Глава 188. Враждебный юноша в доспехах.

Опция "Закладки" ()

«Мысли великих умов совпадают, Гарри, я тоже подумал об этом. Эти скользкие вонючие крысы не решаются сразиться лицом к лицу, зная, что они нам не соперники, вот и пользуются такими способами…» Сун Фей внезапно вспомнил принца Айка и его отряд у столицы Чернокаменска, которые постоянно донимали их лагерь.

«Но ведь они знают, что не смогут убить тебя таким образом, зачем же так делать?»

Реднапп искренне полагал, что все эти атаки были направлены на короля Чамборда и ему не приходило в голову, что он мог притягивать несчастья. Как у любого торговца, у него буквально в костях и крови был заложен принцип: «Нельзя получить награду, не заплатив за нее, лишь инвестиции определяют размер будущего вознаграждения». Все это время он внимательно наблюдал и был поражен силой Сун Фея по сравнению с наемниками войска Кровавого меча, его телохранитель Фернандо Торрес и здоровяк Олег стоили его, так что Реднапп предпочел пережидать неприятности в тени войска Чамборда чем отделиться от них и двигаться самостоятельно.

Сплошная выгода, ведь торговцы могли помериться отвагой с самыми буйными наемниками.

«Кто знает? Может, тянут время, готовя что-то, а может, хотят чтобы мы выбились из сил…» — равнодушно ответил Сун Фей, — «В результате мы точно можем сказать, что у этих парней недобрые намерения, и скоро мы узнаем причину… Гарри, меня внезапно посетило предчувствие, что впереди нас кто-то ждет, может быть, ха-ха, скоро мы встретимся».

После лечения больных Сун Фей отдал приказ двигаться быстрее.

Он велел Анжеле пересесть в более хорошо защищенную палатку старшей принцессы, а чтобы избежать лишних потерь, звуками рога подозвал всех рыцарей-мудрецов, переключился в режим «друид», который был уже 32 уровня, призвал огромного белого волка и трех огромных воронов и отправил их на разведку.

Так как друиды могут пользоваться зрением своих животных как своим собственным, Сун Фей в данный момент был и спутником, и радаром армии, видя все вокруг в пределах десяти квадратных километров.

Хотя он был внешне хладнокровен, внутри у него уже созрел коварный план.

Камнепад ранил пятерых воинов-мудрецов и более десяти полицейских, некоторые увечья были серьезными, почти такими, как понесенные в битве под Чамбордом с черной армией, если бы не лекарства темного мира, ущерб был бы катастрофическим, да еще пять купцов Сороса пострадало. Кто знает, какая будет следующая подлая выходка, кто знает, каким способом воспользуются эти подлые крысы, а вдруг кто-то погибнет в бою?

Что за глупости, мои воины не могут умереть здесь.

Сун Фей принял твердое решение задать этим трусливым хитрюгам жару.

……

……

Закат пламенел кровью, обагряя степь.

Идиллически тихий пейзаж, словно картина.

Внезапно на желтых холмах медленно проступил долговязый силуэт.

Он дрожащей рукой снял с головы черный шлем, под которым оказалось худое лицо и полные слез глаза, вглядывавшиеся в стоящий между горной цепью и рекой замок. Человек не сдержался и расплакался, жадно вдыхая запах родной степи, упал на колени и начал жадно целовать землю под ногами.

«Чамборд, я наконец вернулся!»

Худосочный юноша поднял руки вверх, словно поднимая свою душу, и издал безумный крик.

И вслед за ним с тем же криком ринулись бежать с холмов люди в лохмотьях, в броне, не подходящей им по размеру, с оружием, прежде использовавшимся для убийства и служившее им дорожными посохами. Эти люди прошли долгий путь и совершенно вымотались, их поддерживала до сих пор только вера.

«Я вернулся… я правда вернулся!»

«Чамборд, родина моя, я наконец снова вижу тебя…»

«Святые угодники, это не сон?»

Эти люди и были Чамбордские рабы с рудников, сопровождаемые Фрэнком Лэмпардом, а также «генералами Хэн и Ха» Дрогбой и Пирсом, да еще парой десятков воинов-мудрецов, и они наконец вернулись домой.

В адских условиях жизни в Чернокаменске, когда каждый день был наполнен смертельным ужасом, когда каждый день ты мог увидеть, как твой товарищ умирает в шахте или погибает от ножа надсмотрщика, они не могли и мечтать о том, что когда-либо еще будут пить воду из реки Цзули или увидят родные стены Чамборда, и открывшийся сейчас им вид привел их в неистовство.

Внезапно люди вскрикнули от страха.

Бывший среди них старик, которому перевалило за пятьдесят, внезапно упал, когда ему помогли встать, он уже не дышал.

 

«Папаша Дик умер… Его силы давно уже иссякли, все, что поддерживало его, это надежда вновь увидеть Чамборд…» — кто-то заплакал: «Сейчас его мечта сбылась, и он ушел в иной мир, но мы можем похоронить его в родной земле…».

Все чувствовали и печаль, и радость одновременно, словно во сне.

Лэмпард, Пирс и Дрогба торопили людей, но все расчувствовались от этого происшествия. Птицы возвращаются на родину, а лиса умирает головой к кургану, так и старый Дик не выдержал переполнивших его сердце при виде родины чувств, до этого сама смерть отступала перед ним.

Лэмпард помчался к городу с известием о возвращении.

В этот момент его догнал еще один всадник и что-то негромко ему сказал, от чего Лэмпард переменился в лице и посмотрел на толпу радующихся людей, и спросил: «Насколько далеко?»

«Мы уже вошли в границы Чамборда, остался еще час езды на быстрой лошади».

«Чертовы разбойники, осмелились средь бела дня вторгнуться в наш Чамборд, совсем бога не боятся. У нас мало времени, Павел, пусть прибавят ходу, максимально сохраняя порядок постараются попасть в город, а Дидье пусть скачет вперед и предупредит Брука и Беста о нападении, пусть готовятся к обороне, мы с тобой будем прикрывать тыл».

Лэмпард мгновенно принял самое верное решение.

……

……

Район государства-вассала четвертого ранга Тадеке, Грозовой перевал, окружённый естественными препятствиями рельефа.

Узкая полоска, ограниченная горами с обеих сторон, гладкими крутыми утесами, на которых не проросло ни семечка.

Несколько людей в темных балахонах суетились на вершине скалы, что-то готовя, поодаль стоял еще один, который вглядывался на уходящую вдаль горную дорогу и торопил остальных: «Быстрее, быстрее, они скоро будут здесь…»

Вдали появился отряд, двигавшийся быстрым маршем.

Внезапно с неба донеслось пронзительное карканье и пронеслись тени, несколько людей в балахонах успели лишь поднять головы и увидеть черноту, а затем почувствовать ужасную боль. С неба кровожадно спикировали три огромных черных ворона и впились в глаза несчастных, выковыривая их острыми клювами.

«АаааАааааа…. Нет! Спасите!»

Ослепленные, они шатаясь бросились бежать вслепую, крича от боли, и наконец полетели вниз с отвесных скал.

В этом хаосе неизвестно откуда материализовался огромный белый волк, чья сила давно уже превзошла силу ураганных волков, монстров третьего уровня. Он набросился на оставшихся на скале четверых, так что вскоре от них остались только кости, обрывки одежды и кровавые пятна.

Через десять минут армия Чамборда и караван Сороса вошли в ущелье.

«О, здесь снова трупы…», — удивленно закричал Олег.

«Успели.» Сун Фей жалел, что не видел расправы лично.

Реднапп, стоявший рядом, внимательно рассмотрел тела, и обнаружил, что несмотря на то, что очевидно погибли они в результате падения со скал, у них также были вынуты глазные яблоки, словно они подверглись нападению какого-то дикого зверя, что наводило на размышления. После вчерашнего инцидента с камнепадом, который ранил нескольких людей, правитель Чамборда не предпринял никаких мер, даже напротив, приказал убрать разведчиков и двигаться быстрее, но тем не менее, с тех пор отряд продвигался беспрепятственно, не встретив пока на пути никаких опасностей и нападений, успешно войдя в границы Тадеке.

Кроме четырех-пяти мертвецов в черных балахонах, ничего необычного не произошло.

«Словно король Чамборда что-то сотворил потихоньку, чтобы избавиться от этих убийц… Неужели у него есть еще какие-то скрытые силы?» — мысленно удивился Реднапп.

Через два с лишним часа отряд подошел к границе Грозового перевала.

На границе ущелья высились друг напротив друга два огромных пика высотой более сотни метров, словно огромные статуи двух воинов. Это место было своего рода достопримечательностью, прозванное «Двумя Башнями», и армия должна была миновать его, благополучно вступив в границы империи Зенит.

Однако, когда армия приблизилась к Двум Башням на расстояние пятьсот метров, Сун Фей увидел впереди отряд из примерно ста рыцарей в золотых шлемах, преградивший им дорогу и не планировавший ее уступать. Впереди стоял юноша, державший в руках свой золотой шлем, так что его золотые волосы развевались на ветру. Он сидел верхом на великолепном животном и распространял слабый аромат опасности, а его взгляд был полон враждебности.

Оставить комментарий