугу!

Хвост цилиня начал вилять.

Цин Му продолжал:

— Ты не справился с одной лишь вещью. Небесный Преподобный Хун — это Небесный Герцог, Великое Болото, которое он занял — это исток Райской Реки. Тебе не стоило воровать его сокровища. Ты мог скрыться от остальных Небесных Преподобных, но от его взгляда не спрячешься. Он определённо знает, что это была твоя работа, но не стал тебя разоблачать из-за меня.

Хвост цилиня снова опустился.

Цинь Му всё ещё был крайне доволен, поспешно собирая Божественные Камни внутрь своего божественного сокровища, размышляя: «Писания о Взращивании Людей и вправду чудесны. Даже жирдяй не может от них защититься. Тем не менее, он и вправду совершил великое дело…»

— Жирдяй, я планирую вернуться в Вечный Мир, чтобы вылечить Небесную Преподобную Юэ. Ты не хочешь пойти со мной?

Цилинь на мгновение заколебался и покачал головой:

— Здесь отличное место, я должен остаться. В конце концов, зверь бездны ещё не вылупился, и если он и вправду окажется Матерью Зверей Бездны, Янь’эр не справиться с ней в одиночку.

Цинь Му покачал головой и подумал про себя: «Должно быть, Янь’эр тоже изучила Писания о Взращивание Людей, и теперь попросту не отпускает цилиня от себя.»

Он нашёл целителя, и тот пробормотал себе под нос:

— Лечить Небесную Преподобную Юэ? Я ещё не пробовал это сделать… Вылечить их с помощью лекарств будет невероятно сложно… Подожди меня несколько дней, я должен собрать нужные травы!

Цинь Му подождал несколько дней, когда целитель наконец вернулся и проговорил:

— Мы можем идти к Небесной Преподобной Юэ.

Цинь Му взволнованно спросил:

— Дедушка целитель, ты уверен?

— Не совсем, — ответил целитель. — Я впервые буду лечить ранения Дао Небесного Преподобного. Прежде чем принять решение, я должен оценить её состояние. В этот раз я нашёл во Дворце Предков множество ядовитых растений, которые можно на ней испытать.

Выражение лица Цинь Му слегка изменилось.

Целитель засмеялся, сияя уверенностью:

— Не волнуйся, я знаю, что делаю. Я не такой неумелый, как ты, каждый раз, когда я тебя отравляю, я уверен в успехе!

Цинь Му содрогнулся от ужаса.

Сказания о Пастухе Богов

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии