Глава 122. Это все было подстроено (часть 1).

Опция "Закладки" ()

122. А, да я притворялся

«Аа, не…»

Увидев, как седого мастера Мерфи, словно рваный мешок, подбросило от удара, стоявшая неподалеку Пэрис издала отчаянный рык и словно молния схватила старика и упала с ним на землю.

На груди Мерфи проступили две ужасные ямы – след от удара кулаком.

Эти вмятины вдавались на 4-5 сантиметров, глубоко вдавленные в грудную клетку старика, так что можно было четко увидеть отпечатки пальцев. Удар глубоко вошел в тело Мерфи, практически полностью раздавив сердце и сосуды горделивого мастера, кровь медленно вытекала из зияющей раны, капала на руки поддерживающей тело Пэрис, и еще недавно могучий непревзойденный убийца сейчас еле стоял на ногах.

В десяти метрах от цели.

Недавно еле державшийся на ногах в бою конник сейчас стоял на ногах перед ними. Углы его губ растянулись в странной улыбке, он протянул руку и снял с головы т-образный шлем. Каштановые острые волосы, квадратное лицо, прямой нос, острые черты лица возникли перед испуганными глазами Пэрис и Мерфи. Этот воин не выглядел могучим, даже несколько худосочным и невысоким, но от него пахло особенным ароматом войны, железа и крови. Он тихо стоял, но казалось, что перед вами многотысячная армия.

«А..аа.. ваше высочество Аршавин?!»

Наконец ясно разглядев кавалериста, седой мастер и прекрасная Пэрис побелели как снег и дрожа принялись оправдываться.

Величественный наследный принц империи Зенит, «Бог войны» Аршавин собственной персоной?

Как это возможно?

Пэрис точно помнила, что по добытым ей сведениям, его высочество должен был в это время находиться в военном лагере под столицей… Чтоб его! Кто же тогда командует «Железным цветком» у столицы? Она тщательно все обдумала и поняла, что ответ довольно очевиден – в императорском штабе находится двойник Аршавина, необходимый лишь для того, чтобы ввести в заблуждение о истинном положении принца.

Необходимо его убить!

Козыри находились в ее руках.

Кто бы мог подумать, что сам принц не постыдится лично тайно присоединиться к дипломатической миссии и заранее приедет в Чамборд, чтобы нанести удар в решающий момент, необдуманно ранив своего мастера, что в корне меняет ситуацию.

Человек, которого здесь не должно было быть, оказался здесь и все изменилось.

Находившийся неподалеку в «режиме убийцы», скрытый ото всех, Сун Фей тоже увидел эту сцену и от удивления разбил бинокль. Он помнил этого воина с каштановыми волосами – если ему не изменяла память, он видел его в дипломатической миссии императорского двора Зенита в первый день их прибытия в Чамборд, и он тогда правил экипажем принцессы.

В то время Фей был только Варваром 16 уровня и не все правильно воспринимал, но у него осталось смутное ощущение того, что этот кучер – мастер, но кто бы мог подумать, что мастер настолько высокого уровня, черт побери! По испуганному крику Пэрис и Мерфи Сун Фей наконец понял, что перед ним важная персона – наследный принц Аршавин, наиболее вероятный наследник трона империи Зенит, тот, кого называли «бог войны Зенита».

Это потрясло Фея.

Сегодня на Восточной горе творилось что-то невообразимое, один за другим внезапно появлялись важны личности, одно за другим следовали удивительные события, и Фею оставалось только крутить головой во все стороны. Он и сам бы хотел посоперничать с ними и все же чего-то не хватало.

«Пэрис, пусть они прекратят» — на лице Аршавина была самоуверенная улыбка.

На его лице не было и капли удовлетворения от достигнутой цели, хотя женщина, стоявшая перед ним, помогала его младшему брату, с которым он находился не в самых добрых отношениях, она часто нарушала его планы и приносила ему убытки, так что когда-то он только и мечтал о том, чтобы разделаться с ней. Однако теперь, когда ее жизнь оказалась в его распоряжении, он начал испытывать что-то вроде жалости.

Такая совершенная красота… Жаль, что она не принадлежит ему. И почему такая обворожительная женщина занимается такими подлыми вещами?

Пэрис быстро оправилась, пошевелила уголками изящных губ, словно пережевывая что-то вяжущее, вздохнула, сделала незаметное движение рукой и на поле все стихло и остановилось.

Фактически, еще после появления на поле Аршавина все невольно прекратили утратившее смысл побоище, особенно увидев ошеломляющие раны седого Мерфи – после этого почти все люди на горе поняли, что исход битвы уже определен.

В империи Зенит принц Аршавин был своего рода легендой.

Не достигнув и двадцатипятилетнего возраста, он стал магом огня, постоянно тренируясь и закаляя себя он достиг уровня шести звезд. «Скромен как бог, сражается как клинок» — говорили о нем, и в империи Зенит он был самым молодым мастером за последние сто лет, не только сильный и мужественный, но и прекрасно освоивший военное дело. Юноша командовал войсками и прошел много битв, искупался в крови в приграничных стычках и обрел блестящую славу. Он самолично утвердил непобедимый Железный батальон, первый по боеспособности в империи и приобрел прозвище «Бич Марса».

В обычное время старый мастер Мерфи и воитель Аршавин могли бы сражаться наравне, но сегодня на стороне Аршавина была неожиданность, а старик уже был тяжело ранен, сосуды его были разорваны и минуты его жизни были сочтены, в то время как его высочество в бою был лишь слегка оцарапан и сохранил не менее семидесяти-восьмидесяти процентов боевой силы огня шестизвездного уровня, так что он мог контролировать весь театр военных действий в одиночку.

Обе стороны прекратили сражение и поднявшаяся в воздух пыль начала понемногу оседать.

Повсюду были раненые и все было залито лужами крови.

Королевский алтарь был разрушен и превратился в кучу обломков, и его окружали уцелевшие с самыми разными выражениями лиц.

Людей с красной повязкой на плече было немного больше, так как они вовремя перехватили инициативу в бою, но их количество никак не влияло, так как мастер шести звезд Аршавин мог движением пальца всех размолоть в пыль. На лицах солдат армий Шэнхуа, Лунэн и Чанба проступили нескрываемые отчаяние и испуг.

В то же время оборонявшиеся, несшие огромные потери, принцы, послы других стран и их охрана были осчастливлены таким исходом и некоторые даже плакали от радости.

Таким образом, взмах руки Пэрис разделил людей на поле.

Раздались осторожные шаги. Убийца с мечом, убийца в белых одеждах с острыми когтями, воин с парными желтыми саблями и тот воин земли, который удирал от Сун Фея, стояли за спиной Пэрис, к ней подтянулись и послы и их охрана с красной повязкой на плече – все они имели выражение безнадежности на лицах – в этот момент они уже начали жалеть о том, что влезли в эту самоубийственную авантюру, но сейчас это не имело значения – хотя план и провалился, участники заранее были готовы к смерти и поражению своей страны.

С другой стороны приблизилась горстка уцелевших обороняющихся, все еще не оправившихся от страха, словно цыплята, на которых только что пикировал коршун, они осторожно встали за спиной Аршавина и принцессы. В толпе находился и реккийский принц Модрич, сильно израненный, но чудом уцелевший в бою.

Толпа наконец разделилась на две части, стоявшие друг напротив друга. Давящая атмосфера пугала.

В это же время появился и Сун Фей, перейдя в режим варвара – на теле были раны, из одежды – изорванный халат с кожаной подкладкой с королевской церемонии, с ног до головы он был заляпан кровью, лишь на лице среди запекшихся пятен сверкали черные глаза, и за ним оставались кровавые следы.

На него было тяжело смотреть и многие люди сомневались, что маленький король не испустит дух через пару шагов. Еще плачевнее было состояние Чамборда – помимо разрушенного алтаря и сорванной церемонии в храме, погибли многие телохранители и офицеры, а тела Лэмпарда, Дрогбы, Олега и Баллака лежали на королевском алтаре, обагрив кровью камни жертвенника и землю…

«А, Александр, вы все еще живы, прекрасно.»

Реккийский принц Модрич, которому повезло уцелеть, выглядел дружелюбно, и его слова были поддержаны приветственными криками людей, которые до этого после удара Мерфи сочли его погибшим, и никак не ожидали, что этот парень окажется живучее сточной крысы, и хотя он выглядел сейчас хуже некуда, но все-таки пришел живым.

Модрич поддержал Фея и помог ему занять место рядом с Аршавиным.

«Пэрис, какая жалость, а? Кажется, в этот раз я победил».

Аршавин улыбаясь смотрел на Пэрис и чувствовал, как гнев отпускает его, в конце концов, это женщина уже не представляла собой угрозу.

Хлоп-хлоп-хлоп.

Пэрис негромко зааплодировала.

Эта обворожительная женщина, загнанная в угол, имела одну сильную сторону в отличие от большинства мужчин – она очень быстро оправлялась и успокаивалась, и сейчас она с нарочито взволнованной, чарующей улыбкой искренне сказала: «Честно говоря, я и не предполагала, великий принц, что из-за меня вы поедете в эту богом забытую страну и даже унизитесь до переодевания в простого солдата, чтобы неожиданно атаковать… Ц-ц-ц, вы мне льстите, ваше высочество Андрей… вы меня боитесь?»

Аршавин почувствовал ироничный укол, но, будучи победителем, промолчал, улыбаясь.

«Кроме того, не могу не признать, это действительно красивый ход! Погибшие были славными воинами, по меньшей мере они отвлекли Мерфи, давая вам возможность скрытно атаковать… Однако, принц, когда вы посылали их на верную смерть, неужели в вашей душе ничего не шевельнулось?».

«Пэрис, на твоем месте я бы придержал эти мысли при себе. Подчинись мне и перейди на мою сторону, и я не стану сегодня убивать тебя».

Аршавин по-прежнему улыбался, но в его голосе зазвучал металл.

«Хи-хи, ваше высочество, боюсь, вы переоцениваете свои силы, и хотя сегодня нам не удалось убить вас и принцессу, с нашими возможностями ничего не мешает нам сбежать сейчас, верно?» — на щеках Пэрис расцвели ямочки, лицо ее было невозмутимо, словно она болтала со старым другом, с помощью острот провоцируя и прощупывая противника, но никак не похоже на ту, кто сдается в плен».

«Ты с самого начала должна была бы планировать побег, и хотя у тебя еще есть надежда, у тебя ничего не получится».

У Аршавина не сходило с лица самоуверенное выражение. Откуда Пэрис было знать, что он оставил 25 человек кавалерии во главе с Романом Павлюченко охранять единственную дорогу, с помощью которой можно было бы покинуть гору, поэтому даже если бы убийца с мечом и его товарищи на несколько секунд задержали принца, дорогу ей преградили бы его рыцари, так что Аршавин все еще имел возможность с легкостью разделаться с ней.

Пэрис заметила это и изменилась в лице.

«Сестрица Танаша, твоей удаче можно только позавидовать, если бы не этот маленький король, испортивший мне мои планы, тебе бы не жить…».

Пэрис почти смирилась с поражением, ее прекрасный лик выражал непримиримый дух. Казалось, она больше не хотела говорить с Аршавиным, отвернулась от него и смотрела куда-то вдаль в толпу людей, окружившую принцессу Танашу, в ее голосе слышалась горечь.

Эта женщина, кажется, околдовывала всех окружающих. Нахмурив брови и кусая губы, печально опустив уголки глаз, она вызвала у всех присутствующих мужчин странное желание сгрести в охапку, нежно обнять это удивительное существо, жалеть и успокаивать ее.

 

Принцесса слабо улыбнулась: «Да, мне сегодня сильно повезло».

Эти слова писательницы относились к сегодняшней роли Фея.

Действительно, он словно хулиган, внес хаос в тщательно продуманные планы обеих сторон.

Если бы Фей не разъярился из-за коварной красотки и не поставил под угрозу жизнь Пэрис Хилтон, ей бы не пришлось раньше времени призывать Мерфи, и тогда даже имея в рукаве туза в виде Аршавина, принцессе не удалось бы так легко одержать победу – все-таки Мерфи мастер шестизвездного уровня, да и кроме того с огромным боевым опытом и силой, которые нельзя недооценить, так что у «бога войны» в открытом бою не было никаких гарантий успешного исхода, и тогда ситуация стала бы по-настоящему ужасной.

Убийство – как влюбленность: кто действует первым, тот страдает больше.

Услышав слова принцессы, Пэрис проговорила со странной усмешкой: «Однако нельзя преуспеть, полагаясь лишь на удачу». «Ты…» — принцесса о чем-то подумала и переменилась в лице: «Внимание все…»

Но было поздно.

Произошло то, чего никто не предвидел –

Стоявший рядом с Феем реккийский принц Модрич блеснув глазами шагнул вперед и в его руках оказались огненные молнии, которые он с силой запустил в Аршавина и девушку в фиолетовом платье, прямо под лопатку.

В следующее мгновение один за другим раздались два взрыва.

Бах! Бах!

Все сотряслось.

Немыслимо.

Внимание Аршавина и девушки в фиолетовом было приковано к Пэрис и ее прихвостням, в ожидании того, что еще может совершить эта загнанная в угол женщина, и им не приходило в голову, что за их спиной может скрываться ее сообщник, да еще так близко, среди своих – оба они не успели не то что защититься от удара, но даже обернуться. Огненные удары Модрич пришлись точно в цель, и словно удар шел изнутри, у обоих брызнула кровь изо рта.

На их лицах отразилась целая гамма чувств: недоумение, гнев, потрясение.

Нанеся удар, Модрич со злобной ухмылкой отступил назад от Фея и ударил снова, длинный огненный дракон вспыхнул недалеко от принцессы.

Все произошло так быстро, что никто не успел среагировать.

Никто не подумал о том, чтобы защитить принцессу.

План был просчитан гораздо даль ше, чем простое нападение на принцессу, но в этот момент произошло необыкновенное – перед принцессой вырос голубой защитный водяной экран и окутал ее коконом, и врезавшийся в него огненный дракон Модрич был им отражен и уничтожен.

«Подлая тварь, хотел убить меня!»

«Бог войны Зенита» Аршавин наконец отреагировал, увидел, что принцесса в опасности и обернулся, скрежеща зубами от ярости и боли, и столкнулся с новым ударом, сотрясший землю, вылетевшим из ладони Модрич, и отлетел в сторону Пэрис и ее приспешников, разбрызгивая кровь фонтаном.

Это событие перевернуло весь расклад.

Все присутствующие словно окаменели.

Слишком непостижимо.

Как это могло произойти?

Никто не предполагал, что Модрич – подосланный Пэрис убийца и что он может так внезапно атаковать, и никто не предполагал что силы Модричи на самом деле намного превосходили двухзвездный уровень мастерства, так что его удар почти убил принцессу и двух сильнейших мастеров – Аршавина и Цзы Ян, и если бы у принцессы не было мощной защитной водяной магии, все могло бы закончиться иначе.

Атмосфера на горе Дуншан изменилась.

Такая неожиданная смена декораций встряхнула обе стороны.

Мерфи, Аршавин и Цзы Ян – трое сильнейших на горе были ранены и не могли действовать. На стороне принцессы были Роман Павлюченко и мечница Сьюзен, два десятка солдат кавалерии и еще десять послов, а у Пэрис были убийца, вооруженный мечом, убийца в белом, воин с парными саблями, Модрич с неизвестным запасом сил и воин с острым мечом, и хотя все они в той или иной степени были ранены, была еще и полная сил Пэрис…

Стороны сравнили силы и в тот же миг баланс изменился.

Все произошло так быстро, что казалось каким-то сном.

В глазах носивших красную ленту на плече шеньхуанцев, короля Далэя и его сотоварищей, только что бывших подавленными и мрачными, блеснуло понимание того, что выход для них найден. Нескрываемая радость спасения от неминуемой гибели осветила их лица, потерянное выражение на лицах сменилось злыми усмешками и они начали вставать и выпрямляться.

«Хи-хи-хи, сестренка Танаша, ты все-таки просчиталась!»

Лицо красивой Пэрис вновь изменилось, сейчас она выглядела довольной как маленькая девочка, которой удалась злая шутка, и все поняли, что горестное выражение было лишь искусной актерской игрой.

Принцесса не произнесла ни слова.

«Бог войны Зенита» был в ярости, но нанесенная ему Модрич рана оказалась слишком серьезной, а рядом лежала с закрытыми глазами Цзы Ян, по ее белой коже стекал пот и тело ее было охвачено фиолетовым пламенем, так что нужно было как можно скорее лечить раны.

«Хи-хи-хи, и в самом деле, какой неожиданный сюрприз, я планировала всего лишь убить Танашу, чтобы помешать принцу Аршавину, кто бы мог подумать, что сегодня я смогу разделаться и с ним самим! Ха-ха, его высочество Домингес будет очень рад таким новостям».

Пэрис с обворожительной ненавидящей улыбкой приближалась, грациозно и мягко ступая.

За его спиной убийцы наконец сняли скрывавшие лица толстые чадры.

«Как жаль, а ведь я хотела поболтать за бокалом вина с вами обоими, ваши высочества, но теперь во избежание худшего придется убить вас как можно скорее.»

Пэрис говорила ласково, но для сторонников Аршавина она была похожа на духа смерти.

«Неплохой план, вот только мне интересно – что будешь делать, если убьешь меня и принцессу? Здесь столько людей, и не пройдет и нескольких дней, как императору все станет известно, так сколько же времени проживет твоя тайна?»

Аршавин сел на обломок камня и старался тянуть время, насколько возможно, так как его раны практически лишили его сил.

«Хи-хи-хи, ваше высочество, надеешься шутками разрядить обстановку? Ты ведь не хуже меня понимаешь, у этой дороги нет обратного пути, так разве могу я отпустить вас? Убить или быть убитым – очень просто, в сущности, и Домингес найдет прекрасное объяснение для императора – в Чамборде началось восстание и принцесса, к несчастью, погибла в сражении, а вы, ваше высочество, не так уж и плохо управляете «Железным батальоном»?.

Палиса непринужденно засмеялась, но от ее тона Аршавин похолодел.

Идея с подменой двойником, которая еще недавно была блестящей, обернулась против него, так что сейчас он сам оказался в руках врагов. Смысл слов Пэрис был донельзя очевиден, надо лишь чтобы его младший брат Домингес смог контролировать его двойника, который и так прекрасно справится с командованием его батальоном.

«Обинна, Модрич, Хэ Шэн Чжэн, вы трое и ваши подчиненные сейчас устроите зачистку в городе и потом подожжете его. Запомните, не должно остаться ни одного бунтовщика-свидетеля, который мог бы распространить свою клеветническую версию…».

Пэрис изящно взмахнула маленькой рукой, отдавая жестокий приказ стоящим позади убийцам.

«Слушаемся».

Три убийцы и король Шэнхуа Далэй, люди из Чанба радостно переглянулись. Это был хороший случай пограбить Чамборд, особенно королевский дворец и дома знати, особенно учитывая то, что сопротивление города было сломлено и никто не мог дать им отпор.

Но —

«Эй, погодите-ка, это невежливо, наконец! Хотите мародерствовать в Чамборде, так спросите-ка сначала согласия хозяина!»

Покрытый кровью и еле держась на ногах, Сун Фей вышел вперед.

«Ты…» Модрич взглянул на него с презрением и ехидно сказал: «С такими ранами ты еще надеешься кому-то дать отпор? Побереги силы, можешь бесплатно истечь кровью и сдохнуть, ха-ха-ха!»

«Оу, ты сказал – раны?» Сун Фей стер свежую кровь с лица, и вдруг его походка обрела твердость и он выпрямился: «Прошу прощения, я притворялся».

Он двигался быстро, словно и не был ранен вовсе.

«Говори, как ты мог помогать этой Пэрис?», — Фей упер руки в бока, лицо его было сердитым, и он показал на стоявших за его спиной двоих «И откуда взялись эти двое? Они же умерли, что они здесь делают?»

Оставить комментарий