Глава 165. Темной ночью мастера отправились убивать.

Опция "Закладки" ()

Громкие, призывавшие к убийству крики пробудили девушек от сладкого сна, Анжела сразу же вскочила; первым делом она увидела высокого, державшего в поднятой руке меч Сун Фэя, и на сердце сразу же значительно полегчало, она спросила: «Александр, что случилось?»

«Выйдем, тогда узнаем!» — Сун Фей закутал прекрасное тело Анжелы в свой темно-красный плащ – «Пойдем вместе, пусть воины увидят, что правитель и королева стоят рядом с ними».

В это время златовласая Лолита Эмма тоже поднялась в полусне.

Втроем они вышли из палатки.

Стражи Чамборда среагировали очень быстро, к этому времени они покинули военные колонны; сомкнулись выступы пятидесяти черных щитов, образовалась способная передвигаться стена, которая окружила палатку правителя, защищая его от возможных нападений стрелков. Некоторые солдаты успели надеть только штаны, и их вздымающиеся на холоде мышцы выглядели еще более крепкими.

Священные стрелки оказались еще более проворными, как видно, пятьдесят человек спали в кимоно и не снимали брони. В это время они были уже полностью экипированы и под командованием Дрогбы и Пирса и начальника тюрьмы Олега всем составом оседлали пламенных зверей, взяв в руки огромные топоры. Их тела были наклонены вперед, пламенные звери под ними рыли землю под ногами, как разъяренные быки, Сун Фею было достаточно приказать, чтобы они, подобно урагану, стремительно вырвались наружу.

Предводители священных стрелков Петро Чех и Фрэнк Лэмпард уже забрались на огромное дерево вблизи лагеря; их подобные водопаду длинные волосы, героический вид, горделивая осанка давали всем чувство безопасности; темно-красные плащи за их спинами хлопали на ветру; как два свирепых тигра наблюдали они за происходящим вокруг.

Большой черный пес утробно урчал, блеск его огромных глаз внушал людям ужас.

Вокруг палатки принцессы Танаши, находившейся неподалеку от палатки правителя, уже было полно телохранителей, командир всадников Роман Павлюченко и женщина-мечник Сюзан с повышенной бдительностью охраняли вход в палатку.

Тем временем крики становились все ближе.

Множество факелов мерцали, как звезды ночью, очевидно, приближалось большое войско.

Что удивительно, это войско внезапно остановилось примерно в шестистах – семистах метрах от лагеря. При неясном свете факелов можно было увидеть, что это были всадники Чернокаменска, примерно триста-четыреста человек, их копья торчали, как деревья в лесу, доспехи сверкали, боевые кони фыркали. Всадники стучали по доспехам и щитам, громко кричали, но не продвигались дальше.

«Приготовиться!»

Чех отдал приказ, и по лагерю Чамборда пронеслось лязганье металла: доставались из ножен мечи, поднимались острые топоры, выставлялись копья; клинки сверкали, душа и тело священных стрелков и хранителей были подобны натянутой тетиве лука. Они лишь ожидали приказа, чтобы ринуться на врага перед ними и растерзать его в клочья.

Этот шум заставил крики напротив прекратиться.

Но…

«Ха-ха-ха-ха…. Разойдись!»

Никто не ожидал, что в этот момент силач – вождь всадников Чернокаменска внезапно засмеется, взмахнет рукой, и триста-четыреста всадников под громкий хохот развернуться, пришпорив коней. Они быстро исчезли в ночи, как будто и не собирались атаковать.

Ложная тревога?

Сун Фей нахмурился и поймал вопросительные взгляды Чеха и других людей; он слегка покачал головой, сделал жест рукой, веля солдатам вернуться к отдыху.

Но на этом все не закончилось.

Примерно через час, когда все только уснули, издалека опять донеслись крики, все снова проснулись. Это опять были всадники Чернокаменска, как и в прошлый раз, они приблизились к лагерю на шестьсот – семьсот метров и сразу же остановились после пересечения предупредительной границы в виде кровавой стрелы с белым оперением, они покричали, потом, смеясь, развернулись и ускакали прочь.

За целую ночь такая ситуация повторилась по меньшей мере 10 раз.

Когда рассвело, всадники Чернокаменска наконец исчезли и больше не возвращались. Но Сун Фею было очевидно, что не успевшие выспаться за ночь солдаты устали, их лица были явно измождены. Петро Чех уже дал распоряжение священным стрелкам собирать вещи и готовиться выступать. В то же время большое количество разведчиков разошлось во все стороны, наблюдая за малейшим изменением обстановки в радиусе пяти-шести километров.

Отряд снова отправился в путь; сидящий на черной собаке Сун Фей потрогал подбородок, как будто о чем-то задумался.

По пути они не встречали больших отрядов воинов Чернокаменска, но десяток с лишним разведчиков постоянно следовал за ними по пятам и внимательно наблюдал каждый шаг отряда Чамборда. Взрывные по своей натуре Дрогба и Пирс сгорали от нетерпения, как будто их подгоняли палками, много раз они доставали топоры для расправы, но Чех останавливал их. Было очевидно, что от всадников Чернокаменска не стоит ждать ничего хорошего, но они все-таки находились в границах чужого государства, противник мог быть там, где ему хотелось. Если убить его на глазах у всех, то не удалось бы соблюсти «вежливость», в походе в столицу могли произойти какие-то изменения. Кроме того, его Величество правитель Александр ничего не говорил, по-видимому, у него были свои идеи, и Чех не хотел, чтобы эти мужланы разрушили планы государя!

Чернокаменск был страной четвертого ранга, его территория была значительно больше Чамборда и Райса, хотя отряд шел весь день, он все еще не покинул границ этого государства.

Но уже на закате они, наконец, вышли в степь.

Увидев вдалеке бесконечные цепи гор и густые горные леса, воины отряда не смогли сдержать крики радости, кто-то даже запел во весь голос. От постоянного рассматривания бесконечной золотистой степи глаза воинов Чамборда, очень давно не выступавших в походы, сильно болели; вид горных хребтов заставил их почувствовать, что они вернулись в родные края, дал ощущение родственности, теплоты.

Эти горы назывались Хребтом Палящего солнца, они начинались в Чернокаменске, пересекали территории нескольких подчиненных государств и тянулись до окрестностей столица империи Зенит. Хотя горы были далеко не такими величественными, как бесконечные горы Уединения за Чамборда, они были богаты рудами, особенно железом – по запасам этого полезного ископаемого они были на первом месте среди горных массивов империи Зенит. Это было одной из причин того, что Чернокаменск мог в любой момент применять военную силу, у них был капитал и ресурсы, если сравнивать, то Чамбордув этом отношении приходилось гораздо хуже, если бы они не одержали две блистательные победы подряд, то даже получение брони и оружия было бы для Чамборда проблемой.

На Хребте Палящего солнца повсюду были крупные и мелкие шахты и разработки, можно сказать, важные стратегические объекты крупных государств, поэтому Чернокаменск на походе к хребту построил небольшую крепость, многочисленные заставы; охрана была очень строгой. Когда войско Чамборда подошло к предгорьям хребта, количество всадников Чернокаменска начало заметно увеличиваться, но они лишь мелькали вдалеке и пропадали, ни разу не приблизившись больше чем на тысячу метров.

Но для того чтобы вовремя прибыть в столицу империи Санкт-Петербург на большие военные учения, необходимо было пересечь хребет.

Однако кажущаяся такой близкой цель была, на самом деле, очень далека, только когда стемнело, отряд добрался до подножия горы.

Было уже поздно; взглянув на неприступную крепость Чернокаменска вдалеке, Сун Фей как будто задумался о чем-то; он приказал Чеху собрать разведчиков, разбить лагерь у подножия горы, как раз напротив освещенного форта вдалеке.

После полуночи всадники Чернокаменска действительно появились снова.

Как и раньше, они подошли к отряду Чамборда не ближе чем на пятьсот метров, начали безумно хохотать и задираться, они с ожесточением стучали металлическим оружием об доспехи, всеми силами создавая ужасный шум, доставляя беспокойство обитателям лагеря Чамборда; увидев, как в затихшем лагере вдруг начали беспорядочно метаться тени, всадники Чернокаменска намеренно начали громко смеяться.

«Ну вот, через сорок минут опять придем!» — молодой высоченный глава отряда всадников снял шлем и, сев на коня, засмеялся: «Я на самом деле переживаю за этих несчастных крестьян из Чамборда, им даже вздремнуть не удается, боюсь, завтра у них не хватит сил даже взять в руки оружие…»

«Ха-ха, да, его Высочество Кондэ хорошо придумал!» — откликнулся кто-то рядом.

У молодого всадника был очень горделивый вид, губы растянулись в презрительной улыбке: «Естественно, король-отец у нас очень изобретательный, разве какой-то там дурак Александр может с ним сравниться? Пусть живет пока, когда все получится, мы обязательно захватим Чамборд и сделаем его проклятых обитателей рабами на темных шахтах Хребта Палящего Солнца, их потомки тоже на всю жизнь останутся рабами!»

«Разойтись! Сначала вернемся в Черную крепость и хорошенько отдохнем, через сорок минут придем опять и успокоим как следует этих бедных ребят!»

Молодой всадник взмахнул рукой, воины развернули коней и приготовились скакать в дальний форт крепости…

Но в это время…

 

«Раз уж ищите смерти, зачем уходить?»

Неизвестно откуда раздался холодный смех, всадники не успели хоть как-то отреагировать на это, как, будто из преисподней, появились два луча, зеленый и фиолетовый, смертоносный свет; он пронзил темное ночное небо, как метеорит. «Пых-пых-пых-пых» — брызнули четыре потока алой крови. В конце концов, эти четыре всадника не успели ничего сделать, их головы упали на землю, и остались только обезглавленные трупы.

«Атака врага!» — раздался пронзительный крик.

«Осторожнее, он справа…»

«Убейте, убейте мне его!!»

«И тени не видно, слишком быстро, назад-назад-назад, это специалист, специалист высокого уровня!»

Всадники быстро сбились в кучу, внезапно появившаяся тень была злым духом, косящим жизни, его скорость была немыслима, два потока света, зеленый и фиолетовый, мелькнули во мраке ночи, и сразу же кто-то погиб, как пшеница под серпом жнеца, без малейшей возможности побороться за свою жизнь; вся их борьба была совершенно бесполезна. Тень не пробыла и минуты, как более двухсот всадников превратились в беспорядочную толпу!

«Прекратить бардак, соберитесь в колонны!» — громко крикнул молодой командир всадников.

Но сейчас этот приказ не возымел никакого действия.

Когда всадники в панике смотрели направо, внезапно произошли новые перемены, на левом краю отряда в ночном небе внезапно мелькнула вспышка света; в следующую секунду звездный свет непостижимым образом превратился в пламя, вспыхнул ярчайший свет, от которого все моментально ослепли, он ударил, как электрический ток…

«Вспышка – удар – свет – быстро – бей!!

Внезапно раздалось низкое урчание, подобный свету ток ударил всех солдат в радиусе десяти метров, командир всадников, стоявший вдалеке, вытаращил глаза от удивления, он не мог поверить в то, что было перед его глазами. Он мог видеть лишь то, что в том месте, где бил этот яркий, мощный свет, как будто огромный невидимый кулак сразил каждого воина. Затем начала разрушаться прекрасная броня, треснули шлемы, на щитах внезапно появились отпечатки кулака, обломки оружия разлетались, как опилки, рты наполнились кровью; даже боевые кони фыркали кровью. «Пых – пых – пых» — в уши молодого командира всадников доносились приглушенные звуки, он с выпученными глазами смотрел на то, как страшный, бесплотный кулак проносится, подобно урагану; он понемногу остановился только в двадцати метрах!

Наконец, режущий глаза свет исчез.

Медленно появилась размытая тень, сзади нее был огромный черный меч, как будто на спине тащили высокую гору, на темно-красном плаще не было ни следа крови.

Пых-пых-пых!

Подул ночной ветер, и более двадцати воинов, покрытых загадочными синяками и давно потерявших жизненную силу, восседавших на истерзанных ранами и уже мертвых лошадях, наконец, потеряли баланс и один за другим бессильно попадали на землю.

Быстро!

Действительно, быстро!

Быстро настолько, что зрение обычного человека не в состоянии было этого уловить.

Холод охватил молодого командира всадников; он обладал немалой силой, его второй звездный уровень воинственности средней ступени считался среди принцев Чернокаменска выдающимся. Но, опираясь на свою силу, он не смог понять, как наносит удары это огромный человек с черным мечом за спиной… Насколько же быстро он работал кулаками?

Это означало, что даже если он сам вступит в бой, то совершенно не справится с таким противником.

«Кто вы? Знаете ли вы, что мы – ураганные стрелки Чернокаменска? Вы смеете провоцировать Чернокаменск, жизнь, что ли, не дорога?» — сердце командира всадников упало, он яростно выкрикнул клич Чернокаменска, как будто это могло придать ему храбрости.

«Хе-хе, убили самый сброд Чернокаменска!»

«Эй, такой ли уже замечательный этот задрипанный Чернокаменск?»

Молодец с огромным черным мечом за спиной не обратил внимания на молодого командира всадников. Но неподалеку раздалось два подобных раскату грома крика, как будто в ответ. В следующую секунду раздались отчаянные крики всадников; можно было увидеть лишь двух рвущихся навстречу наполовину обнаженных, с мышцами, вздымающимися, как небольшая гора, молодцев с огромными двухметровыми топорами и квадратным щитом в человеческий рост в руках. Эти два богатыря походили на драконов в человеческом обличье, их сила превосходила воображение; с грохотом они рванули вперед, все попавшиеся им на пути всадники, кони разлетались, как пугала под действием смерча.

«Оказывается, это они…»

Зрачки командира всадников сузились, он, наконец, понял статус врага; эти двое, на удивление, оказались золотыми всадниками его Величества правителя Чамборда, о которых говорилось в донесениях разведки, — золотой всадник Телец и золотой всадник Овен.

Эти два легендарных героя обладали недюжинной силой, использовали жестокие приемы; им нравилось разбивать кулаком лоб противника или с помощью прославленного оружия рубить его на куски. Кроме того, поговаривали, что у каждого из них были свои секретные техники: золотой всадник Бык мог головой разбить гору, ладонь всадника Овна была подобна волшебному оружию. В донесениях подчеркивалось, что оба этих героя представляют собой опасность, кто бы мог подумать, что сегодня они появятся перед ним.

Видя, как эти двое, подобно диким зверям, достигли своей цели и примчались сюда, командир всадников, наконец, понял, что разведданные были достоверными. Его королевская гордость и презрение моментально исчезли, он осознал, что не может быть достойным противником этим двоим; он поспешно развернул коня и собрался бежать…

Но эти звероподобные молодцы, очевидно, узнали и догнали его.

«Ты посмел нарушить мой сон, умри же!» — крикнул Пол Пирс.

«Я очень зол, берегись!» — злобно засмеялся Дидье Дрогба.

Эти два богатыря были как курсирующие по морю бешеные акулы, от них исходил дух жестокости; с безумным смехом они разогнали толпу и моментально оказались перед командиром всадников. От двух огромных топоров дул сильный ветер, как будто клинок двигался по его лицу; он успел лишь достать висевший на поясе широкий меч, как тотчас же был атакован топором. Даже с безумным свертком, полным пламени воинственности, он смог продержаться меньше секунды, его широкий меч разлетелся по всему небу стальными осколками, и несчастный молодой командир не успел издать даже стон, как топор сверху разрубил его пополам, а топор снизу искромсал его боевого коня в кашу!

От сильного удара половина тела молодого командира взлетела высоко в небо, искра жизни еще оставалась в его изувеченном теле; он широко раскрыл рот, но не смог издать и звука, в его полных ужаса глазах застыла сцена его гибели…

С другой стороны прорвался огромный толстяк со шрамом на лбу, всадники Чернокаменска везде, где он проходил, превращались в кровавую кашу, никто не мог так владеть топором, как этот толстяк. Стоило ему сделать шаг вперед, как жир на его теле сотрясался, однако двигался он весьма быстро.

Так же появился и двухметровые тощий богатырь, одетый в легкую броню и темно-красный плащ, острый меч в его руках излучал свет, перед которым меркли звезды; он продвигался сквозь строй всадников Чернокаменска, как опытный танцор на дискотеке, элегантно и очаровывающе. Он то исчезал, то появлялся вновь, везде, где он побывал, воцарялась смерть.

Эти мастера появились из воздуха, подобно тигру, проникнувшему в стадо овец, они принесли смерть всадникам Чернокаменска.

Когда половина тела командира всадников упала на землю, последнее, что он смог увидеть, это как единственный оставшийся всадник под действием потоков зеленого и фиолетового света вместе с конем беззвучно распался на шесть частей… Двести всадников Чернокаменска в мгновение ока оказались поверженными.

Вплоть до смерти молодой командир всадников не мог сомкнуть глаз.

Он узнал лица нападавших, все они были помощниками его Величества правителя Чамборда, правитель сам принял участие в атаке.

Правитель Чамборда… Он посмел напасть на всадников Чернокаменска на их территории?

Оставить комментарий