Глава 149. Укрощение стаи зверей красного пламени.

Опция "Закладки" ()

Толпа военнопленных под строгим присмотром надзирателей вступала в город, оставленные на поле боя доспехи и оружие были собраны, рассортированы и погружены по шести повозкам с молодыми скакунами. Даже поврежденные доспехи и обломанные мечи не стали исключением, городовые Чамбор при всей своей титулованности ничуть не гнушались этой работой, они перерыли и исследовали каждый сантиметр равнины перед городом, и вскоре на этом месте не осталось даже худого наконечника стрелы.

В этот раз Королевство Чамбор неплохо поживилось.

Помимо более пятидесяти полных драгоценных комплектов доспехов и тяжелой амуниции кавалеристов также были собраны более ста абсолютно целых щитов, более двухсот копьев, более трехсот больших мечей из чистой стали и более восьмидесяти комплектов кольчуг тончайшей работы. По крайней мере, всей этой экипировки с лихвой хватит на оснащение армии Королевства Чамбор. Оставшуюся же часть, в частности, поврежденные доспехи и оружие, можно собрать на металлолом и привезти кузнецу, что находится на заднем склоне горы. Отремонтировав или повторно переплавив, можно было вновь изготовить множество различного оборудования и инвентаря, во всяком случае, это бы здорово помогло устранить нехватку железных изделий в Королевстве Чамбор.

Воины все еще суетились, делая свою работу, Сун Фей верхом на большом черном псе смеясь и шутя с взволнованной детворой поскакал в город.

Перед городскими воротами уже выстроилась целая шеренга из городских жителей, приветствующих победителей. Молодые девушки бросали свежие цветы на дорогу, по которой шли воины, в старинных городских стенах отражалось эхом, словно волны одна за другой «Да здравствует Король Александр!». Молодые парни рядом с СунФеем взволнованно выпятили грудь и воспрянули духом, ведь победа Чамбор в этом сражении, свидетелями которой они стали, стоила того, чтобы хранить ее в сердцах и гордиться.

Большой черный пес по прозвищу «Черный вихрь» был также доволен как те молодые парни.

Эту домашнюю скотину ну просто боготворили, пес, безусловно, стал любимцем всего народа, прищурив глаза, открыв рот и высунув язык, он казался себе чуть ли не таким прекрасным героем, как Дрогба. Со своими людьми этот пес мог быть чертовски милым, кокетливым и дружелюбным, и в нем, казалось, уже не было ни капли от того свирепого, злого зверя, яростно расправившегося с противником. К тому времени жители Чамбор уже хорошо познакомились с этим огромным, немного странным псом. Так как он был неразлучен с Королем Александром, к тому же в ходе последних сражений прекрасно проявил свои чудесные силы и боеспособность, очень многие полюбили его и стали называть «священным псом».

В толпе приветствующих Сун Фей заметил запыхавшуюся невесту Анджелу и белокурую маленькую Лолиту. Они следовали за монахиней Анкарой в глухие места задних склонов гор, чтобы изучать лекарства и лекарские травы, и хотя на середине пути с ними произошел несчастный случай, ухудшивший здоровье Елены, впоследствии, так как Сун Фей появился вовремя, они поторопились в город. Но некоторое время они все же посвятили обучению вместе с остальными девушками из «школы искусств» Чамбор. Когда монахине пришлось возвращаться в темный мир, они продолжили свой путь, спускаясь с гор, и только когда достигли окрестностей города, узнали новости о том, что девять королей объединились и тайно напали на королевство. Девушки помчались к городским стенам, и узнали, что сражение уже закончилось, Чамбор одержал абсолютную победу, только тогда они успокоились.

Сун Фей с хохотом спрыгнул со спины большого черного пса, не обращая внимание на толпу, усадил прекрасную невесту на спину Черного вихря, при закате яркого солнца застенчивая Анжела походила на прелестную фею. Под доброжелательные приветствия и смех подданных Сун Фей одной рукой держал маленькую ручку придворной дамы, другой- обнимал Анжелу, они неспешно направились к королевскому дворцу, закат оставил прекрасные тени, постепенно исчезающие вдали.

Когда они проезжали школу искусств Чамбор, Сун Фей отпустил молодых парней, которые все это время следовали за ним. Конечно же, он оставил им домашнее задние: парням необходимо было явиться в школу, взять там пергамент из бараньей шкуры и гусиное перо, затем каждый из них на следующий день должен был принести сочинение о своих достижениях и наблюдениях на поле боя. Сун Фею так и не терпелось дождаться, когда же на второй день занятий эти молодцы подрастут и станут взрослыми, тогда их таланты можно использовать во благо службы королевства Чамбор. В настоящий момент королевство как никогда нуждалось в человеческих ресурсах.

Дорога ко дворцу была веселой и полной смеха, Сун Фей по пути прикидывал все свои потери и приобретения, аккуратно записывая все на лист из овчиной шкуры. Это была его давняя привычка, все свои ежедневные открытия и думы он тщательно записывал. Ежеминутно и ежесекундно он думал о том, как увеличить свою мощь, и только в темном мире эти золотые пальцы были бессильны.

Опять какие-то хлопоты. Поужинать ему удалось только тогда, когда солнце уже далеко скрылось за западными горами.

Ужин был роскошный. За это время мудрая Анжела уже поняла, что Сун Фею вовсе не нравится дворцовая еда, она даже провела расследование, чтобы узнать, что любит Сун Фей, что он не любит. А еще ранее Сун Фей нечаянно обмолвился о рецептах некоторых закусок, которые готовили в прежнем мире. Поэтому за этот стол полностью отвечали Анжела и придворная дама, Сун Фей наелся вдоволь и был очень доволен.

«Александр, с Еленой все в порядке?» — спросила Анжела как раз за ужином.

Сун Фей вздрогнул, в голове всплыла картина того сумасшествия в зеленой комнате, он было подумал, что у Анжелы сработала интуиция, робко взглянул на нее, однако увидев встревоженные и чистые глаза невесты тотчас понял, что надумал лишнего и ему стало совестно, он весело ответил: «Давно уже все в порядке, у Елены возникли небольшие проблемы в процессе изучения колдовского дела, колдовская сила немного взяла над ней верх, к счастью, это быстро заметили и постепенно исправили ситуацию, сейчас уже все хорошо».

Анжела легонько накручивала прядь волос, соскользнувшую к уху, в ее больших чистых глазах засияла радость, она легонько хлопнула себя по груди: «Святейший Бог Войны все видит! Это замечательно! Меня действительно напугал тогда кровавый вид Елены!Мы все очень переживали за нее!»

 

Сун Фей засмеялся, проглотив кусок еды.

Конечно, рано или поздно нужно рассказать Анжеле о том, что произошло между ним и Еленой, Сун Фей и не пытался скрыть это, так это было бы несправедливо по отношению к обеим девушкам.

Все верно, ему нравилась Анжела, ему нравились ее чистота и доброта, но как-то незаметно ему стала нравиться и Елена, ему нравилось чувствовать поддержку этого прекрасного наемного воина в сражениях, на границе между жизнью и смертью. В прошлой жизни Сун Фей был ботаником, который совсем не мог сопротивляться женщинам, он уже долгое время встречался с двумя, по сравнению с ним, можно сказать, богинями, за это время у него появились к ним чувства, которые он был не в силах контролировать. Когда он заключал брачный договор с Анжелой, то был уверен, что единожды и на всю жизнь. Но кто же знал, что с ним произойдет такое, ему казалось, что какой-то мистический голос из темного мира специально подстроил такую ситуацию.

Сегодня не было подходящего случая, Сун Фей решил повременить немного, дождаться более удачной возможности, чтобы рассказать Анжеле об этом.

Поужинав, Сун Фей однако не отправился спать, он вдруг вспомнил что-то и вместе с Анжелой пошел в царскую конюшню.

Сегодня захваченные в плен кони и более шестидесяти огненных зверей, уже доставлены в конюшню. В этой глухой и тихой обычно конюшне вдруг стало оживленно, слуг при дворце было не много, чуть больше десятка, поэтому они всегда были очень заняты. Сун Фей взял с собой Анжелу, которая очень любила животных, и пошел в конюшню, чтобы немного утешить этих запуганных лошадей и зверей красного пламени, ну и чтобы немного успокоиться самим.

«Осторожнее, они еще не привыкли к новой среде, характер их может быть непредсказуем и вздорен, они могут напасть на человека» — наказал Сун Фей и попросил слуг тщательно следить за Анжелой, а сам прошествовал в тот угол конюшни, где располагались звери красного пламени. Он начал внимательно рассматривать этих потомков священных единорогов и лошадей.

Размеры огненных животных почти не отличались от размеров обычного скакуна, однако те были намного мощнее, на теле был плотный чешуйчатый панцирь, плотно покрывающий кожу, чешуя вокруг копыт была еще более плотной, а в моменты напряжения или гнева их глаза краснели. У них были острые зубы, животные были агрессивны и обладали прекрасным телом, превосходя по грузоподъемности обычных скакунов в четыре раза и среди всех четвероногих лучше всех подходили для тяжелой кавалерии. Только вот таких волшебных животных было очень мало, и они были дикими, трудно подчинялись человеку, но обладали чрезвычайной силой. Будучи пойманными человеком, эти животные отказывались от еды и умирали. Государству Чишуй невероятно повезло заполучить нескольких детенышей, и только спустя несколько поколений им удалось достичь некоторых результатов в приручении этих животных. Звери перед глазами Сун Фея сохранили свои способности невероятной выносливости и скорости, но характер их был немного мягче, только поэтому они могли слушаться воинов конницы.

Однако сейчас глаза этих животных были глубоко красного цвета, что указывало на крайнюю степень волнения и испуга: ведь произошла резкая смена среды, прежних хозяев не видно, по приказу Сун Фея их в одно мгновение загнали в это тесное место, поэтому, очевидно, что сейчас они не подпустили бы к себе человека.

Сун Фей попытался было приблизиться несколько раз, но отпрянул назад, отпугнутый попытками зверей брыкаться и кусаться.

А если применить грубую силу, то, боюсь, результат будет еще хуже.

Сун фей поразмыслил и перешел в режим «друид». В тот момент «друид» уже доходил до 21 уровня, углубилось понимание между сердцами животного и человека. В то мгновение, как сунн Фей поменял режим, внезапно отрицательные волны тревоги, ужаса и беспокойства животных передались ему, он очень ясно ощутил все то волнение, что они испытывали. Сун Фей начал безмолвно всхлипывать, борясь сам с собой, словно беспомощный ребенок.

Сун Фей пытался силой своего духа приблизить зверей, насколько возможно передать им чувство дружелюбия, родства и устранить их защитные барьеры, затем стал шаг за шагом приближаться …

«Ваше Высочество, эта стая очень свирепа, будьте осторожнее, не приближайтесь к ним…»

Слуги, которые были рядом, попытались остановить его, и не успели закончить свою речь, как остолбенели в замешательстве. Только что свирепые и агрессивные звери, не подпускающие никого, вдруг никак не отреагировали на Сун Фея, и даже напротив, сами потянулись к нему, стали тереться головами о тело Сун Фея, словно обиженные дети ластятся к матери. Слуги протерли свои глаза, они просто не могли поверить собственным глазам – это было невероятно. Нужно знать, сколько сил и способов они потратили до этого, чтобы хоть на полшага приблизиться к этим зверушкам, однако все безуспешно, да еще и чуть по лицу не получили из-за брыкания рассвирепевших зверей.

Оставить комментарий