Глава 100. Фэй в первый раз увидел принцессу Танашу.

Опция "Закладки" ()

Усадьба бывшего военного советника Конки занимала площадь более 10 му (67 соток), целое поселение в городе.

Здесь бал собственный пруд и тенистый цветущий парк, в центре которого возвышалась главная достопримечательность – душистое Ладанное дерево. Каждую осень пожелтевшая листва делала его похожим на гигантский солнечный зонтик, раскрывшийся над усадьбой, а богатый аромат распространялся по всему городу. Можно сказать, что происхождение названия Чамборда крылось в этом дереве.

Фэй спрыгнул с чёрного пса и потрепал за ухом, тот сразу послушно отошел в сторонку. В сопровождении воительницы Сьюзен Фэй прошел по усаженной деревьями аллее в глубь усадьбы. Они миновали несколько усиленных постов охраны, а на последнем, состоящем из шести стражников, его тщательно обыскали, прежде чем дать пройти во внутренний тихий дворик. Там в кресле-качалке под большим душистым деревом с закрытыми глазами сидела принцесса Танаша.

Это был первый раз, когда Фэй увидел таинственную принцессу.

Она отличалась от представлений Фэя. Слегка истощенная на вид, её внешность не была такой броской, как у Анжелы и Эммы, но всё равно притягивала взгляд, заставляя всматриваться в её пухлые губки, и бледный белый стан, особенно контрастирующий с алым ротиком, который так и будоражил фантазию, а мягкие шоколадные пряди волос играли на солнце яркими бликами.

Но самое большое впечатление на Фэя произвели ее глаза, большие и ясные, чистые и голубые, как голубое осеннее небо. Исключительно прекрасные и словно проникающие в душу, как бездонная пропасть, в которой можно утонуть, засмотревшись.

Поэтому Фэй не сразу понял, что принцесса Танаша открыла глаза и смотрит на него.

Она мирно сидела в кресле-качалке под сенью винограда и её тонкие пальчики отбивали на подлокотниках неизвестный ритм. Стоило Фэю встретиться с ней взглядом, как он погрузился в неторопливое течение дня, ощутил гармонию окружающей природы, словно частью прекрасного пейзажа он любовался её полуприкрытыми глазами и безмолвными алыми губками.

Воительница Сьюзен, доставив Фэя, сразу молча развернулась и ушла.

Во внутреннем дворике остались лишь Фэй вдвоём с принцессой Танашей.

Царила глубокая тишина.

Но Фэй не чувствовал неловкости, он направился к принцессе Танаше и сел рядом на каменную скамью. С любопытством оглянулся на гигантское душистое дерево, ствол которого с трудом могли бы обхватить три человека. На его лице было выражение умиротворения. Несмотря на то, что рядом сидела могущественная имперская принцесса, кажется, он не чувствовал ни капли стеснения.

Но на самом деле, Фэй был глубоко поражён.

Поскольку в режиме [Варвара] он прекрасно ощущал присутствие боевых аур, и сейчас в этом, казалось бы, тихом дворике находилось, по крайней мере, 20 затаившихся воинов. Да и на всём пути сюда через пункты охраны Фэй не мог отделаться от странного чувства, словно таинственная принцесса серьёзно опасается чего-то, почему и окружает себя невидимой непроницаемой стеной. При такой строгой охране, не только злонамеренные люди, даже муха не смогла бы пролететь без разрешения, что уж говорить об идее добраться до принцессы.

Фэй почувствовал, что её направление сюда империей Зенит для коронации и есть причина бледности и истощения принцессы, вынужденной неустанно быть настороже.

Значит, опасность, что грозит ей здесь, настолько серьёзна?

Но… как это может быть?

Коронационная миссия в таком маленьком королевстве как Чамборд, чтобы посадить на трон правителя захолустной вассальной страны 6-го ранга, это больше похоже на увеселительную прогулку без толики риска. Важные столичные шишки империи Зенит должны были скорее наслаждаться провинциальными пейзажами, чем хоть сколько-нибудь напрягаться из-за предстоящей церемонии… Однако, глазам Фэя представала абсолютно иная ситуация. Охрана здесь была такая мощная, что король начал подумывать, а не грозит ли Чамборду очередная осада в ближайшее время.

Фэй был глубоко озадачен.

В конце концов… Это уже случилось, или только произойдет?

Время продолжало размеренный ход.

Принцесса продолжала медленно покачиваться в кресле-качалке, больше не открывая свои сапфировые глаза, храня молчание, лишь отбивая тревожный ритм по подлокотнику, словно была здесь совершенно одна, а Фэй был лишь миражом, а не реально сидел рядом.

Фэй также не спешил начать разговор.

На этот раз они играли в «кто первый заговорит – проиграл».

Прошло еще десять минут, Фэю стало скучно, он закрыл глаза и прилёг и, по прошествии некоторого время, дворик наполнился храпом. Этот звук был таким громким, что сразу порушил безмятежную атмосферу.

Принцесса в кресле-качалке, наконец, открыла глаза.

Она уставилась на развалившегося на каменной скамье Фэя и в её глазах мелькнуло удивление, а пальцы, отбивавшие ритм на подлокотнике, наконец, замерли. Выпрямившись, она какое-то время вглядывалась, пока не убедилась, что молодой король действительно спит, и тогда удрученно улыбнулась.

«Ну и ладно,» – не обращая больше внимание на усиливающийся храп Фэя, Ее Императорское Высочество сделала вид будто так и надо.

Просто откинулась на спинку кресла-качалки.

Но больше не закрывала прекрасные сапфировые глаза, а упрямо уставилась на небо, словно о чём-то размышляя. Душистые жёлтые листья осыпались с кроны гигантского дерева и кружась устилали землю ароматным ковром.

Храп и скрип кресла слились в гармонии.

Скрывавшиеся в тени охранники, глядя на эту сцену, просто потеряли дар речи.

«Какой-то мелкий король настолько невежественен, что может даже перед Ее Императорским Высочеством принцессой так грубо себя вести… И это при том, что даже император Ясин Великий в столичном Санкт-Петербурге не позволял себе подобного?»

Если бы они все знали, что Фэй просто воспользовался ситуацией, чтобы перейти в другой мир.

________________

[Разбойничий лагерь]

Сплошной стеной бушует пламя в кузнечной печи, разбрызгивая искры.

 

Волшебный молот поднимается и опускается в руке пышногрудой Чарси, оставляя алый остаточный след движения. Ритмичный звон выбивал молот на выложенной на наковальне светящейся красным заготовке меча. Проступающий от жара пот, мгновенно испаряется и наполняет кузню солёным туманом. Бэнг! Бэнг! Дзэнь! Дзэнь! Пуффф. Пуффф.

В другом конце кузни Фэй изо всех сил раздувает мехи в неторопливом оптимальном ритме, чтобы адское пламя как следует прокаливало заготовку меча, с каждым языком огня добавляя металлу прочности.

Бэнг!

С последним ударом молота Чарси от заготовки меча шквальным порывом разошёлся звон, знаменуя удачное завершение. Подобные многоцветным орхидеям языки пламени пробежали по лезвию, отбрасывая блики и мерцая.

— Слава Богу, получилось!

Пышногрудая девушка-кузнец Чарси сияла от счастья, хотя пот продолжал течь с её лба, она подняла меч за еще горячую рукоять, и синее сияние разошлось от него волнами, заполнив кузнецу таинственными холодными бликами.

— Правда получилось?

Фэй радостно взял синий палаш из рук Чарси, мгновенно почувствовав высокую температуру рукояти. Он проверил информацию и с удивлением увидел, что получил урон в 49 пунктов от горячей рукоятки, 814 собственного урона меча, +3 дополнительного урона от замерзания, прочность меча – 16/16, нет требований к уровню или очкам силы.

«Пусть это и меньше чем у пары [фиолетово-голубых] мечей, но точно не низкокачественная вещь, нет даже ограничения по уровню и силе. Для персонажа второго плана просто идеальное оружие!»

Фэй был на седьмом небе.

После получаса тупого сидения рядом с принцессой, его одолела скука и решил воспользоваться возможностью войти в мир Диабло во сне. В [Разбойничьем лагере] персонажа [Варавар] он сразу отправился к Чарси, чтобы узнать, как идёт прогресс с попытками инкрустирования магических драгоценностей в оружие, а девушка-кузнец как раз проводила последний тест. Он решил помочь и стал свидетелем первого успешного инкрустирования [Треснутого сапфира] в магический меч в жизни Чарси.

Хотя синий волшебный меч бесполезен для самого Фэя, но нельзя отрицать его экстраординарное значение.

Во-первых, создание этого волшебного меча льда означает, что девушка-кузнец Чарси наконец освоила технологию зачарованной инкрустации и может использовать драгоценные камни, чтобы создавать продвинутое магическое оружие. И с каждым разом она будет создавать всё более крутые предметы. А значит, при поддержке нескончаемых поставок камней Фэя, в один прекрасный день, Чарси сможет превзойти золотую экипировку и создавать даже предметы тёмного золота! С таким супер-оружием Фэй мог бы с лёгкостью косить Боссов.

Во-вторых, ранее Фэй получить новую экипировку только из того, что выпало с монстров, или в магазинах продавцов-Нпс, но там, естественно, выбор был ограничен. Теперь же, если ему нужен какой-то определённый предмет, под определённую тактику боя, с определённым магическим эффектом, он просто шёл к Чарси с подробным заказом. Выбор стал неограниченно широк и детален, он даже мог придумывать новые виды оружия.

— О-хо-хо, здорово! На моих глазах произошло рождение нового гения ковки земель разбойников… – Фэй сразу взял быка за рога, разложил 20 разных драгоценных камней и дюжину кожаных свитков с чертежами перед девушкой-кузнецом, и с улыбкой сказал, – На этот раз я прошу тебя помочь мне создать кое-какую броню по этим эскизам…

— Это… чертежи брони?

Чарси внимательно просмотрела кожаные свитки, чуть нахмурившись:

— Очень красивые шлемы и доспехи… Но ковать броню труднее, чем оружие. Глава Фэй, мои нынешние навыки ковки не могут гарантировать 100% успеха. Если я возьмусь за эти проекты, боюсь, вам придётся потратить много драгоценных камней.

— Это не проблема, получишь столько, сколько потребуется, – бесстыже заявил Фэй.

Благодаря [Хорадрическому кубу] он создавал из 3-х [Треснутых камней] [Повреждённый камень], а его в реальном мире обменивал на 100 [Треснувших]. Такой «Торговый профицит», позволял Фэю блаженствовать на растущей куче золота, просто сидя на заднице.

— Точно! Чарси, ты можешь поработать над этими доспехами в реальном мире. В Чамборде есть много хороших кузнецов с необходимыми навыками, которые будут рады помочь тебе, – предложил Фэй.

Чарси вытерла пот со лба и пригладила огненно-рыжие волосы, вспоминая про виденные в подгорных руинах Чамборда [Скалу] Сэмюэля и других кузнецов, их роскошные гигантские кузнечные печи. У неё загорелись глаза и она с удивлением произнесла:

— Верно, я и не подумала! Глава Фэй, я так и сделаю…

Девушка-кузнец не отличалась терпением.

Попрощавшись с пышногрудой кузнечихой Чарси, Фэй спрятал меч льда в рюкзак и отправился на урок к жрице Акаре, чтобы учиться распознавать травы, перенять секреты создания зелий и магических свитков.

Конечно, вначале он изучил только самое простое.

Фэю не хватало на учение терпение, но коварная Акара заставила его подписать [Ученический контракт], поэтому ему пришлось стиснуть зубы и учиться. Но со временем, Фэй с удивлением обнаружил, что постепенно сам заинтересовался знаниями, хотя запоминать всё было сложновато и воспоминания из прошлой жизни переодически сбивали его с толку…

Уроки Акары были очень короткими, всего полчаса, и после занятия Фэй вышел из режима [Варвара], выбрал на голографическом экране 3D-проекцию Друида и перенёсся в параллельный мир Диабло, с ещё не до конца открытой картой Разбойничьих земель.

В этой параллели Фэю досталась наёмница с огненными снарядами по имени Кайла.

Однако, всё здесь было не таким, как в режиме [Варвара]. И эта наёмница по сравнению с Еленой была не живой, словно даже интеллекта не имела, не могла толком координировать свои действия с Фэем. Да что там говорить, не только огненная лучница, в режиме [Друида] все Нпс в [Разбойничьем лагере] были унылыми, как компьютерные программы, никакого сравнения с живым миром Варварского режима.

Всё было так же, как во второй карте [Лут Голейне], где весь город словно населён призраками. У Фэя мозги пухли, но он не могу разгадать эту странность.

Из всех персонажей только у [Варвара] жители [Разбойничьего лагеря] были реальными людьми из плоти и крови.

Ломая над этим голову, за 3 оставшихся часа Фэй на одном дыхании закончил Первый Акт Диабло для [Друида] убийством Босса разбойничьих земель Андариэль, и подняд немного золота и хороших вещей.

Так он поднял уровень [Друида] до 16.

Если его хорошо экипировать, то в бою в реальном мире он, вероятно, будет в середине 3-х звёзд, а в сочетании с бафами от других своих персонажей [Друид] сможет побороться с 4-х-звёздным мастером.

Оставить комментарий