Глава 124. Прирезать, словно курицу.

Опция "Закладки" ()

«Кажется, мы все тебя недооценили, да и ты скрыл немалую часть своих сил.»

Прекрасная Пэрис переливчато засмеялась, на ее щеках расцвели ямочки, ветер всколыхнул белое платье и взметнувшаяся юбка обнажила изящные голени, невольно приковывая к ним внимание присутствующих.

«Александр, все, что я только что говорила остается в силе. Если ты согласишься действовать на стороне Домингеса, то мы можем забыть обо всем произошедшем. Можешь просить за свои услуги всего, что пожелаешь… Даже меня, если хочешь!»

Когда она произнесла это, ее щеки залил очень уместный нежный румянец, да и кто не встречал эту стыдливость, которая покоряет города не хуже оружия? Присутствовавшие мужчины почувствовали кроль, прилившую к лицу, и даже «бог войны» Аршавин отвел взгляд, не осмеливаясь взглядом выдать себя.

Но –

«Дудки, матушка! Все распутничаешь? Твое гадкое лицо – не твоя вина, но ты ответишь за свою низость» — проговорил Фей с презрением и ненавистью.

Нельзя не признать, что он говорил даже слишком резко.

От этих оскорблений Пэрис переменилась в лице, а окружающие еле сдержали смех.

Пэрис давно уже не была наивной девочкой и в совершенстве владела языком тела. В Петербурге она пользовалась огромным успехом и немало аристократов питали несбыточные мечты о том чтобы войти в ее окружение, говорят, даже император Ясин был благосклонен к этой женщине невиданной красоты. И вдруг Сун Фей при всех – «матушка», «разврат»! Она задрожала всем телом и ее кожа побелела, как снег.

«Безрассудная сволочь, сдохни!»

Стоявший за спиной Пэрис наемник в белом буркнул что-то и исчез, словно растворившись в воздухе, так что не осталось и тени – очевидно, готовился нанести смертельный удар.

Фей обнажил парные клинки, безмятежно улыбаясь, словно не заметил произошедшего.

«Осторожно, он использует технику скрытности магии металла!»

Девушка в фиолетовом платье, окутанная фиолетовым свечением восстанавливающей магии, наконец открыла глаза, провела тонкими пальчиками по лицу, словно вспоминая произошедшее и увидев беспечную неосторожность Фея, не сдержалась чтобы не предупредить его.

Сун Фей ответил ей благодарной улыбкой.

В этот момент внезапно —

Что-то незримое изменилось в ледяной атмосфере, словно пробежала почти невидимая глазу рябь по поверхности и перед ним вдруг беззвучно вспух удивительный цветок и мгновенно, с нечеловеческой скоростью, из воздуха возникли черные когти и молниеносно впились Фею в грудь.

Кровь, капля за каплей.

Постепенно перед Феем из воздуха появился убийца в белом, на его лице была довольная и свирепая улыбка, он с наслаждением вращал внутри пронзенного тела свои острые когти, наблюдая за умоляюще-безнадежным выражением лица своей жертвы.

Окружающие вздрогнули, сдерживая вопль ужаса.

Только что воспрянувшие духом сторонники принцессы вновь утратили надежду, некоторые даже тихо бранили этого выскочку маленького короля, в то время как их противники были вне себя от радости, высмеивая этого самонадеянного клоуна, так глупо опростоволосившегося у всех на глазах.

«Ну как ты, все еще такой же заносчивый?»

Он еще глубже погрузил пальцы, сжимая и поворачивая их так, чтобы они разрывали ткани и причиняли еще больше мучений, заставляя ощущать, как жизнь по капле покидает обессилевшее тело. Он чувствовал, что его руки сжаты, словно тисками и удивлялся тому, как долго этот маленький государь сопротивляется, хотя внутри у него все уже должно было быть разодрано в клочья.

Однако –

«Урод, да я стал только злее от этого!»

Когда Фей с ухмылкой произнес это, убийца почувствовал неладное и собрался покончить с противником, но внезапно возникший фиолетовый луч сверкнул и отрубил ему правую руку по плечо, оставив ее в груди Фея.

Кровь хлынула из обрубка плеча фонтаном.

Наемник в панике попытался скрыться и его тело уже начало терять четкость, собираясь раствориться в воздухе, но Сун Фей не собирался упускать такой шанс и обхватил правой рукой его за голову.

 

«Ха-ха-ха, хотел смыться? Поздно!»

Король хохотал во весь голос.

«Нееет…», — безнадежно закричал человек в белом, изо всех сил стараясь вырваться, но рука крепко обхватывала его затылок и несмотря на все усилия он оказался на коленях перед Сун Феем. Остальные были поражены – казалось, этот ничтожный король был на грани смерти, однако сейчас он лишь надавил рукой на голову противника, и тот упал. Послышался хруст ломающихся костей — это трещали раскрошенные коленные чашечки.

Фей облизал окровавленные углы губ и окружающие содрогнулись, потому что он был похож на кровожадного демона из преисподней.

«Сейчас моя очередь спросить вас – вы, засранцы, все еще задираете нос?»

Меч, переливавшийся голубым и зеленым, нависал над шеей наемника в белом, Сун Фей хищно скалился.

Вся храбрость исчезла моментально.

Наемник дрожал всем телом. Он убил бессчетное число людей, он приходил как вестник смерти, но сейчас смерть сама протягивала к нему свои руки, и он в ужасе пищал как девчонка: «Аа.а..аа., не надо… умоляю тебя… пощади, умоляю…»

Не успел он и договорить, как зеленый меч отрезал ему голову. Холодное лезвие рассекло мышцы, кости, кровеносные сосуды, прервав его попытки бороться и умолять сохранить ему жизнь. Но демон перед ним не собирался дать ему и шанса, и он ему казалось, что лезвие двигалось так медленно, что он мог ощутить процесс его движения сквозь шею и брызги крови из раны…

Он увидел белое тело, падающее, словно мешок с тряпьем, заливающее красным глинистую землю.

Это был он сам.

Толпа остолбенела.

Несмотря на то что они сегодня видели бесчисленные смерти соратников и врагов, это медленное и хладнокровное убийство, проделанное так, словно Фей отрезал голову курице, под чистым небом в лучах солнца – эта картина потрясла каждого.

Каждый глубоко почувствовал его гнев, гнев затмевавший солнце.

Даже хладнокровные принцесса и Пэрис невольно задались вопросом: «Не я ли невольно пробудила в нем это зло?»

Даже вороны, слетевшиеся на запах крови, кружили над горой и испуганно кричали, не решаясь сесть.

Кроме их карканья и дыхания собравшихся ничего не нарушало нависшую тишину.

«Ах, ну вот и еще один, мне немного веселее».

Сун Фей снова вытер меч о подошву, обнажил белые зубы, довольно почесал свой подбородок. Обрубок руки все еще торчал из его живота, качаясь, когда он двигался, и все не могли оторвать от него глаз.

Фей нахмурился и выдернул обрубок из живота. Острые когти были пропитаны кровью, с них свисали клочья мяса и даже обломки костей, так что многим показалось, что сейчас он немедленно мучительно умрет, но никто не увидел выражения страдания на его лице.

Это движение заставило очнуться нескольких людей.

«Аа.аа.аа! Дьявол!…Это дьявол!…»

Один из телохранителей за спиной Пэрис просто-таки обезумел от страха, плача и крича он бросился прочь, но не пробежал он и пяти шагов как неожиданно —

Кррраакххк!

Яркая вспышка ударила из земли и заряд поразил бегущего человека, мгновенно превратив его в черный уголь.

«Святые небеса, это же электрические магические ловушки!», — кто-то закричал в ужасе.

Фей довольно ощерился: «Ва-ха-ха-ха, верно, это магические ловушки, неужели вы думали, что все, на что я способен – это притворяться? Да вся гора набита теперь моими ловушками, начнете бродить – рискуете превратиться в гору угольков, ва-ха-ха-ха!».

Оставить комментарий